,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Россия не будет закупать Бронированные Автомобили отечественного производства
Слухи о том, что Минобороны РФ намерено отказаться от закупок для российской армии бронированных машин ГАЗ-2975 "Тигр" (на фото) и заменить их итальянскими броневиками IVECO LMV M65, получившими у российских военных название "Рысь", ходили давно. Но только накануне стало известно, что это действительно произойдет, причем уже в 2014 году. Главной причиной такого решения военные называют отсутствие перспектив по модернизации российской машины. Сравнивая тактико-технические характеристики автомобилей, представители Минобороны, работающие в системе закупки вооружения, отмечают явное превосходство зарубежной марки, прежде всего, по степени защиты этого броневика, способного выдержать даже подрыв мощного фугаса.


Между тем, в ВПК сообщают, что у них уже готов "Тигр" с классом защиты 6A, который, по мнению экспертов, с практической точки зрения ничем не хуже итальянской "Рыси" и безопаснее для экипажа. Однако, утверждают они, если "Рысь" — это готовое техническое решение, которое можно просто использовать, то "Тигр" — это фактически направление российского автопрома, которое нужно поддерживать и развивать. При этом делается заключение, что Минобороны сейчас этим заниматься не хочет, а в случае закупок техники за рубежом переоснащение российской армии ставится в зависимость от политической обстановке в мире.


Действительно, еще свеж в памяти эпизод с закупкой французских вертолетоносцев "Мистраль". Эта инициатива была неоднозначно встречена российской военной общественностью и вызвала самые противоречивые мнения специалистов. Многие военные высказывали опасения, что подход министра обороны Анатолия Сердюкова негативно скажется на состоянии российской оборонной промышленности и погубит отечественные разработки. Однако на сегодняшний день строительство французских кораблей для российского Тихоокеанского флота уже началось. Хотя, как и отмечал ранее "Росбалт", целесообразность такого шага нужно рассматривать не в военном, а в политическом аспекте.


Что же касается "Рыси" то, как пояснил "Росбалту" ответственный редактор еженедельника "Независимое военное обозрение" Виктор Литовкин, "мы не покупаем IVECO, мы покупаем технологии, конструкцию и те элементы, которые необходимы, чтобы создать машину, похожую на IVECO". "Российская оборонка застыла на рубеже конца 1980-х – начала 1990-х годов прошлого века, — продолжил эксперт. — Долгое время не было понимания того, что же необходимо для современной войны. Поэтому Сердюков и его команда предлагают обратить внимание на имеющийся зарубежный опыт, но не для того, чтобы снабжать российскую армию западными вооружениями, а для того, чтобы на базе зарубежных предприятий делать современную боевую технику, более мощную, функциональную, защищенную и комфортную для солдата".


Отметим, что в конце прошлого года в одном из интервью Анатолий Сердюков заявил о необходимости стимулирования "оборонки" закупками иностранной техники. "Мы хотим побудить промышленность к созданию современных систем вооружения. Решить эту задачу можно как за счет собственных разработок, так и созданием кооперационных отношений с иностранными компаниями. А это закупка лицензии, организация совместного производства вооружения, техники, комплектующих и отдельных узлов на нашей территории", — сказал Сердюков. Кроме того, по словам министра, благодаря периодическим закупкам военной техники за рубежом, Минобороны сможет более объективно формулировать требования к российским разработкам. В том же интервью глава Минобороны отметил, что основной целью проводимой политики в сфере развития ОПК является вывод производственных мощностей на уровень 80-х годов, а также сокращение технологического отставания в некоторых отраслях военной промышленности.


"Позиция Минобороны заключается в том, чтобы закупать технику, отвечающую требованиям современной войны, то есть ту технику, которая, кроме прочего, могла бы сберегать жизнь личного состава", — прокомментировал "Росбалту" решение отказаться от закупок "Тигров" военный эксперт, член общественного совета при Минобороны РФ Игорь Коротченко. "Главное достоинство "Рыси" заключается в наличии бронекапсулы, способной выдержать подрыв на фугасах и минах. Соответственно, при прямом конкурсном сравнении "Рыси" и "Тигра", "Рысь" однозначно выигрывает", — отметил он.


Таким образом, по мнению эксперта, с точки зрения показателей защищенности делается выбор в пользу итальянской марки бронетехники. "Все процедуры закупок в Минобороне проводятся на конкурсной основе, — напомнил собеседник "Росбалта". — Если "Военно-промышленная компания" и Арзамасский машиностроительный завод имеют в портфеле разработок технику, как утверждают их представители, обеспечивающую соответствующую защиту по классу 6А, и если конкурсная комиссия подтвердит, что "Тигр" лучше "Рыси", думаю, никаких проблем не будет. В конце концов, есть возможность оспорить решение о закупке итальянского бронеавтомобиля". Собеседник "Росбалта" напомнил заявление вице-премьера Дмитрия Рогозина о необходимости поддерживать продукцию отечественных производителей. "Патриотизм – патриотизмом, но здесь должно быть честное соревнование".


Впрочем, Игорь Коротченко намекнул и на еще одну составляющую в истории о бронетранспортерах. "Тигры" — это отдельный сегмент автомобильного бизнеса господина Дерипаски. Ему либо нужно более активно лоббировать продукцию подведомственных ему предприятий путем легальных схем, либо перестраивать производство с тем, чтобы дать конкурентоспособную, по сравнению с итальянской, продукцию", — считает Игорь Коротченко.


Между тем Виктор Литовкин утверждает, что российское военное автомобилестроение не находится сейчас на задворках. "У нас есть замечательные КАМАЗы, Уралы, КРАЗы, арктические вездеходы — тяжелые машины, которые прекрасно выполняют свою роль, — говорит эксперт. — Но бронированные автомобили устарели. Сердюков поставил задачу создать три новые "платформы": для танка, для средней и легкой бронированной техники. Пока же наша промышленность будет их создавать, временной мерой станет покупка зарубежной техники". "Российские КБ должны на основе передового зарубежного опыта создать что-то свое", — отметил Литовкин.


Такого же мнения придерживается и Игорь Коротченко. По его словам, положительным моментом является то, что сборка итальянской техники будет вестись на российском заводе, а иностранные технологии будут внедряться в практику, применительно к условиям российского сегмента военной автомобильной промышленности. "Вопрос локализации и глубины передачи лицензии – это вопрос переговоров. Естественно, России нужно исходить из того, чтобы поэтапно переходить на собственное производство всех необходимых комплектующих и обязательно предусматривать обязательство страны-продавца передавать технологии стране-покупателю, максимально углубляя первоначальную лицензию", — заключил военный эксперт.


Исходя из этих точек зрения, уместно провести определенную аналогию с идеей создания в конце 1960-х - начале 1970-х годов прошлого века советского автомобиля "Жигули" при сотрудничестве с итальянским концерном ФИАТ. Кстати, специалисты утверждают, что построенная на основе ФИАТ-124 знаменитая "копейка", была на тот момент гораздо лучше и прогрессивнее. Однако если итальянские автомобилестроители продолжили разрабатывать и производить новые модели, то "генералы" советского автопрома решили, что от "буржуев проклятых" больше ничего не нужно, и политического решения развиваться не последовало. Следовательно, не было и технологического рывка, а советские и затем российские потребители долгие годы продолжали эксплуатировать устаревшие модели.



Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх