,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Во Львове все спокойно
+1
По официальной версии День памяти жертв войны (22 июня) прошел во Львове без эксцессов. Местная власть запретила проведение любых акций, кроме официальных. Не было стрельбы «черными» резиновыми пулями, растоптанных венков, осквернения могил советских воинов, издевательств над ветеранами Великой отечественной войны. «Регионал» Петр Писарчук, который возглавляет Львовскую областную организацию ПР, оптимистично заявил, что жители Пьемонта сделали вывод из событий 9 мая и, цитирую, «дали отпор всем провокаторам».

На самом деле то, что происходило во Львове, иначе как официально санкционированным местной властью осквернением памяти погибших в войне назвать нельзя. Уже с утра «центр европейской толерастии» был увешан бигбордами с надписью «Коммунизм = Нацизм». Это инициатива Львовского городского совета. Плакаты изготовлены на бюджетные деньги, и расходы на их изготовление проходят по статье «социальная реклама».

Во Львове все спокойно


А о чем «скорбели» интеллигентные, легкоранимые галичане 22 июня, в день, когда фашистская Германия напала на СССР? О погибших в первые часы войны пограничниках? О сожженных украинских селах? Да нет, конечно. У них там исключительно свой «праздник». Львовяне скорбят о жертвах НКВД, которое издевалось над милыми, беззащитными европейцами, с пеленок мечтавшими бороться против режима «кровавой гебни». По версии галичан, они оказались заложниками столкновения двух тоталитарных систем: фашистской и советской. От жили они своей отдельно взятой жизнью, строили из Пьемонта Брюссель, как бац! «Гебня» пришла. Одна невротическая писательница, которая могла сутками сидеть в приемной Евгения Марчука (человека, не имеющего никакого отношения к КГБ), ожидая зарплаты, вспоминает о зверствах «савецких спецслужб». Типа ее дедушке непрерывно матерящийся энкаведист выбил стеклянный глаз, а потом то ли раздавил его московским сапогом, то ли засунул куда-то внучке, отчего она приобрела писательский талант на всю жизнь.

В общем, когда одни фашисты 22 июня мочили других фашистов, мирные, высокообразованные и, сука, культурные на всю голову львовяне строили демократическое, суверенное общество. Поскольку в Пьемонте в те времена не было лифтов, то в них никто не сцал, и это, безусловно, свидетельствовало о духовности и моральности галичан. Правда, некоторые из них были настроены весьма прагматично, поскольку немцам удалось сформировать из них целую дивизию, а также бесчисленные отряды полицаев. Но на самом деле настоящие украинские патриоты боролись против всех: немцев, москалей, «жидов», цыган, курдов, негров и, конечно же, китайцев. Уже в эпоху нацистско-сталинской мясорубки они спрогнозировали будущий геополитический расклад и сделали ставку на НАТО. Семьдесят лет назад просвещенные галичане понимали: война в Ираке непременно будет. Поэтому надо развивать культурные ценности, чтобы сформировать невиданный духовный потенциал нации. Они же выше всех. Избранные. Во время войны, когда гибли миллионы советских людей, галичане неистово ненавидели всех. Сначала «советских оккупантов», поскольку «дружественные войска Вермахта» наступали, потом «фашистов», поскольку выяснилось, что немцев можно гнать до Берлина.

А вот сегодня они демонстрируют всем свою особую историческую исключительность, оплакивая то ли полицаев, то ли эсэсовцев, в общем, кого угодно, только не советских солдат. При этом хрупкие, интеллигентные еврогаличане как огня боятся провокаций. Почему? Их всю жизнь провоцируют. Угнетают духовно и морально. Загоняют в схроны, где они вынуждены зимовать. Не дают вступать в Европу и в НАТО, куда настоящие галичане стремятся с пеленок. В их слабых мозгах все смешалось. Коммунисты с нацистами, евреи с афроамериканцами. Миф об их этнической исключительности, который культивируется в Пьемонте уже не первый век, привел к формированию националистического анклава.

Могу поздравить центральную власть: у нас появился собственный Ольстер. Или Чечня. Хотя нет: до горных пастухов галичанам далеко. Не тот менталитет. Но вот официально плюнуть в День памяти – это в их стиле. Власть покорно снесла этот плевок. И даже с благодарностью утерлась. Мол, спасибо, европейские вы наши. Так себя достойно вели в день начала Великой отечественной войны. «Жидов» не били, свечки полицаям ставили, панихиду по эсэсовцам отслужили, какие молодцы. Все бы так! А как вы здорово придумали с социальной рекламой! Просто гениально! Казнь энкаведистами и расстрел гестаповцами рядом. Как верно подмечена одинаковая природа двух тоталитарных режимов. Блестяще и, что самое важное, толерантно. Любому ветерану Великой отечественной войны будет приятно узнать, что он «советское гавно», вынужденное давать отпор интеллигентным, но слегка погорячившимся фашистам. А кто при таком историческом раскладе молодец? Какой правильный ответ? Воин ОУН-УПА! Вне всякого сомнения. Боец, который вылазит из схрона, измазанный фекалиями товарища, и смело вырезает коммунистов и приспешников тоталитаризма, метко стреляя им при этом в спину.

Чудесный исторический подарок нам сделал Львов. Вот это и есть пример «европейского прорыва». Меня удивляет только одно: почему в Пьемонте не проводят гей-парады? Жители города уже сравнялись по интеллектуальному уровню с амерами, поскольку верят, что на самом деле фашизм разгромили войска США. Не воспринимают тоталитаризм и провокации. Остался всего один шаг до Евросоюза: гей-парады.

Меня до слез растрогали слова мэра Львова Андрея Садового, сказанные на митинге-реквиеме: «Трудно говорить, когда видишь снимки молодых людей, которые так и не родили своих сыновей и дочерей. Говорить невозможно, но молчать нельзя, поскольку нации, которые молчат – не могут состояться». А на митинг пришли люди с портретами родственников, расстрелянных в застенках НКВД. Небольшой когнитивный диссонанс, однако. Все равно, что поздравлять солдат вермахта с 9 мая. Садовой, всплакнув в платочек и вспомнив родственников-полицаев, продолжил: «Когда я вижу вас, то убеждаюсь – нет такой силы, которая может помешать строительству украинского государства». Какой вывод из всего сказанного? Очень простой. Это не лечится. Давайте продолжать делать вид, что не замечаем издевательства над памятью отцов и дедов. Очень правильная, толерантная государственная политика. Браво, мля!


Александр Зубченко



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх