,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Восточная Европа: возврат в 30-е годы?
  • 17 января 2012 |
  • 22:01 |
  • XPEHA |
  • Просмотров: 816
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
+1
В марте парламент Эстонии большинством голосов примет закон о присвоении звания «борцов за свободу» бойцам эстонского «Легиона СС», сражавшимся на стороне гитлеровской Германии против СССР в ходе Великой отечественной войны.

Эстонские ветераны «Легиона СС», которых в 1944 году было 12.000 человек, вот уже несколько лет торжественно отмечают свое участие в войне на официальных мероприятиях. Туда приезжают также молодые неонацисты из других стран, но мартовский закон о «борцах за свободу» будет первым юридическим документом подобного рода.

Нечто подобное происходит на Западной Украине, где уже давно прославляют бойцов дивизии СС «Галиция».

В Будапеште каждое 11 февраля собираются представители ультраправых из Германии, Словакии, Болгарии и Сербии, чтобы отпраздновать так называемый День Чести. Это мероприятие напоминает завершающую фазу битвы за Будапешт 1945 года, в ходе которой 100.000 немецких и венгерских солдат, окруженных советскими войсками, удерживали позиции в течение 52 дней.

«Запад защитился от красных полчищ, пришедших из азиатских степей, ценой огромных жертв и большого героизма», говорится в объявлении о сборе групп неонацистов, который пройдет в этом году в Будапеште.

Во время блокады Будапешта венгерские фашисты уничтожили большую часть остававшихся к тому времени в городе евреев.

«Во многих странах бывшего социалистического лагеря вовсю идет пересмотр истории в угоду взглядам ультраправых», замечает румыно-немецкий журналист Вильям Тоток (William Totok). Это явление выходит за чисто исторические рамки, находя свое выражение в усилении политических позиций правых, которые как будто бы пытаются копировать карту Европы 30-х годов, когда на континенте преобладали ультраправые режимы.

История повторяется

Восточная Европа: возврат в 30-е годы? Прибалтийские страны, Румыния, Венгрия, Западная Украина, консервативная и католическая Польша вновь начинают играть те же самые роли, что и накануне Второй мировой войны.

Во время Второй мировой войны шесть европейских воевали на стороне Гитлера: Финляндия, Венгрия, Румыния, Италия, Словакия и Хорватия. Из них только Финляндия, не принявшая человеконенавистническую идеологию войны, сохраняла демократическую систему внутри этого блока стран, а в рядах ее армии все это время были солдаты и офицеры еврейского происхождения. Еще одна группа стран – Испания, Франция, Бельгия, Голландия, Дания и Норвегия -, считавшихся «нейтральными» или находившимися под оккупацией, направили своих добровольцев сражаться на стороне гитлеровской Германии.

В прибалтийских странах, на Северном Кавказе, в Польше, Белоруссии и на Украине, да и в самой России, исторические обиды, накопившиеся за период российского имперского владычества, сталинских репрессий и депортаций, коллективизации, возникшие в результате неправильной национальной политики, а также отголоски гражданской войны в России вылились в активную борьбу против СССР во главе со Сталиным, которую Гитлер умело использовал в своих интересах.

Новый европейский маккартизм

Восточная Европа: возврат в 30-е годы? Так называемая Пражская декларация, принятая в июне 2008 года по инициативе Вацлава Гавела и других диссидентов-антикоммунистов из бывшего социалистического лагеря и частично одобренная Европейским Союзом, стимулировала развитие ряда тенденций в этих странах, поставив на одну доску нацизм и коммунизм. Вместе с набором антикоммунистических тезисов возвращается антисемитизм и ненависть к цыганам.

В Литве, например, стараются не упоминать об уничтожении, в период с 1941 по 1945 год, 95% местных евреев, число которых составляло 220.000 человек. Немцы лишь отдавали приказы, но непосредственными палачами в большинстве случаев были литовские добровольцы. Это преступное пособничество гитлеровцам сейчас предпочитают не вспоминать.

Литовцы, сильно пострадавшие от Советской власти, между тем, любят без устали напоминать о 30.000 жителей Литвы, депортированных в Сибирь в 1941 году, а также о десятках тысячах, которые после окончания были депортированы туда же или расстреляны. Таким образом, они пытаются выстроить безупречное и незапятнанное национальное сознание, имея за своей спиной 195.000 убитых евреев.

Экспозиция Национального музее Вильнюса просто-напросто пропускает период с 1939-1941 по 1944 год, то есть годы массового уничтожения евреев при участии местного населения. В июне 2010 года, в Уголовном кодексе Литвы была установлена ответственность за саму постановку вопроса о «двойном геноциде».

В 2008 году был введен запрет на нацистскую и коммунистическую символику, но суд Клайпеды в 2010 году постановил, что свастика относится к «литовскому культурному наследию». По той же самой аналогии какая-либо организация Румынии не может называться «коммунистической», не рискуя попасть под определение «угрозы национальной безопасности».

Правительство Румынии готовит закон, запрещающий публичные акции, «пропагандирующие тоталитарные идеи, то есть фашистские, коммунистические, расистские и шовинистические».

В Чехии Коммунистическая партия находится под угрозой запрета из самого идейного содержания своей программы. Положение в Польше наилучшим образом отражает случай с польским журналистом Камилом Маджчрзаком (Kamil Majchrzak), редактором журнала левой направленности Le Monde Diplomatique. Во время лекции, прочитанной в Берлине, он попросил не фотографировать его из-за угроз со стороны ультраправых сил в его стране.

В Венгрии члены бывшей Коммунистической партии, многие из которых теперь перешли в Социалистическую партию, могут подвергнуться преследованию в судебном порядке за «коммунистические преступления», совершенные до 1989 года в соответствии с новыми правовыми нормами, введенными правительством Виктора Орбана (Viktor Orban).

Национальный реваншизм

Новое избирательное законодательство, введенное властями Будапешта в отношении венгров, проживающих за границей, то есть, в первую очередь для больших венгерских общин, проживающих в Словакии, Сербии и Румынии, является прямым призывом к пересмотру границ, ставя таким образом под вопрос Трианонский договор, по которому после Первой мировой войны Венгрия потеряла почти треть своей территории.

Подобный пересмотр невозможен или весьма проблематичен в рамках Евросоюза, и по этой причине необходимо пристально следить за центробежными тенденциями внутри него, которые начинают набирать силу на волне кризиса.

Ухудшение социально-экономического положения в Венгрии вновь пробудило мечту о Великой Венгрии, поясняет журналист и специалист по венгерской культуре Бруно Вентаволи (Bruno Ventavoli).

«Ценности демократии, плюрализм, диалог и разнообразие мнений отходят на второй план, когда в нашей повседневной жизни мы сталкиваемся с тем, что не хватает денег на покупки и оплату счетов.

Так возникает искушение начать возвеличивать самих себя, мечтать о Великой Венгрии, желающей воздаяния за раны, нанесенные ей историей, начиная от войн с турками и Трианонским договором и заканчивая советской оккупацией», говорит Вентаволи.

Брюссель и Будапешт

В Брюсселе не придали большого значения тому, что премьер-министр Венгрии урезал демократию с помощью мер и проектов, ограничивающих свободу печати или разделение властей, избавлялся от критически настроенных сотрудников в органах власти и средствах массовой информации, принимал Конституцию в духе правления адмирала Хорти.

Это никоим образом не встревожило Народную европейскую партию, к которой принадлежат Саркози и Меркель.

Проблема встала во весь рост тогда, когда Орбан выступил с предложениями и мерах, направленных на изменение системы налогообложения, национализацию частных пенсионных фондов, наделения парламента страны правом наложения вето на европейские законы и, в особенности, на прямое подчинение Центробанка правительству страны.

Именно тогда Брюссель возопил о том, что в Венгрии «европейские ценности» находятся под угрозой и совместно с Международным Валютным Фондом (МВФ) стал разрабатывать планы по смещению Орбана с поста председателя правительства.

Австрийские банки находятся под большой угрозой в венгерской экономике, находящейся на грани банкротства. Хотя Венгрия и не входит в еврозону, ее проблемы вполне могут отрицательно сказаться на соседней Австрии.

Подготовка третьего государственного переворота

Совершить третий технократический государственный переворот в Европе, после тех, что уже произошли в Греции и Италии, будет трудно, указывает венгерская газета "Népszabadság". «Не так то просто сместить из-за границы премьер-министра, занявшего этот пост в результате выборов и контролирующего две трети мест в парламенте, при раздробленной к тому же оппозиции»,пишет автор статьи.

Орбан пришел к власти в 2010 году вследствие разочарования населения предыдущим правительством, возглавлявшимся социалистами. В результате этого же разочарования укрепились позиции фашистской партии Jobbik, которая стала третьей по влиянию политической силой в стране.

В 2008 году социалисты и их партнеры начали проводить в жизнь меры жесткой экономии и демонтажа государственного сектора под диктовку МВФ, который Орбан продолжил.

Премьер-министр опирается на солидное большинство, которое поддерживает его реакционно-популистский проект, являющийся альтернативой европейскому сценарию. Канцлер Германии Ангела Меркель определяет его как «демократия в соответствии с законами рынка».

Сто тысяч венгров, которые 2 января вышли на улицы Будапешта, чтобы принять участие в демонстрациях протеста против Орбана, оказались как бы между молотом и наковальней: между двумя антидемократическими сценариями – правонационалистическим, разработанным собственным правительством, и технократическим, предлагаемым Берлином и Парижем. И в том и другом много лишнего, и оба сценария подрывают демократию и национальный суверенитет.

«Помимо желания сохранить представительный и конституционный строй, западные государства и Еврокомиссия хотят, чтобы Венгрия проводила экономическую политику, не отвечающую интересам ее народа», считает философ Гаспар Миклош Тамаш (Gáspár Miklós Tamás).

«Неоднократно испытавший разочарование венгерский народ мог и не заметить в «демократическом сценарии» Брюсселя всего лишь подсластитель всего более жестких мер экономии, которые навязывают западные державы, обеспокоенные финансовой нестабильностью», говорит он. Это противоречие делает «весьма зыбким» положение венгерской оппозиции, делает вывод философ.

Крайне правые могут стать лидерами

«Правительству следует пересмотреть ряд законов, в первую очередь касающихся независимости Центробанка», пишет газета Financial Times Deutschland. Особенно здесь бросается в глаза уточнение «в первую очередь».

Постановка под сомнение банковской «независимости», что оказывает услугу частному сектору и, в случае европейского Центробанка, обрекает еврозону на нищенскую спекуляцию государственными долговыми обязательствами, представляет собой опасный прецедент вызова и неповиновения новой европейской псевдодемократии «в соответствии с законами рынка».

Парадокс заключается в том, что этот прецедент неповиновения создает популистское правительство ультраправого толка, а не правительство левых. Казалось бы, все яснее ясного: в Европе кризис образует черные дыры.

Происходящее в Венгрии самым наглядным образом предупреждает о том, что своим презрением к слабым, расизмом, ксенофобией, склонностью к милитаризации ультраправые готовы закрыть эту дыру программами и предложениями, способными привлечь на свою сторону народные массы и встать во главе их.


My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх