,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


США сталкиваются с попытками экономического проникновения СССР
  • 12 октября 2011 |
  • 10:10 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 513
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
+3
С самого начала 1958 года Советский Союз и страны Восточной Европы, проявляют решимость возобновить экономическую атаку, робко начатую два года назад с интервью, которое маршал Булганин дал журналу «Vision», а также мексиканской газете «Excelsior», и планировавшейся поездки Микояна, правой руки Хрущева и великого советского «коммивояжера», атаку, которая расстроилась из-за событий на Ближнем Востоке и в Венгрии.

Прекрасный момент для того, чтобы продемонстрировать широкую улыбку некоторым из этих двадцати республик, которые, хотя по большей части и порвали или, как минимум, прервали свои отношения с Восточным блоком в ходе различных эпизодов холодной войны, однако так и не стали объектом повышенного внимания со стороны своего большого северного брата, США.

Действительно, экономические сложности, с которыми некоторые страны Латинской Америки, испытывающие кризис экономического роста, борются на протяжении около двадцати лет, в последнее время приняли почти трагический оборот, а перспективы этих стран представляются все более мрачными. Появление, или скорее быстрое развитие национализма в Южном полушарии, где он зачастую переплетается с анти-империализмом, а значит, с анти-американизмом, еще более усугубляет сложившуюся ситуацию.

Недостаточная экономическая помощь

То, что обида, которую неоднократно проявляли народы Латинской Америки, имеет под собой основания, можно увидеть даже по опубликованным недавно одним крупным американским журналом (U.S. NewsandWorldreport) статистическим данным относительно помощи «братским», но непонятным образом забытым республикам.

Южная Америка действительно получила после окончания Второй мировой войны американскую помощь в размере всего лишь 700 млн. долларов, в то время как Европа получила 29 млрд., а Азия — 18,8 млрд. Согласно вашингтонской программе помощи зарубежным странам, двадцати государствам Латинской Америки в 1958 году выделено лишь 100 млн. долларов — около 3% от всего объема помощи. Одна только Югославия регулярно на протяжении 10 лет получает в два раза больше официальных кредитов, чем эта часть света, в которой проживает около 200 млн. человек. Эти два выразительных примера, однако, нуждаются в важном дополнении: частные (прямые) иностранные инвестиции из Северной Америки на протяжении последних десяти лет исчисляются миллиардами долларов. За первое полугодие 1957 года в Латинскую Америку был инвестирован 1 млрд. долларов, что на 20% больше, чем в 1956 году, в то время как «Import-Export Bank» и Банк реконструкции и развития выделили многим южноамериканским странам кредиты на сумму в несколько сотен миллионов долларов.

Дисбаланс между этой явно незначительной глобальной государственной помощью и постоянным, регулярным притоком американского частного капитала лежит в основе одного из основных упреков народов Латинской Америки в адрес политики Вашингтона, который, со своей стороны, до сих пор отказывался от разработки плана по типу Маршалла, создания панамериканского инвестиционного банка или мысли о том, что можно было бы регулировать все экономические отношения в этом регионе, приняв всеобъемлющую панамериканскую хартию.

Редко когда еще такое североамериканское упрямство в сочетании со священным принципом свообды торговли, и абсолютно разные, по сложившимся обстоятельствам, интересы США и латиноамериканских стран проявлялись настолько резко, как в ходе экономической межамериканской конференции, проходившей в Буэнос-Айресе в августе 1957 года.

Конференция, торжественно открытая президентом Арамбуру (Aramburu), в целом взяла за основу проект общей экономической хартии, разработанной в 1947 году в Боготе на девятой встрече министров иностранных дел американских стран и остававшийся с тех пор лишь на бумаге. Основные проблемы, выявленные тогда, до сих пор не решены, как и проблемы Организации американских государств (ОАГ) в целом: теоретически эта организация объединяет равные государства, у каждого из которых есть по одному голосу; в действительности же участие в ней США явно сместило центр тяжести в определенную сторону. «Двадцать маленьких и одна большая» — вот определение, которое можно было бы дать саммитам этой организации.

Предварительные исследования, проводившиеся в ходе предшествовавшего конференции года, вышли, в соответствии с выводами и докладами Экономической комиссии ООН для Латинской Америки, на разработку проекта всеобъемлющего экономического соглашения, некого панамериканского торгового кодекса, как этого хотели бы некоторые.

Провал этой конференции «первого шанса» был весьма поучительным. США, которых практически приперли к стенке, в очередной раз вернулись к своей традиционной политике.

Обеспокоенность основных столиц Южной Америки в отношении возможных последствий экономического спада в США и предсказуемого усиления американского протекционизма, который оставляет для СССР широкое поле для выбора, где начать новую атаку «с улыбкой на лице», поманив перспективами «незаинтересованной экономической помощи».

Бразилия — плацдарм советского «наступления с улыбкой на лице»

Пока предложения России и советского блока только-только начинают серьезно рассматривать (хотя бы для того, чтобы использовать их, как средство давления) в соответствующих МИДах южноамериканских стран, одна из крупных стран, Бразилия, которой экономическая атака Москвы касается в первую очередь, вынесла обсуждение этой инициативы на публику. Впервые после разрыва дипломатических отношений между СССР и Бразилией в 1947 году глава СССР в своем послании по итогам года обратился к главе Бразилии. Хрущев лично заверил Жоселино Кубичека (Joscelino Kubitschek) в том, что Советский Союз, «в соответствии со своей политикой мирного сосуществования, стремится к процветанию всех народов». От этих слов до стремления интерпретировать их как приглашение возобновить прямые дипломатические сношения — всего один шаг, который и был быстро сделан. К тому же, глава постпредства Бразилии при ООН Освальдо Аранья Oswaldo (Aranha) подтвердил такую интерпретацию на своей пресс-конференции, заявив, что ему сказали об этом постоянные представители при ООН стран Восточной Европы, с которыми Бразилия всегда поддерживала нормальные (Чехсловакия, Польша) или чисто торговые отношения (Румыния, Венгрия).

В интервью, которое впоследствии дал мистер «К» молодым бразильцам, уточнялось, что речь шла о предложении организовать прямые торговые обмены, поскольку до сих пор они обычно осуществлялись при посредничестве стран-сателлитов, однако при условии предварительного обмена послами. Задача серьезная, ведь некоторые советские руководители давали понять, что русские, хоть и являются большими любителями чая, вполне могли бы за несколько лет приучиться к бразильскому кофе, для которого этой стране уже не удается найти покупателя. К тому же, было условлено, что в случае положительного ответа Москва предоставит Бразилии необходимое для нормального функционирования государственной нефтяной отрасли оборудование. Это одновременно отвечало бы стремлению многочисленных представителей бизнес-кругов, пострадавших от проблем со сбытом основного бразильского экспортного продукта, озабоченности министерства экономики, которое было весьма обеспокоено ростом инфляции, а также требованиям националистов, выступающих категорически против предоставления нефтяных концессий и пересмотра результатов национализации, проведенной при Варгасе. Ничего удивительного в том, что такие предложения, более или менее раскрытые в прессе, вызвали среди представителей общественного мнения, а таке соответствующих секторов экономики определенную реакцию и путаные, но в то же время страстные комментарии. Министр иностранных дел Маседо Соареш (Macedo Soares) вскоре уточнил, что он принципиально против любого сближения, однако позже спохватился и заявил, что не исключены переговоры по этому вопросу. Аранья в то же время утверждал, что Бразилия должна задуматься о возобновлении отношений с СССР; глава бразильской Церкви, магистр Камара, высказался в противоположном ключе, также как и члены департамента внешней торговли.

Что же касается Кубичека, то он явно воздерживался в своих выступлениях от того, чтобы внести какую-то ясность в этот вопрос. В июне он, тем не менее, направил США косвенный призыв, который также был предупреждением, особенно после серии неприятностей Никсона в ходе его поездки. Только один кофе в нормальные времена дает Бразилии две трети необходимой стране валюты. В 1956 году доход от экспорта кофе достиг 1 млрд. долларов, в этом же году ожидается, что из-за одновременного снижения цен и объемов экспорта, прибыль от него составит лишь 700 млн. долларов.

Президенты двадцати и одной республики ОАГ уже встречались в 1956 году в Панаме, однако тогда их встреча ограничилась торжественными заявлениями на тему панамериканизма, протокольной демонстрацией добрососедских отношений и выражением добрых намерений со всех сторон.

Милтон Эйзенхауэр (Milton Eisenhower), брат и личный представитель президента США, уже осуществлял в 1952 году поездку по Латинской Америке. После посещения крупных южноамериканских столиц, он в то время вернулся домой с выводами, которые в основном сводились к необходимости увеличения притока частного американского капитала в некоторые южноамериканские страны. Для того, чтобы как-то изменить ситуацию, молодой бразильский президент уже запустил идею новой панамериканской встречи «на самом высоком уровне» с целью разработки и внедрения на этот раз серьезной всеобъемлющей программы экономической помощи и создания органа финансирования континентального масштаба.

Присутствие стран Восточной Европы в Южном полушарии

В целом, знаков увеличения присутствия стран Восточной Европы в Латинской Америке становится все больше, по словам наблюдателей всех мастей. Напомним, что 1 мая Заместитель Председателя Верховного Совета Тарасов и заместитель министра иностранных дел Советского Союза Кузнецов были в Буэнос-Айресе одновременно с Никсоном, на официальной церемонии годовщины прихода к власти Фрондизи (Frondizi). По этому случаю они встретились с дипломатами и высокопоставленными чиновниками практически изо всех стран континента. Впервые крупные московские журналисты из агентства ТАСС и газет «Правда» и «Известия» смогли путешествовать по всей Латинской Америке в свое удовольствие. Только их попытка посетить на обратном пути Центральную Америку натолкнулась на категорическое сопротивление, несомненно, «по подсказке» представителей Госдепартамента. В Чили советских журналистов принимал даже сам президент Ибаньес (Ibanez), который несколькими неделями ранее демонстративно отменил свой визит в США. Необходимо также уточнить, что у Чили нет дипломатических отношений с СССР. В Сантьяго впервые прошла неделя советского кино. Появились также и другие формы присутствия, и это тоже важно: так, в аргентинских киосках сейчас можно найти московские газеты.

В аргентинской Патагонии, которая является зоной свободной торговли, были замечены автомобили «Москвич», наряду с традиционными «Фордами» или «Шевроле». И наконец, следует отметить бесчисленное количество предложений, одни выгоднее других, которые делают миссии стран Восточной Европы Чили (покупка меди) Боливии (олова), Колумбии (кофе), Перу (хлопка, цветных металлов), Уругваю (шерсти) и даже Эквадору. Ко всему этому добавляются предложения ссуд (Уругваю), долгосрочных кредитов на крайне выгодных условиях, а также материальной и технической помощи по проектам развития.

Бразилии предлагают оборудование для нефтедобычи и буровые установки для государственной монопольной компании по добыче углеводородов « Petrolias «, а также нефтеперерабатывающие заводы под ключ. Аргентина может получить необходимое для добычи и транспортировки ее угольных и нефтяных ресурсов оборудование, ведь из-за их недостаточной разработки она теряет, в зависимости от года, до 400 млн. долларов, что равняется отрицательному сальдо ее торгового баланса.

Тем не менее, вполне оправданно было бы заметить, что все эти предложения всего лишь представлены для изучения вышеупомянутым странам. Но если, как говорил Никсону президент Эквадора Камилло Понсе (Camillo Ponce, прогрессиста в котором видишь с трудом), немногие южноамериканские руководители действительно хотят иметь дело с коммунистическими странами, у них не будет другого выбора лишь в случае, если США не обеспечит их самые насущные потребности.

А пока сейчас производятся различные серии операций по довольно незначительному объему торговли. Однако, как и знаменитое соглашение, подписанное в 1953 году генералом Пероном, они вызывают некоторый резонанс в Южном полушарии и имеют силу предупреждения в адрес Вашингтона. Так, Аргентина приняла решение произвести закупку советской нефти, купить ТЭЦ у Чехословакии, продолжая при этом обсуждать с американскими компаниями, производящими нефтедобывающее оборудование будущие контракты.

В этих условиях было бы интересно посмотреть на недавнюю реакцию США на эту необычную конкуренцию и новое вторжение коммунистов на территорию, которую слишком многие западные специалисты считают своей заповедной зоной.

Инциденты, с которыми столкнулся Никсон в ходе своей поездки по многим южноамериканским столицам, и в частности, в Лиме, Боготе и Каракасе возмутили и в то же время удивили большинство североамериканских наблюдателей. Многие журналисты, не сговариваясь, написали о «заговоре международного коммунизма». Однако службам госдепартамента пришлось в конце концов признать (а их подталкивала к этому критика со стороны депутатов-демократов), что здесь наблюдаются не просто проявления коммунизма, а неумелое выражение более глубоких проблем, для которых нужно найти решение. К тому же Вашингтону сложно совсем не обращать внимания на рынок, поглощающий четверть его экспорта и поставляющий 23% американского импорта.

Так, сразу после возвращения Никсона, официальные лица после некоторого раскаяния предложили внимательно изучить южноамериканское досье, которое слишком долго задвигалось в сторону в пользу Европы, Азии, а затем Ближнего Востока. Однако проведение подлинной политики добрососедства в экономической сфере сталкивалось и до сих пор сталкивается со сложнопреодолеваемыми трудностями. Из-за экономического спада в Конгрессе усилилось стремление защищать американскую промышленность с помощью роста таможенных тарифов и ограничения кредитов экономической помощи. Отсюда происходит сегодняшняя тенденция подчеркивать психологическую необходимость пересмотреть отношения США и их соседей к югу от Рио-Гранде, а также отсрочка принятия твердого решения.

Вот о чем говорится в недавнем номере журнала банка «Chase Manhattan Bank», посвященного товарообороту между латиноамериканскими странами и советским блоком. В журнале отмечается, что недавний рост объемов советской торговли с Латинской Америкой стал укором США. «Долларовая стоимость всех этих сделок относительно мала», — пишет журнал; общий объем продаж стран советского блока в 1957 году составлял 131 000 000 долларов, в то время, как объем продаж США в этот период составил 3 799 000 000, он весьма незначителен и представляет собой в итоге всего 2% латиноамериканского импорта (7 551 000 000 долларов). С другой стороны, журнал этого банка справедливо заметил, что, несмотря на 42%-й рост объемов торговли между странами советского блока и Латинской Америкой с 1952 года, этому способствовали и долгосрочные перспективы этой торговли, говоря экономическим языком, поскольку некоторые крупные латиноамериканские экспортные продукты, такие как нефть, хлопок, зерновые, составляли большую долю в экспорте СССР в страны Восточной Европы.

Эти успокаивающие выводы представителей американского бизнеса дают понять, что США пока еще не готовы на серьезные экономические усилия, ни на меры по эмансипации братских республик Латинской Америки. Их золотое правило заключается в двух выражениях: «Свобода торговли, частные инвестиции». Двусторонние договоры о стабилизации, подобно тому, что был подписан с Перу около пяти месяцев назад, возможно будут подписаны со многими странами Банком импорта-экспорта и Банком реконструкции и развития, а продажи сельскохозяйственных излишков будут расти.

Однако южноамериканским странам придется в очередной раз подождать со своими требованиями. Такое же впечталение создалось и после провала в 1957 году межамериканской экономической конференции в Буэнос-Айресе, заслуга которой была в том, что она выявила разногласия в позициях двадцати маленьких стран и их «большого северного брата».

Поездка Милтона Эйзенхауэра по Центральной Америке, а также визит американского госсекретаря в Рио-де-Жанейро 5 августа, несомненно, являются официальным проявлением намерений США уделять больше внимания Латинской Америке.

Недавние заявления Диллона также свидетельствуют о возможной организации встречи в верхах двадцати и одного министров иностранных дел Организации американских государств. Достаточно ли этого, чтобы развеять все разногласия? Только будущее сможет ответить на этот вопрос.

Жак Гриньон ДЮМУЛЕН, «Le Monde», Франция

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх