,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Реформа уголовного процесса назрела
0
16 июня 2011 года президент Украины Виктор Янукович объявил о завершении разработки нового Уголовно-процессуального кодекса. Он ожидает, что Верховная Рада примет новый УПК в 2011 году.

Некоторые горячие головы намерены внести в УПК ряд новелл, копирующих российское законодательство. Например, предлагают разделить надзор и следствие, создав что-то наподобие Следственного комитета Российской Федерации. Этот орган с чрезвычайными полномочиями предлагают непосредственно подчинить Президенту, минуя Генерального прокурора.

Такая схема создаст «двоевластие» в органах прокуратуры и будет способствовать процветанию коррупции. Следователям и прокурорам будет невыгодно проявлять честность и принципиальность. Ведь они будут знать: если не возьмешь взятку – на тебя натравят свору прикормленных взяточников из конкурирующего ведомства.

В России, кстати, коррупция в уголовном процессе почти что узаконена. У них это называется «досудебным соглашением». Депутат Государственной Думы РФ, известный правозащитник Александр Хинштейн в одном из интервью рассказывает об этой схеме: «Задерживается человек по реальным основаниям. Дальше этому человеку предлагается сделка. Ему говорят: «Значит так. Ты дай показания на этого, на этого и на этого. Мы с тобой заключаем так называемое досудебное соглашение, ты признаешь свою вину, раскаиваешься, рассказываешь обо всем, что знаешь, о более серьезной коррупции, получаешь минимальный срок, а с главными злодеями разговор уже будет короткий». И человек, задержанный по реальным основаниям, человек, который должен идти под суд, оказывается главным и единственным свидетелем, по чьим показаниям привлекают к ответственности других людей».

По словам Александра Хинштейна, российский УПК не требует от следствия доказывать вину человека, заключившего досудебное соглашение: «Это означает, что, если меня задержали и я согласился на досудебное соглашение и сказал, да, я грешен, я виноват, я убил президента Кеннеди, ограбил ирландский банк в 1977 году, и землетрясение в Чили — тоже моих рук дело, ни следствие, ни суд не должны проверять достоверность моих заявлений. Если есть досудебное соглашение, то, как у Вышинского, признание вины — «царица доказательств».

«Если человек, заключивший досудебное соглашение, признал свою вину, то это не требует проверки в суде» – возмущается Хинштейн,– «Зафиксировали в приговоре, что он получил взятку или передал эти деньги дальше — Ивану Ивановичу, Петру Петровичу, Сергею Сергеевичу, Александру Алексеевичу, Александру Ивановичу или кому-то еще. И готово. У нас с вами есть официальный приговор. Есть от чего плясать. По такой схеме у нас уже осудили довольно много людей. И продолжают осуждать».

Теперь представим себе, как много возможностей дает «досудебное соглашение» взяточнику! Можно и посадить за деньги невиновного, и переложить ответственность за преступление со «щедрого дяди» на «терпилу». Главное – найти «терпилу». Например, любого бомжа с улицы…

И прокуратура ничего не поделает, потому что каждый бомж может заключить сделку со следствием и наговорить что угодно. А если прокурор настаивает на проверке доказательств, можно в качестве бонуса сделать так, чтобы бомж сознался в даче взятки – нескольких миллионов долларов – «несговорчивому» прокурору…

Именно так и действует российский СКП, уверяет правозащитник. По словам Хинштейна, «господин Бастрыкин покрывает своих подчиненных, несмотря на то что скандалы в Следственном комитете вспыхивают с регулярной частотой».

Депутат приводит пример, «который у всех на слуху»: «На прошлой неделе в суде были оглашены показания члена следственной группы (к этому моменту уже уволившегося из Следственного комитета), который занимался расследованием нашумевшего резонансного дела в отношении рейдерских захватов в городе Санкт-Петербурге. Письменные показания на 19 листах, где он четко говорит о том, что руководитель следственной бригады господин Пипченков оказывал давление, что с самого начала была поставлена задача любыми способами и путями сфальсифицировать обвинение, сфальсифицировать доказательства. И следователь прямо пишет: «В моей практике такого не было. Мы знали и понимали, что эти люди невиновны, тем не менее, у нас была задача их оговорить, их привязать».

К Александру Хинштейну обращаются пострадавшие от произвола СКП, рассказывает правозащитник: «Мне пришло письмо, где гражданин жалуется на то, что Следственный комитет, точнее, его отдел по Одинцовскому району Московской области очень предвзято расследует уголовное дело по факту убийства его сына, выводя из-под удара фактического виновника (в отношении которого есть прямые показания и другие подтверждения его виновности). Он мне прямо пишет, что всем этим верховодит замруководителя следственного отдела по Одинцовскому району господин Волтунов».

Можно себе представить, какое моральное разложение царит в верхах Следственного комитета Российской Федерации, которому сходят с рук такие чудовищные дела! Как говорится, рыба гниет с головы. Хинштейн располагает конкретными сведениями: «Есть документально подтвержденные доказательства того, что по состоянию на 2008 год господин Бастрыкин вместе с женой являлся учредителем коммерческой структуры, зарегистрированной в республике Чехия. Кстати, очень интересно, что затем, уже через год, подавая декларацию, господин Бастрыкин указал, что его супруга, также соучредитель фирмы Law Bohemia, является собственником 1/2 квартиры в городе Праге, республика Чехия».

У нас, как известно, тоже был «прокурор из Баден-Бадена». Но его погнали из органов прокуратуры поганой метлой. А в России, видимо, можно на полном серьезе позиционировать себя неподкупным следователем, грозой преступников, возглавлять Следственный комитет и при этом покупать недвижимость за кордоном на нетрудовые доходы… Какой растлительный пример для сослуживцев! Каждый зам подумает: если у шефа квартира в Чехии, почему мне нельзя? И будут оттопыривать левый карман для взяток. Да еще оскалят зубы на прокуратуру: не мешайте «зарабатывать»!

Разделение следствия и надзора вернет Украину в лихие 90-е, считают эксперты. Прокуратура и следствие будут вынуждены постоянно выяснять отношения, а тем временем бандиты начнут новый кровавый передел собственности. Оборотни в погонах и в форме будут помогать рейдерам фабриковать уголовные дела против владельцев выгодного бизнеса. К тому же, уменьшится сопротивление попыткам российских правоохранителей устанавливать в Украине свои порядки и свои законы, а это уже реальная угроза национальной безопасности Украины.

Лоббисты унификации украинского правового поля в соответствии с российским имеют свой интерес.

Во-первых, у них уже есть свои кадры, готовые стать судьями, прокурорами, следователями и на этих постах усердно служить своим хозяевам. Не зря многие украинцы учатся в российских юридических ВУЗах.

Во-вторых, в России люди многие годы живут по этим жестоким схемам. Они приноровились, научились вертеть законом как дышлом. Если украинцы согласятся внедрить у себя «новинки азиатского права» вроде следственного комитета – это будет равносильно роковой ошибке: сесть за карточный стол с шулером.

Цели беспардонного вмешательства правовых шулеров в реформы президента Януковича являются сугубо шкурными. Российским олигархам и преступным авторитетам становится тесно на родных степях, поэтому они активно начинают прощупывать наши черноземы.

В России все уже ограблено и поделено. Промышленность угасает, бюджет доворовывается, все честные предприниматели сидят, разорились или сбежали за границу.

А у нас – раздолье: люди пока не боятся заниматься бизнесом, ходят по улицам с ощущением внутренней свободы. Какое раздолье для тех, кто не скрывает: «да, скифы мы, да, азиаты мы с раскосыми и жадными очами»!

По их «понятиям», приходить в Украину с инвестициями, как цивилизованный бизнес – «западло». Вместо инвестиций у них жестокость, вместо бизнес-проектов – жадность, вместо права – насилие и обман.

Впрочем, разработчики украинского УПК почти не поддаются на иностранное влияние. Например, президентом Украины В. Януковичем поставлена задача по декриминализации экономических правонарушений, и эта задача выполняется. Как рассказал советник президента Андрей Портнов, проектом кодекса предусматривается возможность внесения залога подозреваемыми в экономических преступлениях на сумму нанесенного ущерба. Основным видом наказания за такие преступления предполагается установить штрафные и другие виды финансовых санкций, и лишь в случае невыплаты определенных судом средств будет применяться лишение свободы.

Но нельзя не упомянуть о таком позорище, как калькирование с российского УПК института присяжных заседателей в усеченном, кастрированном виде. Согласно Конституции Украины, каждый имеет право на рассмотрение своего дела судом присяжных. Но наши разработчики УПК оставили это право только для обвиняемых в тяжких преступлениях.

Скверный подход – избирательное правосудие – собезьяничали у России под тем предлогом, будто бы полноценный суд присяжных будет слишком дорогим. Если вдуматься, «отмазка» совершенно смехотворная. Ведь можно предусмотреть обязательную судебную пошлину для тех, кто подает заявление о рассмотрении дела судом присяжных, и за счет этой пошлины достойно оплачивать работу присяжных.

Думается, наши правоохранители очень не заинтересованы в появлении суда присяжных, потому что тогда им придется поднимать планку качества следствия. Зато в суде присяжных заинтересовано общество, и даже следователям старой закалки стоило бы с этим считаться.

Удивительно, что разработчики нового УПК уступили давлению следователей-халтурщиков и «сдали», по большому счету, суд присяжных. Будем надеяться, что президент Украины Виктор Янукович распорядится исправить этот недочет перед тем, как кодекс передадут для рассмотрения в парламенте.

Как известно, украинская прокуратура родилась вместе с общесоюзной в 1922 году. Украинское уголовное право в современном виде является смягченным «социалистическим» правом, в котором даже частная собственность рассматривалась почти как преступление, а признание, выбитое в пыточных застенках, считалось «царицей доказательств». При этом установление истины подменялось бюрократической волокитой. Как сейчас в российском СКП.

«Я с ужасом представляю, что будет, если и прокуратура вольется в эту единую вертикаль, где приходит оперативная справка из одного всем хорошо известного здания и по этой оперативной справке сразу же возбуждается уголовное дело. Суд Басманный, который их обслуживает, точно так же, не глядя, сразу идет на аресты, потом на продление сроков и потом, опять же не глядя, осуждает людей» – делится своими опасениями российский правозащитник Александр Хинштейн.

Картина, конечно, трагическая: такой конвейер по штамповке уголовных дел постоянно требует новых жертв, и на месте жертвы может оказаться каждый. Что ж, посочувствуем россиянам… И сделаем для себя вывод: Украине не нужна монструозная структура с чрезвычайными полномочиями наподобие Следственного комитета Российской Федерации.

Будем надеяться, что украинская прокуратура отпразднует свое 90-летие в следующем году с новым, прогрессивным уголовно-процессуальным законодательством, которое превратит следователя из бюрократа-крючкотвора, мастера фальсификаций и жонглирования взаимно противоречащими параграфами в честного сыщика, стоящего на страже интересов общества.

Елизавета Потебня

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх