,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Японцы остаются при своем
  • 16 июня 2011 |
  • 20:06 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 104857
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
0
Япония сегодня — это унесенные стихией людские жизни, разрушенные жилища, крушение привычного образа жизни для значительной части населения страны Восходящего солнца. И — национальная экономика, «ушедшая в минус».

Поначалу, после аварии, правда, все еще сохранялась надежда на небольшой экономический рост в пределах 0,8-0,9 процента. Но затем, на фоне сообщений о реальных масштабах трагедии на «Фукусиме», Организация экономического сотрудничества и развития в очередной раз скорректировала оценку динамики ВВП Японии, на этот раз — до падения на 0,9 процента в нынешнем году. Международными финансовыми агентствами пересмотрен и суверенный рейтинг страны со «стабильного» на «негативный». Робкие надежды на улучшение ситуации внушают накопленные за десятилетия успешного развития масштабные финансовые резервы — еще в прошлом году золотовалютные запасы превышали 1,1 триллиона долларов. Правда, большую часть из них составляют «высокодоходные» американские государственные облигации, на продажу которых американцы без колебаний наложили вето. Не сделай этого в Белом доме, и шансы доллара превратиться в простую бумажку существенно бы возросли. Значит, нашей островной соседке придется выживать, руководствуясь северокорейским принципом «опоры на собственные силы».

Японцы прилагают максимум усилий, чтобы убедить весь мир и, прежде всего, самих себя, что дела у них идут на поправку, а все произошедшее — лишь мелкая неприятность. Официальная пропаганда уже редко вспоминает о том, что довелось испытать немалой части населения. Стремление властей создать видимость максимальной открытости данных по аварии на АЭС и, в то же время, утаивание реального положения дел заставляли их делать весьма странные вещи. По неофициальным сведениям, японцы, не сворачивая программ помощи ряду бедных и беднейших стран, в то же время пытались хоть что-то заполучить сами.

В ходе состоявшейся у нас в стране конференции, посвященной проблемам изучения японского языка в России, представитель Страны восходящего солнца обратился к собравшимся маститым японистам с просьбой пожертвовать на нужды родины.

В российском интернете объявления о сборе средств в пользу пострадавших размещены до сих пор.

Да, Россия в целом не осталась в стороне. Мы организовали кампанию по сбору средств, руководство нашей страны было готово принять пострадавших. Раздавались даже голоса в пользу предоставления японцам права жить на нашей территории. Не прошло и десяти дней после трагедии на «Фукусиме», как первый заместитель председателя правительства Игорь Сечин сообщил о нашем намерении удвоить экспорт сырой нефти в Японию до 18 миллионов тонн, а также увеличить поставки нефтепродуктов с 3,5 миллионов тонн до 4,5 миллионов. Всякий, кто мало-мальски знаком с механизмом принятия решений на государственном уровне скажет, что наше руководство действовало сверхоперативно: обычно такие планы разрабатываются после продолжительных и детальных обсуждений и согласований между различными ведомствами. Мы готовы были оказать помощь также за счет отправки в зону бедствия отрядов спасателей, поделиться опытом ликвидации радиационных катастроф. Однако в Токио предпочли ограничиться приемом лишь одной небольшой группы нашего МЧС, которая в ходе своего непродолжительного периода пребывания к аварийной АЭС особо и не приближалась. Отказали японцы и китайцам: они были готовы подогнать к побережью пострадавших районов несколько кораблей — плавучих госпиталей. Зато в зоне бедствия действовали американские военные, и даже израильский отряд спасателей и медиков численностью почти в четыреста человек. Мы все списали это тогда на союзнические отношения Токио и Вашингтона.

Помогая соседям, наше руководство рассчитывало на ответные шаги. Прежде всего — на изменение позиций «самураев» по уже набившему оскомину так называемому «территориальному вопросу».

Мы искренне надеялись, что сумеем подвигнуть соседей изменить свои «железобетонные» подходы, по привычке открыв широкую русскую душу нараспашку. Для нас это важно еще и по той причине, что иметь потенциальных противников на западе — НАТО, на юге — исламистов, да еще и на востоке Японию в нынешних экономических и геополитических условиях весьма накладно.

Однако уже в начале апреля российский МИД обратил внимание на то, что в «допущенных Министерством образования Японии для использования в средних школах учебниках истории, географии и обществознания» вновь присутствовали «формулировки о «незаконной оккупации» южных Курильских островов». В ответ Токио громогласно заявил о неизменности своей позиции по спорному вопросу. Впрочем, в подобном положении оказались не только мы. Мало того, что японцы подтвердили свои притязания на спорный с корейцами остров-скалу Такэсима (Токто) в Японском море, так они в очередной раз стали объектом критики Сеула за неподобающее содержание все тех же школьных учебников.

Гордые самураи оказались «крепким орешком». Например, дело дошло до того, что японцы на первых порах отказывались принимать немалую гуманитарную помощь, которую собрали для своих извечных субъектов этнической неприязни корейцы. Практически та же самая история повторилась в этом году и с Китаем.

Токио явно и недвусмысленно демонстрировал всем, что сдавать своих позиций не собирается, несмотря на тяжелый удар, нанесенный стихией.

Впрочем, соседи японцев также не собирались сидеть, сложа руки. Началось самое худшее для Токио — консолидация позиций Пекина, Сеула и Москвы по «территориальным вопросам» в их японской формулировке. Потомки Конфуция практически всегда поддерживали нас в этом споре. Например, в этом году китайские журналисты «прошлись» по неуступчивому Токио, отметив, в частности, что Япония, как теряющее силу государство, не имеет моральных прав претендовать на Курилы, которые не в состоянии будет развивать. Многие назвали эти утверждения китайцев спорными, но главное здесь не форма, а содержание, которое заключается в публичном выражении общности наших подходов по однородным проблемам с Токио.

Однако настоящим ударом в солнечное сплетение для Страны восходящего солнца стала поездка трех южнокорейских парламентариев на Курилы в конце мая. Начнем с того, что к подобному шагу южнокорейцев, по их же собственным признаниям, подвигнули участившиеся визиты на Курилы российского президента и других высших руководителей нашей страны. «Президент Республики Корея ни разу не был на спорной территории — острове Токто, так что наш визит на Курильские острова покажет японцам позицию Сеула и по Токто и по Курилам, ведь проблемы общие, проистекающие из притязаний японцев на соседние территории», — таким был ход их рассуждений. Возмущению японцев не было предела, хотя эти южнокорейские депутаты относятся к оппозиционной Демократической партии, а официальный Сеул, вполне возможно, придерживается иной позиции. Но ведь именно «демократы» имеют очень хорошие шансы одержать победу на предстоящих в конце 2012-го очередных выборах президента Южной Кореи. А раз так, рассуждают в Токио, эту поездку можно рассматривать как первую ласточку будущего изменения позиции южнокорейцев.

Испуганным японцам показалось, что если Сеул не станет поддерживать их в споре с Москвой, то это может косвенно символизировать даже отказ от поддержки Японии со стороны США.

А это уже настоящая, а не «киношная» гибель Страны восходящего солнца.

В Токио решили, что называется, ударить из всех стволов, в японский МИД был вызван южнокорейский посол. Глава внешнеполитического ведомства вручил посланнику Сеула ноту протеста. Южнокорейцы в долгу не остались. Например, «провинившийся» поездкой на Курилы депутат Чан Се Хван адресовал главе японской дипломатической миссии в Сеуле письмо, в котором выразил протест. Министр по делам женщин и семьи Южной Кореи посетила спорный остров Токто — снова протест со стороны японцев. В общем, настоящая дипломатическая война.

До недавнего времени никто из стран с прозападной ориентацией не рисковал побывать на Курилах, ведь поездка туда — это получение разрешения от наших властей, что автоматически, по мнению жителей Страны восходящего солнца, может использоваться в качестве дополнительного аргумента в пользу российской принадлежности островов. Южнокорейцы стали первыми, кто отважился пренебречь негативной реакцией своих беспокойных соседей. Особый гнев последних вызвал факт обращения южнокорейцев за содействием к нашему представительству МИД в Южно-Сахалинске в приобретении авиационных билетов до Кунашира. Как японцам стало известно содержание нашей дипломатической переписки с южнокорейцами — вопрос, конечно, «интересный», но отдельный. Именно в этом японцы усмотрели нарушение предъявляемых ими прав на острова: как, мол, может российский государственный орган способствовать поездкам граждан третьих стран на территории, которые Токио считает своими?

А что же мы? Нашу официальную позицию отличает не совсем понятная сдержанность. Мы лишь сообщаем, что делали южнокорейские депутаты на Курилах, как бы заявляя тем самым, что японцам на самом деле тревожиться незачем. Москва продолжила попытки выстраивать добрососедские отношения с японцами и в ходе встреч лидеров двух наших стран на майском саммите «Большой восьмерки» в Довиле. «С российским президентом Медведевым мы договорились укрепить наши двусторонние отношения и взаимовыгодное сотрудничество в различных областях, в том числе в энергетической, — так оценил итоги переговоров с Дмитрием Медведевым премьер-министр Наото Кан. — Что касается территориальных вопросов, мы вновь договорились продолжить двусторонние переговоры в спокойной обстановке». Возможно, наш, кажущийся слишком уступчивым подход по этой проблеме имеет очень твердый стержень, незаметный неискушенному взгляду. Ведь для японцев крайне важно, чтобы мировое сообщество признало их правоту. США это сделали.

В свое время высказывания американского посла о необходимости передачи островов под юрисдикцию Токио наделали много шума.

Стартом новой кампании за «возвращение Курил» стал брошенный в конце прошлого года российским министром регионального развития Виктором Басаргиным призыв к иностранным предпринимателям, прежде всего китайским и корейским, начать инвестировать в экономику южных Курил. Резонный вопрос: зачем Японии сейчас ссориться с соседями? Ведь положение ее и поныне остается крайне незавидным — например, несколько десятков энергоблоков на АЭС приостановили полностью или частично свою работу. Эти шаги негативно отражаются на состоянии японской экономики — многие предприятия не имеют возможности возобновить производство в полном объеме. Дело доходит до того, что измученные непрекращающимися перебоями с электроэнергией предприятия точного машиностроения, одной из базовых отраслей страны, начали подыскивать себе новое место дислокации в других странах.

Зададимся и другим вопросом — так ли уж нужны самим японцам Курилы? Жители страны участвуют в демонстрациях и иных мероприятиях, организуемых в «день северных территорий». Однако, если присмотреться пристальнее, всплывают интересные факты. В Саппоро, столице считающегося вотчиной настроений в пользу возврата «северных территорий» самого северного острова Хоккайдо, численность митингующих обычно не превышает нескольких десятков человек. Да, есть семьи тех, кто когда-то жил на Курилах, и они одни из самых «озабоченных». Но со временем людей, родившихся на островах, становится все меньше. Так что через несколько десятилетий митинговать там будет некому. Что касается Токио, то в столице акции с требованиями возврата Курил мощнее, но все это легко объяснимо правительственной подпиткой. На самом деле, даже Хоккайдо для теплолюбивых японцев все равно, что для нас Крайний Север с его холодами.

Большинству представителей молодого поколения жителей Страны восходящего Солнца, озабоченного больше проблемами на работе и в семье, просиживающего вечерами за компьютером, попросту нет дела до Курил.

Получается — не будь пресловутой «территориальной проблемы», и Москва и Токио, движимые экономическими интересами, неизбежно устремились бы навстречу друг другу. Остается лишь предположить, что нагнетание «проблемы» выгодно тем, кто желает поддержания очага напряженности на российских границах. Это, как мы понимаем, все те же силы, которые стремятся создать кольцо окружения по периметру российских границ. Не только Япония.

Дмитрий МЕЛЬНИКОВ, специально для Столетия

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх