,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


О "Евразийском плане" Путина
  • 5 октября 2011 |
  • 12:10 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 1127
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
+1
О "Евразийском плане" Путина

Владимир Путин предлагает создать Евразийский союз

Таможенный союз и Единое экономическое пространство станут основой для нового интеграционного проекта


«Мы предлагаем модель мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной «связки» между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом, -- говорится в статье Владимира Путина «Новый интеграционный проект для Евразии -- будущее, которое рождается сегодня», опубликованной на сайте газеты «Известия».

«В том числе это означает, -- пишет председатель правительства, -- что на базе Таможенного союза и ЕЭП необходимо перейти к более тесной координации экономической и валютной политики, создать полноценный экономический союз. Это открытый проект. Мы приветствуем присоединение к нему других партнеров».

«Путь к этому рубежу был непростым и порой извилистым, -- считает В. Путин. -- Он начался двадцать лет назад, когда после крушения Советского Союза было создано Содружество независимых государств. По большому счету была найдена та модель, которая помогла сберечь мириады цивилизационных, духовных нитей, объединяющих наши народы. Сберечь производственные, экономические и другие связи, без которых невозможно представить нашу жизнь».

Создание же Евразийского союза позволит его участникам «занять достойное место в сложном мире XXI века», пишет глава кабинета министров. «Вхождение в Евразийский союз, помимо прямых экономических выгод, позволит каждому из его участников быстрее и на более сильных позициях интегрироваться в Европу, -- подчеркивает он в статье. -- Кроме того, экономически логичная и сбалансированная система партнерства Евразийского союза и ЕС способна создать реальные условия для изменения геополитической и геоэкономической конфигурации всего континента и имела бы несомненный позитивный глобальный эффект». В этой связи В. Путин отметил, что Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана уже начал переговоры о создании зоны свободной торговли с Европейской ассоциацией свободной торговли. Россия, Белоруссия и Казахстан делают шаг к Единому экономическому пространству и создают рынок для 165 миллионов потребителей, граждане трех государств, где не будет миграционных, пограничных и других барьеров, смогут выбирать, в какой стране жить, получать образование и работать дальше.

В. Путин полагает, что вхождение государств в Евразийский союз не означает отказа от их интеграции с Европой. Он намекает на Украину, которая не желает вступать в Таможенный союз, мотивируя это своим курсом на интеграцию с ЕС. Предвидя возможные тезисы скептиков, глава правительства пишет: «Мы не собираемся ни от кого отгораживаться и кому-либо противостоять. Евразийский союз будет строиться на универсальных интеграционных принципах как неотъемлемая часть Большой Европы, объединенной едиными ценностями свободы, демократии и рыночных законов».

Комментируя статью, председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов, считает, что вопрос следует ставить так: как интегрироваться и как это делать максимально быстро, пока вторая волна глобального кризиса -- а, по сути, продолжающийся кризис во всем своем масштабе -- не накрыла в 2013-2014 годах наше пространство. «Нам нужно выстраивать мощный геополитический и геоэкономический субъект. В этом просто есть необходимость», -- уверен он. Ю. Крупнов также заметил, что никого из рвущихся сегодня в Евросоюз бывших советских республик туда не пустят. «Но то, что без интеграции, будучи врозь, мы погибнем, -- это факт, -- подчеркивает политолог. -- Поэтому то, что Путин в целом берет курс на Евразийский союз -- это фундаментальный программный ход, который мог бы, в случае своей удачной реализации -- на что лично я очень надеюсь -- сделать Путина действительно историческим лидером, который смог за все время своего президентства добиться двух вещей: не дал отделиться и, по сути, погибнуть Чечне, обеспечив единство Российской Федерации, и реинтегрировал постсоветское пространство».

Это -- заявка на создание новой большой страны, полагает Ю. Крупнов. В то же время, говорит он, речь идет не об «СССР-2», а о новой большой стране с независимыми национальными республиками: никто не собирается уничтожать их суверенитет. Но при этом Евразийский союз будет выступать в геополитическом и геоэкономическом плане как единый субъект, имеющий общее цивилизационное пространство.

Главный экономист института «Центр развития» Высшей школы экономики Валерий Миронов добавляет, что Россия может успешно взаимодействовать с Индией. У этой страны есть интересы в развитии инновационного сектора, поэтому партнерство с Индией может быть даже более успешным, чем с Европой. Еще одна страна, с которой Россия, по его мнению, могла бы развивать сотрудничество, это Монголия, у которой большие связи с нашими регионами.

По материалам СМИ

My Webpage

* * *

Путин предложил олигархам «всех стран» объединяться

Идею создания Евразийского экономического союза российский премьер списал у Назарбаева


3 октября, в газете «Известия» появилась статья премьер-министра России Владимира Путина, посвященная перспективам интеграции бывших советских республик на базе Единого экономического пространства и ЕврАзЭС. По мнению экспертов, эта публикация означает, что на президентские выборы 2012 года Путин пойдет с идеей возрождения СССР на экономическом уровне. Лидер Международного Евразийского движения философ Александр Дугин предположил, что в статье премьер-министр обнародовал часть идеологии, способная обосновать его возвращение к власти.

«Убежден, создание Евразийского союза, эффективная интеграция -- это тот путь, который позволит его участникам занять достойное место в сложном мире XXI века. Только вместе наши страны способны войти в число лидеров глобального роста и цивилизационного прогресса, добиться успеха и процветания» -пишет премьер.

Между тем, мысли российского премьера, по крайней мере,не новы. Еще весной 2009 года в тех же «Известиях» была опубликована статья президента Казахстана Нурсултана Назарбаева «Евразийский экономический союз: теория или реальность». Как и Путин, лидер соседней страны тогда писал о мировом финансовом кризисе. Да и вывод сделал тот же: «В долгосрочной перспективе альтернативы ему (ЕврАзЭС -- прим. «СП») не существует».

О том, как следует расценивать публикацию нынешнего премьер-министра, «Свободная пресса» спросила директора Института проблем глобализации Михаила Делягина:

«СП»: -- В своей статье в «Известиях» Путин говорит о ЕврАзЭС как о важнейшем интеграционном проекте на постсоветском пространстве. Как следует воспринимать подобную мысль на фоне недавнего решения тандема?

-- Это очень правильные слова. И на этом пути даже сделан маленький шажок вперед -- создан Таможенный союз. Но было и безумное количество фальстартов. Достаточно вспомнить, что Евразийский экономический союз уже существует, причем, очень давно. Но его никто не замечает. Что он есть, что его нет. Этот союз настолько малозначим, что премьер Путин то ли о нем забыл, то ли о нем не знает. А вообще идея интеграции очень правильная: это единственный способ для России отгородиться от хаоса, который пойдет с Закавказья и Средней Азии, если не обеспечить нормальное развитие этих территорий. Частично это уже произошло. Затем хаос придет к нам. Так что на словах Путин прав. Но политика последних лет за исключением попытки создания Таможенного союза не соответствует основной идее статьи. Возникает огромное опасение, что это просто предвыборный ход -- надо что-то свеженькое сказать, вот и сказали. Но пройдет инаугурация, и про это забудут.

«СП»: -- Но сама идея интеграции постсоветского пространства правильная?

-- Это, конечно, очень классно. Но неплохо бы сначала заняться интеграцией самой России, потому что территории к востоку от Урала и территории к западу от Урала экономически связаны достаточно слабо. А тарифы на самолеты и поезда таковы, что очень слабо связаны еще и человечески. Люди с Дальнего Востока ездят в Китай, но они очень редко бывают даже на Урале. А, скажем, в Калининграде, 80% молодежи уже бывали в прилегающих странах Евросоюза, но мало кто гостил в остальной России. Понятно, что Путин не мог ничего сказать про внутреннюю интеграцию нашей страны, потому что лишь подчеркнул бы последствия своей собственной политики 2000-х годов.

«СП»: -- То есть слова Путина, что ЕврАзЭС может стать связующим звеном между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом не имеют под собой объективных оснований?

-- Нет, ЕврАзЭС действительно может им стать. Просто не стоит забывать, что такое звено уже есть -- это морские порты Западной Европы, через которые возятся грузы с Дальнего Востока. Даже из Китая грузы в Россию ввозятся через порты Финляндии и Германии, потому что связываться с российской таможней и, в меньшей степени, с российскими железными дорогами просто никто не хочет. С другой стороны Азия уже нашла способ интеграции с Евросоюзом, пока Россия 20 лет хлопает ушами. Это интеграция через Среднюю Азию, причем без всякого участия нашей страны. Газопровод Набукко -- это не бумажный тигр, а газопровод из Туркмении в Китай работает вполне успешно и эффективно, и его мощь, насколько я могу судить, будет только наращиваться. Так что мы можем успеть вскочить в последний вагон уходящего поезда, но нет никаких гарантий.

«СП»: -- Можно ли ожидать, что на фоне следующего срока Путина будут совершаться шаги уже политической интеграции постсоветского пространства?

-- Политическая интеграция вещь хорошая. Но дело в том, что для того, с кем вы интегрируетесь, вы должны быть привлекательны. Когда я рассказывал казахстанским чиновникам о том, что творят российские правоохранительные органы, они не могли поверить, что это правда. Захочет ли Казахстан, у которого силовые структуры вменяемы, а не напоминают террористическую организацию, политически интегрироваться с Россией? Можно что-угодно говорить про режим Лукашенко в Белоруссии, но он несравнимо лучше, чем Россия, использует свои ресурсы. Не белорусские общественные деятели, не чиновники и не политики, а простые люди, которые ездили в Россию на заработки и видели, как мы живем, говорили: «А зачем нам интегрироваться с Россией? Как можно себе представить, что ваше руководство будет заботиться о нас -- белорусском народе, -- когда оно уничтожает свой собственный?»

«СП»: -- То есть о политической интеграции можно забыть?

-- Не обязательно. Но чтобы она шла вслед за интеграцией экономической, нужно, чтобы страна было человеческой, привлекательной. Нужно построить человеческое государство, которое служит обществу, а не карманам своих чиновников. Я совсем не отрицаю того, что Владимир Владимирович такое государство сможет построить. Теоретически всякое бывает. Сталин конца 20-х и Сталин конца 30-х -- это сильно различающиеся люди. Однако такого рода перерождения бывают редко. Хотелось бы получить ответ, почему это вдруг сейчас вспомнили об экономическом союзе? А у Путина много стимулов, чтобы об этом вспомнить. Я думаю, он впервые понял, глядя на Каддафи и Мубарака, что для него единственный способ сохранить жизнь, это -- сохранить власть. В любом случае хорошие слова, даже пустые, лучше плохих слов. Лучше статья про то, что мы будем интегрироваться в постсоветском пространстве, чем повторение заявления «нескольколетней» давности, что если кому-то что-то не нравится, может «валить» отсюда.

«СП»: -- Путин в своей статье заявил, что финансовый кризис имеет структурный характер. Свидетельствует ли это о том, что до нашей экономической власти, наконец, что-то начало доходить?

-- У меня такое ощущение, что наша экономическая власть пробавляется газетой «Нью-Йорк таймс» годичной давности. То есть, люди сильно запаздывают с экономическим осмыслением реальности. Только когда в мире все стало уже очевидно, до них, видите ли, дошло, что это не конъюнктурные колебания.

Под другим углом видит этот вопрос заместитель председателя Общенациональной социал-демократической партии Казахстана «Азат» Петр Своик:

-- Идея создания ЕврАзЭС изначально принадлежала Назарбаеву, он ее высказал еще в 1994 году. Она была правильной, но в том общемировом контексте не могла быть реализована. А сегодня создали уже и Таможенный союз, и общеэкономическое пространство -- все то, о чем начал говорить Путин.

«СП»: -- То есть развитие ЕврАзЭС вызвано объективной необходимостью реинтеграции постсоветского пространства?

-- Да, но это не самое главное. Распадается однополярная глобальная модель мира. Коль скоро это происходит, процесс евразийской интеграции приобретает объективный характер, какие бы аргументы о том, полезно это или вредно, мы бы ни приводили. Мое мнение, что нынешний мировой кризис -- это глобальное переформатирование однополярного мира в многополярный. России в нем, безусловно, достанется свое место. Она будет весьма проблемным блоком, но этот блок будет управляться самостоятельно, а не китайцами или европейцами. Это совершенно объективное следствие текущего кризиса, и отменить его никто не может.

«СП»: -- Следует ли ожидать изменений в экономической политике России?

-- Это вопрос противоречивый. Россия после распада СССР превратилась в такую же «развивающуюся» страну, как и Казахстан: экспортно-сырьевая экономика, зарубежные кредиты и инвестиции, рубль, как «местный доллар». Это тот самый «третий мир», в котором правящие олигархии базируют свои капиталы не внутри страны, а снаружи. В этом смысле это кризис такого устройства мира, в котором развитые и «развивающиеся» государства дошли в симбиозе до непреодолимых пределов, и в результате нас ждет переформатирование всей глобальной конфигурации. Из действий российской правящей элиты я не вижу, что она на самом деле понимает, что кризис носит структурный характер.

«СП»: -- В таком случае следует ли ожидать, что Путин будет предпринимать попытки осуществить политическую интеграцию вслед за экономической?

-- То, что будет политическая интеграция, это совершенно точно. Но она будет весьма проблемной, потому что интегрируются не парламентские, а олигархические и компрадорские режимы. Соответственно это будет не только интеграция, но и очень жесткая конкуренция. Страдать будет в первую очередь население, причем, вероятно, наше больше, чем ваше. Потому что российские олигархе покруче казахских и эксплуатируют Казахстан по полной программе.

«СП»: -- Месяц назад на саммите СНГ Медведев раскритиковал эту организацию, заявив, что считает заявления об аморфности и слабом выполнении обязательств, принятых в ее рамках, вполне справедливыми. Путин в своей статье наоборот, подчеркнул важную роль СНГ. Какая позиция более правильна?

-- Медведев, безусловно, прав. Но Путин также прав, если смотреть с точки зрения политкорректности: он очень аккуратно сформулировал принцип «Все полезно, если это правильно использовать». Понятно, что СНГ -- организация достаточно разрозненная и никакой самостоятельной роли не играет, но с другой стороны, раз уж процесс называется «собирание» и «консолидация», то и она пригодится.

О чем пишет премьер:

«Во-первых, речь не идет о том, чтобы в том или ином виде воссоздать СССР. Наивно пытаться реставрировать или копировать то, что уже осталось в прошлом, но тесная интеграция на новой ценностной, политической, экономической основе -- это веление времени. Мы предлагаем модель мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной «связки» между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом».

«... хотел бы затронуть одну, на мой взгляд, весьма важную тему. Некоторые наши соседи объясняют нежелание участвовать в продвинутых интеграционных проектах на постсоветском пространстве тем, что это якобы противоречит их европейскому выбору.

Считаю, что это ложная развилка. Мы не собираемся ни от кого отгораживаться и кому-либо противостоять. Евразийский союз будет строиться на универсальных интеграционных принципах как неотъемлемая часть Большой Европы, объединенной едиными ценностями свободы, демократии и рыночных законов».

«Сегодня очевидно, что мировой кризис, разразившийся в 2008 году, носил структурный характер. Мы и сейчас видим его острые рецидивы. Корень проблем -- в накопившихся глобальных дисбалансах. При этом очень сложно идет процесс выработки посткризисных моделей глобального развития. Например, практически застопорился Дохийский раунд, есть объективные сложности и внутри ВТО, серьезный кризис испытывает сам принцип свободы торговли и открытости рынков».

«Убежден, создание Евразийского союза, эффективная интеграция -- это тот путь, который позволит его участникам занять достойное место в сложном мире XXI века. Только вместе наши страны способны войти в число лидеров глобального роста и цивилизационного прогресса, добиться успеха и процветания».

Виктор САВЕНКОВ

My Webpage

* * *

Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня


1 января 2012 года стартует важнейший интеграционный проект — Единое экономическое пространство России, Белоруссии и Казахстана. Проект, являющийся, без преувеличения, исторической вехой не только для трех наших стран, но и для всех государств на постсоветском пространстве.

Путь к этому рубежу был непростым и порой извилистым. Он начался двадцать лет назад, когда после крушения Советского Союза было создано Содружество Независимых Государств. По большому счету была найдена та модель, которая помогла сберечь мириады цивилизационных, духовных нитей, объединяющих наши народы. Сберечь производственные, экономические и другие связи, без которых невозможно представить нашу жизнь.

Можно по-разному оценивать эффективность СНГ, бесконечно рассуждать о его внутренних проблемах, о нереализованных ожиданиях. Но трудно спорить с тем, что Содружество остается незаменимым механизмом, позволяющим сближать позиции и вырабатывать единую точку зрения на ключевые проблемы, стоящие перед нашим регионом, и приносит зримую, конкретную пользу всем его участникам.

Более того, именно опыт СНГ позволил нам запустить многоуровневую и разноскоростную интеграцию на постсоветском пространстве, создать такие востребованные форматы, как Союзное государство России и Белоруссии, Организация Договора о коллективной безопасности, Евразийское экономическое сообщество, Таможенный союз и, наконец, Единое экономическое пространство.

Характерно, что в период мирового финансового кризиса, заставившего государства искать новые ресурсы для экономического роста, интеграционные процессы получили дополнительный импульс. Мы объективно подошли к тому, чтобы серьезно модернизировать принципы нашего партнерства — как в СНГ, так и в других региональных объединениях. И сконцентрировали свое внимание прежде всего на развитии торговых и производственных связей.

По сути речь идет о превращении интеграции в понятный, привлекательный для граждан и бизнеса, устойчивый и долгосрочный проект, не зависящий от перепадов текущей политической и любой иной конъюнктуры.

Замечу, что именно такая задача ставилась при создании в 2000 году ЕврАзЭС. И в конечном счете, именно логика тесного, взаимовыгодного сотрудничества, понимание общности стратегических национальных интересов привели Россию, Белоруссию и Казахстан к формированию Таможенного союза.

1 июля 2011 года на внутренних границах трех наших стран был снят контроль за передвижением товаров, что завершило формирование полноценной единой таможенной территории с ясными перспективами для реализации самых амбициозных деловых инициатив. Теперь от Таможенного союза мы делаем шаг к Единому экономическому пространству. Создаем колоссальный рынок с более чем 165 млн потребителей, с унифицированным законодательством, свободным передвижением капиталов, услуг и рабочей силы.

Принципиально важно, что ЕЭП будет базироваться на согласованных действиях в ключевых институциональных областях — в макроэкономике, в обеспечении правил конкуренции, в сфере техрегламентов и сельскохозяйственных субсидий, транспорта, тарифов естественных монополий. А затем — и на единой визовой и миграционной политике, что позволит снять пограничный контроль на внутренних границах. То есть творчески применить опыт Шенгенских соглашений, ставших благом не только для самих европейцев, но и для всех, кто приезжает работать, учиться или отдыхать в страны ЕС.

Добавлю, что теперь не потребуется техническое обустройство 7 тыс. км российско-казахстанской границы. Более того, создаются качественно новые условия для наращивания приграничного сотрудничества.

Для граждан снятие миграционных, пограничных и прочих барьеров, так называемых «трудовых квот» будет означать возможность без всяких ограничений выбирать где жить, получать образование, трудиться. Кстати, в СССР — с его институтом прописки — подобной свободы не было.

Кроме того, мы значительно увеличиваем объем товаров для личного потребления, которые можно ввозить беспошлинно, тем самым избавляя людей от унизительных проверок на таможенных постах.

Широкие возможности открываются и для бизнеса. Говорю о новых динамичных рынках, где будут действовать единые стандарты и требования к товарам и услугам, причем в большинстве случаев унифицированные с европейскими. Это важно, поскольку сейчас все мы переходим на современные техрегламенты, и согласованная политика позволит нам избежать технологических разрывов, тривиальной несовместимости продукции. Более того, каждая из компаний наших стран в любом государстве — члене ЕЭП фактически будет пользоваться всеми преимуществами отечественного производителя, включая доступ к госзаказам и контрактам.

Естественно, чтобы закрепиться на таком открытом рынке, бизнесу предстоит работать над своей эффективностью, снижать издержки, вкладывать ресурсы в модернизацию. Потребители от этого только выиграют.

Вместе с тем мы можем говорить и о начале настоящей «конкуренции юрисдикций», о борьбе за предпринимателя. Ведь каждый российский, казахстанский, белорусский бизнесмен получает право выбирать — в какой из трех стран ему регистрировать свою фирму, где вести дела, где заниматься таможенным оформлением грузов. Это серьезный стимул для национальных бюрократий заняться совершенствованием рыночных институтов, административных процедур, улучшением делового и инвестиционного климата. Словом, устранять те «узкие места» и пробелы, до которых прежде не доходили руки, совершенствовать законодательство в соответствии с лучшей мировой и европейской практикой.

В свое время европейцам потребовалось 40 лет, чтобы пройти путь от Европейского объединения угля и стали до полноценного Евросоюза. Становление Таможенного союза и ЕЭП идет гораздо динамичнее, поскольку учитывает опыт ЕС и других региональных объединений. Мы видим их и сильные, и слабые стороны. И в этом наше очевидное преимущество, позволяющее избежать ошибок, не допустить воспроизводства разного рода бюрократических навесов.

Мы также находимся в постоянном контакте с ведущими бизнес-ассоциациями трех стран. Обсуждаем спорные вопросы, учитываем конструктивную критику. В частности, весьма полезным было обсуждение на Деловом форуме Таможенного союза, который прошел в Москве в июле этого года.

Повторю: для нас очень важно, чтобы общественность наших стран, предприниматели воспринимали интеграционный проект не как верхушечные бюрократические игры, а как абсолютно живой организм, хорошую возможность для реализации инициатив и достижения успеха.

Так, в интересах бизнеса уже принято решение начать кодификацию правовой базы Таможенного союза и ЕЭП, чтобы участникам экономической жизни не приходилось пробираться через «лес» многочисленных абзацев, статей и отсылочных норм. Для работы им будет достаточно всего лишь двух базовых документов — Таможенного кодекса и Кодифицированного договора по вопросам Таможенного союза и ЕЭП.

С 1 января 2012 года в полном формате заработает и Суд ЕврАзЭС. Обращаться в суд по всем фактам, связанным с дискриминацией, нарушением правил конкуренции и равных условий ведения бизнеса, смогут не только государства, но и участники экономической жизни.

Принципиальная особенность Таможенного союза и ЕЭП — это наличие надгосударственных структур. К ним также в полной мере относится такое базовое требование, как минимизация бюрократических процедур и нацеленность на реальные интересы граждан.

На наш взгляд, должна повышаться роль комиссии Таможенного союза, которая уже сейчас обладает значительными полномочиями. На сегодня их около сорока, а в дальнейшем — уже в рамках ЕЭП — будет более ста. В том числе это полномочия на принятие ряда решений по конкурентной политике, по техрегламентам, по субсидиям. Решать столь сложные задачи можно только путем создания полноценной, постоянно действующей структуры — компактной, профессиональной и эффективной. Поэтому Россия выдвинула предложение создать Коллегию КТС с участием представителей государств «тройки», которые будут работать уже в качестве независимых, международных чиновников.

Строительство Таможенного союза и Единого экономического пространства закладывает основу для формирования в перспективе Евразийского экономического союза. Одновременно будет идти и постепенное расширение круга участников Таможенного союза и ЕЭП за счет полноценного подключения к работе Киргизии и Таджикистана.

Мы не останавливаемся на этом и ставим перед собой амбициозную задачу: выйти на следующий, более высокий уровень интеграции — к Евразийскому союзу.

Какими нам видятся перспективы и контуры этого проекта?

Во-первых, речь не идет о том, чтобы в том или ином виде воссоздать СССР. Наивно пытаться реставрировать или копировать то, что уже осталось в прошлом, но тесная интеграция на новой ценностной, политической, экономической основе — это веление времени.

Мы предлагаем модель мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной «связки» между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом. В том числе это означает, что на базе Таможенного союза и ЕЭП необходимо перейти к более тесной координации экономической и валютной политики, создать полноценный экономический союз.

Сложение природных ресурсов, капиталов, сильного человеческого потенциала позволит Евразийскому союзу быть конкурентоспособным в индустриальной и технологической гонке, в соревновании за инвесторов, за создание новых рабочих мест и передовых производств. И наряду с другими ключевыми игроками и региональными структурами — такими как ЕС, США, Китай, АТЭС — обеспечивать устойчивость глобального развития.

Во-вторых, Евразийский союз послужит своего рода центром дальнейших интеграционных процессов. То есть будет формироваться путем постепенного слияния существующих структур — Таможенного союза, Единого экономического пространства.

В-третьих, было бы ошибкой противопоставлять Евразийский союз и Содружество Независимых Государств. У каждой из этих структур есть свое место и своя роль на постсоветском пространстве. Россия совместно с партнерами намерена активно работать над совершенствованием институтов Содружества, насыщением его практической повестки.

В частности, речь идет о запуске в СНГ конкретных, понятных, привлекательных инициатив и совместных программ. Например, в сфере энергетики, транспорта, высоких технологий, социального развития. Большие перспективы у гуманитарного сотрудничества в науке, культуре, образовании, у взаимодействия в сфере регулирования рынков труда, создания цивилизованной среды для трудовой миграции. Нам досталось большое наследство от Советского Союза — это и инфраструктура, и сложившаяся производственная специализация, и общее языковое, научно-культурное пространство. Совместно использовать этот ресурс для развития — в наших общих интересах.

Кроме того, убежден, что экономической основой Содружества должен стать максимально либерализованный торговый режим. По инициативе России — в рамках ее председательства в СНГ в 2010 году — был подготовлен проект нового Договора о зоне свободной торговли, базирующийся, кстати, на принципах Всемирной торговой организации и нацеленный на полномасштабное снятие разного рода барьеров. Рассчитываем на серьезный прогресс в согласовании позиций по Договору в ходе очередного заседания Совета глав правительств СНГ, которое состоится совсем скоро — в октябре 2011 года.

В-четвертых, Евразийский союз — это открытый проект. Мы приветствуем присоединение к нему других партнеров, и прежде всего стран Содружества. При этом не собираемся кого-либо торопить или подталкивать. Это должно быть суверенное решение государства, продиктованное собственными долгосрочными национальными интересами.

Здесь хотел бы затронуть одну, на мой взгляд, весьма важную тему. Некоторые наши соседи объясняют нежелание участвовать в продвинутых интеграционных проектах на постсоветском пространстве тем, что это якобы противоречит их европейскому выбору.

Считаю, что это ложная развилка. Мы не собираемся ни от кого отгораживаться и кому-либо противостоять. Евразийский союз будет строиться на универсальных интеграционных принципах как неотъемлемая часть Большой Европы, объединенной едиными ценностями свободы, демократии и рыночных законов.

Еще в 2003 году Россия и ЕС договорились о формировании общего экономического пространства, координации правил экономической деятельности без создания наднациональных структур. В развитие этой идеи мы предложили европейцам вместе подумать о создании гармоничного сообщества экономик от Лиссабона до Владивостока, о зоне свободной торговли и даже более продвинутых формах интеграции. О формировании согласованной политики в сфере промышленности, технологий, энергетики, образования и науки. И, наконец, о снятии визовых барьеров. Эти предложения не повисли в воздухе — они детально обсуждаются европейскими коллегами.

Теперь участником диалога с ЕС станет Таможенный, а в дальнейшем и Евразийский союз. Таким образом, вхождение в Евразийский союз, помимо прямых экономических выгод, позволит каждому из его участников быстрее и на более сильных позициях интегрироваться в Европу.

Кроме того, экономически логичная и сбалансированная система партнерства Евразийского союза и ЕС способна создать реальные условия для изменения геополитической и геоэкономической конфигурации всего континента и имела бы несомненный позитивный глобальный эффект.

Сегодня очевидно, что мировой кризис, разразившийся в 2008 году, носил структурный характер. Мы и сейчас видим его острые рецидивы. Корень проблем — в накопившихся глобальных дисбалансах. При этом очень сложно идет процесс выработки посткризисных моделей глобального развития. Например, практически застопорился Дохийский раунд, есть объективные сложности и внутри ВТО, серьезный кризис испытывает сам принцип свободы торговли и открытости рынков.

На наш взгляд, выходом может стать выработка общих подходов, что называется, «снизу». Сперва — внутри сложившихся региональных структур — ЕС, НАФТА, АТЭС, АСЕАН и других, а затем — путем диалога между ними. Именно из таких интеграционных «кирпичиков» может сложиться более устойчивый характер мировой экономики.

К примеру, два крупнейших объединения нашего континента — Евросоюз и формирующийся Евразийский союз — основывая свое взаимодействие на правилах свободной торговли и совместимости систем регулирования, объективно, в том числе и через отношения с третьими странами и региональными структурами, способны распространить эти принципы на все пространство — от Атлантики до Тихого океана. На пространство, которое будет гармоничным по своей экономической природе, но полицентричным с точки зрения конкретных механизмов и управленческих решений. Затем будет логично начать конструктивный диалог о принципах взаимодействия с государствами АТР, Северной Америки, других регионов.

В этой связи отмечу, что Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана уже начал переговоры о создании зоны свободной торговли с Европейской ассоциацией свободной торговли. В повестке форума АТЭС, который пройдет через год во Владивостоке, важное место займут темы либерализации торговли, снятия барьеров на пути экономического сотрудничества. Причем Россия будет продвигать общую, согласованную позицию всех участников Таможенного союза и ЕЭП.

Таким образом, наш интеграционный проект выходит на качественно новый уровень, открывает широкие перспективы для экономического развития, создает дополнительные конкурентные преимущества. Такое объединение усилий позволит нам не просто вписаться в глобальную экономику и систему торговли, но и реально участвовать в процессе выработки решений, задающих правила игры и определяющих контуры будущего.

Убежден, создание Евразийского союза, эффективная интеграция — это тот путь, который позволит его участникам занять достойное место в сложном мире XXI века. Только вместе наши страны способны войти в число лидеров глобального роста и цивилизационного прогресса, добиться успеха и процветания.

My Webpage

* * *

О "Евразийском плане" Путина


Произошло событие, которое было продиктовано всей логикой исторического развития России и процесса глобализации. Владимир Путин заявил о «новом интеграционном проекте для Евразии».

Специально для «Известий» глава российского правительства написал статью — «Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня». Статья рассказывает о Едином экономическом пространстве (ЕЭП) Российской Федерации, Белоруссии и Казахстана, которое начнёт работу 1 января 2012 года, его преимуществах и перспективах. Кроме того, в ней говориться о перспективе создания на основе ЕЭП и Таможенного союза — единого Евразийского экономического союза.

По мнению Путина, новый интеграционный проект не будет попыткой воссоздания Советского Союза, ясно, что дороги назад нет, но объединение на новой ценностной, политико-экономической основе — «это веление времени». Тут Путин абсолютно прав, прошлое нельзя вернуть, но и объединение необходимо, иначе постсоветские страны проиграют в глобальной конкурентной борьбе.

Так, по его словам, Москва предлагает создать «модель мощного наднационального объединения», которое сможет стать одним из полюсов мирового сообщества и соединять Европу и страны Востока (Азии). В этом отношении он по умолчанию подтвердил тот тезис, что Русская цивилизация, есть третья основная цивилизации планеты, наряду с Западной цивилизацией и конгломератом Восточных цивилизаций.

Соединение человеческого капитала, природных ресурсов, финансовых средств Евразийского союза, поможет ему быть конкурентоспособным в мире, выстоять в мировой индустриальной и технологической гонке (сюда можно добавить и гонку передовых военных технологий, вооружений). Создание Евразийского союза позволит «обеспечивать устойчивость глобального развития». Правильность этой мысли доказывает сама история — Российская империя и СССР сохраняли равновесие в мире, способствовали развитию человечества, его прогрессу.

По словам Путина, Евразийский союз будет открытым проектом, готовым принять других участников и прежде всего страны СНГ. Торопить и подталкивать никого не собираются, это должно быть независимое решение страны, «продиктованное собственными долгосрочными национальными интересами».

По сути, это заявление большой исторической важности, как для России, её народов, так и лично для Путина. То, что Россия — «империя», а русский народ — это «имперский народ» (ядро, основа, для интеграции других народов), это понятно. И процесс восстановления был неизбежен. Путин своим заявлением «подписался» под огромную работу, где действительно придётся «пахать, как раб на галерах», иначе его самого же сомнут запущенные глобальные «образы».

Конечно, нельзя сказать, что всё интервью можно оценить только положительным образом. Были сказаны обычные для нынешней политической элиты России слова о нежелании «ни от кого отгораживаться и кому-либо противостоять», о строительстве «Большой Европы» от Лиссабона до Владивостока, «объединенной едиными ценностями свободы, демократии и рыночных законов». Кроме того, по словам Путина, вхождение в Евразийский союз поможет «каждому из его участников быстрее и на более сильных позициях интегрироваться в Европу».

Таким образом, глобальные кризисные процессы всё же сдвинули с мёртвой точки процесс воссоединения-интеграции, по крайней мере, части обломков Советского Союза. Понятно, что вторая волна кризиса, которая, по мнению ряда экспертов, захлестнёт планету в 2012-2014 годах, будет ещё жёстче, и заставит другие страны бывшего СССР пойти по пути интеграции. Иного выхода просто нет — объединение или гибель в мировом пожаре.

Причём интегрироваться надо, как можно быстрее, РФ, Белоруссии, Казахстану необходимо создавать мощное объедение, которые выстоит в мировой буре, перед которой могут померкнуть события 30-40-х годов 20 столетия.

Очевидно, что Украину, Азербайджан, Грузию, не возьмут в ЕС, как бы они не хотели. Европейский Союз, а вернее Берлин и Париж будут решать задачи своего выживания (уже решают), им такие попутчики не нужны. Нет шансов на выживание, в одиночку и у республик Средней Азии.

Если Владимир Путин действительно сможет решить эту задачу, он войдёт в историю, как великая личность, государственник. Но, надо отметить, что чтобы создать «Евразийский союз», нужна огромная работа. Фактически требуется новая индустриализация, десятки, сотни проектов направленных на развитие. Без этого реальной интеграции не будет, будет пустая болтовня, как было с «планом Путина», «модернизацией», «инновациями», «нанотехнологиями». На одной продаже сырьевых ресурсов, такой проект не вытянуть. Да и людей надо вдохновить определённой идеей, на идее обогащения, «Евразийские союзы» не строят.

А таких программ в России пока не видно — образование и наука продолжают деградировать, тяжелейшая ситуация в области морально-нравственного состояния народа, множество вопросов к военной, технологической, продовольственной безопасности России. Общество поражено массой социальных болезней. Огромная проблема в области демографии страны.

Также надо ясно осознавать, что создание Евразийского союза, не спасёт планету от системного кризиса, болезнь пустила слишком глубокие корни. Человечество должно переболеть, никакие примочки, снимающие симптомы, болезнь не вылечат. Новый интеграционный проект на просторах СССР должен помочь выжить многонациональной Русской цивилизации, сохранить себя.

Александр САМСОНОВ

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх