,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


На фоне усиления БРИКС и «арабской весны» возникает новый мировой порядок
  • 19 октября 2011 |
  • 18:10 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 685
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
-9
Когда в 1989 году бурно рождался «новый мировой порядок», а в освободившемся от своей стены Берлине в связи с окончанием холодной войны звучала «Ода к радости» Бетховена, большая часть мира увидела в этом неожиданное освобождение эпических масштабов.

Москва проявила меньше энтузиазма — как и Китай, который в 1989 году жестоко подавил студенческие протесты на площади Тяньаньмэнь.

В последние два десятилетия этот новый мировой порядок утратил часть своего блеска. Но в нынешнем году снова происходит своеобразное освобождение эпических масштабов — на сей раз, на Ближнем Востоке. Соединенные Штаты и Европа опять смотрят на этот процесс в основном с одобрением. А у Москвы снова проблемы. Как и у Пекина, чьи лидеры наблюдают за массовыми уличными протестами с тревогой.

Что такое БРИКС?

Но в отличие от 1989 года США и Европа сегодня испытывают дефицит денежных средств и ощущают «истощение». А у находящихся на подъеме Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки (страны БРИКС) валютные резервы равны примерно 4 триллионам долларов, и на их долю приходится треть общемирового населения, составляющего 6 миллиардов человек. Эти страны бросают новые вызовы тому мировому порядку, который сформировал Запад.

В Европе многие считают, что страны БРИКС меньше заинтересованы в общих идеях многостороннего мира и больше склонны к националистическому и многополярному миру, который подчеркивает их новообретенную силу и интересы. Результатом этого становится ослабление власти и консенсуса на мировой арене. Сферы влияния двух сверхдержав из эпохи холодной войны давно уже ушли в прошлое. Новый мировой порядок с американским господством постепенно исчезает. Но ему на смену не пришло ни четкое лидерство, ни ясные правила. В новой борьбе между суверенитетом с одной стороны, и правами человека и демократией с другой, пока еще нет оформившихся правил.

Кульминацией этого столкновения стала резолюция ООН по Сирии, обсуждавшаяся в октябре. Резолюция требовала от режима Башара аль-Асада немедленно прекратить «жестокие нападения». Новости о жестокостях режима появляются каждый день с марта месяца. Организация Объединенных Наций заявила 14 октября, что в этом самом кровавом эпизоде арабской весны было убито более 3000 протестующих.

Дебаты по поводу санкций против Сирии

В начале октября Запад заложил фундамент для усиления давления на Асада. 2 октября в турецком Стамбуле дебютировал Сирийский национальный совет, выступивший в роли международной оппозиции режиму Асада. В состав совета вошли видные фигуры из числа «Братьев-мусульман», светские юристы, ученые, а также проамериканские и протурецкие деятели. Совет поддержала Европа и США. Большое значение имел тот факт, что он заявил о себе в граничащей с Сирией Турции, и появился с благословления президента Реджепа Тайипа Эрдогана.

Тем временем в Нью-Йорке европейские представители в ООН допоздна работали над составлением резолюции с осуждением действий режима Асада. В мягкой окончательной версии резолюции не было слова «санкции», но она призывала дать возможность прийти в Сирию организациям помощи, обеспечить «фундаментальные свободы», мирный политический исход и прочие стандарты и нормы гражданского общества.

В Европе считали, что эта резолюция поддерживает идеи арабских восстаний и защищает основополагающие европейские ценности. В совместном коммюнике Франции, Португалии, Германии и Британии позже было отмечено, что в резолюции «не содержится ничего такого, против чего этот Совет мог бы выступить...».

Но он выступил. 4 октября представители России и Китая подняли руки, совместно использовав свое право вето. Бразилия и Индия воздержались (вместе с ЮАР и Ливаном), что придало вето еще больший вес. Итак, БРИКС заговорил. Представительница США Сьюзан Райс (Susan Rice) и американская делегация были в ярости и покинули зал заседаний. Райс на следующий день заявила, что вето направлено против сирийских граждан, «мечтающих о свободе и правах человека». Представитель Франции в ООН Жерар Аро (Gerard Araud) сказал: «Наша цель была и остается простой: положить конец жестоким репрессиям сирийского режима против собственного народа, который вполне законно требует предоставить ему самые основные права....»

Президент Турции, которая занимает промежуточную позицию между Западом и БРИКС, заявил 5 октября, что «Сирия... должна была услышать это предупреждение.... Народу Сирии не нужен безжалостный и бесстыдный режим тирании, который обстреливает с моря свою собственную страну. Мое сердце по-прежнему вместе с теми, кто борется за свободу». Европейские средства массовой информации, например, испанская El Pais, заявили о том, что резкое «нет» со стороны России и Китая стало серьезным препятствием для Запада.

В значительной мере дискуссия о российско-китайском вето имеет прямое отношение к геополитике. Между Россией и Сирией существуют крепкие связи, и идет активная торговля оружием. Китай молчаливо поддерживает Иран, а Тегеран не хочет, чтобы Асад был свергнут. Самое важное в этом плане — утверждения Москвы о том, что ее обманули с резолюцией ООН 1973 по Ливии, на основании которой была проведена гуманитарная интервенция, приведшая к изгнанию Муаммара Каддафи из Триполи. По словам аналитиков, Пекин всегда и при любых обстоятельствах выступает за суверенитет, и он был готов наложить вето на резолюцию по Ливии, однако не хотел остаться в одиночестве в том случае, если бы повстанцев из Бенгази утопили в крови.

Кто поддерживает Асада? 4 главных источника поддержки

Поэтому вето по Сирии считается «расплатой» за Ливию. Москва объясняет свое решение тем, что Запад мог снова воспользоваться резолюцией ООН для начала очередной интервенции. (Но поскольку НАТО с трудом удалось довести до конца воздушную войну в Ливии, а у сирийских ВВС боевых самолетов больше, чем у Франции, некоторые аналитики считают такое объяснение несерьезным.)

Скорее, «пособничество Асаду», как назвала совместное вето New York Times, указывает на то, что существующий мировой порядок трещит по швам и страдает от пассивности.

«Новый порядок»

«БРИКС с подозрением относится к Западу, говорящему «добро пожаловать в наш клуб», но тот порядок, который мы создали после Второй мировой войны, будет сохранен, — заявляет Чарльз Купчан (Charles Kupchan) из вашингтонского Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations). — Они говорят: «Это был ваш порядок. А сейчас пора поговорить о том, каким будет новый порядок». В этом камень преткновения — разница между развивающимися и развитыми державами.... К сожалению, эта игра активизировалась из-за Сирии».

На самом деле, в горячке момента, когда ООН действовала в отношении Сирии, легко забываются те двойные стандарты, которые, как считают многие страны, являются составной частью западной концепции миропорядка. Заявления об интервенциях — от Косово, когда НАТО в 1999 году бомбила бывшую Югославию, до Ливии — звучат в сопровождении меняющихся доводов и обвинений в адрес США по поводу их спесивого высокомерия. Американское вторжение в Ирак оставило особенно горькое послевкусие, и после этого зазвучали обвинения по поводу односторонних действий США. Европейские государства также очень медленно реагировали на события арабской весны в своих бывших колониях.

Едва ли не в тот же самый день, когда Соединенные Штаты обвинили БРИКС в недобросовестности в отношении Сирии, администрация Обамы заблокировала голосование в ООН по государственности Палестины. У Белого дома были свои политические соображения. Но потом США проголосовали против членства Палестины в ЮНЕСКО, и при этом к Вашингтону присоединились лишь Латвия, Германия и Румыния (14 стран воздержалось). А некоторые государства БРИКС проголосовали за принятие Палестины.

Что касается Китая и России, то сдерживание американского авантюризма и западной мощи является «частью их внешнеполитического курса», говорит Бен Джуда (Ben Judah) из Европейского совета по международным отношениям (European Council on Foreign Relations). «Китайцы по-прежнему очень сильно нервничают из-за 1989 года... и арабской весны. Их удивляет, каким образом такая успешная ближневосточная страна как Тунис, обладающая высокими темпами роста, могла попасть в круговерть народных протестов».

Совместное вето помогло ослабить глубинную напряженность между Россией и Китаем, который на дипломатической арене обычно тянется за Москвой. 11 октября Владимир Путин, вознамерившийся сменить более прозападного Дмитрия Медведева на посту президента, находился в Пекине, куда он приехал для заключения газового соглашения на 7 миллиардов долларов с Китаем, который сегодня занимает первое место в мире по объемам потребляемой энергии.

Роберт МАРКАНД, "Christian Science Monitor", США

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх