,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Эрдоган: неприятная дилемма
+8
Эрдоган: неприятная дилемма


В Турции пытаются снести исламистов. Турецкие исламисты, конечно, далеко не «Братья-мусульмане» и уж тем более не мрачные салафиты, но теория об исламском характере событий на Ближнем Востоке в Турции дает сбой.

События в Турции в равной степени напоминают и народное возмущение, и «цветную революцию». Причем каирская площадь Тахрир чем дальше, тем больше перед глазами встает. Та же бесструктурность, то же отсутствие лидеров – но, тем не менее, некий мощный мотор, не дающий заглохнуть протесту.

Опять же прямо-таки бросается в глаза еще одно совпадение: кроме лозунга «Долой Тайипа», футбольных фанатов «Фенербахче», «Бешикташа», студентов вузов, домохозяек и городских работяг с городской же интеллигенцией не объединяет ничего. Что потом – никто не знает, да и особо не интересуется. Снова стойкие ассоциации и с Тахриром... и с Болотной.

Правда, в отличие от классической «арабской весны», где демонтировались светское правление и светские деспоты, в Турции пытаются снести исламистов. Турецкие исламисты, конечно, далеко не «Братья-мусульмане» и уж тем более не мрачные салафиты, но теория об исламском характере событий на Ближнем Востоке в Турции дает сбой.

Чем же мог вызвать Тайип Эрдоган немилость гипотетических технологов очередной «цветной революции»? Уж казалось бы, к нему как раз претензий менее всего – союзник Запада, агрессивен, фактически превратил свою страну в плацдарм для агрессии против ненавистной Сирии.

Да вот этим, похоже, и вызвал. Усердие, проявляемое Эрдоганом в деле окончательного решения сирийского вопроса, вызывает нескрываемое раздражение Запада и тем более аравийских шейхов своей недостаточностью. Робостью и нерешительностью. По всем расчетам, турецкая армия уже давно была обязана войти на территорию Сирии и создать гуманитарную (а какую еще?) буферную зону. В которую были бы выдавлены все сирийские беженцы вперемешку с боевыми отрядами исламистов, Свободной сирийской армии и прочей нечисти, а также политическая оппозиция. В таком случае Запад получал бы абсолютное преимущество при любой реакции Асада. Ответил бы он на нашествие турок – стал бы агрессором. Стерпел бы – получил второе Бенгази и легитимизировал военную и иную помощь боевикам.

Однако Эрдоган не идет на этот, казалось бы, естественный в его положении шаг. Второй год он не может рискнуть и отдать окончательный приказ своим военным. Сирийская армия, методично громя боевиков, не развалилась. Сирийский народ не рассыпался на кучки ожесточенно воюющих между собой анклавов. Иностранные боевики начинают заканчиваться. Сирийская элита не предала свою власть, выбросив из себя пару десятков перебежчиков, из которых буквально пару можно отнести к высшим ее слоям.

В таких условиях совершать агрессию против Сирии, да еще и имея на плечах абсолютно недвусмысленное заверение Ирана о безусловном ответе на такую агрессию, крайне рискованно. Если же вспомнить еще и Пакистан, не менее прямо заявивший о недопустимости войны с Ираном, стоящий за Пакистаном Китай, российские поставки мощного оружия в Сирию, то задумчивость Эрдогана становится более чем понятной. Приз красив и желанен, но цена, которую придется за него уплатить, может оказаться неподъемной. Есть о чем поразмыслить.

Однако Эрдогана брали в компанию агрессоров не за рассудительность и осторожность. Его задача – как раз нерассуждающая тупоголовая агрессивность. И если бык становится перед тореадором в раздумьях, появляются бандерилья, подстегивающие замявшегося быка к действиям.

Эрдоган уже получил два предупреждения. Два странных теракта были совершены бездарно и глупо, но носили более чем прозрачный характер. Такой себе прозрачный намек. Как периодически появляющиеся слухи о кончине саудовского короля или сообщения о покушениях на катарского эмира.

Однако Эрдоган не осознал всю пагубность своих действий – и получил на этот раз уже не намек, а полновесную пощечину. Чтобы уж точно проснуться. Сейчас перед турецким премьером стоит весьма неприятная дилемма: давить народное выступление с весьма высокой вероятностью получить от мировых СМИ по полной программе, стать очередным диктатором и душителем свобод либо принять навязанные правила и запустить процесс агрессии против Сирии.

В этом случае ему вполне могут дать возможность додавить вспыхнувшее недовольство без опасности прославиться на весь мир своей жестокостью. Однако взамен Турция может получить тяжелейший конфликт, из которого нет простого выхода, а стратегические перспективы для турок выглядят в нем крайне сомнительными. Выбор нужно делать сейчас – в ближайшие дни. Любое решение будет архинепростым, но Эрдоган загнал себя в угол еще два года назад, вмешавшись в сирийскую войну на стороне агрессоров.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх