,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Глобальный вызов Китая
  • 4 ноября 2012 |
  • 17:11 |
  • AlksndP |
  • Просмотров: 1449
  • |
  • Комментарии: 12
  • |
+1
Сегодняшний Китай — мировой лидер последних 30 лет по темпам роста промышленного и финансового потенциала, обладатель второй по величине экономики в мире, превратился в крупнейшего мирового экспортера, кредитора, потребителя сырьевых ресурсов, государство с наибольшими золотовалютными резервами (ЗВР), будущей мировой резервной валютой, с крупнейшими населением и армией в мире.

Глобальный вызов Китая


Сейчас КНР — на рубеже смены власти, ее передачи от четвертого поколения руководителей Компартии Китая к пятому. Как ожидается, это произойдет на XVIII съезде КПК в ноябре этого года: нынешнего президента Ху Цзиньтао сменит его заместитель Си Цзиньпин, а премьер-министра Вэнь Цзябао — его заместитель Ли Кэцян.

В целом текущий год — период значительных перемен в мире, которые коснутся половины населения планеты. Президентские выборы, помимо России, Индии и Франции, пройдут в Китае, США и ряде других стран, что может значительно отразиться на ситуации в этих государствах и привести к новой расстановке сил в глобальном масштабе. Большое влияние на этот процесс будет оказывать дальнейший рост Китая, чьи амбиции и претензии на мировое лидерство подтверждаются не только экономической и финансовой, но и растущей политической и военной мощью страны.

Экономика


Азия становится осью глобальных геополитических перемен. Сюда сместился экономический и финансовый центр мира, здесь находятся три из пяти мировых лидеров по объему ВВП — Китай, Япония и Индия, а также шесть из девяти ядерных стран мира. В дальнейшем позиции этого региона только укрепятся: как считают аналитики, доля Азии в мировой экономике в 2030 г. может возрасти до 65%, тогда как в 2009-м составляла 34%. При этом ведущей силой регионального развития выступает Китай, чья экономика остается одной из самых быстрорастущих в мире.

Всего за 9 лет этому государству удалось удвоить реальный доход на душу населения, тогда как США и Англии в процессе индустриализации в ХIХ ст. для этого понадобилось полвека. По оценкам экспертов, при нынешних темпах КНР в 2018 г. станет крупнейшей экономикой мира, обогнав США, а китайский юань дополнит американский доллар в мировой торговле и в качестве резервной валюты. По темпам накопления капитала Китай уже опережает Соединенные Штаты. Как ожидается, в 2025г. он будет выпускать 25% продукции, производимой в мире.

Сегодняшний уровень экономического развития КНР характеризуется такими показателями: объем ВВП — 11,3 трлн. долл. (по паритету покупательной способности (ППС)); рост ВВП — 9,2%; ЗВР страны — 3,2трлн. долл.; внутренние резервы — 2 трлн. долл.; объем внешней торговли — 3,6трлн. долл. (экспорт и импорт — 1,9 и 1,7 трлн. долл.); иностранные инвестиции — 1,2 трлн. долл.; китайские капиталовложения за рубежом — 376млрд. долл.; госдолг — 19% ВВП; инфляция — 5,4%; доход на душу населения — 8,4тыс. долл. в год (ППС); экономически активное население — 948 млн. чел. (при численности населения 1,35млрд.); уровень городской безработицы — 4,1%; основные отрасли (%): промышленность (47,7), сфера услуг (40,5), сельское хозяйство (11,8).

Объем продаж на внутреннем рынке, ежегодно возрастая на 16%, в 2011-м превысил 1,7 трлн. долл.

Китай стал вторым крупнейшим в мире потребителем предметов роскоши и алмазов. Импорт золота в КНР только за 2010 г. увеличился в 5 раз, достигнув 650 т, что составляет 25% мирового производства. При этом Пекин планирует в ближайшие годы приобрести еще более 5000 т золота на мировом рынке.

В 2011 г. Гонконг занял первое место в рейтинге финансовых рынков мира, потеснив при этом лидеров прошлого года — США и Англию, а три ведущих китайских банка вошли в пятерку крупнейших в мире по уровню рыночной капитализации. В последние годы КНР предоставляет больше кредитов странам третьего мира, чем Всемирный банк.

Поднебесная опережает все прочие страны по объему производства более чем 100 видов продукции, будучи крупнейшим производителем судов, автомобилей, мотоциклов, телевизоров, персональных компьютеров, мобильных телефонов, часов и фотоаппаратов, а также стали, кокса и чугуна, алюминия, цинка, олова, никеля и др. Здесь крупнейшие в мире поголовья птицы, свиней, овец, коз, лошадей и яков.

Страна лидирует по экспорту редкоземельных металлов. Из общего количества этих элементов, потребляемых в мире, более 90% произведены здесь. В 2010-м Китай обошел США по выпуску продукции обрабатывающей промышленности (соответственно 19,8 и 19,4% мирового производства).

Рост производственного сектора в КНР в 2008—2010гг. составлял в среднем 20,2% в год, в то время как в США — 1,8%, Японии — 4,2%.

В течение последних 32 лет китайская экономика продемонстрировала небывалые по мировым меркам среднегодовые темпы роста — 10%. Это способствовало повышению благосостояния населения, значительному увеличению доли среднего класса. Численность граждан с годовым доходом свыше 17 тыс. долл. превышает сегодня 100 млн., а 625млн. забыли о нищете. По количеству миллионеров (более 1 млн.) страна занимает второе место в мире (после США), а число миллиардеров в 2010г. по сравнению с 2009-м увеличилось вдвое: со 130 до 271. Однако в то же время ниже черты бедности (1 долл. в день) живут 128млн. чел., а миллионы рабочих и крестьян на западе Китая зарабатывают лишь по 50—100долл. в месяц. Средняя продолжительность жизни с 1981-го по 2009 г. поднялась с 68 до 73,5 лет.

Китайская модель доказала свою эффективность и результативность, сохранив высокие темпы роста даже во время мирового кризиса. Что касается экономического строя, то здесь говорят о «строительстве социализма с китайской спецификой», однако около 70% ВВП страны обеспечивается частными предприятиями. В то же время практически все основные отрасли промышленности и банки — под контролем государства. Причем степень такового варьирует от полного владения энергетическими и телекоммуникационными предприятиями, секторального участия в авиационной и судостроительной отраслях, а также в сфере страхования, транспорта и СМИ до частичного контроля в машиностроении, металлургии, строительстве и развитии информационных технологий.

Проводя структурные изменения, КНР трансформирует экономическую систему, поощряет импорт технологий, позволяющих развивать такие ведущие секторы экономики, как производство программного обеспечения, новых материалов, телекоммуникационная индустрия и биотехнологии; совершенствует систему образования, стимулирует обучение студентов за рубежом. Для создания современных высокотехнологичных производств обустроена своя «Силиконовая долина». Страна увеличивает долю внутреннего рынка и переходит на выпуск продукции с большей добавленной стоимостью. Бюджетные субсидии существуют здесь только в банковском секторе, энергетике и сельском хозяйстве.

Значительно изменилась государственная система управления экономикой и перераспределения ресурсов. Нет больше ни отраслевых балансов, ни обязательных планов. Даже крупные инвестиционные отраслевые проекты теперь не подлежат согласованию ни на центральном, ни на местном уровне. Пятилетний план намечает лишь общие параметры макроэкономики. Ужесточились критерии оценки деятельности госпредприятий: убыточное производство сразу подлежит закрытию и продаже. Только в 1996—2001 гг. были закрыты десятки тысяч ГП, при этом уволены 30 млн. рабочих и служащих.

Важную роль сыграли свободные экономические зоны. В настоящее время в КНР действуют 4 специальные экономические зоны, 14 ЗСТ, 53зоны высоких и новых технологий, более 70 научно-технических — для специалистов, получивших образование за границей, и 38 зон переработки продукции, ориентированной на экспорт.

Энергетическая безопасность


Бурный экономический рост обусловливает все большую критическую зависимость Китая от импорта энергоносителей, металлов и стратегического сырья. Это двусторонний процесс: КНР в свою очередь все ощутимее влияет на мировые рынки энергоресурсов и энергетическую политику других стран. При этом обеспечение страны энергоносителями и металлами становится для нее вопросом национальной безопасности. Уже сегодня здесь требуется 46% угля, добываемого в мире, 25% железа, цинка, стали, свинца, меди и алюминия, 15% урана, 10% нефти. Китай — крупнейший потребитель электроэнергии. А в 2020-м на его долю будет приходиться 22% глобального потребления.

Решая проблему энергетической безопасности, Пекин делает упор на диверсификацию источников поставок: сюда поставляются энергоносители из 35 стран Ближнего Востока, Африки, Средней Азии, Южной Америки, а также из России. Китай и сам — крупный добытчик нефти (170млн.т в год, 38% внутренних потребностей — 5-е место в мире). По прогнозным оценкам, в 2020 г. объем потребления нефти здесь достигнет 450 млн. т, а в 2025м — 710 млн. т.

В этой связи для Китая важна задача обеспечить свободный доступ к мировым морским путям для поставок сырьевых ресурсов вдоль азиатского материка через стратегические Ормузский (20%) и Малаккский (80%) проливы. Особую озабоченность у лидеров страны вызывает постоянное присутствие в этих районах авианосных ударных групп США, которые при обострении международной обстановки или ухудшении американо-китайских отношений могут закрыть эти проливы для судов КНР.В случае такой блокады Китай за неделю исчерпал бы запасы энергоресурсов. Кроме того, если сегодня КНР платит за импортную нефть 500 млн. долл. в день, то при длительном конфликте цена может вырасти в несколько раз, а это привело бы к кризисным явлениям в здешней экономике.

Чтобы предотвратить это, Пекин реализует стратегию «нитки жемчуга», предусматривающую формирование зоны китайского влияния в Индийском океане. Ее основные задачи — построить порты вдоль ключевых маршрутов движения китайских нефтетанкеров — от Пакистана до Мьянмы и обеспечить безопасность поставок энергоресурсов в Китай и его проникновения на рынки стран региона. Также активно ведутся поиск и прокладка альтернативных сырьевых маршрутов, проходящих через безопасные сухопутные транзитные коридоры.

В сельском хозяйстве КНР занято 49% населения. Производство зерновых в прошлом году превысило 571млн. т. Повышения урожайности тут добиваются в основном за счет использования генно-модифицированных культур (площадь, занимаемая ими, равна территории Франции) и большого количества химикатов. Использование химудобрений здесь в 2,5 раза выше, чем в среднем в мире. Большинство пахотных земель помимо химикатов загрязнены еще и сливом промышленных и городских отходов. Испытывая острую нехватку плодородных земель внутри страны, КНР активно скупает их или берет в аренду за рубежом — в Африке, Средней Азии, Южной Америке, а также в России.

Для экономического развития широко привлекаются иностранные инвестиции, их объем за последние 10лет превысил 700 млрд. долл. Количество предприятий с участием иностранного капитала достигло 450тыс., их уставный капитал — 1,7трлн. долл., доля в китайском экспорте — 55%. Иностранные фирмы открыли здесь более 1400 научно-исследовательских центров. Особое внимание КНР уделяет получению в рамках сотрудничества передовых иностранных технологий.

Если до последнего времени влияние бурно растущей китайской промышленности на мировую экономику выражалось в заполнении мирового рынка дешевой продукцией, а также в покупке сырья и энергоносителей, то сегодня КНР выпускает высокотехнологичную продукцию, приобретает иностранные активы, технологии и зарубежные долги разных уровней. А также выступает активным кредитором по всему миру, широко предоставляя займы на государственном и частном уровнях. С просьбами о финансовой поддержке к ней обращаются, в частности, и крупнейшие международные организации, и отдельные страны.

В связи с наличием огромных ЗВР, большей частью номинированных в долларах США, Пекин всемерно стремится устранить одностороннюю зависимость от американской валюты ввиду ее нестабильности и продолжающегося мирового финансового кризиса. В сложившейся ситуации КНР делает ставку на покупку сырья, еще не находящегося в обращении. Такие операции не влияют на курс доллара и котировки сырья. Давая кредиты на 10—25 лет под гарантии поставок сырья в долгосрочной перспективе, Пекин постепенно избавляется от долларовой зависимости и связанных с ней негативных последствий. Объем средств, выданных им в рамках программы «кредиты в обмен на ресурсы», превысил 200 млрд. долл.

Основой успеха китайской экономики, превратившейся в мировой «производственный цех», стали дешевая рабочая сила, государственные и иностранные инвестиции, технологические инновации, эффективная инфраструктура и интегрированный в глобальную рыночную систему механизм производства и реализации продукции. Но благоприятные условия постепенно сходят на нет с повышением стоимости труда, ресурсов и транспортировки товаров. Это побуждает руководство КНР искать новые стимулы. Кроме того, развитие китайской экономики осложняют такие проблемы:

— огромные долги муниципальных и провинциальных властей КНР (1,5трлн. долл.), острая нехватка оборотных средств у средних и малых предприятий, вынужденных занимать их на черном рынке под высокие проценты;

— перегрев на рынке недвижимости, в результате чего в Китае появляется все больше «городов-призраков», где никто не живет, что чревато спадом финансового пузыря на рынке жилья, резким ростом количества дефолтных кредитов и созданием кризисных предпосылок в экономике;

— захват земельных участков в сельской местности, в результате чего 75 млн. крестьян лишились земли и работы;

— низкая производительность труда китайских работников (американский рабочий в 4 раза продуктивнее китайского);

— потеря такого конкурентного преимущества на мировом рынке, как низкие издержки на производство продукции, по мере выравнивания жизненного уровня населения страны.

Одним из вариантов решения экономических проблем может стать увеличение внутреннего спроса, составляющего сейчас 33% от ВНП, наращивание производства товаров с высокой добавленной стоимостью. Китай способен обеспечить устойчивый экономический рост и в дальнейшем, пусть с более низкими темпами. Движущими силами его развития послужат огромные людские ресурсы, высокие темпы инвестиций, повышение производительности труда и открытость экономики для международной торговли, инновационных проектов и технологий.

Наука и техника

Развитие науки, инновационных технологий и создание наукоемкой продукции — предмет постоянного внимания китайского руководства. В частности, финансирование НИОКР в 2011—2015 гг. возрастет с 1,5 до 2,5% ВВП, при этом на развитие передовых технологий выделят 1,5 трлн. долл. Количество научных сотрудников в стране увеличилось за последние 15 лет втрое — до 1,5 млн. (США — 1,4 млн., ЕС — 1,3 млн.), число выпускников вузов за последние пять лет — почти вдвое (с 3,4 до 6,3 млн.).

Среди мировых научных исследований, проведенных за последние пять лет, на долю Китая приходится 8,4%. По объему финансирования НИОКР — 141 млрд. долл. (12,3% к уровню 2010 г.) — он занимает второе место в мире после Соединенных Штатов (395 млрд. долл., т.е. 34%). В прошлом году стал мировым лидером по числу заявок на получение патентов, обогнав Японию и США.

По данным Всемирного банка, на КНР приходится 21% экспорта высокотехнологичной продукции в мире (для сравнения: США — 13%). По применению «зеленых технологий» она вышла на первое место.

К 2020 г. Китай планирует за счет развития собственных новейших технологий снизить с 50 до 30% степень зависимости от зарубежных технологий. Он больше не согласен довольствоваться ролью мирового «производственного цеха» и твердо намерен сменить нынешнюю экономическую модель «сделано в Китае» на новую: «изобретено в Китае».

Здесь успешно работают программы финансирования стартапов и стимулирования ученых, создан комплекс научных парков, в которых расположены тысячи высокотехнологичных предприятий. В программу инновационных разработок включены и университеты, среди многочисленных выпускников которых немало специализирующихся в областях, непопулярных на Западе, таких как горнодобывающая промышленность и тяжелое машиностроение.

Активно развивает КНР свою программу освоения космоса: если в 2006—2010 гг. было запущено 69 спутников, то в 2011—2015-м запланировано произвести 100 пусков космических аппаратов. В стране три космодрома — Шуанченцзы, Учжай, Сичан; в 2013 г. завершится строительство четвертого — Вэньчан на острове Хайнань.

В этом году запланирован запуск лунохода на спутник нашей планеты, на 2017-й намечены сбор и доставка на Землю лунного грунта с помощью автоматического аппарата. В ноябре прошлого года Китай произвел стыковку своих спутников на космической орбите. К 2020 г. будет создана орбитальная космическая станция.

В 2015 г. на КНР, согласно планам, будет приходиться 15% международных коммерческих запусков и 10% мировых продаж космических аппаратов. С прошлого года в стране есть своя система глобального позиционирования — «Бейдоу».

Внешняя торговля и инвестиции


Благодаря экспортному буму, непрерывному притоку иностранного капитала и управляемому валютному курсу Китай стал держателем самых больших резервов иностранной валюты в мире. Его ЗВР обеспечивают как проведение крупных преобразований внутри страны, так и реализацию масштабной программы инвестиций по всему миру. В прошлом году общий объем китайских инвестиций в 177зарубежных странах составил 376,7 млрд. долл.

Крупнейшие получатели китайских инвестиций — Австралия (38,4млрд. долл.); США (30,5); Бразилия (18,6); Иран (17,1); Нигерия (15,4); Аргентина (14); Индонезия (13,5); Саудовская Аравия (11,8); Казахстан (11,5); Канада (11) и др. На долю Украины приходится 0,21 млрд. долл.

По оценкам аналитиков, к 2020 г. китайским инвесторам будут принадлежать иностранные активы на сумму 1 трлн. долл. Кроме того, КНР — держатель крупных пакетов долговых обязательств США, Испании, Италии, Греции, Португалии, Венгрии и др.

Китай стал активным экспортером капитала. При этом стратегическими целями его внешнеэкономической политики «глобального продвижения» выступают диверсификация капиталовложений, покупка иностранных компаний, ценных бумаг, активов, земель для производства сельхозпродукции, а также сырьевых ресурсов.

Быстро растет экспорт рабочей силы. В 2011 г. за границей трудились около 800 тыс. граждан КНР (стоимость контрактов превысила 35 млрд. долл.). Их можно встретить в 180 государствах мира. В число основных потребителей китайского труда входят Япония, Сингапур, Южная Корея, США, Россия, Израиль, ОАЭ и Иордания. В то же время в разных точках земного шара действуют более 10 тыс. китайских компаний. На принадлежащих им предприятиях в развивающихся странах эти фирмы устанавливают свои социальные стандарты: низкие зарплаты и тяжелые условия труда.

Объем внешней торговли КНР в прошлом году по сравнению с 2010м вырос на 22% — до 3,64 трлн. долл. На Китай приходится 14% мирового экспорта промышленной продукции, при этом по структуре его экспорт на 42% пересекается с американским и на 46% — с европейским.

Основные потребители китайских товаров — США (21,4%), Япония (11%), Южная Корея (4,6%), Германия (4,3%), а наиболее крупные поставщики в Китай — Япония (15,2%), Южная Корея (11,6%), Тайвань (11,2%), США (7,4%) и Германия (4,6%). Наименее развитым странам мира КНР предоставляет режим беспошлинного доступа их товаров на китайский рынок.

За последние 10 лет Китай заметно изменил структуру своего экспорта: доля высокотехнологичных товаров в нем достигла 40%. Внешнеторговая экспансия Пекина ставит вопрос о перераспределении значительных финансовых средств и товаров на мировых рынках. Например, экспортный объем гражданского судостроения в 2010 г. составил 124 млрд. долл., при этом Китай за три года вдвое увеличил свою долю на этом рынке — с 14,4% в 2007-м до 28,4% в 2010-м. За последние 10 лет КНР удвоила продажи оружия, став шестым крупнейшим его экспортером в мире. Аналогичная картина и на других рынках, где всего за три года доля китайских производителей увеличилась в 1,5—2 раза.

Китай готовит почву для интернационализации своей валюты через двусторонние соглашения с иностранными государствами, компаниями и финансовыми центрами. В частности, поощряет использование юаня в международной торговле, своп-соглашениях между центральными банками, в качестве депозитов банков и эмиссии облигаций. Это позволяет Пекину снизить свою зависимость от доллара США и повысить значимость юаня, который уже принят в качестве одной из форм оплаты в Пакистане, Таиланде, Монголии и Вьетнаме. Народный банк КНР подписал соглашения о взаимных расчетах и платежах в национальных валютах с центральными банками 12 стран, в том числе Украины, России, Беларуси, Японии.

Сегодня объемы оборота юаня в мире возросли до 11% торгового оборота долларовых рынков. Пекин выразил желание, чтобы к 2015 г. юань был включен в корзину основных валют Всемирного банка, определяющих стоимость специальных прав заимствования* (СПЗ). Пекин также предложил на базе СПЗ создать мировую резервную валюту, которая могла бы заменить в этом качестве американский доллар.
__________________________________
*Специальные права заимствования — форма международных денег, созданная МВФ; их стоимость определяется как средневзвешенное различных конвертируемых валют.

Армия

Глобальный вызов Китая

Китайская армия ощущает неразрывную связь с родной землей


Руководство страны никогда не жалело средств на Народно-освободительную армию Китая (НОАК), нуждаясь в ее поддержке и удерживая военных вне политики в обмен на миллиарды юаней. За последние 15лет на оборонные цели израсходовано свыше 1 трлн. долл. Военный бюджет Китая (143 млрд. долл.) уступает только американскому (711млрд. долл.). Еще в 2002 г. Ху Цзиньтао заявил, что к 2010 году НОАК должна стать одной из самых мощных и современных армий мира. По мнению ряда экспертов, китайская экспансия объективно становится неизбежной, поскольку, если Китай выйдет на западный уровень потребления на душу населения, ему одному не хватит ресурсов всей планеты. При нынешних темпах роста китайской экономики и населения данная проблема возникнет на протяжении жизни одного поколения.

Сегодня в рядах НОАК — 2,3 млн. военнослужащих при огромных мобилизационных ресурсах (300 млн.). По западным оценкам, на ее вооружении — более 8 тыс. танков, 15 тыс. артиллерийских орудий. В составе ВВС — 2,5 тыс. самолетов, из них примерно 1,5 тыс. боевых (больше — только у США).

Китай обладает третьим в мире (после США и РФ) потенциалом ядерного оружия: около 300 межконтинентальных баллистических ракет с ядерными боеголовками, более 200 баллистических ракет средней дальности, свыше 1,2 тыс. оперативно-тактических комплексов малой дальности и 700 ядерных зарядов. В 2010 г. он начал развертывание первой в мире противокорабельной баллистической ракеты DF-21 с радиусом действия 1600км, со сложной системой наведения. Эта «убийца авианосцев» (как ее называют в СМИ) может существенно повлиять на стратегическое размещение военно-морских сил в Тихоокеанском регионе. Высокая скорость и маневрирование на завершающей стадии полета позволяют ей остаться незамеченной до момента поражения крупной надводной цели. Кроме того, в КНР создана самая мощная и дальнобойная в мире реактивная система залпового огня WS2D с дальностью стрельбы до 400 км.

В составе китайских ВМС — около 260 кораблей, в том числе 80 эсминцев и фрегатов, 59 дизельных и 9 атомных подводных лодок. В прошлом году Китай приступил к ходовым испытаниям своего первого авианосца «Ши Ланг» (бывший украинский «Варяг»), который после оснащения его палубной авиацией будет введен в состав флота. Планируется строительство еще четырех авианосцев, в том числе — двух атомных.

Пока по числу кораблей океанской зоны флот Поднебесной уступает американскому — своему главному сопернику в Азиатском регионе. В составе ВМС Штатов — 285 кораблей и судов различных классов, в том числе 11 авианосцев, 22 крейсера, 60 эсминцев, 27 фрегатов, 17 больших десантных кораблей, 71 атомная подводная лодка. По оценкам экспертов, к 2015г. китайские ВМС и ВВС достигнут паритета с американскими войсками в западной части Тихого океана.

В декабре прошлого года Ху Цзиньтао, выступая на совещании с высшим военным руководством страны, заявил, что флот должен в кратчайшие сроки «улучшить свою модернизацию, а также собрать все силы для подготовки к войне и укреплению национальной безопасности». Одним из этапов такого укрепления станет строительство «передовой обороны», призванной обеспечить безопасность военных баз за пределами территории государства. Темпы и масштабы военной модернизации Китая встревожили многих его соседей в Азиатско-Тихоокеанском регионе. По мнению экспертов, КНР явно готовит свой флот к противоборству с соперниками в Южно-Китайском море, прежде всего с Вьетнамом, Японией и Филиппинами, а в дальнейшем также и со США.Как отмечают аналитики, именно Соединенные Штаты в ближайшей перспективе составят реальную конкуренцию Китаю в этом регионе.

При этом никто не в состоянии помешать Китаю наращивать военную мощь. США обессилены войнами в Ираке и Афганистане, обременены экономическими проблемами и громадным внешним долгом. Евросоюз находится в состоянии перманентного кризиса и резкого сокращения своих армий и военных расходов, а Россия постепенно утрачивает былой военный потенциал.

Внутренняя политика

Несмотря на экономический рост Китай в последнее время столкнулся с серьезными экономическими, экологическими и социальными проблемами. Увеличился разрыв в доходах между бедными и богатыми; углубилось различие в развитии города и села, западных и восточных районов; повысилась безработица, возросли инфляция, коррупция... Обострилась ситуация с нехваткой пресной воды.

В стране отсутствует единая для всего населения система социального и медицинского страхования и пенсионного обеспечения, что вынуждает граждан откладывать до 30% своего дохода для обеспечения себя в старости и на случай болезни. Это способствует созданию определенного инвестиционного потенциала, но сдерживает рост внутреннего спроса в стране, увеличение которого объявлено приоритетом госпрограммы развития страны.

Поддержание внутренней стабильности требует стабильного роста китайской прибрежной экономики для создания капитала, который затем будет передан в глубь страны. На обеспечение внутренней безопасности и правоохранительных органов Китай тратит немногим меньше, чем на содержание армии (95 млрд. долл.). И все же в КНР нарастают социальные протесты, особенно представителей этнических меньшинств (8% населения), количество таких выступлений увеличилось с 40 тыс. в 2001 г. до 182тыс. в 2011-м. В городах, среди 250млн. рабочих, мигрировавших из деревни, усиливается недовольство.

Кроме того, на стабильность внутренней ситуации негативно влияют и такие острые проблемы:

— несбалансированный рост экономики, в большей степени определяемый инвестициями и экспортом, чем потреблением;

— олигархизация страны и образование институтов и партий, которые могут конкурировать на национальном уровне с Компартией;

— стремление растущего и все более влиятельного среднего класса к участию в управлении страной и модернизации ее политической системы;

— демографические диспропорции — старение населения (с 1987 по 2009 г. доля граждан в возрасте до 20лет упала с 40 до 24%, а старше 50 — напротив, выросла с 16 до 29%), «дефицит невест» (вследствие политики ограничения рождаемости «одна семья — один ребенок» возник дисбаланс в соотношении лиц мужского и женского пола 1,23:1);

— сокрытие доходов от налогообложения (ежегодно более чем на 1,3трлн. долл., при этом более 60% этой суммы принадлежат 10% самых богатых китайцев);

— критическая экологическая ситуация.

Один из вариантов решения проблем — переход к экономике, более ориентированной на развитие внутреннего рынка и рост внутреннего потребления, завершение реформ правовой, судебной и административной системы, защита частной собственности.
[В стране реализуется пятилетняя программа строительства доступного жилья, в рамках которой планируется сдать 36 млн. квартир общей стоимостью $200 млрд.]
В стране реализуется пятилетняя программа строительства доступного жилья, в рамках которой планируется сдать 36 млн. квартир общей стоимостью $200 млрд.

Правительство планирует замедлить темпы прироста ВВП страны до 7,5% в год против нынешних 9,2%. Освободившиеся средства будут направлены на сокращение разрыва между уровнем жизни городского и сельского населения, снижение безработицы и увеличение военного бюджета. В то же время китайские лидеры сознают: если рост экономики слишком замедлится, они не смогут предотвратить общественные волнения в стране. Пекин также прилагает усилия для сокращения диспропорций в экономическом развитии регионов, перераспределяя ресурсы в менее богатые внутренние провинции, играющие все более важную роль в политической стабильности. Вместе с тем в Китае все в большей степени понимают, что без политической реформы дальнейшие преобразования экономики невозможны.

Глобальная рецессия сильно ударила по ориентированной на экспорт экономике КНР, а инфляция снижает конкурентоспособность ее продукции. Мировой финансовый кризис сказался и на рынке труда в Китае, где только в 2008 г. вследствие замедления развития экономики Европы и США потеряли работу 26 млн. чел. Китайское руководство принимает решительные меры, направленные на повышение занятости: в 2006—2010гг. в городах было создано 57,6 млн. новых рабочих мест, еще 45 млн. планируется добавить в 2011—2015-м.

Реализуется пятилетняя программа строительства доступного жилья, в рамках которой планируется сдать 36 млн. квартир стоимостью 200 млрд. долл. Намечено также обеспечить 13%-й среднегодовой рост минимальной заработной платы.

Укрепление внутриполитической стабильности — важный приоритет региональной политики Китая. Разработана и воплощается на практике соответствующая стратегия, предусматривающая — наряду с экономическим ростом для поддержки растущего жизненного уровня населения внутри страны — усиление власти КПК в Синьцзяне и Тибете, противодействие «цветным» революциям, уйгурскому сепаратизму и исламскому радикализму. Однако не исключено, что в случае обострения внутренних политических и экономических проблем в КНР может сложиться ситуация, когда агрессия вовне окажется меньшим из зол на фоне перспективы хаоса и гражданской войны с потерей всех результатов реформ и возможного коллапса страны.

Внешняя политика


Сегодня, когда Китай становится глобальной державой, его внешняя политика находится в стадии перезагрузки. Возможности Пекина расширяются, у него есть свои интересы по всему миру, а принимаемые им решения о том, куда попадут очередные китайские миллиарды, влияют на судьбы целых стран или регионов. По мере наращивания экономической и военной мощи КНР хочет не только иметь больший вес в международных организациях, но и менять правила игры в глобальной политике. На международном уровне заявляет о завершении 20-летнего периода «однополярного мира», призывая к созданию «многополярного мира», новой финансовой архитектуры, стремится заручиться поддержкой своих ключевых интересов, таких как суверенитет над Тайванем, непризнание независимости Тибета.

Во внешней политике Китай исходит из основополагающего национального интереса — экономического выживания, с чем связано его стремление упрочить присутствие в регионах мира, богатых запасами стратегического сырья, и обезопасить пути его доставки. Внешняя экономическая экспансия становится для Пекина жизненной необходимостью.

Зона китайского влияния, формирующаяся в Азии, Южной Америке и Африке, постоянно растет. Китай предлагает гибкие условия оплаты, обеспечивает адекватное соотношение цены и качества и не навязывает принимающей стороне своих ценностей и политических предпочтений. Постоянный поиск поставщиков сырья, который КНР ведет по всему свету, и геополитическая борьба за уменьшающиеся рынки сбыта порождают конфликты и трения между ним и ведущими странами, в чьи сферы влияния он пытается проникнуть. Резкий рост влияния Китая в мире некоторые аналитики называют появлением «преждевременной сверхдержавы» и «возрождением империи», существовавшей 5 тысячелетий.

Ранее китайские лидеры следовали во внешней политике совету Дэн Сяопина: «Спокойно наблюдайте, отстаивайте наши интересы, спокойно справляйтесь с текущими делами, скрывайте наши возможности и ждите благоприятного момента». Сегодня все более могущественный, самоуверенный Китай хочет играть более важную роль в системе международных отношений при минимуме обязательств, в том числе финансового характера. Пекин стремится достичь мировой гегемонии экономическими методами, порой сознательно преуменьшая свои возможности и потенциал, избегая ослабляющих страну конфликтов.

Прагматизм, маневренность и гибкость определяют действия Китая на мировой арене. Природная осторожность все больше вытесняется пониманием того, что для отстаивания своих интересов в быстро меняющемся мире нужно действовать более энергично, жестко и целеустремленно. Реализуемая Китаем политика построения гармоничного мира с позиций «мягкой силы» (торговля, инвестиции и помощь) и «приятного соседства» способствует его доступу к жизненно важным природным ресурсам, технологиям и мировым рынкам. Поведение КНР по отношению к другим странам определяется его потребностями в поставках стратегического сырья, необходимого для развития экономики и поддержания растущего жизненного уровня населения, составляющего 20% всего человечества.

Для активного позиционирования государства и бренда «Китай» за границей ежегодно выделяются миллиарды долларов. Международное медиапродвижение Китая помимо телеканалов на английском, арабском, испанском и русском языках, включает в себя выход китайских газет и журналов в англоязычных версиях, рекламу страны на ведущих мировых медиаканалах. В центре Нью-Йорка информационное агентство «Синьхуа» организовало круглосуточную телевизионную службу новостей на английском и намерено конкурировать с Си-эн-эн и Би-би-си, чтобы «освещать события в Китае и в мире для мировой аудитории под китайским углом зрения». В феврале 2012 года начали свое вещание в Нью-Йорке три новых англоязычных и испаноязычный телеканал. В девяти крупнейших городах США ежедневно выходит англоязычная газета «Китай сегодня». Государственные СМИ Китая разместили более 400 своих корреспондентов в 117 зарубежных корпунктах, а к 2020 г. планируют расширить эту сеть до 180 информбюро. Культурно-информационная составляющая также играет важную роль в имиджевой экспансии и представлена сетью филиалов китайского Института Конфуция по всему миру.

Информационная составляющая роста влияния КНР в мире приносит свои плоды. В частности, недавние опросы служб Пью и Гэллапа показали, что 72% французов, 67% испанцев, 65% британцев, 61% немцев и 53% американцев считают Китай ведущей мировой экономической державой, в то время как США и Японию выбрали в качестве сильнейшей страны в мире соответственно 33 и 7%.

В последнее время Китай все больше внимания стал уделять Арктике, которая представляет для Пекина, нуждающегося в любых природных ресурсах, значительный интерес (25% мировых неразведанных залежей углеводородов, 9% угля и др.). Появление более короткого судоходного пути из Восточной Азии в Европу может открыть перед Китаем огромные возможности — как экономические, так и военные. Потому он выступает за широкую интернационализацию Арктики. В 2004-м открыл научную станцию «Желтая река» на Шпицбергене, и в Арктике стал регулярно появляться китайский ледокол «Снежный дракон», ранее работавший в Антарктиде. Главным проводником интересов Пекина в этом регионе выступает Норвегия, которая предложила ввести Китай в число членов Арктического совета.

Одна из важных задач внешней политики КНР — достичь доминирования в западной части Тихого океана, где Китай вовлечен в споры с соседними государствами о принадлежности различных участков дна Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей, богатых энергоносителями.

Пекин стремится к формированию синоцентричной Азии, поэтому не приемлет ни доминирования США, ни возвращения России в качестве ведущей страны в этот регион. Китай хочет, чтобы великие державы отказались от гегемонистских амбиций, а вместо этого стремились к достижению компромисса, который устроит всех. Он не желает брать на себя ответственность, связанную с глобальным лидерством, видя путь к успеху в постепенном перераспределении мощи.

Китайской дипломатии, следующей принципу «двигаться посередине дороги» в международных отношениях, становится все труднее поддерживать тонкий баланс между множеством конкурирующих интересов в глобальной политике.

Широко распространяя свое влияние в мире, КНР превращается в новую сверхдержаву, сдвигая мировое политическое, экономическое и военное равновесие в сторону Восточной Азии.

Слово «Китай» состоит из двух иероглифов, которые означают «центральная страна». Сегодня у Китая появляется все больше оснований, чтобы соответствовать этому названию в мировом масштабе.

Владимир САМОФАЛОВ, канд. юрид. наук,



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх