,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Отжыг недели. Судьба Тимошенко: сами предложат и сами все дадут
+9
Отжыг недели. Судьба Тимошенко: сами предложат и сами все дадут
Писать о затянувшемся спектакле, который кто-то считает античной трагедией, а кто-то малоталантливым водевилем – скучно и надоело. Но и не писать нельзя - ведь именно тема освобождения заключенной и одновременно подсудимой Юлии Тимошенко из заточения стала доминирующей в украинском политическом и информационном дискурсе.

Чем ближе день подписания Соглашения об Ассоциации, чем ближе эта эпическая дата, тем громче звучит императивное требование от ничего не требующего от нас Евросоюза™. Даже пресловутый закон об особых правах ЛГБТ ушел в тень, хотя периодически разнообразные послы и грозят нам игриво пальчиком – не прекратите гнобить и утыскать геев - не будет вам и ассоциации.

Однако тема Юлии Тимошенко все равно безраздельно царствовала, заполняя собой все информационные программы и ток-шоу разной степени значимости. В пятницу мы узнали духоподъемную весть о мужественном решении Юлии Владимировны, которая согласилась поехать на лечение в Германию. Якобы, ее лучшие друзья Кокс и Квасневский передали ей такое предложение от некоего инкогнито. Ни в одном информационном тексте об этом эпохальном событии мне так и не удалось обнаружить следы предложившего. Нигде не названо имя этого милосердца, который отчего-то передал свое предложение через пару молодцев, челночно посещающих Тимошенко в ее заточении с разнообразными надобностями.

То есть, как нам всем известно, сегодня нет ни одного правового основания разрешить такой выезд украинского заключенного на лечение за границу, но предложение, тем не менее, уже сделано и даже героически принято. Заметьте, не Юлия Владимировна попросила об этом Пенитенциарную службу, а некто всемогущий сам предложил и сам все даст. Правда, посредством Кокса. «Никогда ничего не просите... у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут», - сказал Сатана Воланд Маргарите…

И вот теперь, когда высочайшее соизволение получено, можно озаботиться и механизмом исполнения. Не говорите, что это невозможно и немыслимо. Если кураторы из ЕС потребуют обеспечить восход Солнца вручную, то и это нам будет по плечу, так сильно хочется соответствовать…

На последнем пятничном эфире Интера, на его ритуальном еженедельном толковище с участием «людей и профессуры», мы услышали много пафосных, предельно глупых, фантастических, завиральных прожектов, но так и не получили ответы на простые и очевидные вопросы, которые я попробую систематизировать в этом материале.

Итак, Инна Богословская, которую по экспертной оценке одного из украинских сайтов, решительно отстранили от эфиров и заменили более продвинутыми в деле евроинтеграции персонажами, в пятницу, ломая кордоны, прорвалась в студию Шустера. Ее устами власть (?) изложила наиболее реалистичный путь вызволения Тимошенко к вящей радости наших кураторов, который все равно не успокоятся, пока за ними не останется последнее слово и удовлетворение капризов.

Инна Германовна объявила, что не президент, у которого на то нет никаких правовых оснований, должен освободить Тимошенко, а парламент обязан взять на себя коллективную ответственность за это решение. Механизм предложен незатейливый – Верховная Рада должна принять закон, который позволит руководителям колоний ходатайствовать перед судом об отправлении на лечение заключенных. Чтобы, значит, не одна Юлия Владимировна могла воспользоваться новейшими достижениями мировой медицины, но и каждый зэк тоже имел бы такую возможность.

Спасибо ЕС, который, между прочим, милосердно не потребовал от украинской власти обеспечить Тимошенко оплачиваемый отпуск на Багамах, ведь тогда нашему парламенту нужно было бы принять закон, который позволил бы любому заключенному требовать того же и, главное, получать то же.

Но вернемся к лечению. «Парламент может сыграть роль, и сейчас обсуждается такая конструкция. Мы можем внести, … и польские коллеги прислали нам раздел в уголовно-процессуальном кодексе (Польши), который позволяет, в случае наличия необходимости в операции или в лечении. Суд, по ходатайству руководителя учреждения, в котором заключенный отбывает наказание, может приостановить исполнение наказания на весь период необходимый для лечения", - заявила Богословская.

Я внимательно переслушала и перечитала эту эмоциональную, но путаную речь, но не нашла в помощи польских коллег ни одного упоминания о том, что заключенный может на время лечения покинуть страну и искать счастья за рубежом.

Однако предположим, что наш малахольный парламент, в едином порыве круговой евронтеграционной поруки, примет требуемый закон. Что это будет означать на практике?

1. Выезд заключенного на лечение за рубеж потребует обеспечить ему круглосуточную охрану в избранной им больнице. Охрану, разумеется, вооруженную, такую же, как та, что охраняет заключенных в МЛС Украины, предотвращая, в том числе, и их побег. Интересно, какая страна мира согласится пустить в свои больницы иностранных вооруженных охранников, обеспечивающих режим лишения свободы для иностранных преступников? И ведь, заметьте, речь идет не о форс-мажорных обстоятельствах, а о плановом лечении украинского зэка.

2. Любое лечение имеет начало и конец. В странах победившего капитализма и страховой медицины продолжительность лечения строго ограничена соответствующими протоколами, в которых указываются стандарты обследования и терапии. В данном случае речь идет об остеохондрозе. Насколько мне известно, при такой патологии в стационаре, если уж он показан в особо сложных случаях, снимают болевой синдром и затем переводят больного на реабилитацию в домашних условиях с привлечением специально обученных реабилитологов, массажистов, физиотерапевтов. Пребывание в стационаре в западных клиниках жестко ограничено по времени даже в случае проведения сложных операций, не говоря уж о хронических заболеваниях, которые, как правильно, лечатся амбулаторно. Учитывая, что остеохондроз, в данном случае, сугубо политическое заболевание и политически лечится уже полтора года, и все методики, включая курс длительной реабилитации, давно применены, то требуется ответ на вопрос – как же дальше будут лечить Тимошенко?

Впрочем, ее состояние, очевидно, вполне удовлетворительное и сейчас, о чем глупо и неосмотрительно сообщил, например, Аваков, восторженно описывая, как Юлия Владимировна, сильная и энергичная, сидя провела с соратниками многочасовое совещание.

3. Однако, так или иначе, выздоровление наступит, потому что разбитую карету, как мы помним из прекрасного фильма «Формула любви», можно ремонтировать, если сильно постараться, и два года, но нужны колоссальные усилия и помощники. Так вот, означает ли замысел, что после выздоровления Тимошенко будет возвращена домой, но уже не в больницу, а в Качановскую колонию, адрес которой Юлия Владимировна упорно указывает под всеми своими письмами, хотя не была там уже полтора года? Возвращена, чтобы отбыть наказание, как сказано, кстати, и в упомянутой Богословской шпаргалке от поляков…

4. Предположим, что парламент примет этот беспрецедентно милосердный гуманный закон. Который, согласно принципу «закон один для всех», обязательно будет касаться каждого заключенного Украины. В МЛС отбывают наказание, кроме прочих, и весьма состоятельные люди. Их средства вполне позволяют им лечиться хоть в клинике Йельского университета. Вероятно, они тоже захотят лечить свои гастриты, тонзиллиты и грибки стопы, не говоря уже об остеохондрозах, которые сегодня есть у всех, за рубежом. Готова ли наша Пенитенциарная служба обеспечить бесперебойное исполнение их нового права?

Один политически активный человек так ответил мне на этот вопрос – у нас, мол, нет прецедентного права. Да как же нет? Вон, стоило во внеправовом порядке помиловать Луценко, как это моментально было внесено на скрижали и стало основанием для требования провести помилование для Тимошенко тем же манером.

Таким образом, стоит ожидать массовой подачи прошений небедных заключенных на выезд в заграничную командировку на лечение. А вот эта деталь – то, что вопрос будет решаться на уровне начальника колонии, непременно поставит эту должность на несколько уровней выше в рейтинге.

Хотя и сегодня это местечко не из последних по коррупционной привлекательности…

5. Список заболеваний, которые дают основание на подачу ходатайства – он же будет составлен? Если уж отправлять на лечение в Шарите с банальным, чтобы не сказать вульгарным, остеохондрозом, то список патологий, дающим право на выезд, представляется бесконечным, как медицинский справочник.

Вот как-то так представляется мне развитие темы. Обратите внимание, что эти вопросы вообще публично не обсуждаются и даже не затрагиваются, как будто достаточно принять предложенный закон, а остальное устаканится как-то само собой. Детали, в которых таится дьявол, традиционно никого не волнуют, ведь главное – ввязаться в драку…

Есть другой вариант освобождения (а ведь все понимают, что «лечение в Германии» - это просто эвфемизм, успокоительное для встревоженных политически любознательных граждан, которым это блюдо подают в адаптированном виде – как засахаренную лягушку, чтобы прямо не говорить об освобождении) – помилование.

Те же модераторы, те же учителя демократии и таинственных европейских ценностей™, Кокс и Квасневский, обратились уже к Президенту Януковичу с просьбой помиловать Тимошенко. Такой бюджетный компактный вариант – 2 в одном флаконе, лечение с последующим помилованием. Или одновременно. Или только одно помилование с последующим чудесным выздоровлением.

Вообще-то Евросоюз устами своих лучших представителей из клуба друзей Немыри требует выпустить Юлию Тимошенко на волю безо всяких там пристойных оснований. Просто - выпустить, ну, придумайте что-нибудь, раз вам уж так важно чем-то ездить по ушам избирателей. А в остальном – проблемы украинцев шерифа не… ну, не волнуют.

Помилование – худшее из возможного. Помилование означает безусловное признание вины и прощение на основании раскаяния. Юлия Владимировна не признает вину и не раскаивается. Более того, она делает ряд воинственных заявлений, продолжает бороться с режимом, с диктатором, с нависшей над страной угрозой тирании. Она не пишет заявления о помиловании, она требует полного, подчистую, освобождения. И, однако, хор требующих помилования звучит все громче, ибо – Луценко же помиловали без признания вины и личного заявления!

Да, так и было. Именно так закладываются мины под собственную правовую систему, под доверие избирателей, под набивший оскомину клич «Закон один для всех». Раз это позволено Луценко, который, выйдя на волю, моментально выздоровел и мгновенно включился в политическую борьбу, как бы комично она ни выглядела. Он абсолютно убежден, что был политически репрессированным и нисколько не смущен тем, что получил волю как подачку из рук врага.

И вот теперь новый поворот. Дать помилование преступнице, которая таковой себя не полагает. Ну, надо же соблюдать пределы каких-то рамок.

Я хочу, чтобы меня правильно поняли. Я сочувствую Тимошенко как любой женщине, которая оказалась в неволе. Я понимаю, как невероятно больно падать с такой высоты, какую она в своей жизни взяла. Даже перебирая залежи просроченной оксолинки, мефенаминки, десятки одноразовых масок и килограммы противогриппозных средств и погружая все это в мусорный мешок, я не испытываю уже раздражения, хотя все это стоило, конечно, денег и нервов, а главное – ощущения, что тебя держат за идиота. С Тимошенко, кстати, это чувство возникало регулярно – и когда по ее капризу разгоняли парламент, и когда судом запрещали критиковать деятельность ее Кабмина, и когда внезапно объявили досрочные выборы мэра Киева, тем самым заложив еще одну какашку, на которой сегодня упоенно топчется оппозиция, забыв, чья кучка… Да стоит ли перечислять? Каждый сам вспомнит.

Мне хотелось бы, чтобы Тимошенко вышла на волю, да. Но я не вижу ни одного правого механизма, ни одной технологии, ни одного законного основания, на котором можно было бы это сделать – даже если парламент примет предложенный закон. Я испытываю неприятное чувство, что мною грубо манипулируют, что прямо перед моими глазами фокусник передергивает карты, даже не пытаясь делать это искусно, что наши кураторы не уважают нас настолько, что не пытаются даже засахарить лягушку – и так, мол, сжуете. Мне стыдно за наш политикум, который на глазах у собственных граждан покорно принимает позу статус омега-самки для нашей страны.

Ведь подобные трюки невозможно потом заставить забыть, вычеркнуть из истории. Невозможно внушить миллионам, что их не обманули, а их страну не унизили. Это будут помнить, мифологизировать и окукливать. Эти грабли навсегда заняли свой угол…

Нюра Н. Берг

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх