,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Большой кризис в маленькой стране
  • 20 марта 2012 |
  • 15:03 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 455
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
+3
В Молдавии, небольшом постсоветском государстве, складывается революционная ситуация, которая может обернуться очень большими потрясениями. Прошло без малого три года с тех пор, как правительство, возглавляемое коммунистами, было сменено коалицией трех правых партий — Альянсом за европейскую интеграцию.

Партию коммунистов республики Молдовы (ПКРМ) пока она находилась у власти, ругали все. Европейский союз с пристрастием наблюдал, насколько соблюдаются в стране демократические права и свободы. Левые возмущались тем, что в ее политике не было заметно хоть сколько-нибудь серьезного стремления к социальным реформам, выходящим за рамки обычной «буржуазной» демократии. Обыватели жаловались на бюрократизм и коррупцию, а правые приходили в ярость от одного лишь названия партии.

За восемь лет правления президента Владимира Воронина молдавский избиратель устал от коммунистов. И, несмотря на то, что значительная часть критики, звучавшей в адрес его администрации, была идеологически мотивирована, нельзя не признать, что правительство ругали по большей части за дело. Власть превратилась в административную команду, неплохо справлявшуюся со своей работой, но лишенную стратегической перспективы и ясного видения будущего. Кризис 1990-х годов превратил государство в «страну гастарбайтеров», где молодым трудоспособным людям просто нечего было делать, а экономический подъем следующего десятилетия смягчил ситуацию, открыв новые возможности для живущих тут людей. Но по мере того, как уходила в прошлое ситуация тотального развала, вставали новые вопросы, команда же президента энергично занималась текущими делами, не давая убедительных ответов на то, куда и как она собирается вести республику. Когда в апреле 2009-го власть сменилась, казалось, что страница перевернута, а вместе с администрацией В. Воронина исчезнет и компартия, привыкшая быть правящей и не опиравшаяся на массовое движение. Но получилось иначе.

Три года спустя о правительстве В. Воронина вспоминают с нескрываемой ностальгией.
Выяснилось, что за то время пока он был у власти, средняя заработная плата выросла с 20 евро до 300 евро на человека, социальные расходы увеличились, политические институты республики обрели прочность. Конфликт с Приднестровьем не был урегулирован, но угроза войны исчезла. За счет государственных инвестиций построили порт на Дунае и железную дорогу, оживив экономическое развитие. Выросли и частные инвестиции.

Конечно, администрации В. Воронина повезло: она правила в период международного экономического подъема, а национальная экономика могла развиваться за счет переводов от молдавских рабочих, уехавших на заработки за границу. Мировой экономический кризис, сопровождавшийся падением доходов населения и увольнением гастарбайтеров, трудившихся на стройках в Испании или России, ударив по республике, способствовал кризису политическому и падению правительства ПКРМ. Однако правые силы, пришедшие к власти на волне недовольства «забронзовевшими» коммунистами, не только не улучшили положение, но наоборот, усугубили кризис своими некомпетентными и безответственными действиями. Либеральная политика обернулась нехваткой денег в бюджете, из-за чего, как и в странах Южной Европы, пришлось повышать налоги. Инвестиции и спрос резко упали. Государственный долг вырос. Стремясь сбалансировать бюджет, правительство принялось за «оптимизацию» здравоохранения и образования, закрывая школы и больницы.

Трехпартийный Альянс не скрывает, что стремится к объединению с Румынией, заставляя людей в Кишиневе говорить о готовящейся ликвидации республики. В ХХ веке румыны дважды оккупировали территорию нынешней Молдовы — тогдашнюю Бессарабию, и эта оккупация оставила после себя самые мрачные воспоминания — еврейские погромы, концлагеря, тысячи расстрелянных. А обещание европейской интеграции через слияние с Румынией выглядит не слишком вдохновляющим для страны, граждане которой очень хорошо знакомы с положением дел в Греции, Испании и Португалии.

Опросы показывают, что за интеграцию с Россией и Украиной выступает значительно больше людей, чем за перспективу вступления в Евросоюз, тем более что в Брюсселе никаких четких обещаний Кишиневу и не давали.

Наконец, за три года правления Альянс так и не смог выбрать президента. Партии, входящие в правительство, не доверяют друг другу, политики интригуют друг против друга, парламентские процедуры превращаются в балаган. На этом фоне происходит видимое невооруженным глазом возрождение ПКРМ. Партия ощутимо сдвинулась влево после того, как умеренные политики и карьеристы, примкнувшие к ней в годы пребывания у власти, перебежали на сторону Альянса. Средний возраст членов организации резко понизился. В Кишиневе под красными флагами собираются многотысячные толпы, тон в которых задает молодежь. Муниципальные выборы завершились убедительной победой оппозиции. Уйдя из парламента, где коммунистическая фракция отказалась участвовать в заседаниях, партия переместила свою активность на улицы, в марте акции протеста стали еженедельными. В каждом районе республики возникли общественные комитеты, из которых сформировался Гражданский конгресс, претендующий на роль альтернативной власти.

Очередные выборы президента, назначенные на 16-е марта, назвали «самыми странными в истории этой страны». Имя единственного кандидата скрывали до последнего момента, а время голосования тайно перенесли трех часов дня на 8 утра. Депутаты просто опускали в урну бюллетени с единственной фамилией, не делая на них никакой отметки. Взаимное доверие представителей правящего Альянса - ведь только они остались в парламенте - было столь низким, что кабинка для голосования была упразднена: боялись, как бы кто-то не вздумал тайком сорвать процедуру, вычеркнув кандидата.

В итоге юрист Николае Тимофти (на фото) был избран незначительным большинством: он получил голоса 62 депутатов из 101, официально числящихся в парламенте. На один больше требуемого минимума.
Когда негодующие сторонники Гражданского конгресса собрались в центре города, у Молдовы уже был новый президент. На всякий случай центр Кишинева был оцеплен двумя тысячами спецназовцев и карабинеров. Мобилизовали даже курсантов полицейской академии.

С точки зрения правящей коалиции, все обошлось. Однако кризис не собирается отступать, а противники правительства не желают прекращать акции протеста, требуя роспуска парламента и новых всеобщих выборов. Власть не собирается менять свой экономический курс, отказываться от «оптимизации» социальной сферы, а, следовательно, недовольство ее политикой вряд ли уменьшится. И то, что произошло 16 марта, вряд ли прибавит власти легитимности, скорее — наоборот.

Три года господства либеральной коалиции в Кишиневе заставили большинство населения страны вспоминать далеко не безупречное правление коммунистов почти как «золотой век». В случае досрочных выборов левая оппозиция могла бы получить подавляющее большинство голосов в парламенте. Теперь новому президенту предстоит доказать народу, что нынешняя власть все-таки способна как-то исправить ситуацию. Если этого не получится, то 1 мая столицу страны ждет новая массовая демонстрация, которая грозит обернуться началом революционного процесса.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх