,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Тень Путина маячит над миром
  • 12 октября 2011 |
  • 10:10 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 455
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
+2
Владимир Путин практически наверняка станет снова российским президентом. Китай и Иран может и приветствуют его, но будут ли соседи выражать желание участвовать в его Евразийском союзе?

Выглядит абсолютно естественно, что раз нынешний премьер-министр Владимир Путин вернется в президенты России еще на дюжину лет, то персоны в правительстве уже начинают восхвалять затяжное правление Леонида Брежнева на посту руководителя Советского Союза. Действительно, сам Путин сказал, что одним из его основных намерений является создать «Евразийский союз» бывших советских республик. Путин однажды назвал распад Советского Союза величайшей катастрофой XXI века, и его амбиции, направленные на его воссоздание, могут осложнить жизнь в Азиатско-Тихоокеанском регионе и за его пределами.

Большинство россиян помнят брежневские годы как болезненно длительный период «застоя» — стагнации и упадка. В результате заявление Путина о своем намерении вернуться в президенты России — т.е. на пост, который он уже занимал с 2000 по 2008 годы, прежде чем передать его (пост, но не власть) Дмитрию Медведеву — быстро наводнило интернет и не только шаржами на него, состаренного до возраста Брежнева. Это заставило обычно сдержанную путинскую команду выступить в защиту прогресса при Брежневе в российских средствах массовой информации.

Однако же более серьезным является неожиданное предложение Путина создать Евразийский союз, идея которого он описал в редкой для него и длинной статье в известной российской газете. Россия уже консолидирует свой свежесформированный Таможенный союз с Белоруссией и Казахстаном. Теперь намерением, судя по всему, является расширение числа участников, а также усиление и расширение его функций, укрепление власти и влияния. Статья, в которой, правда, опровергались мнения относительно попыток простого воссоздания Советского Союза, говорит о ценности консолидации бывших республик в нечто подобное Европейскому Союзу. Республики будут координировать свою внешнюю политику, экономическую политику и иную деятельность — как предполагается, под руководством Москвы — для усиления ее (Москвы) глобального влияния.

Но реализация путинского видения будет трудной. Существующие международные институты в бывшем советском блоке — в число которых входит Содружество независимых государств (СНГ), Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Таможенный союз — показали, что им трудно реализовывать конкретное сотрудничество и поддерживать свой импульс. Хотя многие из лидеров советских республик не стремились к независимости в 1991 году, они уже начали наслаждаться своей автономией, и в общем и целом сопротивляются тому, чтобы ею пожертвовать. Многие из этих новых независимых государств склонны развивать свои связи с Китаем или с Западом для баланса своих связей с Москвой.

В этом отношении предложение создания союза выглядит направленным на сдерживание тех бывших советских государств, которые до последнего момента оставались вне контроля Москвы, таких как Украина. Даже при том, что Украиной ныне руководит правительство более дружественное по отношению к Москве, украинские лидеры колеблются, будучи не в состоянии решить, присоединяться ли им к Таможенному союзу или более тесно сближаться с ЕС. Путин уже намекнул, что Киев не может преследовать обе эти цели одновременно. С марта 2007 года Евросоюз и Украина ведут переговоры по соглашению о свободной торговле в качестве части нового Соглашения об ассоциированном членстве, которое должно прийти на смену Соглашению о партнерстве и сотрудничестве, заключенному в 1998 году. Путин сказал украинскому премьер-министру Николаю Азарову, что присоединение к Таможенному союзу даст Украине от 6,5 до 9 миллиардов долларов прямой выгоды за счет расширяющихся индустриальных возможностей. Россия имеет ощутимый рычаг воздействия за счет глубокой взаимозависимости между двумя национальными экономиками. Большая часть высокотехнологичного экспорта Украины идет в Россию. Как и Москва, Евросоюз настаивает, что более тесная интеграция внесет свой вклад в экономический рост Украины, принимая во внимание тот факт, что ЕС является основным торговым партнером Киева — на долю Европейского Союза приходится треть объемов внешней торговли Украины, и Украина также получит выгоду от политического ассоциированного членства. Наоборот, Путин предупредил, что соглашение о свободной торговле между Украиной и ЕС потребует от России принятия защитных мер, таких как усиление торговых барьеров между двумя странами.

Но вот Грузия — страна, которая, вероятно, больше всего пострадает от путинского возвращения. Путин и грузинский президент Михаил Саакашвили ненавидят друг друга, по сообщениям, Путин даже сказал французскому президенту Николя Саркози, что он хотел бы видеть грузинского лидера подвешенным за яйца. Даже если на смену Саакашвили придет другой грузин в качестве ведущего политического лидера страны, Путин вряд ли обратит вспять фактически аннексию Москвой грузинских сепаратистских регионов — Абхазии и Южной Осетии, которые российские войска полностью оккупировали в 2008 году. Хотя Москва формально признала их в качестве независимых государств, российские военные строят там крупные долгосрочные базы, причем в обоих регионах. Лучшее, что может произойти, когда Саакашвили уйдет в отставку с поста президента в 2013 году, если он воздержится от следования путинскому примеру и не будет становиться премьер-министром, это то, что Россия может разрешить больше безвизовых поездок между сепаратистскими регионами и остальной Грузией и ослабить свою экономическую блокаду грузинского государства.

Напряженность в российско-грузинских отношениях также осложняет процесс вхождения России в состав Всемирной торговой организации (ВТО), так как Тбилиси блокирует удовлетворение российской заявки — по правилам ВТО, принятие новых членов требует одобрения со стороны всех без исключения действующих участников организации. Грузия не намерена снимать свои возражения против вступления России в ВТО до тех пор, пока Москва не признает право Тбилиси осуществлять надзор за торговлей с сепаратистскими регионами. На самом же деле Путин всегда выглядел меньшим энтузиастом идеи российского членства в ВТО, чем Медведев или бывший глава Минфина России Алексей Кудрин, который ушел в отставку со своего поста в этом месяце в знак протеста против сделки Путина и Медведева.

Грузия также представляет собой фактор, который способен пустить под откос российско-американскую перезагрузку. Многие американцы естественным образом симпатизируют грузинам как более слабой, но готовой к бою стороне, пытающейся продвигать демократию и динамичную рыночную экономику у себя на родине, одновременно проводя независимую, но провашингтонскую внешнюю политику, которая включает отправку боевых частей в Ирак и теперь в Афганистан. Администрация Обамы исключила ранее служивший источником напряженности в отношениях между Москвой и Вашингтоном фактор, фактически отказавшись от усилий администрации Джорджа Буша-младшего, направленных на продвижение по пути к скорому членству в НАТО для Грузии и Украины. Путин выступал против расширения НАТО в свои последние годы на посту президента, и вероятно продолжит это делать, если, что вполне возможно, будущая американская администрация возобновит усилия по расширению НАТО на восток.

Даже если Путин попытается сохранить перезагрузку в действии, нет никакой уверенности в том, что Соединенные Штаты будут ей следовать. Проблема не в обамовском Белом доме, который уже выразил готовность работать с Россией вне зависимости от того, кто будет сидеть в президентском кресле. Проблема в Конгрессе, который хотя и не антироссийский, но в целом ненавидит Путина. Администрации Обамы поэтому будет сложнее добиваться одобрения Конгресса в отношении будущих российско-американских договоров. Например, несмотря на свою скромную природу, новый Договор СНВ смог добиться значительно меньшего одобрения в Сенате, чем предыдущие соглашения по контролю над стратегическими вооружениями. Если бы Путин был президентом в прошлом году, требуемых двух третей голосов в Сенате для поддержки договора легко могло бы и не найтись.

Ни Москва, ни Вашингтон не выглядят готовыми к переговорам о новом договоре в области контроля над вооружениями в ближайшем времени, но оба правительства готовы расширять свои экономические связи, которые остаются слабой опорой для их двусторонних отношений. В принципе, русские могут понять, что американские чиновники, в отличие от их российских коллег, не могут решать, куда богатым американцам инвестировать свой капитал. Но русские отмечают, что хотя размеры экономик США и Евросоюза примерно похожи, европейские инвестиции в Россию примерно в десять раз выше американских. С точки зрения Москвы, легко увидеть, что проблема с таким диспаритетом кроется скорее в Вашингтоне, нежели в Москве.

Воздействие возвращения Путина на отношения России с Японией, между тем, неопределенно. В те годы, когда Путин был президентом, японцы считали его тяжелым переговорщиком по четырем спорным островам, которые русские называют Южными Курилами, а японцы — Северными территориями. Японские чиновники решили выждать до тех пор, пока Путин не уйдет в 2008 году, когда от стал премьером. Но Медведев стал придерживаться еще более жесткой линии по этому вопросу, и даже стал первым российским президентом, который физически посетил Курилы, спровоцировав тем самым мини-кризис в отношениях с Токио.

Медведев и его окружение по-видимому стремились обкатать и отшлифовать националистический послужной список Медведева за счет Токио. Путин, вероятно, склонен сохранять жесткую линию, хотя у него также есть полномочия использовать возможность по варианту «Никсон Китаю» в переговорах о компромиссном решении, а потом заставить русских, которые, как показывают опросы, не хотят больше делать никаких территориальных уступок, принять это. Стимулом для Путина стремиться к такой договоренности может стать желание гарантировать участие японского капитала и предоставление японской технической помощи для модернизации российской экономики, то есть для реализации цели, которую он обозначил в своей речи, давшей старт предвыборной кампании.

Тем не менее, двумя азиатскими странами, которые могут больше всего выиграть от возвращения Путина, могут оказаться Иран и Китай.

Российско-иранские отношения, никогда не бывшие очень хорошими, начали демонстрировать еще больший спад, когда Путин ушел с поста президента. Россия проголосовала за дополнительные и еще более жесткие санкции ООН для наказания иранцев за осуществление подозрительной деятельности в ядерной области, и даже отменила продажу Ирану российских первоклассных систем ПВО С-300, за которые Тегеран уже заплатил значительную часть денег. Иран подал иск против России в связи с этим отказом продавать С-300. Путин выглядит более открытым к использованию ограниченного геополитического сотрудничества с Ираном по вопросам, представляющим общий интерес, таким как сдерживание западного влияния в Евразии.

Китаю возможно тоже будет выгодно возвращение Путина. В то время как Медведев в своей китайской дипломатии концентрировался на вопросах развития экономических, энергетических и социальных связей, Путин может более активно продвигать российско-китайское сотрудничество в области обороны, особенно если НАТО и Россия не смогут преодолеть свои разногласия по поводу системы баллистической противоракетной обороны (БПРО), что кажется весьма вероятным. Они также могут начать принимать больше усилий для координации своей политики в отношении Северной Кореи.

Тем не менее, важно не игнорировать основные источники напряженности между двумя странами, обозначенные в самый последний раз в российском решении сделать публичной информацию об аресте китайского шпиона в России, а также в сохраняющейся напряженности вокруг вопроса о цене, которую Китай будет платить за российские энергопоставки.

В то же время глаза как Запада, так и России будут прикованы к России 4 марта. Выборы могут иметь и предрешенный исход, но вот что будет дальше — никоим образом не предрешено.

Ричард ВАЙЦ, "The Diplomat", Румыния

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх