,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Война роботов: чьи сильнее?
+10
Война роботов: чьи сильнее?


Ракеты «Гранит» против американских беспилотников X-47B

Организация оборонных исследований и разработок Индии заявила о намерении создать боевых солдат-роботов. Предполагается, что машины будут обладать собственным искусственным интеллектом, самостоятельно выбирать цель, различать «своих» и «чужих». Свои проекты боевых роботов имеют и другие страны. Способна ли будет Россия ответить на технологические вызовы и защитить свою безопасность в случае применения новых средств войны?

Испытания боевых машин проходят в мире достаточно давно. Самых больших успехов в этом деле достигли американцы. Сегодня на вооружении армии США уже стоят 10 тысяч беспилотных самолетов и вертолетов. Их боевые возможности практически сравнялись с аппаратами, в которых пилот необходим. Это значит, что в ближайшем будущем американские военные вообще ничем не будут рисковать. Имея такое техническое превосходство, США смогут безнаказанно творить, что угодно. Солдатам других государств останется в случае нападения отчаянно сопротивляться и проявлять безнадежный героизм в борьбе с бездушными машинами.

Пока Россию от такого сценария защищают ядерные ракеты. Но хватит ли их потенциала в будущем? Да и далеко не во всех конфликтах можно их применять. К примеру, война с Грузией в августе 2008 года показала, что российские технические системы отстают от передовых мировых образцов. А с того времени уже появились новые машины.

Ранее беспилотные самолеты использовались в основном как разведчики. Сегодня они могут нести с собой ракеты. Недавней сенсацией стало появление в США самолета X-47B. Машина способна в автоматическом режиме взлетать и садиться на борт авианосца, преодолевать до 4 тысяч километров. Боевую задачу самолет уже может выполнять без участия наземного пилота-оператора.

Для Пакистана американские беспилотники уже стали проблемой. По разным оценкам, с 2004 года в результате атак таких машин погибли свыше 3 тысяч человек. Только 2 процента из них можно считать лидерами террористов, остальные – зачастую обычные мирные люди, которых наземные операторы приняли за боевиков. Если самолеты дополнить роботами-солдатами, то можно будет победить в любом конфликте и без всякого риска.

Как считает вице-президент Академии геополитических проблем, военный эксперт Константин Соколов, у России есть потенциальная возможность уберечься от такой угрозы. Но для этого надо многое в армии изменить:

– Идея технотронных войн разрабатывается уже давно. Проверка идеи на практике пока показывает, что ожидания о замене людей роботами завышены. Конечно, применение такой техники впечатляет. Но главный вопрос: зачем она создается? Всё дело в том, что западные армии стали почти полностью состоять из профессионалов. То есть, наемников. Понятно, что за деньги никто умирать не хочет, поэтому создают машины.

Для армии очень важен так называемый процент боевой устойчивости – доля убитых людей, после которой солдаты отказываются сражаться. У нас в армии есть примеры 6-й роты, которая не пропустила боевиков на Северном Кавказе. Мы помним Брестскую крепость, героизм наших воинов в битве под Бородино. Везде люди бились насмерть и до конца. Но в вооруженных силах США боевая устойчивость сегодня составляет примерно один процент. То есть, если погибает один из ста, то это уже не устраивает наемников.

Поэтому там и уделяется такое большое внимание робототехнике. Но пока заменить машинами людей полностью не удается. Воюют еще люди. И успех боевых действий пока определяет боевой дух. Война – это не только удары по кому-то, это еще необходимость контролировать территории, охрана объектов и много чего еще. Поэтому человеческий фактор остается на первом месте. А попытка уйти от этого есть результат изменения самого общества: разрушение идеалов, культ потребления. Это главная суть, вокруг которой и формируется концепция технотронной войны.

«СП»: – Россия способна отвечать на технические вызовы?

– Сегодня на оборону выделяются хорошие средства. Но до разработчиков доходит мало. Основная часть оседает у бизнесменов, их менеджеров, офисного планктона и так далее. При той структуре затрат, которая существует, добиться результата весьма трудно.

Необходимо изменить структуру финансирования, забрать оборонные заказы у частных структур. Тогда наша страна сможет дать ответ на вызовы времени.

«СП»: – Некоторые специалисты отмечают, что в войне 2008 года с Грузией была видна слабость наших боевых систем.

– Когда мы говорим о вызовах, то должны иметь в виду большой промежуток времени. У нас сейчас разрушена электроника. Как таковой микроэлектроники у нас и нет. Остановлены многие производства, мы не можем делать многих комплектующих. Но я уверен, что если деньги вкладывать правильно, то у России будет возможность достойно отвечать на технические вызовы.

Как говорит доктор военных наук Константин Сивков, раньше наша страна не уступала другим державам в разработке боевых машин. Но за последние годы многое уже было утеряно:

– Советский Союз был передовой страной в области военной робототехники. Еще в далеком 1991 году я, будучи слушателем военной академии, наблюдал действия боевых роботов на полигоне. С тех пор мы видели планомерное удушение российской науки, техники и всего остального. Сегодня Россия может только с большим трудом создавать полноценные боевые роботы, которые были бы конкурентоспособными по сравнению с западными образцами. Прежде всего потому, что научные школы разгромлены. На уровне тех машин, что были сделаны в позднее советское время, мы еще сможем что-то выпустить, а более сложные и современные машины – уже нет.

Но самое главное состоит в том, что ключевые оборонные предприятия сегодня в частных руках. И ни один серьезный ученый работать на ворюг-частников не станет. Как в варианте со «Сколково» ничего не получилось, так не получится и с роботами. Нам сейчас надо восстанавливать научные школы. А для этого необходимо воссоздать государственные учебные заведения и государственные научные центры, способные разрабатывать подобные вещи. Частные компании этим заниматься никогда не будут, и ученые у них работать не станут.

«СП»: – Боевые роботы – это реальная угроза? Или они красиво выглядят только на картинке?

– Боевые роботы – это качественно новый тип систем вооружения. Они дают возможность вести, по сути, другие боевые действия. Роботы не отменяют предыдущее оружие, но серьезно дополняют его и повышают боевые возможности. К примеру, мы ведем наступление на глубоко эшелонированную оборону противника. Мы пускаем роботов, они решают задачу по поражению ключевых объектов обороны, а потом уже идут войска, неся минимальные потери. Если роботов не посылать, то высок риск больших потерь среди личного состава.

Не хочу вдаваться в подробности, так как информация секретная. Могу только сказать, что ракетный комплекс «Гранит», который стоит на крейсерах, по сути, и есть боевой робот. Возможности этих ракет выходят далеко за пределы традиционного ракетного оружия. По интеллектуальному наполнению, по ведению боевых действий самим ракетным комплексом без участия людей. Ракеты имеют такую силу, что способны даже уничтожить авианосец в охранении американских новейших эсминцев или крейсеров.

Роботы – это новый класс оружия, дающий возможность вести боевые действия новыми способами.

«СП»: – Как в целом в мире развивается направление боевых роботов?

– Пока полноценных роботов не имеют даже США. Они активно работают над этой проблемой, но пока на вооружение ничего не приняли. Стоящими на вооружении боевыми роботами можно считать пока только ракетный комплекс «Гранит», разработанный еще в советское время, в конце 1970-х годов. Никаких других систем, которые можно было бы приравнять к роботам, нет.

«СП»: – В армии США уже 10 тысяч беспилотных самолетов и вертолетов.

– Их можно считать боевыми роботами, но с натяжкой. Их полетом управляют люди с земли. И сигнал управления можно перехватить. Это уже делали иранцы и сажали машины на свои базы. Беспилотник похож на радиоуправляемую модель: он имеет камеру, которая транслирует на пульт управления изображение. Робот – это автономная машина, которая может распознавать цели и принимать решение. Принципиально именно это обстоятельство. Вот ракетный комплекс «Гранит» способен принимать решение. Нам он достался в наследство от советской власти. У американцев такой системы пока нет. Их «Тамагавки» просто приходят в назначенную точку, у нас – сложнее. По моим оценкам, вот эта ракета может считаться боевым роботом.

Справка «СП»

Помимо различных летательных аппаратов, не требующих нахождения в них человека, также существуют сухопутные и подводные машины. Под водой роботы могут обезвреживать мины, проводить спасательные операции, охранять границу. В США на вооружении стоят даже небольшие подводные лодки REMUS, управляемые операторами. Среди сухопутных роботов применение имеют как аппараты для обезвреживания минных полей, так и боевые машины. В Ираке и Афганистане войска США уже применяют аппарат SWORDS. Им управляет оператор. На машине по выбору можно разместить винтовку, пулемет или гранатомет. Робот может преодолевать песок, снег, водные преграды глубиной до 40 сантиметров, способен взбираться по лестнице. Предназначен аппарат для разведки и уничтожения живой силы противника в городе.

В России применение нашли сухопутные роботы, предназначенные для обезвреживания мин, разведывательных и спасательных операций, доставки грузов, а также мобильные радиотехнические комплексы. Многие российские аппараты были спроектированы в МГТУ им. Н.Э.Баумана.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх