,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Конституция Украины. Бес правил
+1
Все 15 лет со дня принятия Конституции украинцы не хотят играть по правилам и ждут чуда

Сегодня исполняется ровно 15 лет с тех пор, как президент Леонид Кучма заставил парламент принять новую Конституцию. Тогда она считалась выдающимся актом государственного строительства, одной из лучших и самых демократических конституций в Европе. Но продолжалось это совсем недолго.

Уже в 2000 году Леонид Данилыч решил ритуально спросить у народа, как он смотрит на то, чтобы парламент был двухпалатным, депутаты потеряли неприкосновенность, народных избранников стало 300, а президенту разрешили разгонять Верховную Раду (в случае нужды). На все вопросы украинский народ ответил - «да»! Но принять поправки к Конституции тогда не получилось - депутаты отказались выполнить волю народа.

«Конституция в редакции 1996 года, то есть в своей первозданной редакции, в течение 15-ти лет, в эти непростые времена, выполняла роль стабилизирующего фактора», - говорит професор НАУКМА, экс-вице спикер парламента Виктор Мусияка.

Правда, стабильность эта была какая-то очень хрупкая, что ли...

До августа 2002 года идеи переделки Конституции никого слишком не волновали, и вдруг на День Независимости президент Кучма шокировал общественность призывом перейти к парламентско-президентской республике. «Нам не нужно изобретать велосипед. Парламентское большинство формирует правительство и несет ответственность за его работу», - заявил президент 24 августа 2002 года. Тогдашняя оппозиция восприняла идею Кучмы как коварный план лишения полномочий потенциального «народного» президента Виктора Ющенко.

«Национал-демократические силы, которые сгруппировались вокруг Виктора Ющенко, как жизнь потом показала, не только мало смыслили в этой конституционной материи, но и абсолютно не были настроены на то, чтобы государство наделить Основным законом, который бы соответствовал европейскому духу и предусматривал демократизацию взаимоотношений субъектов власти. Они хотели во главе с вождем получить полномочия, которые были у Леонида Кучмы, и затем в полной мере воспользоваться ими», - говорит Мусияка.

Трансформации реформации


От политреформы отбивались изо всех сил и приняли только 8 декабря 2004 года, чтобы выйти из политического тупика, в котором страна оказалась после второго тура президентский выборов, когда Ющенко&Co отказались признать результаты выборов и вывели своих сторонников на Майдан. Компромиссом стало согласие властей на повторное голосование в обмен на ограничение полномочий президента. Отметим, что если бы Виктор Андреевич и его команда хоть немножко интересовались «конституционными материями», то конфликта вообще могло не быть, а политреформу можно было проводить не в спешке, а абсолютно нормальном и спокойном режиме.

Но, произошло то, что произошло. Президент потерял право непосредственно формировать Кабинет Министров, назначать премьера, частично уступил контроль над силовыми структурами, но получил право распускать Верховную Раду. Даже Виктор Ющенко сумел воспользоваться этим правом, правда, всего один раз, в 2007 году. Вторая попытка год спустя провалилась.

Дискуссия о политреформе 2002-2003 годов так захватила политическую элиту страны, что вопрос изменений к Конституции стал главным на очередных и внеочередных парламентских.

Парламентская кампания-2006 в значительной степени была посвящена именно конституционным дискуссиям. Тогда Партия регионов, в унисон с коммунистами и социалистами, выступала в защиту политреформы, требуя ее «расширения и углубления» - больше прав местному самоуправлению, русскому языку - статус второго государственного и тому подобное.

БЮТ выступал с традиционно феерическими конституционными прожектами. Составлены они была весьма оригинально. С одной стороны, должны были обеспечить максимальные полномочия в случае прихода к власти, с другой - не менее широкими правами требовали наделить оппозицию. На всякий случай в программе предлагалось максимально расширить полномочия Счетной палаты и даже слить ее с Главным контрольно-ревизионным управлением. Главу этого органа должна самостоятельно назначать оппозиция. Кроме того, новая оппозиция должна была бы самостоятельно, без помощи «коллег» из большинства назначать Генпрокурора и руководителей парламентских комитетов. В конце-концов и скромные, и значительные, и глобальные планы остались нереализованными.

Четыре года политическая элита страны провела в спорах, выясняя, кто все же «главнее» - президент или большинство в Верховной Раде, и кто важнее - президент или премьер.

В июне 2009 г., накануне президентских выборов Партия регионов и БЮТ сообща готовили новый проект Конституции. Тогда планировалось, что Украина станет парламентской республикой, и президента будут избирать в парламенте. Ноу-хау заключалось в двухтуровой системе парламентских выборов, по которой победитель получал в Раде 226 голосов. Партия-победитель формирует Кабмин и назначает глав госадминистраций, которые наделяются только контрольными функциями, исполнительная же власть в городах, районах и областях должна была отойти исполкомам местных советов, которые избираются по пропорциональной системе.

Тогда казалось, что украинский политический класс, или, так сказать, элита, склоняются к парламентской республике. Однако, вскоре оказалось, что это совсем не так...

Новый разворот


Еще во время президентской кампании у Виктора Януковича были достаточно консервативные взгляды на содержание Конституции. В своей избирательной программе «Украина для людей» он говорил о преданности идеалам демократии, стремлении расширить полномочия местного самоуправления и о предоставлении русскому языку статуса второго государственного.

Победив на выборах, президент по иному посмотрел на содержание Конституции. 28 июня 2010 году Виктор Федорович заявил, что Основной закон не совсем отвечает велению времени и его надо корректировать. На День Независимости того же года выяснилось, что нужно откорректировать политреформу усилением президентской вертикали. Всего три года назад такие идеи казались Виктору Федоровичу «попыткой возврата к тоталитаризму, чего большая часть общества никогда не допустит», но наверное с того времени много воды утекло, и место сидения определило точку зрения.

30 сентября прошлого Конституционный суд вернул украинскую Конституцию в девственное состояние - как будто бы и не было никакой политреформы.

«Не может Конституция отменяться и изменяться решением Конституционного суда. Полномочий отменять Конституцию у Конституционного суда нет», - уверен Мусияка.

Впрочем, говорить теперь можно все что угодно, а живем мы снова по Конституции образца 1996 года.

Тупиковая ветвь


Эволюция конституционных идей украинской политической элиты на протяжении последних 10 лет позволяет утверждать, что каких-либо принципов или идеалов в отношении государственного строя у нее нет. Представление о том, как должно быть устроено государство, отношения между ветвями власти и тому подобное зависят исключительно от того, где в данный момент находится автор программы - у власти или в оппозиции. Находясь в оппозиции, представитель украинского политического класса будет рассказывать о преимуществах парламентаризма, необходимости сдерживания и противовесов в системе власти, зато, оказавшись у власти, сразу же запоет о порядке. Об ответственной власти, которая наконец-то должна сделать жизнь людей лучше. Понятное дело, что это невозможно без дополнительных полномочий.

«Особенностью украинской политики становится то, что каждый новоизбранный глава государства пытается внести изменения в текст Основного закона. Проще говоря, каждый Президент Украины пытается выписать текст Конституции «под себя», - уверен Юрий Якименко, директор политико-правовых программ Центра Разумкова. Можно не сомневаться, что идеи переделать Конституцию не покидают украинских политиков ни во власти, ни тем более в оппозиции.

«Достойного, должного уважения к Основному закону, ее безусловного выполнения теми, кто приходит к власти, не было и, к сожалению, нет. То есть, уровень цивилизованности нашей элиты значительно отстает от уровня тех задач, которые, собственно, определила своим содержанием Конституция для власти и государства», - говорит Мусияка.

Что надо, хозяин?


Если говорить просто, то Конституция должна описывать правила, которые признаются гражданами, которыми они руководствуются в своей деятельности. Независимо от должностей.

«Американцам не надо объяснять на пальцах, разжевывать положения Конституции: главные тезисы сформулированы, с ними все согласны, и какие-либо уточнения смысла документа не меняют», - говорит российский правозащитник Валерий Абрамкин.

Проблема возникает в случаях, когда нормы, задекларированные на бумаге, на деле не признаются. Никем. Можно сколько угодно писать и говорить, что Конституция гарантирует право на бесплатное образование, бесплатную медицину и т.д. Однако любой украинец лет с 15 прекрасно знает, что бесплатно в школе не учат, а в больнице не лечат. При этом каждый понимает, как надо вести себя с врачом, учителем или милиционером.

Так что элите стоит подумать, что писать в Конституции. Не то, с таким же успехом можно записать в Основном законе, что каждый гражданин Украины имеет право слетать на Марс. Бесплатно. Потом можно будет требовать в суде реализации этого права.

«В Украине едва ли не самый широкий перечень социально-экономических прав в мире. Но проблема в том, что у нас бюджет - где-то под $35 млрд. Это примерно бюджет одного американского университета, а у нас это - весь госбюджет (бюджет одного из лучших университетов США, Йельского, составляет $2 млрд. в год, и это значительно выше среднего значения, так что эксперт слегка погорячился - прим. ред.) Это абсолютно безответственно - декларировать права, которые должны защищаться в судах в таком объеме и при этом иметь крохотный бюджет. У нас вообще не должно быть никаких социально-экономических прав при таком бюджете!», - говорит Всеволод Речицкий, эксперт Харьковской правозащитной группы по конституционному праву.

«Когда мы говорим о Конституции, то надо понимать, что речь идет о замене персонифицированной власти людей - начальников, президентов, на писанные правила игры. И что единственное, чего надо требовать от руководства страны, от элиты - чтобы играли по правилам. Они могут быть какими угодно, конкурентными, агрессивными друг к другу - но они должны играть по правилам. Иначе рухнет вся игра», - говорит Речицкий.

Сказать легко, но именно в том и проблема - украинская элита принципиально не хочет играть по правилам, ей куда приятнее играться с правилами. При этом от элиты не отстает и украинский народ, который мечтает, чтобы вместо правил ему обеспечили высокий уровень жизни, образования и лечения. Бесплатно. Потому что так записано в Конституции.

Вот так и живем - без правил и в ожидании. Вдруг появится Конек Горбунок, Сивка Бурка или хотя бы Золотая рыбка и выполнят заветные желания?

Пока их нет, с праздником вас дамы, господа и товарищи!

Михаил Ярославский, специально для «Полемики»



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх