,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


США и Россия разграничат "сферы влияния"
+6
США и Россия разграничат "сферы влияния"
США и Россия разграничат "сферы влияния"

Вашингтон предложил Москве размен. Пожалуй, впервые после распада СССР. Эту сенсационную новость сообщила газета «Коммерсант» от 11 января сего года. По сведениям газеты, сразу же после своей инаугурации президент США Барак Обама направит в Москву со специальной миссией советника по национальной безопасности Тома Донилона. Он, вместе с послом США Майком Макфолом, проведет закрытую встречу с Владимиром Путиным, на которой будет также присутствовать секретарь Совeта Безопасности России Николай Патрушев. Основной целью переговоров будет нормализация отношений между двумя странами, которые за последние два года изрядно испортились. Визит Донилона станет ключевым элементом подготовки встречи между Обамой и Путиным, которая состоится либо в первой половине этого года, либо в сентябре во время саммита «двадцатки» в Санкт-Петербурге.

При этом Белый дом послал Москве недвусмысленный сигнал о том, что не относит постсоветское пространство к главным приоритетам внешней политики США, а основное внимание планирует уделять Азии, Ближнему Востоку и Европе. В связи с этим источник в американских дипломатических кругах сообщил «Коммерсанту», что недавнее заявление госпожи Клинтон о необходимости не допустить «ресоветизации» Восточной Европы и Центральной Азии отражает «ее личное мнение, а не официальную позицию администрации США». Таким образом, Вашингтон фактически предлагает Москве размен: согласиться на закрепление за Россией постсоветской сферы влияния в обмен на невмешательство в других регионах мира, жизненно важных для интересов США.

Если сообщение газеты соответствует действительности, то можно предположить, что мы стоим перед важнейшим политическим событием, способным кардинально поменять современную архитектуру международных отношений. То что посланник Обамы едет в первую очередь именно к Путину не является случайностью. Российский президент вполне закономерно был назван журналом «Тайм» самым влиятельным из действующих сейчас мировых лидеров. Поэтому Вашингтону для выстраивания новой внешнеполитической линии принципиально важно договориться именно с Путиным. Если такая договоренность состоится, то переговоры с другими странами, в частности с Китаем, Индией, Ираном, можно будет вести в определенной системе координат, согласованной с Москвой. А это сделает аргументы США гораздо более весомыми и убедительными. Ну а то, что американцам придется договариваться с другими влиятельными государствами (именно договариваться, а не навязывать свои решения), не вызывает сомнения.

Некоторые российские эксперты, в том числе и автор этих строк, уже несколько лет назад предрекали, что США, пораженные мощнейшим экономическим кризисом, будут вынуждены сворачивать свое военно-политическое присутствие в различных районах мира, с тем, чтобы сосредоточить ресурсы на наиболее приоритетных направлениях. Похоже, что сейчас этот момент настал. Правда, американская дипломатия, в отличие от дипломатии М.С.Горбачева, находившейся в схожем положении, пытается обеспечить для своей страны упорядоченное отступление, а не паническое бегство. Видимо, пример того, как в одночасье растаяло советское влияние в Восточной Европе, и к каким неблагоприятным последствиям для самого СССР это впоследствии привело, многому научило американских руководителей. Поэтому они пытаются играть на опережение – не ждут, когда им так или иначе придется свернуть свое присутствие в странах СНГ, а пытаются кое-что выторговать для себя из этого неизбежного процесса. Это, в частности, касается позиции России по важным вопросам, затрагивающим другие районы мира. Речь, скорее всего, идет o Ближнем и Среднем Востоке, а также о Восточной Азии. То есть, по существу, США вольно или невольно возвращаются к старой, проверенной политике «сфер влияния», или, выражаясь политкорректным языком – «сфер интересов» или «зон ответственности».

Метаморфоза в американском подходе – по истине эпохальная. Еще совсем недавно Вашингтон даже слышать не хотел о каком то самоограничении своего влияния в том или ином районе земного шара. В концепцию однополярного мира такое самоограничение совершенно не вписывалась. Поэтому любые предложения о том, что надо бы прекратить расширение НАТО на восток, на постсоветское пространство, которое в Москве рассматривается как зона «привилегированных интересов» России, постоянно натыкались на жесткое противодействие Вашингтона. Дошло даже до военного столкновения. Ведь пятидневная война в августе 2008 года велась не столько по поводу отношений Грузии с Южной Осетией и Абхазией, сколько для предотвращения продвижения НАТО в Закавказье. Тогда это продвижение удалось остановить. Но американцы не успокоились и продолжали называть Грузию потенциальным кандидатом на членство в НАТО. А сейчас они, вдруг, сами предложили оставить постсоветское пространство Москве в обмен на уступки в других местах.

Таким образом, предстоящий визит Донилона – это апофеоз кризиса американской модели однополярного мира. У США, даже вместе с союзниками по НАТО и АНЗЮС, уже не хватает ресурсов для удержания глобальной гегемонии. Об этом американцев, кстати, неоднократно предупреждали умные люди, в том числе из России. Ибо исторический опыт свидетельствует о том, что ни одно государство, ни одна империя, какой бы мощной она ни была, не в состоянии подчинить себе весь мир. Однако, политическая элита США, посчитав себя победителями в «холодной войне», просто упивалась мощью своей страны и игнорировала разумные возражения скептиков. И вот сейчас наступил час расплаты.

Правда, истинные намерения Вашингтона пока не ясны. Вовсе не факт, что они окончательно смирились с провалом доктрины однополярности и готовы вместе с Россией и другими ведущими державами строить новую систему международных отношений. Вполне возможно, что американцы предпринимают лишь тактический маневр для временного отступления на выгодные позиции с тем, чтобы при более благоприятных условиях возобновить свои претензии на мировую гегемонию. Не исключено, что они просто хотят выиграть время, решить свои проблемы в Афганистане, на Ближнем Востоке, в зоне Персидского залива и в азиатско-тихоокеанском регионе. А после этого – вновь приступить к экспансии на постсоветском пространстве. Если появятся признаки, что это – так, то президент Путин должен сделать все, чтобы лишить США такой возможности, даже если это будет связано с некоторыми тактическими издержками.

Чтобы понять намерения американцев президенту России следует начать разговор с Донилоном не с частностей, а с общих концептуальных вопросов. То есть не дать американцам навязать тему конкретных разменов: мол, вы уступите по Сирии, а мы не будем выступать против Евразийского союза. Или вы сдаете Иран, а мы не будем принимать в НАТО Грузию. Вместо этого надо попросить собеседников рассказать о том, как они видят будущую систему международных отношений. Будут ли США и дальше проводить курс на обеспечение мирового доминирования Запада, либо намерены поделиться ответственностью с другими мировыми державами, такими как Россия, Китай и Индия. То есть, признает ли Вашингтон принцип многополярности в мировых делах? И согласны ли собеседники с тем, что многополярность предусматривает разделение сфер влияния между ведущими мировыми игроками?

Если на вышеперечисленные вопросы будут получены уклончивые или не ясные ответы, то можно с уверенностью сказать, что американцы хитрят. В этом случае дальнейшие дискуссии о нормализации отношений теряют всякий смысл. России нет никакого резона помогать США выпутываться из нынешних проблем, как это сделало советское руководство в начале 70-х годов прошлого века. Тогда США оказались в сложнейшей ситуации, связанной с поражением во Вьетнаме, нефтяным эмбарго стран ОПЕК и отказом от золотого стандарта американского доллара. У руководства СССР была прекрасная возможность кардинально ослабить международные позиции Запада, закрепить доминирующие положение социалистической системы в мировой политике и не допустить последующего поражения СССР в «холодной войне». Но согласившись на процесс «разрядки», советское руководство упустило эту возможность. Нечто подобное может произойти и сейчас. Согласившись на новую «разрядку-перезагрузку» без ясной перспективы изменения системы международных отношений, мы просто поможем Западу устоять под ударом мирового экономического кризиса, а в последствии станем мишенью их очередной скоординированной атаки.

Если же американская сторона предложит достаточно ясное видение будущего международных отношений как многополярной системы, с распределением сфер влияния ведущих мировых держав, то тогда можно переходить к предметному разговору о частностях. Впрочем, и на этом направлении я не испытываю большого оптимизма. Почему-то обуревают смутные сомнения, что США хотят в очередной раз продать нам «от мертвого осла уши», то есть предложить то, что мы уже и так имеем. А за это получить реальные уступки. Ведь все их ссылки на невмешательство на постсоветском пространстве, скорее всего, подразумевают именно страны СНГ и, возможно, Грузию. Но исключают другие страны или регионы, которые полностью или частично входили в сферу российского влияния и во времена Российской империи и во времена СССР.

Речь здесь идет именно об исторически сложившейся, традиционной сфере влияния России. Ведь временами российская сфера влияния простиралась очень широко. Иногда она включала Центральную Европу, некоторые районы Китая и даже некоторые государства Африки и Латинской Америки. (Под «сферой влияния» в данном случае подразумевается не нахождение тех или иных территорий в состав российского государства, а такие формы влияния как военное присутствие, политическое влияние и преобладание в экономике и культурной жизни указанных стран). Но эта расширенная сфера влияния существовала, как правило, непродолжительное время и не являлась устойчивой. Поэтому ее нельзя считать традиционной. А в традиционную сферу российского влияния, помимо стран СНГ, безусловно, входят Прибалтика, Финляндия, Балканы, северные Иран и Афганистан. Как быть с этими регионами? Очень сомневаюсь, что американцы согласятся с таким пониманием «зоны ответственности» России.

С другой стороны, любой объективный наблюдатель должен признать, что эти запросы – очень и очень скромные. Ибо политический класс России на многовековом опыте своих предшественников научился понимать одну простую вещь, которую до сих пор не может осознать элита США: сфера влияния одного государства не может быть бесконечной. Чрезмерное расширение собственной сферы влияния ведет к перенапряжению сил своего государства, его истощению и упадку. А это, как следствие, ведет к последующему схлопыванию имеющейся у него сферы влияния. Поэтому к оценке границ своей сферы влияния следует подходить очень рационально, на основе точного анализа существующих ресурсов и возможностей. Не случайно, доктрина многополярного мира была впервые озвучена именно российским руководством. А разработана она была в недрах МИД СССР еще в конце 80-х годов прошлого века. Кризис СССР заставил политическую мысль работать в поисках наименее затратной и в то же время достаточно эффективной модели международных отношений, которая могла бы прийти на смену биполярному противостоянию времен «холодной войны». Но доктрина многополярности в то время была надменно отброшена руководством США. Может быть, сейчас наступил момент прозрения?

Если это – так то, американцы признают нашу сферу влияния в той или иной форме. Ну, а в обмен они, скорее всего, предложат нам отказаться от поддержки правительства Асада в Сирии, снять возражения по поводу Ирана и помочь в сдерживании Китая в Восточной Азии. То есть, от нас потребуют реальных шагов, которые на самом деле ущемят наши интересы в перечисленных районах. При этом сами американцы возьмут на себя только обязательства о невмешательстве в дела СНГ. Стоит ли соглашаться на такие условия? Тем более, можно ожидать, что американская сторона попробует как всегда ограничиться устными заявлениями и уклониться от юридического закрепления имеющихся договоренностей. В итоге существует риск повторения той ошибки, которую допустил в свое время М.С.Горбачев, поверив на слово американским партнерам, что они не будут расширять НАТО на восток. Где сейчас НАТО, мы все хорошо видим.

Поэтому любые договоренности с Вашингтоном о разграничении сфер влияния должны строго фиксироваться на бумаге, как это сделал Сталин на Ялтинской конференции в 1945 году. В нынешних условиях существует масса способов, как оформить имеющиеся договоренности. Например, можно было бы заключить соглашение между НАТО и ОДКБ о разграничении «зон безопасности» двух альянсов. При этом зона безопасности ОДКБ должна включать все постсоветское пространство, за исключением Прибалтики, где, тем не менее, не должно быть постоянного военного присутствия НАТО. Одновременно русские жители Латвии и Эстонии должны быть немедленно уравнены в политических и гражданских правах с латышами и эстонцами. Ну, а в случае возникновения межэтнических конфликтов в этих государствах, НАТО и ОДКБ должны проводить на их территории миротворческие операции совместно. Также должен быть официально подтвержден нейтралитет Финляндии. Естественно, на территории постсоветского пространства не должно быть никакого военного присутствия США и других членов НАТО. А база США в Киргизии должна быть закрыта в запланированные сроки без каких-либо возражений Вашингтона. Афганистан вновь должен стать суверенным нейтральным государством без иностранного военного присутствия.

В обмен на такой договор Россия могла бы согласиться на американский план урегулирования по Сирии, а также занять нейтральную позиции при выяснении США отношений с Китаем в азиатско-тихоокеанском регионе. А вот от сдачи Ирана нам следует воздержаться. Иран занимает стратегически важное положение на границах постсоветского пространства, включая выход к акватории Каспийского моря, где проходят стержневые коммуникации стран СНГ. Поэтому оккупация иранской территории американцами или создание там американских военных баз для нас совершенно неприемлемо. Следовательно, военного вторжения в Иран, также как и смену там режима путем вмешательства извне, мы допустить не можем. Американская сторона должна понять, что решать разногласия с Ираном следует исключительно политико-дипломатическими методами.

Если такой баланс договоренностей не устроит Вашингтон, то никакой трагедии для нас не произойдет. На данном историческом этапе время работает на Россию, а не на США. Как то серьезно помешать нам в зоне СНГ они сейчас уже не в состоянии. Даже если США направят свои основные ресурсы на противодействие процессу евразийской интеграции, то вовсе не факт, что у них что-то получится. Но при этом США, наверняка, подорвут свои позиции в других жизненно-важных для них регионах. Достаточно пофантазировать на тему о том, что произойдет с западной экономикой, если Саудовская Аравия и другие страны Персидского залива окажутся охвачены гражданской войной между шиитами и суннитами. Ну, а экономическая экспансия Китая в Юго-Восточной Азии может вскоре привести к полной потере этих важных рынков для США и Евросоюза.

Что касается России, то по мере ослабления международных позиций Запада, она все равно восстановит свою традиционную сферу влияния. Объективные процессы мирового развития не возможно остановить, как бы этого ни хотели в Вашингтоне. Поэтому заключать договоренности, закрепляющие за Россией урезанную сферу влияния, не имеет смысла. Это означало бы признать геополитические реалии, сложившиеся по итогам «холодной войны», и лишить свою страну будущего. Как говорил Бисмарк, с Россией можно вести только честную игру - только тогда можно достигнуть взаимного успеха.
http://atnews.org/news/ssha_i_rossija_razgranichat_quot_sfery_vlijanija_quot/2013-01-20-6389
Отредактировал Коллега (20 января 2013)
Причина: сколько раз можно говорить чтобы картинки заливались на НАШ сервер?



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх