,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Некомпенсированная слабость
  • 17 сентября 2011 |
  • 09:09 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 564
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
+2
Борьба в политике, бизнесе, за шахматной доской, на поле боя, во всех случаях столкновения противоборствующих сторон, может быть успешна лишь в том случае, если участник конфликта адекватно оценивает сильные и слабые стороны как своего оппонента, так и свои собственные. Последнее тем более важно, что для объективной оценки собственных слабостей не требуется сложный разведывательный аппарат или многолетняя работа научных институтов и экспертных групп. Собственные слабости, как правило, хорошо известны, и лишь внутреннее психологическое нежелание признать себя в чём-то несовершенным часто мешает нам трезво оценить себя. Между тем отказ признать свои слабости ведёт к отказу учитывать их в ходе стратегического планирования и далее к катастрофе.

Например, украинские «патриоты» два десятилетия отказываются признавать, что в современном мире роль, значение и влияние Украины не больше, чем у Мозамбика. Когда украинские политики и дипломаты, потешно раздуваясь от осознания собственного величия, пытаются разговаривать со своими иностранными коллегами таким тоном, как будто они всё ещё представляют Советский Союз (вторую сверхдержаву), – это отнюдь не безобидное чудачество. Во-первых, они смешны, а это уже плохо, смешных в политике не уважают. Во-вторых, они расписываются в собственной глупости. Это ещё хуже, поскольку дурака грех не обмануть. В политике обман почётен. Ведь обманывают чужой народ в интересах собственного. В-третьих, они ярко демонстрируют свою неспособность адекватно оценить ситуацию. Значит, они непрогнозируемы. Значит, любые соглашения и союзы с такими политиками ненадёжны, поскольку вы не в состоянии, руководствуясь обычной логикой защиты интересов, с опорой на реальные силы, предсказать их поведение. Значит, любые соглашения с таким режимом могут быть направлены только на скорейшее получение краткосрочной выгоды. В конечном итоге режим становится неинтересен всем, после чего его крах, зачастую влекущий за собой крах государственности, становится лишь вопросом времени.

Маленькая Словакия отстаивает свои интересы на международной арене значительно эффективнее, чем большая Украина, потому что Словакия не стесняется отдать себе отчёт в том, что она – лишь осколок не самой влиятельной Чехословакии, причём менее значимый осколок, чем Чехия. Признавая же свою слабость, словаки не стесняются соглашаться и на роль младшего партнёра в различных политических комбинациях, извлекая из этого всю возможную выгоду.

Но сегодня я не хочу углубляться в анализ проблем украинской внешней политики. Во-первых, потому, что нельзя анализировать то, чего нет. Во-вторых, потому, что внешняя политика есть порождение и прямое продолжение внутренней. Если не все граждане Украины, в силу традиционной закрытости внешнеполитического ведомства способны оценить уровень глупости и некомпетентности дипломатического аппарата, давно и прочно погрязшего в семейственности, то политика внутренняя достаточно прозрачна для того, чтобы каждый желающий мог оценить уровень её неадекватности и клановости.

Сегодня самая большая проблема антиоранжевой Украины называется Партия регионов. Не потому, что «регионалы» никогда не выполняли и не собирались выполнять своих идеологических обещаний. Команда Януковича дважды занимала Кабмин (в 2002-2005 и 2006-2007 годах). Работала она примерно в том же составе, что и сегодня (с небольшими, несущественными изменениями). Кто есть кто в этой стае товарищей, любому мало-мальски интересующемуся политикой человеку хорошо известно. Смешно предъявлять претензии тем, за кого голосовали как за меньшее зло. Янукович может справедливо ответить: «Вы же не хотели, чтобы президентом остался Ющенко или стала Тимошенко, так они и не президенты».

Короче, маленькое зло не может стать маленьким добром, но легко превращается в большое зло. Именно поэтому Партия регионов является крупнейшей внутриполитической проблемой страны. Она слишком эффективно монополизировала антиоранжевый фланг украинской политики. Он и так-то был невелик. Плавно впадающая в коматозное состояние КПУ не способна не только за власть бороться, но даже достаточно дорого продать свой отказ от борьбы. Это стало понятно ещё в 1999 году, когда Симоненко в идеальных условиях не не сумел, а не захотел победить Кучму. Можно сколько угодно говорить о том, что народ «запугали красным реваншем», но народ хотел реванша, не хотел Кучму и отлично знал, что Симоненко – не Сталин. КПУ не попыталась оказать Кучме даже академическое сопротивление. Коммунистов, в отличие от «Каневской четвёрки», не боялись, их пускали в СМИ, как сейчас пускают «Свободу», а слышно всю Компартию, за которую голосовала треть населения, было куда хуже, чем сейчас одного Тягныбока и подругу его Фарион.

Несколько или несколько десятков маргинальных диванных пророссийских партий и пару штук условно крупных, часть из которых, как ПСПУ, уже отпели свою лебединую песню, а часть, как «Родина», ещё только пытаются (или пытались) выйти на общенациональную арену. Да пара технологических проектов с претензией на «третью силу». На этом фоне Партия регионов смотрелась, как динозавр в курятнике. Но в последнее время динозавр, почувствовав, как уходит поддержка избирателей, открыл охоту на кур. «Регионалы» достаточно прозрачно намекнули, что будут всячески поощрять и приветствовать интеграцию родственных партийных проектов в Партию регионов. Тигипко практически уже пошёл.

Что получаем в результате? Партия, и так не бывшая идеологическим монолитом, начнёт ещё более расползаться. Тигипковцы, литвиновцы и прочие потенциальные кандидаты на поглощение в споре внутрирегионального бандеровского подполья и русофилов молчаливо (а иногда и публично) займут сторону бандеровцев. С другой стороны, поглощение радикальных пророссийских партий путём интеграции лидера и десятка его приближённых технически невозможна – актив не пойдёт за вождями. Это значит, что усиление внутрипартийного болота и бандеровского подполья не будет компенсировано притоком радикальных русофилов. Но загон в «регионалы» вождей обезглавит эти партии, лишит их координирующего центра, во многих случаях и финансирования. В сухом остатке они не смогут выйти на выборы 2012 года.

Что получает антиоранжевый избиратель? Выбор между ПР и КПУ. При этом растолстевшая, за счёт поглощения попутчиков ПР не только не приобретёт малочисленный электорат условных тигипко-литвиновцев, но дополнительно потеряет тех, для кого Тигипко слишком уж долго работал молодым и предельно гибким «реформатором», а Литвин спикером-академиком. Некоторая часть голосов отойдёт к КПУ, но это не сможет компенсировать потерь «регионалов». Уже сейчас рейтинг партии упал до 15-19%, а рейтинг КПУ вырос не более чем до 6%.

Следовательно, значительная часть антиоранжевых избирателей на выборах 2012 года будет потеряна. Эти люди, не видя в списках адекватной политической силы, либо не пойдут на выборы, либо проголосуют против всех, либо назло проголосуют за кого-то из оппонентов. Общая сумма потерь может превысить половину традиционного электората ПР и Януковича. Это очень много, и конфигурация нового парламента может не просто неприятно удивить президента и правительство, но и в принципе поставить вопрос об их пребывании у власти. Президента нельзя досрочно подвинуть, пока он силён. Силён он, пока популярен. Если же выборы показывают, что политическая сила, на которую опирается президент, ничего уже не значит, то повод для импичмента всегда найдётся, и недостающую законодательную базу можно наработать в считанные часы. Вон Ткаченко когда-то считал, что спикера парламента снять невозможно, а Медведчук в два дня его поменял.

Таким образом, Партия регионов для продления своей политической жизни, если уж она критически не в состоянии выполнять собственную идеологическую программу, должна была бы вырастить, поддержать и развить смежный антиоранжевый пророссийский проект. На пророссийскую умеренно левую партию есть спрос у населения. За неё готовы голосовать практически все избиратели, разочаровавшиеся в самой ПР. В парламенте союз таких двух сил был бы вполне естественным, и это единственная конфигурация, способная дать президенту не просто большинство, а конституционное большинство, без союза с националистами.

Естественно, такой союзник не был бы безответным и бессловесным партнёром, вроде КПУ, литвиновцев или тигипковцев. За поддержку пришлось бы платить, но не таможнями, госкомитетами, заводами и чемоданами, а реализацией хотя бы части идеологических обещаний. Я не исключаю, что в Партии регионов были бы недовольные таким союзом с русофилами. Я даже знаю одну даму, которая выразила бы своё недовольство публично. Но я также абсолютно уверен, что «регионалам» и лично Януковичу и без этой дамы, и без партийного болота (которое, впрочем, к сожалению, никуда не денется) работалось бы и дышалось легче, и десять лет президентства тогда казались бы не неудачной шуткой, а вполне достижимой целью.

Я уверен, что многие из тех, кто разочарован «регионалами», заявят, что не может быть никакого сотрудничества с ними и что любая политическая сила, которая пойдёт на сговор с предателями, сама предаст своего избирателя. Теоретически, с точки зрения абстрактной справедливости, это верно. Но, к сожалению, желание отомстить в политике худший советчик.

Есть реальность, русофильские партии, какими бы влиятельными они ни становились, не могут сегодня рассчитывать на победу вне союза с «регионалами» и коммунистами. Эти две силы всё ещё контролируют от трети до двух третей голосов антиоранжевого спектра. «Регионалы» ещё имеют силы не пустить на выборы политическую силу, оппонирующую им с более радикальных позиций в борьбе за их же избирателя. Они, в принципе, и собираются это сделать.

Это готовый проигрыш выборов. Но и русофильская партия, если ей удастся пробиться на выборы самостоятельно и пройти в парламент, в случае отказа от формирования большинства с ПР, окончательно толкает «регионалов» к союзу с националистами. То есть в обоих вариантах, не предусматривающих регионально-коммуно-русофильского союза на выборах и в парламенте, выигрывают «оранжевые».

Если же «оранжевым» удастся прийти к власти ещё раз, то, во-первых, выбить их оттуда будет значительно тяжелее (без внешней поддержки вообще проблематично), во-вторых, обозлённые процессами над Луценко и Тимошенко, они закроют руководящих «регионалов» если не всем составом АП, Кабмина и Рады, то значительной его частью. А кто не сядет – эмигрирует. Ну и, наконец, так же, как Ющенко и «НУНС» дискредитировали националистическую идею украинской государственности, так сейчас Янукович и ПР дискредитируют русофильский проект. Если на данном фланге не возникнет альтернатива, избиратель будет потерян, и неизвестно, кто его подберёт.

К сожалению, сегодня время для создания русской партии Украины снизу, за счёт инициативы масс, практически исчерпано. Эта инициатива должна жить и развиваться, но она физически не успеет сыграть на приближающихся выборах. Поэтому мы должны понимать, что русофильская партия-союзник может быть создана и запущена на выборы сегодня только при поддержке и участии ПР как донора и спонсора исключительно как технологический проект. Это значит, что она органически унаследует (хоть и в меньшем количестве, поскольку туда не пойдут бандеровские подпольщики) все недостатки «регионалов». Но есть три достоинства подобного проекта, позволяющего смириться с недостатками.

Во-первых, в таком случае впервые в истории украинской независимости за пределами маргинальной ниши будет легализована исключительно пророссийская политическая партия. Для современной Украины это значит не меньше, чем для УССР легализация Руха и отмена 6-й статьи Конституции, закреплявшей руководящую роль КПСС. И к последствиям может привести аналогичным.

Во-вторых, появится организационная структура, способная объединить разрозненных активистов, мелкие партии и общественные организации, обеспечить им общенациональный политический зонтик и поддержку на выборах в органы местного самоуправления.
В-третьих, и это самое главное, на антиоранжевом фланге появится конкуренция, что заставит партии бороться за своего избирателя, а не считать, что он и так никуда не денется, поскольку не за Тягныбока же ему голосовать.

Таким образом, сегодняшняя наша слабость, выражающаяся в монопольном положении изрядно дискредитированной ПР на антиоранжевом фланге, способна завтра стать нашей силой. «Регионалы» не могут уйти от власти, поскольку это путь в тюрьму. Власть они могут сохранить только при помощи наших голосов. Наши голоса они могут получить,только путём организации (на свои собственные деньги) Русской партии Украины. То есть, если они не вырастят себе конкурента-союзника, они проиграют власть.

Выбор за ними, а времени осталось всего ничего. Скоро год до выборов.


Ростислав Ищенко



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх