,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Забор выше неба
+5
Забор выше небаИмя создателя первого забора так же неизвестно истории, как и то, кто изобрел колесо...

Ясно только, что по характеру это были совершенно противоположные люди. Изобретатель колеса хотел куда-то ехать. Первооткрыватель идеи забора не только никуда ехать не собирался, но и не желал, чтобы к нему заезжали. Человек, придумавший колесо, по-видимому, искал впечатлений и счастья. А тот, кто нуждался в заборе, счастье явно уже нашел и не желал им с кем-либо делиться. Мое счастье. Самому надо. Огорожу-ка я его забором повыше, чтобы другим не досталось. Дальше оставалось только выбрать строительный материал – камень, дерево, колючую проволоку с пропущенным по ней током. Как говорится, дело техники.

Все когда-либо существовавшие человеческие общества условно можно разделить на цивилизации колеса, цивилизации забора и смешанные – колесно-заборные.

Яркий пример чистой цивилизации забора – государства доколумбовой Америки. Они вообще обходились без колеса. Все тяжести у ацтеков и инков -- от строительных материалов до драгоценных персон местных владык в паланкинах -- переносили на своих спинах рабы. Порядок поддерживался жесточайшей иерархией, круто замешанной на садизме. Восход Солнца обеспечивали с помощью заблаговременного вынимания с вечера сердца жертвы на вершине священной пирамиды. Дисциплину оживляли обильными кровопусканиями. По-видимому, в древней Мексике вопрос стоял так: зачем пытаться изобрести колесо, чтобы облегчить жизнь себе и другим? А не собирается ли господин изобретатель просто удрать из нашего лучшего из миров? Даже если кто-то случайно и придумал в таких условиях колесо, то ему сразу же наверняка перерезали глотку, чтобы не подавал дурной пример другим. Ничего удивительного, что эту древнюю Америку открыла Европа, а не наоборот. Европейцы хотели ехать. Ацтеки и инки – стоять.

Зато современная Америка – типичный пример цивилизации колеса. Недаром даже один из лучших ее романов называется «Колеса» -- об автомобильной промышленности Детройта, когда там еще была эта промышленность. Автомобиль в США – БОГ. Наемные работники то и дело переезжают с места на место. Морские пехотинцы вообще «путешествуют» по всему миру. Домики построены преимущественно из легких материалов – снаружи все красиво, но ткни кулаком – развалится. Все это – от неукорененности, неутоленной жажды странствий. Поэтому и заборы в Соединенных Штатах –низенькие. Символические. А вдруг скоро опять в дорогу?

Ничего плохого в таком порядке вещей нет. Я много критиковал Америку. Но не за это. Кукольные оградки вокруг чистеньких американских домиков с газончиками, которые можно подстричь за пять минут, лично мне всегда нравились. Если и перенимать у американцев какие-то традиции, так эти.

Таким насквозь просматриваемым заборчиком, который можно просто переступить, типичный американец словно подсказывает другому типичному американцу: мне нечего от тебя скрывать, я – такой же, как ты. Не бойся – я не буду устраивать оргии по вечерам и мастерить за высокой оградой взрывное устройство. Зато от всего остального мира Соединенные Штаты отгородились берегами океанов и непроницаемыми крепостными стенами виз. Колесить к нам – они не против. Ответить такой же взаимностью – черта с два! Даже на границе с Мексикой соорудили стену – чтобы мексиканцы не перебегали в Штаты за американской мечтой. Стена, правда, плохо помогает. Мексиканцы лезут и лезут, мечтая снова вернуть себе Калифорнию и Техас. И, боюсь, никакой забор их не остановит. В том же Техасе, по данным статистики, латиносов снова большинство. Задница многомиллионной Дженифер Лопес скоро накроет США большим медным тазом от западного побережья до восточного.

Зато Китай – конечно же, цивилизация забора. Символ ее не только Великая Китайская стена, но даже… письменность. Вглядитесь в иероглифы. Что это такое, если не маленькие запутанные заборчики, с помощью которых закрытый китайский мир хочет скрыть великую тайну о себе. Чуть-чуть передвинуть забор для китайца – смысл всей его жизни. Пограничные споры с Россией за какой-нибудь островок на Амуре тянутся десятилетиями. Граница с Индией – тоже вечная проблема. Тибет удалось затащить за китайский забор. Но Запад это не признает, и беспрестанно колет Китай в ахиллесову тибетскую пятку дипломатическими нотами. Вдумайтесь: только в Китае есть территория со странным названием Внутренняя Монголия! То есть, одна Монголия – просто так, сама по себе. А другая – НАША, КИТАЙСКАЯ, ВНУТРЕННЯЯ! Мы ее пограничным забором обнесли и радуемся. А заодно боимся – вдруг кто-то ее у нас обратно отберет и к обычной Монголии присоединит.

В этом и есть главная китайская проблема. Распухая заборами-границами без меры, Китай то и дело рвался на куски, как воздушный шарик. И тогда начиналась очередная Война семи царств, а сквозь дыры в Великой Китайской стене, а то и просто в обход врывались монголы Чингис-хана, манджуры Манджурской династии или сибирские стрелки русского царя, а с моря – англичане, немцы, японцы… И даже (что уже никто не помнит!) австро-венгры, тоже наводившие вместе с другими «великими нациями» чуть больше века назад порядок в китайских селах и весях. Во время так называемого Боксерского восстания. Так что, не стоит бояться, что Китай недавно влез в Горно-Бадакшанский район Таджикистана. Как влез, так и слезет, щурясь от горного ветра.

Старая Украина была страной колеса. Запорожцы возили ее с места на место, словно арбу с сеном. Вообще непонятно, где тогдашние ее границы. Как американские ковбои двигались с восточного побережья на Дикий Запад, скрипя колесами крытых брезентом повозок, так казачий стан медленно углублялся в степи Дикого Поля, заселенного нашими «индейцами» -- ногайскими татарами.

Табор из возов – это и есть первая Украина. Чуть что – повозки в круг, и вжик кресалами -- зажгли фитили самопалов! А потом – наварили кулеша и завалились пузом к небу считать звезды. Славные были времена, о которых и доныне с затаенным восторгом вспоминают измельчавшие потомки великих пращуров. Где вы гоголевские Бульбы и Кукубенки в шароварах шире Черного моря? Куда девалось ваше русское товарищество, которого в других землях «не было и нет»? Какие черти унесли душу Урус-шайтана – атамана Сирко, первым сжегшего Бахчисарай? Вы несли Святую Русь на юг, на запад и восток, раздвигая ее «украины», а теперь только память о вас бродит по степи...

Вернетесь ли вы?
Возродитесь ли?
Как возрождались в неутомимом колесе чумацких возов.
И в сверкающих спицах колес лихих махновских тачанок.
И в катках докатившейся до самого Берлина
«тридцатьчетверки»,
что придумана была хитрыми головами
в нашем слобожанском Харькове.


Наше колесо тогда побеждало любые стены, ломало все заборы, что встречало на пути. Великий «русский паровой каток», как называли это явление французы, тщетно попытавшиеся отсидеться от немцев за забором линии Мажино. Каток, невозможный без хохлов, без малороссов, без украинцев – не важно, как их там называли. Ведь катились они великой дорогой общей русской истории, а не прятались «по-пид тыном», как сегодня. В садку зеленом коло хаты. И с хрущами, что гудут теперь в незалежной (и не летающей!) украинской авиации вместо истребителей.

Тын – не забор. Тын – это символическая ограда украинского дворища эпохи колеса. Такой же символический, как нынешний двухфутовый заборчик вокруг американского дома. В тыне всегда был перелаз к соседу. Чтобы в любой момент попросить огня. Или соли. Или – ласки соседской дочки. Или просто, не выходя на улицу, зайти на чарку, как казак к казаку.

Разве нужно было тогда отгораживаться от соседа забором до неба? И у него, и у тебя (и у всех!) такая же хата с белеными стенами, такой же воз, такой же горшок и такая же Галя с карими глазами. Или -- Одарка. И такая же общая судьба -- ДОЛЯ, где ты вписан в сотню, в полк, в Войско Запорожское. Выше – только Бог. А гетманом ты и сам станешь, если не наложишь в штаны и не испугаешься держать в руках булаву, а сам наложишь неприятелю по первое число.

Но теперь тот тын можно увидеть разве что в Музее народного быта в Пирогово. Вместо пирогов – чизбургеры. Вместо тына – заборы. Такой высоты, будто именно по ним их хозяева собираются залезть в рай. В гости к Господу Богу. Лишь бы не ходить к соседу.

Взгляните окрест. Вся Украина – страна глухих заборов. Если деревянных – то только не на просвет. А чаще – кирпичных, бетонных, каменных. В последнее время – даже из железного рифленого листа с краями острыми, как лезвие бритвы. Так, видите ли, дешевле всего. В три, в четыре, в пять(!) метров высоты. С толченым стеклом по кирпичному верхнему краю. С навершиями из железных копий.

Забор выше неба


За заборами ПРЯЧУТ. Все, что натащили из прежней общенародной собственности. И – ПРЯЧУТСЯ. Кто не смог спереть завод, хоть кирпича из разобранного колхозного свинарника наволок. И тем счастлив. Как в песне Высоцкого: «Каждый взял себе удел, кур завел и в ем сидел, охраняя свой удел не у дел»…

Что значит этот обломок глухой китайской стены, что вы возводите на меже к соседу? Знать тебя не знаю. Видеть не хочу. Чтоб ты сдох. Провалился. Мой забор мне во сто крат милей твоего лица.

И такой же ЗАБОРИЩЕ на улицу. Не заходите. Не спрашивайте. Я есть. Эта стена до неба тому подтверждением. Но для вас -- меня нет. И не будет. Никогда. И даже воды не дам. Слизывайте росу с моего забора.

Обычно за вами приходят, когда достроен ваш последний забор. Самый главный. Самый надежный. С охраной. И умными глазами камер слежения. Когда, наконец, вы чувствуете себя за ним в безопасности. Ибо забор – это ваш страх. А страх всегда притягивает беду. Чем сильнее страх, тем выше забор. И тем отчетливее видно, что именно за ЭТИМ забором есть, чем поживится. Сюда стоит зайти без приглашения.

Пока Римская империя была державой колеса, расширяясь во все стороны света, она строила ДОРОГИ. Когда же она стала страной ЗАБОРА, то отгородилась от варваров ЛИМЕСОМ – чем-то вроде Великой Римской стены, представлявшей собой ров и вал с частоколом. От Ламанша до самого Черного моря! Представляете? Вам такую стену не построить. Даже у Януковича в Межигорье ТАКОЙ стены нет.

Так что, стройте свой забор выше неба. Но не удивляйтесь, если на вас внезапно обрушатся небеса.


My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх