,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Сталинские репрессии - общая трагедия для поляков, белорусов и русских
Что ж, попытаюсь еще раз расставить все точки над "і". Катынская трагедия, как и трагедия десятков тысяч депортированных из Западной Беларуси бывших польских граждан, не является сугубо польской трагедией, потому, что многие из тех, кто был уничтожен сталинской репрессивной машиной тогда, были белорусами по происхождению. Интересным и красноречивым фактом является то, что одним из первых, кого НКВД расстреляло в Катыни, был белорусский офицер Войска Польского, уроженец Вильно, Юрий Быховец. Этот офицер польской армии считался одним из лучших командиров роты, а его подразделению всегда поручали самые ответственные задания. 23 сентября 1939 года солдаты 85 Виленского пехотного полка Войска Польского (который, кстати, продолжал славные традиции 1-ой Белорусско-литовской дивизии времен советско-польской войны) под командованием капитана Быховца в боях под Томашовым-Любельским захватили немецкие позиции, освободили польских раненых и при этом взяли в плен большое количество солдат вермахта. По мнению коллег, этот "вильнянин" был воплощением рыцарских традиций древнего Великого Княжества Литовского. И даже когда 26 сентября Быховец вместе со своими сослуживцами был пленен кавалеристами красной армии, советский комдив, увидев пленного капитана, сказал своим товарищам: "Смотрите, какой молодой и, видно, боевой капитан". 3 апреля 1940 г. Юрия Быховца в первом этапе вывезли из лагеря в направлении станции Гнездовая. Так капитан, на петлицах мундира которого был древний герб ВКЛ "Погоня", стал одной из первых жертв Катынской трагедии.

Похожая история и у известного польского журналиста, политика, сенатора, белоруса по национальности, Вячеслава Васильевича Богдановича. 17 октября 1939 г. он был арестован в Вильно, а в апреле 1940 был отправлен в минскую "американку", где следы Богдановича теряются. В Пинске НКВД арестовал польского полицейского, белоруса по национальности, Петра Николаевича Хвесюка. В 1940-м его отправили в распоряжение минского НКВД...

Этот скорбный список можно продолжать и дальше, но и так понятно, что тогда в сталинские жернова попали не только поляки по национальности, но и белорусы. Те самые, единоверные, православные, которых красная армия пришла в сентябре 1939 г. "взять под защиту". Но "братские объятия" скорее напоминали тиски, которые давили всех, кто не вписывался в "рабоче-крестьянскую канву" новой власти. Фамилии этих людей, скорее всего, содержатся в Белорусском катынском списке. Кстати, уверен, что среди тысяч людей, данные о которых содержатся в этом документе, многие были именно белорусского и даже русского происхождения. Да, катынская трагедия затронула и сотни русских людей, которые по политическим мотивам покинули в 1920-х гг. пределы "Совдепии". Кто-то воевал против большевиков в белой армии, другие просто спасались от "красного террора". Эти бывшие "белогвардейцы" и "агенты царской охранки" также разделят участь сотрудников польской государственной администрации, а также обычных жителей Западной Беларуси.

Островский пишет, что "советский режим волновала в первую очередь безопасность государства". Но какой ценой эта безопасность достигалась? Скольким ни в чем не виновным людям (белорусам, полякам, русским, украинцам) пришлось заплатить своей жизнью за то, чтобы диктатор "зачистил для себя тылы". Кстати, зачистка-то не привела к нужным результатам. В июне 1941 г. в спину отступающим солдатам Красной Армии стреляли и поляки, и прибалты, которых большевики так беспощадно изводили в 1939-1941 гг. И чаще происходило это потому, что эти люди полностью испытав на себе "советский рай" и все сопутствующие ему "опции" в виде расстрелов, депортаций и репрессий, стали мстить "кровавым комиссарам" за их преступления. Таким образом, бесчеловечными репрессиями и депортациями советская власть самостоятельно настроила против себя большинство населения западных областей БССР и УССР.

Островский ошибается, когда пишет, что поляки не отличают большевиков от русских. Это кстати, старое советское клише. В Польше повсеместно подчеркивается участие русских частей в составе Войска Польского в совместной борьбе против большевиков во время советско-польской войны. К примеру, в своей монографии "Казаки, русские и украинцы в войне 1920 г." польский историк Ярослав Гданьский очень подробно описывает участие казаков под командованием генерала Николая Бредова в войне с большевиками на стороне Польши. Генштаб Войска Польского в конце июня 1920 г. планировал создание трех казачьих полков — Донского, Кубанского, Терского. В конце концов, были созданы две кавбригады — Донская и Кубанская. 15 июля 1920 г. Юзеф Пилсудский лично выразил согласие на формирование русских казачьих частей в составе Войска Польского. Помимо казаков Николая Бредова, для формирования бригад использовались интернированные в Польше, еще со времен Первой Мировой войны солдаты Русской императорской армии. Есаул Вадим Яковлев был командиром кавалерийской бригады, сформированной в польском городе Калиш. В середине августа 1920 г. она успешно вступила в бой в составе 6 польской армии против Первой Конной армии Семена Буденного. В бригаде было около 750 сабель. "Летописец" Первой Конной Исаак Бабель с ужасом описывал о потерях, которые понесли красные конники в боях с "польскими" казаками. Станичники рвались в бой с большевиками, и смело шли первыми в наступление. Боевое крещение бригады Яковлева состоялось 27 августа 1920 г. под г. Комаров. Выстроив свой отряд практически парадным строем, есаулу удалось заманить красных прямо на пулеметы. 6-я кавдивизия большевиков понесла тогда ощутимые потери.

Кстати, участие русских казаков в войне против большевиков на стороне Польши показывает в своей новой картине "Варшавская битва. 1920 год" снятой в модном нынче формате 3D, знаменитый польский режиссер Ежи Гофман. Премьера фильма состоится в конце сентября этого года. Кстати, роль русского есаула играет любимец Гофмана еще со съемок фильма "Огнем и мечом" российский актер Александр Домогаров. Так, что поляки умеют различать большевиков и русских, понимая, что земляки Пушкина и Толстого стали первыми жертвами большевистского террора.

Идем дальше. Островский пытается обвинить меня в том, что мол, однобоко, в черных тонах описываю советские реалии в Западной Беларуси. Забыл о том, что советы в белорусскую деревню кино, библиотеки привезли. Да только если спросить героев моей первой статьи о том, что для них лучше: советское агитационное кино или пособие от польских властей на содержание детей и возможность заработать на своей земле, уверен, что ответ будет однозначным: "за панскім часам было лепей". Мой оппонент утверждает, что в "панской" Польше белорусов лишали права быть православными. Да, некоторые перегибы в религиозной политике польских властей имелись. Но они не идут ни в какое сравнение с воинствующим атеизмом, который господствовал в Советском Союзе и который сполна вкусили западные белорусы после присоединения этих территорий к СССР в сентябре 1939 г. Кстати, для иллюстрации того, как относились к православию во II Речи Посполитой, приведу один факт.

В польской армии в 1920-1930-х годах обеспечивалась полная церковная опека солдат православного вероисповедания. В начале 1930-х в Войске Польском было 14 православных капелланов, а с 1938 года к ним добавились 12 вспомогательных. Польские солдаты белорусского происхождения имели возможность посещать православные соборы на все, без исключения, церковные праздники. В 1937 году в распоряжении православных солдат было 14 церквей. В 1925 г. тиражом в 15 тыс. экземпляров был издан молитвенник для православных военнослужащих ВП. В 1938 г. этот молитвенник был переиздан тиражом в 25 тыс. экземпляров специально для белорусских военнослужащих Войска Польского. А в БССР в это время взрывали последние церкви и добивали в Куропатах последних священников.

Островский пишет, что поляки пытались вытравить из белорусов русскость, которая, наряду с православием, помогала белорусам полностью не превратиться в поляков. Эта сказка про "кровожадных панов" была характерна еще царской администрации Северо-Западного края Российской империи во второй половине ХІХ — начале ХХ века, когда чиновники из Москвы и Петербурга во всю старались где каленым железом, а где по средствам печатной "великорусской" продукции заставить белорусов забыть о том: что они были титульной нацией некогда могущественного белорусского государства Великого Княжества Литовского, что они стояли у истоков униацтва, первого в истории успешного проекта по связи восточного и западного христианских обрядов, что они были тем вторым составляющим элементом Первой Речи Посполитой обоих народов. Все это не вписывалось в "имперский комплекс", выдуманный великорусскими историками и политиками. Прошло немного времени, и этот "комплекс" перекочевал в советские учебники истории, где продолжали рассказывать о польских феодалах, притеснявших белорусских крестьян, и непобедимую красную армию, которая освободила в 1939 г. все тех же крестьян от "панского ига".

Сегодня, слава Богу, Беларусь суверенная страна, и мы сами создаем свою историю без оглядки на запад и восток. Но при этом важно, наконец, разобраться с "белыми пятнами" в своем историческом прошлом. Катынская трагедия — это общая боль для белорусов и поляков. Помнить об этом мы должны всегда. Ошибочно полагают те, кто утверждает, что это де "дружба против кого-то". Отнюдь. Это простое человеческое уважение к памяти безвинно убиенных тысяч наших соотечественников.



My Webpage




Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх