,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Когда вторгнутся в Сирию. Об исторических параллелях для России
+12
Когда вторгнутся в Сирию. Об исторических параллелях для России


Страшный и честный сюжет. Справедливый от первого слова до последней буквы. Правда, отмашки озвучить очевидное журналистам "Первого" пришлось ждать долго.

Нам, дорогие читатели, проще. Нам не нужно соотносить ярость с генеральной линией.

Что "план Аннана" — ловушка, дающая крысам передышку, было ясно в тот самый день, когда Башар Асад дал согласие. А уж в апреле-мае все стало так ясно, что возвращаться к "сирийскому" вопросу стало физически больно.

И когда сразу после Альхулы меня спросили: "Рачак?", я ответил одним словом: "Рачак!" (Это старая история: однажды в 1999 году югославские спецслужбы ликвидировали группу албанских боевиков, окопавшихся в районе села Рачак, и пригласили туда иностранных телевизионщиков, чтобы показать им, что албанские боевики действительно есть и воюют. К изумлению сербов, телевидение цивилизованного мира тут же начало кампанию о "массовой резне мирных албанцев в Рачаке, которую пыталось скрывать югославское правительство". "Резня в Рачаке" стала поводом для начала подготовки к бомбёжкам Белграда. — прим. ред).


Думаю, президент Сирии все сознаёт лучше, чем все мы.

Он говорит: "Сирию толкают к войне", но война уже идет вовсю.

И какого-то нормального выхода для Сирии я не вижу, даже если открыто вмешается Иран. Но Иран не вмешается.

Я пытаюсь понять, что следует делать России, — не могу. Сегодня Смоленская площадь, — то есть, Кремль, — и так выкладываются по максимуму. Респект им.

Вот только максимум этот, по факту, минимум.

Если интервенцию, назревающую, как фурункул, не утвердит ООН, "цивилизованные" решат вопрос в рабочем порядке. Об этом уже открыто говорится не только в кулуарах, но и на саммитах. А поставки оружия, пусть даже очень хорошего оружия, в некий неизбежный момент споткнутся о блокаду и прервутся, потому что альтернативой будет война, а воевать против всего "цивилизованного" мира Россия, одна, да еще накануне осени, не в силах.

В общем, — ровно как говорил я год назад, — аукнулось в Ливии, откликнулось в Сирии.

Тогда было не поздно. Но тогда смешной человечек, считавший себя пупом земли, сдал Ливию в обмен на сладкие коврижки в Давосе. И вся шобла, от официозной до сетевой, превозносила его государственную мудрость. Потому что, дескать, "ничем мы этой Ливии не обязаны, она нам даже не союзник".

Ага. Не был таки, не был Полковник союзником России.

Вот только сегодня, когда рвут в клочья союзника, возможно, самого близкого, а вернее, последнего союзника России на Ближнем Востоке, — уже ничего не поделать, а со смешного человечка (и тем паче с шоблы) взятки гладки.

Хотелось бы ошибиться, но, похоже, спасти Сирию от вторжения уже не может никто и ничто.

В силах России разве что не дать на растерзание самого Асада и его семью. Или только семью, если сирийский президент решит идти до конца. А так оно, скорее всего, и будет. Некуда ему уходить, поскольку его уход означает, как минимум, резню алавитов. Да и христиан. Да и еще много кого. А пока он на посту, те, кому некуда уходить, будут драться.

Я не могу сказать, сколько месяцев они продержатся. Месяц? Точно. Два? Скорее всего. Три, четыре, пять? Вполне возможно.

А вот что знаю наверняка — так это что история повторяется.

Когда-то, 27 марта 1941 года, переворот в Белграде смешал планы Гитлера, вынудив уже стягивавшиеся к границам СССР части вермахта притормозить, — и все подаренное Югославией время, все без малого три месяца, до единой секунды, были использованы Москвой по максимуму.

Точно так же, теперь время забоя Сирии, и ни мигом больше, есть лимит, которым располагает Россия, чтобы встретить предстоящее, — каким бы оно ни было, — не в состоянии растекшейся лужи повидла. Максимально сосредоточившись. И что важнее всего, без пятой колонны.

Которая в СССР накануне войны, как известно, была, но к июню 1941 куда-то делась.

Лев Вершинин - Писатель, историк, политолог. Родился в Одессе в 1957 году
My Webpage
Отредактировал irenasem (6 июня 2012)



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх