,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Россия теряет «Шквал»
Киргизия снова конфликтует с Россией. Яблоко раздора – завод «Дастан», на котором производят элементы для боеголовок морских торпед типа «Шквал». Три года назад стороны вроде бы договорились, что Россия списывает Киргизии 180 миллионов долларов долга, а взамен получает 48% акций торпедного завода. И вот теперь, как заявил президент Киргизии Алмазбек Атамбаев, российская сторона требует пересмотреть условия сделки – довести количество акций до 75%. Якобы оборудование завода за три года износилось, и теперь не стоит прежних денег.

Киргизы возражают: в прошлом году объемы производства «Дастана» выросли впятеро, поэтому говорить об обесценивании завода не приходится. Куда логичнее выглядит версия, что Москва хочет управлять торпедным заводом без оглядки на миноритариев, у которых сейчас на руках блокпакет (25% + одна акция).

Не закончится ли этот спор тем, что мы банально потеряем «Шквал»?

Об уникальной торпеде, развивающей под водой скорость более 200 узлов (примерно 370 километров в час), широкая общественность в России узнала в связи со шпионским скандалом вокруг Эдварда Поупа. Он якобы хотел приобрести чертежи суперторпеды, был пойман и осужден за это на 20 лет, а впоследствии помилован Владимиром Путиным. Это оружие, хотя и было принято на вооружение ВМФ СССР еще в далеком 1977 году, долгое время не имело аналогов в мире. Дело в том, что обычные торпеды развивают скорость всего 60-70 узлов. «Шквал» двигался втрое быстрее благодаря особой конструкции, позволявшей на ходу обволакивать тело торпеды воздушным пузырем, и радикально снижать потери на трение. Лишь в 2005 году Германия заявила, что создала торпеду «Барракуда» аналогичной конструкции, обладающей схожими со «Шквалом» характеристиками.

Для России обладание «Шквалом» принципиально. От этой торпеды не может увернуться ни один надводный корабль. Если суперторпеда снаряжена ядерной боеголовкой, одного попадания достаточно, чтобы уничтожить, например, авианосец.

Все эти аргументы прекрасно понимает Бишкек. И идти навстречу Москве не торопится. Недаром с момента распада СССР мы не сумели «эвакуировать» ни исследовательскую базу ВМФ на Иссык-Куль (там в 1964-м и состоялись первые пуски «Шквала»), ни завод «Дастан».

Естественно, возникает вопрос: почему бы не организовать аналогичное производство на территории РФ? Наверное, все в этом мире возможно. Однако практика показывает, что именно в создании высокотехнологичных производств Россия испытывает гигантские трудности.

Пример тому – многолетняя эпопея с тяжелым военно-транспортным самолетом Ил-76, составляющим костяк нашей транспортной авиации. Вроде бы производство Ил-76, которое было в Ташкенте, перенесли в Ульяновск. Однако обновленного транспортника под индексом Ил-476 все нет. Хотя свет в конце тоннеля вроде забрезжил: в январе 2012 года вице-премьер по оборонке Дмитрий Рогозин посетил ульяновский завод «Авиастар», где планируют собирать Ил-476, и заявил, что государство закупит 100 таких машин до 2020 года.

А вот с двигателями для военных российских вертолетов ситуация куда более неопределенная. Все они, как известно, делаются на Украине, на предприятии АО «Мотор Сич». Отечественный завод им. В.Я. Климова изготавливает лишь навесное оборудование для украинских моторов. Почему мы разучились делать вертолетные двигатели, популярно объяснил в одном из интервью начальник вооружения ВС РФ в 1994-2000 годы, ныне председатель совета директоров ЗАО «Двигатели «Владимир Климов - Мотор Сич» генерал-полковник Анатолий Ситнов:

«Прежде всего надо понять, в чем состоит проблема современного промышленного производства в России. Ведь всякое производство в любой стране опирается на базис или производство средств производства: станков, инструментов, технологий, новых материалов, стандартных изделий. Самое главное - это элементы стандартного оборудования, которое Россия теперь не производит, а закупает в других странах, например, в Китае. Ситуация в отечественной промышленности оставляет желать много лучшего: технологий нет, станки сами не выпускаем, большинство материалов - импортные. От полномасштабного производства перешли к отверточной сборке, что больше не ведет за собой развитие других отраслей и не создает новых рабочих мест. Дошло до того, что продукцию можем делать только если зарубежные партнеры дадут нам запасные детали, а нет - сразу все останавливается. Такая страна как Россия должна базироваться на обеспечении автономности во всех сферах деятельности, в том числе, в промышленности, сельском хозяйства, науке. А мы оказались в таком положении, что даже не можем воспроизвести квалифицированные кадры: рабочих и инженеров…», – констатировал генерал-полковник.

Получается, ни вертолетные моторы, ни торпеду «Штурм» на своей территории мы делать не в состоянии? Почему тогда идем на обострение с киргизами?

– Россия хочет взять «Дастан» под контроль, поскольку это предприятие, по сути, включено в российский оборонно-промышленный комплекс, – считает первый вице-президент Академии геополитических проблем Константин Сивков. – Я не сомневаюсь, что «Шквал» можно производить и в России. Более того, думаю, мы делаем такие системы на своей территории. Другое дело, возможно, российским производствам не хватает мощностей, чтобы производить торпеды в требуемых количествах. Любое оружие стареет, и требует периодической замены.

Сейчас в России разворачивается новая мощная система вооружений, и, видимо, мы решили поднять контроль над торпедным заводом. Киргизам это, естественно, не нравится.

«Дастан» нам нужен. Чем наращивать мощности в другом месте, выгоднее использовать имеющееся предприятие. Кроме того, киргизам нечем рассчитываться с Россией. Поэтому мы можем требовать от них контрольный пакет торпедного завода.

«СП»: – Киргизы могут взять деньги у американцев?

– В принципе, могут. Но они понимают, что в этом случае угроза нестабильности в Киргизии будет нарастать. Американцы уже продемонстрировали свою решимость и способность это сделать. Киргизам, по сути, деваться некуда…

Впрочем, радостно потирать руки Москве не стоит. По мнению первого заместителя директора Института США и Канады РАН Виктора Кремнюка, Бишкек в последние годы научился искусно лавировать в системе геополитических интересов.

– Надо признать, Киргизия действует мудро, – говорит Виктор Кремнюк. – Она уже испытала «радости» стопроцентной зависимости от Москвы, и теперь умело находит свое место в треугольнике интересов Москва-Пекин-Вашингтон. И такая ситуация Бишкек в значительной степени устраивает…

Другими словами, вопрос с контролем над «Дастаном» остается открытым. И это не может не беспокоить. Например, Киргизия уже продала затонувшие в Иссык-Куле образцы «Шквала» в Китай. Не исключено, что именно интерес Пекина к русской торпеде – истинная причина конфликта вокруг «Дастана»…



My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх