,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Тайны Международного суда в Гааге: новые факты лечения заключенных
  • 7 ноября 2011 |
  • 00:11 |
  • edmund |
  • Просмотров: 1401
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
+4


Возвращаясь к теме последних недель - убийству полковника Каддафи в Ливии - сейчас, когда с необыкновенной торжественностью и практически с ликованием эта новость комментируется западными политиками, стоит вспомнить, как в последние десятилетия заканчивали жизнь те, кто объявлялся врагом демократии в мире. Если сначала их пытались как-то судить, а осудить не получалось, то теперь их просто убивают без суда и следствия, позволяя толпе глумиться над телом бывшего своего правителя в холодильнике супермаркета. В связи с этим хочется вспомнить неудачную попытку ООН создания Международного суда в Гааге - суда, который может годами держать в тюрьме людей, не предъявляя им обвинения, суда, который подозревают в намеренном негуманном обращении с задержанными, умиравшими так и не дождавшись от судей доказательств собственной вины.

На этой неделе стало известно, что семья бывшего президента Югославии Слободана Милошевича намерена вернуться к расследованию обстоятельств его странной смерти. Больше 5 лет назад, в марте 2006 года, Милошевич скоропостижно скончался в гаагской тюрьме Свенинген, в которой содержатся обвиняемые Гаагским трибуналом по бывшей Югославии.

"Мы только сейчас добились того, чтобы документы и жалобы были приняты, поэтому оно начинается заново, - сообщил сын Слободана Милошевича Марко Милошевич. - Чего мы конкретно хотим добиться, это чтобы на уровне Организации Объединенных Наций выяснили этот факт, что человек, я выражусь сейчас как раз конкретно, потерял жизнь по их вине. Давайте не будем грубыми терминами пользоваться, убит не убит, он находился в их ответственности, оставалось 32 рабочих часа до конца суда, из 66 статей обвинения не состоялась ни одна, понятно, что очень выгодно, если бы его не стало, и его не стало".

Расследование будет вестись силами группы канадских юристов, часть из которых в свое время входила в состав международной группы защиты Милошевича. По словам Кристофера Блэка, адвоката из Торонто, который возглавит расследование, целью семьи не является привлечение к ответственности кого-то конкретно. Цель - трибунал как таковой.

"Все заключенные Гааги сидят под следствием по много лет, многие умирают в тюрьмах от болезней, кончают с собой, а иногда непонятно, как и почему гибнут. Их процессы затягиваются на 5, 10, 13 лет, просто потому что, когда их арестовывают, против них ничего нет, нет обвинений. И все это время после их задержания тратится как раз на то, чтобы скомпилировать и сочинить эти обвинения против них, отсюда и такие задержки. И на поруки или под залог их не выпускают. Даже если они умирают", - рассказал Кристофер Блэк.

Милошевич умер от инфаркта, это неоспоримый факт. Спорным и подлежащим расследованию и сейчас, спустя столько лет, остается то, что же тогда привело к этому инфаркту. В руках у Маргариты Шумилиной папка с надписью Милошевич. Это история болезни или, если хотите, хроника умерщвления, составленная ей за те несколько месяцев, которые оставались президенту-узнику после их знакомства в Гаагской тюрьме.

"Это все странности. Банальной халатностью объяснять это, наверное, недостаточно. С медицинской точки зрения, это халатность. С точки зрения политической, это уже какая-то, может, злонамеренная халатность, потому что неоказание помощи при таком клиническом состоянии пациента - это все-таки преступление", - сообщила заведующая группой УЗИ Центра сердечно-сосудистой хирургии им.Бакулева Маргарита Шумилина.

Доктор медицинских наук Маргарита Шумилина осенью 2005 года была привлечена в качестве эксперта для оценки состояния здоровья Слободана Милошевича. Еще до встречи с ним, на базе результатов магнитно-резонансной томографии, она поставила ему очень серьезный диагноз, который затем после личного обследования подтвердила в заключении, представленном ей Гаагскому трибуналу. В нем черным по белому написано, что отсутствие должного лечения закончится катастрофой. Имеются подшитые к делу заключения гаагских эскулапов: все перечисленные симптомы соответствуют возрасту обвиняемого и не представляют проблем. Кроме того, среди документов в папке оригинальный список лекарств, которые принимал Милошевич; этот список был написан тюремным врачом. По словам Маргариты Шумилиной, прием этих лекарств должен был улучшить состояние больного, но этого не происходило. И что самое странное, в анализах Милошевича не обнаружено продуктов распада этих препаратов, словно он и вовсе их не принимал.

"То есть у него тогда при жизни были опасения, связанные с тем, что его травят. Почему он все время настаивал на русских докторах. Ну, вы понимаете, любой разумный человек, понимая, если его лечат, а ему становится только хуже, совершенно ясно, что лечение не помогает. А если лечение не помогает при таком приеме огромного количества препаратов, это недоверие по крайней мере должно вызывать", - считает Маргарита Шумилина.

Как известно, в лечении в России, о котором Милошевич просил трибунал, ему было отказано, несмотря на гарантии российского правительства и известного на весь мир кардиохирурга Леонида Бокерия, который настаивал на том, что непродолжительное, но квалифицированное лечение Милошевича поставит его на ноги. За 3 дня до смерти после ознакомления с результатами собственных анализов, которые от него скрывали в течение 2 месяцев, Милошевич пишет письмо в российский МИД: "В этих строчках последняя надежда на спасение". "В ходе суда велась злонамеренная кампания против моего здоровья, - пишет он. - В моей крови было обнаружено очень сильное лекарство, которого я никогда не принимал". Смысл сводится к тому, что в лечении в России ему отказали, опасаясь, что русские специалисты при первом же обследовании найдут в его организме следы того, что в Гааге хотели бы скрыть. Рифампицин - антибиотик, которым среди прочего лечат проказу. Побочное действие - препарат снижает эффективность лекарств, прописанных Милошевичу гаагскими же врачами.

"Из доступных мне документов не ясно, проводилось ли вообще хотя бы какое-то расследование среди персонала трибунала и охраны тюрьмы, чтобы понять, кто, почему и когда дал ему рифампицин, а также почему ему не была оказана помощь непосредственно на месте, когда его обнаружили утром, почему тело перевезли в морг только 8 часов спустя после смерти", - задается вопросами адвокат Кристофер Блэк.

Положение дел таково, что какими бы ни были успехи канадских юристов, реальное расследование в отношении Гаагского трибунала возможно лишь в том случае, если оно будет санкционировано Советом Безопасности ООН. Кроме Совбеза, не вполне законно создавшего трибунал в далеком 1993 году, над Гаагским правосудием никто не властен. Россия давно выражает сомнения в эффективности и прозрачности трибунала, однако понимая, что требование о его закрытии обречено на вето в Совете Безопасности, пока оставляет этот вопрос открытым.

"Действительно, в условиях, когда работа трибунала затягивалась, мы неоднократно ставили вопрос о том, что надо разобраться, почему он так долго работает. Это очень дорогостоящий механизм, его стоимость в пиковой деятельности превышала 200 миллионов долларов в год. И не пора ли, как бы, честь знать, подвести черту под работой Международного трибунала по бывшей Югославии? Но в условиях, когда целый ряд процессов продолжался, а ряд главных обвиняемых находились в бегах и еще не появились в Гааге для соответствующего разбирательства трибуналом, ну, не удавалось подвести черту под деятельностью международного трибунала", - рассказал постоянный представитель РФ при ООН Виталий Чуркин.

Гаагский Трибунал должен был завершить свою неоднозначную деятельность еще в 2010 году. Сейчас его мандат продлен до 2014 года. Оставшегося времени при наличии политической воли еще хватит для того, чтобы получить ответы на многие вопросы. Почему лечение Милошевича привело к его смерти? Почему след на шее главного свидетеля по делу Милошевича, лидера хорватских сербов Милана Бабича, заметно уже ремня, на котором он якобы удавился в своей камере? Как вышло так, что вот уже девятый год глава сербских радикалов Воислав Шешель сидит в тюрьме в ожидании суда? Кто сдавал имена защищенных свидетелей обвинения против албанских головорезов их убийцам? И наконец, почему генерал Младич, выданный трибуналу этим летом, ложась в тюремную больницу с диагнозом "воспаление легких", на всякий случай исповедуется и причащается?



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх