,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Нужно ли Украине резать танки Т-64 по приказу НАТО?
+17
Нужно ли Украине резать танки Т-64 по приказу НАТО?


В середине июля Украину ждало неприятное известие: НАТО настаивает на том, чтобы Киев порезал и направил на переплавку Т-64 – танки советской разработки и производства. Таких танков, по оценкам украинского центра ЦИАКР, сегодня в составе Вооруженных сил Украины – и в боевом составе, и на армейских базах хранения военной техники - находится около 2 000 единиц (по другим данным, порядка 1 600). Уничтожение танков профинансируют страны-доноры в рамках Трастового фонда программы НАТО «Партнерство во имя мира».

Как уточнил руководитель проекта NSPA (Агентства НАТО по материально-техническому обеспечению, до недавнего времени именовалось NAMSA – Агентство по техническому обслуживанию и поставкам) в Украине Василий Литвинчук, одни только Соединенные Штаты выразили готовность выделить $1 млн. на утилизацию украинской военной техники. Более детально вопрос утилизации танков будет решаться в конце июля этого года, когда в украинскую столицу прибудет делегация НАТО, уполномоченная для проведения переговоров с украинской стороной (1).

Это сообщение вызвало недоумение. Совсем недавно, в апреле 2013 года, под угрозой срыва оказался второй этап проекта Трастового фонда НАТО в рамках программы «Партнерство ради мира» по уничтожению в Украине обычных боеприпасов, легких вооружений и стрелкового оружия. Причина – НАТО не дало на проект обещанных денег. В частности, директор ГП «Укроборонсервис» Евгений Голубенко тогда сетовал, что угроза срыва проекта вызвана его недостаточным и неритмичным финансированием странами-донорами из НАТО. По его словам, с нынешними темпами финансирования второй этап программы будет длиться не четыре года, как это запланировано, а 8 лет, тогда как утилизация излишних боеприпасов для Украины более чем актуальна.

А тут прошло три месяца и НАТО вдруг собралось проплатить уничтожение украинских танков Т-64. Кстати, на одном из недавних слушаний «для узкого круга» руководитель проекта NSPA в Украине Василий Литвинчук заявил о том, что проекты НАТО в Украине «снижают угрозу техногенных катастроф». Согласимся, так оно и есть, когда речь идет о боеприпасах и компонентах ракетного топлива. Но к танкам (как и к порезанным украинским комплексам 9К72 «Скад», ПЗРК или дальним бомбардировщикам Ту-22) это никак не отнести – военная техника, находящаяся в боевом составе или на хранении, никакими «техногенными катастрофами» угрожать не может.

И вот парадокс: на проекты по ликвидации действительно техногенноопасных средств у НАТО денег нет, а на порезку не угрожающих никакими катастрофами танков они вдруг нашлись! Ну не чудо ли?

* * *

Стоит также понять, что же на самом деле НАТО собралось нынче уничтожать. Танки Т-64 на сегодня – бронетанковый кулак украинских Вооруженных сил. На данный момент в Сухопутных войсках находится 686 танков, еще 41 – в войсках береговой обороны, еще до 1,5 тысячи – на базах хранения, т.е. не в боевом составе. Эта техника хранится для того, чтобы с ее помощью комплектовать танковые подразделения в ходе мобилизационного развертывания украинской армии. Более 90% этих танков – это Т-64Б и Т-72, еще советского производства.

Танку Т-64 приписывают много недостатков, одним из признаков его «неэффективности» считают тот факт, что он практически не стоял на вооружении армий за пределами СССР. Но ларчик легко открывается. Т-64 – достаточно сложная машина, более того, она фактически является революционной в мире бронетанковой техники. Именно с нее, кстати, открылось второе поколение танков, и в мире появилось понятие «основной боевой танк» (это термин впервые применили к Т-64 на том основании, что по старым нормативам он был средним, однако обладал вооружением тяжелого танка и не вписывался в прежнюю классификацию).

Не вдаваясь в технические детали, отметим, что революционность Т-64 имела свои последствия: танк был сложным и требовал высокого уровня подготовки экипажей (в отличие от Т-72, предельно простого в эксплуатации, а потому поставлявшегося из СССР в развивающиеся страны). Его не особо любили и в Советской армии, комплектуемой солдатами-призывниками. Проще говоря, Т-64 – это танк для укомплектованной высокопрофессиональными кадрами профессиональной армии, за которую сейчас так сражается Украина.

Свидетельством же эффективности Т-64 является тот факт, что именно этой машиной комплектовались группы советских войск, располагаемые в восточно-европейских странах соцлагеря – войска первого эшелона, которые должны были первыми вступить в противостояние с войсками НАТО. А сюда шли только лучшие кадры и лучшее оружие. Как рассказывали автору этих строк офицеры-танкисты, служившие в ГСВГ (Группа советских войск в Германии), действительно, эксплуатировать этот танк было непросто – в первую очередь возникали проблемы с обслуживанием силовой установки. Завод-изготовитель вынужден был направлять своих представителей в воинские части, которые проводили обучение офицерского состава. И только после этого, получив навыки обращения с Т-64, экипажи смогли оценить огромный потенциал этой машины.

Журнал Armor в 1990 году в статье «Стратегический сюрприз» так оценивал советский танк Т-64: «Сегодня мы можем только предположить, какой удар мог бы нанести Т-64 войскам НАТО. Как только танк стал известен на Западе, он вызвал крах программ развития противотанкового вооружения. Конечно, лидерство не могло продолжаться более нескольких лет, но тут Т-64 вновь изменил облик с оснащением реактивной броней. Экипажи танков НАТО имели бы дело с новым образцом секретного оружия, так как Т-64 стал сюрпризом, подобно танку Т-34 во Второй мировой войне. Танкистам НАТО пришлось бы вести против него бой на худших танках с мрачным результатом. Случай с Т-34 - это не только создание нового танка для Советской армии, но и создание принципиально нового танка. Второй раз это произошло с танком Т-64. Танк Т-64 бросил вызов танкам НАТО 60-70-х годов и мог задавать тон на поле боя. Благодаря появлению Т-64 возрос потенциал Советской армии. Этот танк влияет на него и сегодня» (2).

Отсутствие экспортных поставок Т-64 привело к тому, что боевой опыт он получил только во время войны в Приднестровье. В мае 1992 года после трехдневного артиллерийского обстрела города Дубоссары толпа приднестровцев остановила танковую роту 14-й армии, которая возвращалась с полигона. Было захвачено 10 Т-64БВ, а из местных жителей, имевших опыт службы в армии, была сформирована бронегруппа. Ее бросили в район, откуда правительственными войсками Молдовы велся интенсивный обстрел, и как раз это боевое столкновение считается первым официально зафиксированным фактом применения танков Т-64. Затем бронегруппа Т-64БВ приняла участие в отражении молдавского удара по Бендерам, было потеряно несколько машин, но именно их применение и стало залогом победы приднестровцев.

Можно сказать: так это дела давно минувших дней и сегодня этому танку не место в войсках. Этот аргумент не соответствует действительности. Создатели Т-64 вложили в него столь мощный потенциал для модернизации, что эта машина вполне может быть «доведена» до современного уровня.

Яркое свидетельство тому – разработанная на ХКБМ им. А.А.Морозова и проводимая на заводе им. В.А. Малышева модернизация этой машины по схеме Т-64БМ «Булат». Целью модернизации было доведение боевых и технических характеристик танка до современного уровня по трем основным направлениям: подвижность (модернизация силового отделения), защита (снижение уязвимости от современных противотанковых средств) и огневая мощь (модернизация вооружения и комплекса управления огнем с целью повышения эффективности огня).

Танки, модернизированные по этой схеме, и поступают сегодня на вооружение украинской армии. Минобороны Украины определяло потребность армии в 400 таких машин, однако к началу 2012 года ВС Украины из-за недофинансирования закупили только 76 таких танков, большинство из которых попали в 1-ю отдельную танковую бригаду 8-го армейского корпуса, дислоцированную в пгт. Гончаровское Черниговской области. Незначительное количество машин этого типа поступила также в 169-й учебный центр Схопутных войск «Десна» и Академию сухопутных войск имени гетмана Петра Сагайдачного. Как недавно заявил министр обороны Павел Лебедев, в 2013 году его министерство закупит для нужд армии еще 9 таких боевых машин.

Конечно, возникает вопрос: а отчего бы украинской армии не закупать современные танки «Оплот» украинского производства? Ответ на этот вопрос дал еще в 2007 году начальник Генерального штаба ВС Украины генерал армии Украины Сергей Кириченко, указавший, что для украинских Сухопутных войск весьма актуальным является именно модернизация, поскольку цена одного нового «Оплота» – это стоимость модернизации пяти Т-64. Против такой арифметики, согласитесь, не попрешь. И этот ответ дает понимание, насколько важен и сегодня танк Т-64 для украинских военных, находящихся в перманентном состоянии недофинансирования, – ведь они, предоставляя свои машины «оборонщикам», оплачивают лишь стоимость модернизации (а ее цена составляет 420-460 тыс. долл).

Еще один важный момент связан с перспективами продвижения Т-64БМ «Булат» на внешний рынок. Модернизированные советские танки давно предлагаются потенциальным покупателям из стран Центрально-Восточной Европы, где они состояли и состоят на вооружении. Это неплохой «эконом-вариант» – отвечая после модернизации основным современным требованиям, эти машины обходятся заказчикам в разы меньше стоимости новой техники.

А потому лишить Украину этих танков, находящихся на хранении, означает и лишить ее потенциальной возможности зарабатывать на них на мировом рынке вооружений (где, к слову, активность Киева нравится далеко не всем). Возможно, это – не последний аргумент, который сейчас заставляет НАТО взяться за ликвидацию украинских танков

Кстати, интересный факт. В одном из недавних докладов о ходе утилизации вооружений в Украине упомянутый выше представитель проекта NSPA Василий Литвинчук привел интересный аргумент в пользу уничтожения оружия: мол, это создает рабочие места в стране. Такая позиция выглядит либо лицемерием, либо откровенным издевательством. Ведь утилизация – процесс кратковременный, все оружие за копейки порезали и рабочие места исчезли. Тогда как организация модернизации 1600-2000 танков с целью их продажи – проект куда более масштабный и долговременный, способный принести несоизмеримо больше пользы и в виде создания тех же рабочих мест, и в виде существенных поступлений в госбюджет, чего при утилизации уж никак не будет.

И еще один странный момент. Еще в июне 2011 года, выступая в Институте стратегических исследований при Президенте Украины в ходе круглого стола «Украина-НАТО: новые условия и реалии сотрудничества», все тот же Литвинчук (тогда агентство, которое он представлял, называлось NAMSA) указывал: «Существует возможность сотрудничества между NAMSA и Украиной в области морского партнерства. Его основная миссия заключается в обеспечении услуг для кораблей стран НАТО и ПМР в иностранных портах, а именно: дозаправка топливом, обеспечение буксирами, предоставление штурманских услуг, выгрузка мусора и сточных вод, обеспечение питьевой водой и пищей и т.д.».

По сути, НАТО стремится полностью обезоружить Украину и в довесок к этому лишить ее возможности зарабатывать деньги на международном рынке оружия путем поставок модернизированной военной техники. Альянс тут же уготовил «стране-партнеру» и другую роль – стать непотопляемой морской базой для западных военных флотов, где можно «выгрузить мусор и сточные воды», дозаправиться топливом и пополнить запасы продовольствия при выполнении различных задач в регионе.

Что и говорить, «привлекательная» перспектива.

1. http://news2000.com.ua/news/sobytija/v-ukraine/233474
2. http://ak-inzt.net/arm8ak/15-t-64b




My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх