,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Куда катится гражданское общество Украины?
+1
… И понимают ли в Украине, что такое «гражданское общество»? И есть ли здесь «гражданское общество»? Вопросы далеко не праздные. Апельсиновой зимой 2005 года, с окруженных возбужденными революционерами помостов Майдана, можно было услышать: «Передадим власть от бюрократии гражданскому обществу». Сразу приходила в голову мысль: «А понимают ли «оранжевые», что они говорят»?

Ведь «гражданское общество» - это социальное явление, развитие которого проходит вне сферы деятельности государственных, запретительно-разрешающих, структур и призванное контролировать деятельность государственной машины. Последнее означает, что гражданское общество – это форма «обратной связи» между правящим государством (= политической элитой) и управляемым населением. Той связи, которая не позволяет элите окончательно превратить массу в безгласное стадо и заставляет эту элиту придерживаться хотя бы каких-нибудь (порой – практически незаметных) морально-этических норм.

Например. Все знают: плагиат – это плохо. Но только в условиях развитого гражданского общества эта моральная оценка может иметь более чем материальный, практический результат: в Германии, по обвинению в плагиате и под гражданским давлением был вынужден уйти в отставку Министр обороны Германии Карл-Теодор цу Гуттенберг.

Но, в любом случае, заменить (или сменить) государственную власть гражданское общество не может в силу своих сущностных характеристик. И призыв к подобной смене – это простое теоретическое невежество. Или стремление оппозиционной элиты использовать невежество массы для обеспечения своего прихода к власти.

Следует отдавать себе отчет, что гражданское общество может обеспечивать эффективную обратную связь населения и государства только в формате правового государства. Именно в этом формате организации гражданского общества являются, теоретически, субъектами независимыми от государственных администраций, не относящимися к сектору государственных финансов и не действующими с целью получения прибыли.

Во всех иных случаях государство просто «давит» гражданское общество, поскольку, по Дж.Локку, имеет в нем «особые интересы». И основной «интерес» правящей элиты в неправовом государстве – это обеспечить максимальное невмешательство управляемых в дела управления.

Таким образом, всегда и везде организации гражданского общества либо подвергаются репрессиям со стороны государства, либо «подкармливаются» им. Почему?

Да потому что, исходными задачами любых организаций гражданского общества являются деятельность по эволюционному реформированию общества и, что гораздо более важно, оказание социальной помощи нуждающимся людям. Именно благодаря этой деятельности они и становятся влиятельной и авторитетной силой в государственной системе.

В сущности, организации гражданского общества являются носителями трех качеств, без которых немыслима политология и политтехнология правового государства.

Во-первых, они являются инструментами влияния на органы действующей государственной власти и местного самоуправления.

Во-вторых, члены подобных общественных организаций, тем не менее, являются подготовленными специалистами по мобилизации сообществ, информационным кампаниям, лоббированию и правозащитным действиям. Они могут быть использованы в любом сценарии по дестабилизации ситуации.

И, в-третьих, подобные организации являются участниками избирательного процесса. Они могут выставлять через себя наблюдателей, проводить экзит-пулы и вообще, представлять общественное мнение во время политических дискуссий. Опять же могут и демонстрацию провести и петицию подписать.

Причем всеми этими качествами организации гражданского общества владеют лучше, чем само государство: в силу исторического и почти всегда обоснованного недоверия населения к власти.

Существует ли в Украине развитое гражданское общество? С формальной точки зрения – нет. Во всяком случае, украинского парламентского спикера Литвина миновала судьба немецкого министра: Литвин был замечен в плагиате при выпуске своего трехтомника по истории Украины, но остался и на своем политическом месте, и в своей академической мантии.

Но, тем не менее, в Украине существует симулякр (по Бодрийяру – «копия, не имеющая оригинала в реальности») гражданского общества. Симулякр, состоящий из огромного количества зарегистрированных, но очень малого количества действующих общественных организаций.

Но в течение последних лет, характеризующихся вакханалией непрерывных выборов, это малое количество профессионализировалось и монетаризировалось. А в результате – превратилось в компрадорские сети, которые не связаны с решением реальных внутренних проблем Украины, а выполняют задания своих источников финансирования. И внешних, и внутренних – внешних чаще.

Называться они могут по разному: «некоммерческие организации», «общественные организации», «третий сектор» или, чаще всего, «неправительственные организации» (НПО). Множественность названий не меняет сути. Эти организации, в силу традиции и методов, сохраняют все три качества организаций гражданского общества.

Поэтому наличие большого числа НПО, пусть даже зарегистрированных одними и теми же людьми, создает, иллюзию общественного мнения и негодования масс. Например, можно распространить в медиапространстве информацию о том, что 60 организаций пожаловались в Совет Европы с просьбой обратить внимание на проблемы с принятием Закона Украины «Об общественных организациях». И создается впечатление многотысячных митингов и огромного числа людей, стоящих да этими подписями.

При этом, думаю, не многие из подписавшихся под обращением в Совет Европы и читали этот законопроект. Для них гораздо более важно, что участие в подписании может помочь в дальнейшем получить гранты от инициаторов лоббистской кампании. Ведь интересно, насколько «Гей-альянс Черкассы», пописавший обращение в Совет Европы и объединяющий людей нетрадиционной сексуальной ориентации, желает легализации в Украине организаций, пропагандирующих идеи фашизма и неофашизма, разжигающих межнациональную рознь? Ведь неофашисты не питают особой «политкорректности» к данной целевой группе.

А о развитии и легализации неофашизма я упомянул не случайно. Ведь в том же самом Законе «Об общественных организациях», в поддержку которого столь смело подписались черкасские м-м-м, лидеры гражданского сектора нетрадиционной ориентации, исчез запрет пропаганды фашизма и неофашизма, прямо запрещенный действующим Законом «Об объединениях граждан».

Учитывая общую тенденцию развития гражданского, вернее компрадорского общества, обострение борьбы за власть в украинском истеблишменте и события 9 мая во Львове, стоит задаться вопросом, как рассматривать происходящий процесс продавливания в правовое поле Украины Законов «Об общественных организациях» и «О благотворительности и благотворительных организациях». Как рассматривать тот факт что, прошедший первое чтение законопроект «Об общественных организациях» уже не считает пропаганду фашизма и неофашизма не считает противоправным деянием, влекущем за собой прекращения деятельности организации? Как рассматривать тот факт, что учредителями подобной организации может стать человек в возрасте 14 лет, в возрасте, в котором, практически не привлекают к уголовной ответственности?

Как рассматривать тот факт, что формируется новое «Гражданское поле», общественных организаций без статуса юридического лица, которые могут и возникнуть и исчезнуть в один день?

Ведь можно себе представить такую ситуацию. Некая политическая сила создает общественные организации- с тремя 14-летними учредителями (не подлежащими уголовному преследованию). Проводит мощную кампанию по пропаганде идей Гитлера, Муссолини, Арнтонеску, Салаши, Ле Пена и иных специалистов экстремального решения национальных проблем (деятельность, не запрещенная законом) и одномоментно исчезает (в строгом соответствии с законом и решением трех очень юных политиков).
У автора возникает только один ответ: в русле событий последних лет, организации, декларативно называющие себя общественными и благотворительными, окончательно превращаются в инструменты грядущей политической борьбы и организациями внешнего политического влияния. Ведь не зря особую роль в лоббировании указанных законов играет USAID (Американское агентство международного развития), датский МИД и UNDP (Программа развития ООН).

Судя по всему, в области развития гражданского общества Украина оказалась впереди планеты всей. Она не репрессировала общественные организации (как у тоталитаристов), она не купила их (как у демократов), она просто трансформирует их в политические инструменты. Основная сущность общественного сектора – помощь нуждающимся, и пусть хоть какое-нибудь, но нивелирование социальных диспропорций явно отходит на задний план. Если не уходит в небытие.

Андрей Ганжа, специально для «Фразы»



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх