,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Война за газ
  • 17 октября 2012 |
  • 20:10 |
  • edmund |
  • Просмотров: 1106
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
+12
Действительно ли войны на Ближнем Востоке и в Северной Африке связаны с нефтью?

Война в Ираке действительно была связана с нефтью, согласно Алану Гринспену, Джону Маккейну, Джорджу У. Бушу, Саре Пейлин, высокопоставленному сотруднику Совета национальной безопасности и другим.

Дик Чейни сделал иракские нефтяные месторождения приоритетом национальной безопасности до событий 11/09/01.

«Sunday Herald» сообщала:
За пять месяцев до 11/09/01 США выступали за использование силы против Ирака... чтобы обеспечить контроль над его нефтью.

Афганская война была спланирована до 11/09/01. Согласно сотрудникам французской разведки, США хотели проложить нефтепровод по территории Афганистана, чтобы было легче и дешевле транспортировать центральноазиатскую нефть. И поэтому США заявили Талибану незадолго до 11/09/01, что они получат либо «ковёр золота, либо ковровые бомбардировки», первое - если они дадут согласие на трубопровод, последнее - если не дадут. .

Конгрессмен Эд Марки сказал:
Ну, мы находимся в Ливии из-за нефти.

Сенатор Грэхем согласился.

А США с Британией свергли демократически избранного лидера Ирана из-за того, что тот объявил, что национализирует нефтяную индустрию в своей стране.

Это война за газ

Но дело не только в нефти, но и в газе...

Будучи ключевым архитектором войны, Джон Болтон сказал в прошлом году:
Это особой важности нефте- и газодобывающий регион, из-за которого мы вели столько войн, чтобы защитить нашу экономику от неблагоприятного воздействия потери этих поставок, или же того, что эти ресурсы будут доступны только по очень высокой цене.

Например, трубопровод, который США хотели проложить по территории Афганистана до 11/09, должен был транспортировать не только нефть, но и газ.

Джон С.К. Дэйли отмечает:
Предложенный газопровод TAПИ [Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия... надо признать, труднопроизносимое название, но вы часто будете слышать о нем в грядущие месяцы] стоимостью 7,6 миллиардов долларов и протяжённостью 1040 миль ... имеет давнюю региональную историю, так как впервые его строительство было предложено ещё до захвата Кабула талибами, когда в 1995 году Туркменистан и Пакистан подписали протокол о намерениях. Планировалось, что ТАПИ с его пропускной способностью в 33 миллиарда кубических метров туркменского природного газа в год начинался бы на газовом месторождении «Даулетабад» в Туркменистане, проходил через Афганистан и Пакистан и заканчивался в северо-западном индийском городе Фазилка.

Для строительства ТАПИ было необходимо согласие Талибана, и через два года после подписания протокола о намерениях консорциум Central Asia Gas Pipeline Ltd. под руководством американской компании Unocal привёз делегацию Талибана в штаб-квартиру Unocal в Хьюстоне, где талибы поставили подпись под проектом.

Визит талибов в США был подтверждён ведущими СМИ. И действительно, существует фотография делегации талибов, посещающей штаб-квартиру Unocal в Хьюстоне в 1997 году:

Война за газТакие американские компании как Unocal (она была ведущей в отношении предложенного трубопровода) и Enronпри полной поддержке правительства США продолжали добиваться расположения Талибана вплоть до 2001 года, пытаясь умаслить их, чтобы они дали разрешение на строительство трубопровода.

Французские авторы с обширным опытом анализа разведывательных данных (один из них - бывший агент французских спецслужб) утверждают:
До августа [2001 года] правительство США считало режим Талибана «источником стабильности в Центральной Азии, который сделает возможным строительство нефтепровода через Центральную Азию» из богатых нефтяных месторождений в Туркменистане, Узбекистане и Казахстане по территории Афганистана и Пакистана и до Индийского океана. До сего дня, говорится в книге, «нефтяные и газовые запасы Центральной Азии контролировались Россией. Правительство Буша хотело изменить это».

Пепе Эскобар отмечает:
При новом избранном президенте Джордже У. Буше... компания Unocal снова пробралась в игру и уже в январе 2001 года стала снова втираться в доверие к Талибану, на этот раз при поддержке множества знаменитых правительственных действующих лиц, включая заместителя госсекретаря Ричарда Армитаджа, который был бывшим лоббистом Unocal.
***
Переговоры в конечном итоге провалились из-за этих досадных транзитных сборов, которые требовали талибы. Но остерегайтесь ярости Империи. На саммите «большой восьмёрки» в Генуе в июле 2001 года западные дипломаты дали понять, что администрация Буша приняла решение сместить Талибан до конца года. (Пакистанские дипломаты в Исламабаде позднее подтвердили мне это.) Атаки 11 сентября 2001 года лишь немного ускорили этот план.

Вскоре после начала войны в Афганистане Карзай стал президентом (хотя «Ле Монд» сообщала, что Карзай являлся консультантом Unocal, возможно, что они спутали его с консультантом Unocal и неоконом, который помог Карзаю избраться, Залмаем Халилзадом). В любом случае всего год спустя дружественно настроенный афганский режим дал согласие на строительство ТАПИ.

Индия только что официально дала согласие на участие в ТАПИ. Это прикончило давнего конкурента: трубопровод Иран-Пакистан-Индия (ИПИ).

Конкурирующие мечты о трубе

В действительности вся сегодняшняя геополитическая напряжённость основана на том, чьи замыслы развития «Нового шёлкового пути» возобладают. Но прежде чем мы поймём эти конкурирующие замыслы, нам нужно посмотреть на вот эти карты:

Война за газ

Надписи на кругах: слева - «Второй крупнейший рынок нефти и газа в мире», справа - «Крупнейшие источники нефти и газа в мире». Стрелка - «Естественный транзитный маршрут»

Война за газ

А здесь представлены конкурирующие трубопроводы, поддерживаемые США и Ираном до того, как Индия приняла сторону США:

Война за газ

Надпись: Два предлагаемых трубопровода в Южной Азии

Имея на руках карты, мы можем теперь обсудить великую геополитическую битву, которая разгорелась между США и их союзниками, с одной стороны, и Россией, Китаем и Ираном - с другой.

Иран и Пакистан всё ещё ведут переговоры о трубопроводе без Индии, и это предложение также поддерживает Россия.

Действительно, «Большая игра», разыгрываемая прямо сейчас мировыми державами, в основном сводится к борьбе между Соединёнными Штатами и Россией за контроль над евразийскими нефтяными и газовыми ресурсами:
Россия и США находятся в состоянии конкуренции в этом регионе с момента распада Советского Союза, и Россия непреклонна в отношении того, чтобы не допускать американцев к своему заднему двору в Центральной Азии. Россия намеревается усилить господство своих ресурсов (на рынке) европейского газа, тогда как США хотят, чтобы Европейский Союз (ЕС) диверсифицировал свои поставки энергоресурсов, прежде всего уйдя от российского господства. Есть уже почти три крупных российских трубопровода, снабжающих Европу энергоресурсами, и Россия планирует строительство двух новых трубопроводов.

Усиливающийся Китай также вступает в эту «Большую игру»:
Третий «большой игрок» в этой Новой Большой игре - это Китай, который вскоре станет крупнейшим мировым потребителем энергоресурсов, и который уже импортирует газ из Туркменистана через Казахстан и Узбекистан в свою провинцию Синцзянь - посредством трубопровода, известного как Центральноазиатско-китайский трубопровод - что может изенить баланс в сторону Азии. Пепе Эскобар называет это открытием «шёлкового пути» 21-го века в 2009 году, когда заработал этот трубопровод. Потребности Китая в энергоресурсах, как оижадется, увеличатся на 150%, что объясняет то, почему он подписал, возможно, наибольшее количество соглашений не только с центральноазиатскими республиками, но и с находящимся под тяжёлыми санкциями Ираном и даже Афганистаном. Китай запланировал около пяти трубопроводов запад-восток внутри страны, из которых один является действующим (из Синьцзян в Шанхай), а другие строятся и будут подключены к газовым резервам Центральной Азии.

Китай также продвигает свою альтернативу ТАПИ: трубопровод Туркменистан-Афганистан-Китай.

Иран также является самостоятельным игроком:
Ещё одной важной страной является Иран. Иран обладает вторыми крупнейшими в мире запасами газа и более чем 93 миллиардами баррелей подтверждённых запасов нефти, в 2009 году его добыча нефти составляла в целом 4,17 миллионов баррелей в день. Иран является активным игроком, что не нравится Соединённым Штатам. Газопровод Туркменистан-Иран, построенный в 1997 году, стал первым новым трубопроводом из Центральной Азии. Более того, Иран подписал соглашение о разведке залежей газа стоимостью в 120 миллиардов долларов, которое часто называют «сделкой века», с Китаем. Это газовое соглашение, подписанное в 2004 году, включает в себя ежегодный экспорт приблизительно 10 миллионов тонн иранского сжиженного природного газа (СПГ) в Китай в течение 25 лет. Оно также предоставляет китайской государственной нефтяной компании право участвовать в таких проектах как разведка месторождений и бурение для нефтехимической и газовой промышленности в Иране. Иран также планирует продавать свой газ в Европу посредством своего «Персидского» газопровода, который может стать конкурентом американского трубопровода «Набукко». Что важнее, он также является ключевым участником в предложенном трубопроводе Иран-Пакистан (ИП), также известном ранее как «трубопровод мира». По этому плану трубопровода, впервые предложенному в 1995 году, Иран должен продавать газ со своих газовых мега-месторождений «Южный Парс» в Пакистан и Индию.

Поддержка Ирана Китаем объясняется по большей частью нефтью и газом:
Говоря о Китае, Эскобар утверждает, что «наиболее важно то, что «изолированный» Иран является наиважнейшим вопросом национальной безопасности для Китая, который уже спокойно отверг последние санкции Вашингтона» и что «Китай может стать настоящим выигравшим от новых санкций Вашингтона, потому что он, скорее всего, получит нефть и газ по сниженной цене, так как иранцы становятся всё более зависимыми от китайского рынка».

Китай также проявляет интерес к строительству трубопровода ИП с пакистанской стороны и последующему его продолжению в Китай. Это означает, что, начиная из Гвадара, Китай планирует построить ещё один трубопровод, пересекающий Белуджистан и затем идущий вдоль Каракорумского шоссе на север и до Синьцзяна, Дальнего Запада Китая. Китай также, по всей вероятности, получит контракт на строительство этого трубопровода. Как сказано выше, китайские компании входят в консорциум, который получил контракт на финансовое консультирование проекта. Более активное участие в азиатских энергетических проектах также поможет Китаю усилить его влияние в регионе в целях создания «нитки жемчуга» по всему региону - что часто пугает Индию как стратегия окружения со стороны китайского правительства.

Почему Сирия?

Вы можете спросить, почему сейчас столько внимания уделяется Сирии.

Сирия является составной частью предложенного Арабского газопровода протяжённостью 1200 км:

Война за газ

Ещё немного графики, любезно предоставленной Адамом Карри:

Война за газ


Война за газ

Надпись выше: Проект Арабского газопровода


Технические характеристики - общая протяжённость: 1200 км, диаметр трубопровода: 36 дюймов, максимальная пропускная способность: 10 млрд. куб. метров
*Египтеский газ в настоящее время поставляется в Сирию
*Сеть Турции и Сирии будет соединена со строительством оставшихся 230 км
*Необходимо обеспечить дальнейшие поставки газа, прежде чем продолжать с трубопроводной перемычкой Сирия-Турция

Война за газ

Так что да, смена режима планировалась против Сирии (а также Ирака, Ливии, Ливана, Сомали, Судана и Ирана) 20 лет назад.


И да, атака на Сирию ослабляет её близких союзников - Иран и Россию ... и косвенно Китай.

Но центральная роль Сирии в Арабском газопроводе также является ключом к тому, почему она стала теперь мишенью.

Точно так же, как было запланировано убрать Талибан после того, как они потребовали слишком много в обмен на трубопровод Unocal, так и сирийский Асад оказался под ударом из-за того, что он является ненадёжным «игроком».

Дело в том, что Турция, Израиль и их союзник США хотят гарантированноых поставок газа через Сирию и не хотят, чтобы сирийский режим, очевидно преданный тем 3 странам (Ирану, России и Китаю), стоял на пути трубопровода... или который бы требовал слишком большую долю от прибылей.

Ещё было подписано соглашение о прокладке газопровода с огромного иранского месторождения «Южный Парс» через Ирак и Сирию (с возможным продолжением в Ливан).

И было одобрено соглашение о транспортировке нефти с иракского нефтяного месторождения в Киркуке в сирийский порт Баньяс:

Война за газ

Турция и Израиль окажутся исключены из этих конкурирующих трубопроводов.


Пепе Эскобар резюмирует то, что приводит в движение текущую глобальную геополитику и войну:
То, о чём мы говорим, это то, что происходит на колоссальном энергетическом поле боя, которое простирается от Ирана до Тихого океана. Именно там происходит жидкая война за контроль над Евразией.

Угу, всё сводится к чёрному золоту и «голубому золоту" (природному газу), непревзойдённым углеводородным богатствам, и поэтому пришло время вернуться к этой постоянно текущей стране чудес - Трубопроводистану.

Примечания: эту стратегию спланировали не только неоконы. Советник Джимми Картера по национальной безопасности помог составить план для евразийских нефтяных ресурсов более десяти лет назад, и Обама несомненно продолжает те же самые замыслы. Кто-то скажет, что войны ведутся для того, чтобы заставить мир обратиться к доллару и частным центральным банкам, но это другая история.

А некоторые говорят, что даже часть греческой мелодрамы объясняется газом и нефтью.

Война за газ



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх