,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Виктор Алкснис: В среде русской интеллигенции распространена ненависть к России
  • 25 мая 2011 |
  • 16:05 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 96010
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
0
Сами виноваты

— Виктор Имантович, вы верите в реинтеграцию?

— Нельзя дважды войти в одну и ту же реку, и сегодня не восстановить СССР в прежнем виде. Но у меня нет сомнений и в том, что уже идут центростремительные процессы. Да, они очень медленные и инерционные, но все же направлены на объединение. Я не могу сказать, кто войдет в состав этого нового государства, но я ничуть не сомневаюсь, что оно будет.

— Сейчас в Латвии, на родине ваших предков, активисты начали сбор подписей за проведение референдума, по итогам которого русскому языку может быть придан статус второго официального. Ранее латышские ультранационалисты успешно провели кампанию по сбору подписей за изгнание русского языка из учебных заведений...

— По-моему, эта проблема в большей степени морального характера. В связи с тем, что националистами были собраны подписи о том, чтобы вести преподавание только на латышском языке, сбор подписей за русский как второй государственный будет неким противоядием от того референдума, который скоро пройдет. Зная тамошние настроения, я опасаюсь, что после референдума государством будут финансироваться исключительно латышские школы. А ведь 40% населения Латвии говорят на русском языке! Они будут лишены возможности обучать своих детей за бюджетные деньги, им придется оплачивать учебу из собственного кармана. Конечно, по сравнению с 90-ми годами ситуация в Латвии поменялась, и уже нет такой ярой русофобии, но национал-радикалы все равно еще достаточно сильны, не прекращаются попытки сделать русских виновниками всех бед.

— Как вы думаете, у России есть внятная политика по отношению к Балтии? Вы говорили, что если бы такая политика была на самом деле, то не было бы и дискриминации русскоязычного населения, и НАТО бы в Прибалтику в свое время не вошло...

— У России нет четкой и принципиальной линии в отношении Прибалтики. Все дело в том, что для российских властей, для Кремля тамошнее русскоязычное население — это головная боль. Ведь оно требует защиты и, стало быть, нужно ссориться с вашингтонским обкомом, Евросоюзом и другими структурами, которые в упор не видят нарушений прав русских в Прибалтике. Но ведь ругаться так не хочется, потому что они «наши партнеры». И зачем же портить настроение своим партнерам?.. А вот если бы не было русскоязычного населения, было просто замечательно! Так что именно Россия в первую очередь виновата в том, что сейчас происходит в Латвии. Кроме того, наши олигархи крайне заинтересованы в открытии российского транзита.

Впрочем, жизнь все расставила по своим местам. Прибалтийские страны ничего не производят и живут только за счет импорта; они угробили свое сельское хозяйство, их жизненный уровень значительно снизился. Их единственная надежда — российский транзит, на котором они рассчитывают зарабатывать миллиарды долларов. То есть за счет России им может хватить на более или менее безбедное существование. В этой ситуации Россия должна использовать проблему транзита как экономическое оружие, чтобы добиваться соблюдения прав русскоязычного населения в этих республиках. Однако вместо этого в угоду нашим олигархам, которые лоббируют в Кремле свои интересы, Россия идет на различные уступки националистическим прибалтийским режимам.

— Бытует мнение, что русское население Прибалтики могло в свое время отстоять свои права, но ничего для этого не сделало, предпочтя отсиживаться дома. Вы согласны с такой точкой зрения?

— Я прекрасно помню жесткое противостояние в Риге, когда в январе 1991 года Народный фронт вывел в центр города на баррикады латышей. Если консолидировалось латышское население, и если оно пошло на баррикады отстаивать свою позицию, то и русское население, которого в Риге было 60% (Рига и сейчас русский город, потому что большинство населения там — русские), тоже должно было выйти, хотя бы на митинги. Мы их звали — не на баррикады, а спокойно пойти на демонстрацию, на митинг и высказать свое мнение. Но люди сказали: «Зачем нам это надо?» Мол, мы лучше посидим дома и все увидим по телевизору. В результате получили то, что получили. Поэтому в том, что произошло в Прибалтике, во многом виноваты именно те люди, которые сегодня жалуются на свою несчастную судьбу.

По Солженицыну историю не выучить

— После нашей победы в Южной Осетии и Абхазии вы оптимистично заявили: «Думаю, в самом недалеком будущем начнется нормальная идеологическая работа, в основе которой будет воспитание у нашего народа патриотизма и гордости». Такая работа началась?

— Началась, только в обратном направлении. Разворачивается серьезная работа по «десталинизации» страны. Опубликованы предложения и выводы правозащитников, комиссии по борьбе с тоталитаризмом при президенте России, от которых просто волосы дыбом встают! Практически отрицается советский период истории, а как бы там ни было, это же 70 с лишним лет! За эти годы выросли три поколения советских людей, страна добилась выдающихся достижений. Можно вспомнить и победу в войне, и восстановление народного хозяйства, атомный проект, освоение целины, космическую программу, жилищное строительство... Просто не хватит пальцев, чтобы перечислить все успехи, достигнутые в этот период. И вот теперь нам предлагают признать, что это прошлое — тоталитарное и что от него надо отказаться. Мол, Россия должна покаяться. У меня вызывает недоумение и возмущение то, что сегодня в России находятся люди, которые пытаются подобным образом судить нашу историю! Она неподсудна. Оставьте историкам разобраться в том, что происходило в нашем недавнем прошлом.

— Весьма неожиданно слышать такие слова от вас. Ведь ваша семья пострадала именно от сталинского террора. Ваш дед, крупный военачальник, расстрелян в 1938 году, ваш отец вырос в детском доме...

— Никто ни мне, ни миллионам моих сограждан не предоставляет документов о том, что происходило в те годы. А изучать историю по Солженицыну я считаю неправильным. Мы много кричим о гигантских репрессиях и о тоталитарном режиме, убившем якобы миллионы людей, — покажите нам эти документы! Однако архивы закрыты до сих пор. Прошло уже 70 лет, но никто не открывает нам архивов по тому же Катынскому делу, и мы читаем об этом лишь то, что пишут журналисты на основе каких-то слухов. Почему из уголовного дела моего деда за эти 70 лет исчезла масса документов? Почему там нет протоколов его допросов? Я не говорю, что он был виноват и что является врагом народа. Ну так дайте же разобраться, что же происходило на самом деле! Вместо этого нам предлагают прочесть «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, будто это истина в последней инстанции. А я знаю, что эта книга не была написана на основе документов! Это были какие-то эмоции, рассказы, слухи. Но нельзя же изучать историю на основании слухов!

Манежная площадь, Кондопога и картинки в айподе

— Сегодня, на ваш взгляд, ведется патриотическая работа, в том числе и по воспитанию молодежи?

— Она ведется формально: «нашистами» или еще кем-то проводятся некие мероприятия, но реально не осуществляется воспитание молодежи в патриотическом духе. Все попытки что-то сделать в этом направлении носят формальный характер — введение каких-то особых дисциплин в школьную программу вряд ли может сформировать чувство любви и уважения к родине.

— Манежная площадь — плод этой политики?

— Скорее, ответная реакция. Люди, возмущенные происходящим в России, в том числе, попытками представить виноватым во всем русский народ, вышли на Манежную площадь и выразили свое отношение к происходящему. Я не вижу в этом никакого экстремизма, и к тому же все окончилось весьма и весьма благополучно, без пострадавших и погибших.

Но для власти это был последний звонок. Общество действительно обеспокоено ситуацией в межнациональных отношениях, тем, что сегодня творится с незаконной миграцией, проявлениями «горного темперамента», который демонстрируют отдельные представители отдельных национальностей. Это вызывает у большинства населения не только раздражение, но и гнев, поскольку власть не желает навести в доме порядок. Если она не будет реагировать на эти требования, не перестанет искать врагов там, где их нет, пока не осознает, что под 282-ю статью всех привлечь все равно не удастся, подобные настроения будут нарастать. И в сравнении с тем, что может произойти при дальнейшем раскручивании ситуации, декабрьские события на Манежной покажутся детской шалостью. Мне кажется, что власть живет в каком-то своем придуманном мире, который не имеет никакого отношения к реальности. На том айпаде, которому нашему президенту подарили в США, конечно, очень красивые картинки и игры, но они не имеют никакого отношения к реальным событиям, которые сегодня происходят в России.

— Некоторые недалекие телекомментаторши с так называемых оппозиционных каналов назвали Манежку войной...

— Последний раз война в Москве была в октябре 1993 года, когда эти самые демократы и либералы призывали «раздавить гадину и до конца уничтожить всех этих красно-коричневых», забывая о правах человека и подобных вещах.

— А ведь до Манежки уже была Кондопога...

— Моя супруга родом из Кондопоги, и я вот уже почти 40 лет провожу в этом городе свой отпуск. Ситуация там назревала в течение последних двух десятилетий, а власть никак не реагировала на обострение межнациональных отношений. Недовольство местного населения росло с каждым годом и в конце концов вылилось в массовое возмущение жителей города. Но там эти события все-таки носили локальный характер, и надо признать, что именно в результате уличных протестов местных жителей ситуация переменилась. Достаточно много представителей тех самых диаспор, которые были, так сказать, инициаторами кондопогских событий, покинули город и больше там не живут. В Москве же это лишь первый акт драмы, и, очевидно, будет продолжение. Если в Кондопоге власть все-таки среагировала на происходящее, в том числе и путем привлечения к ответственности всех тех, кто действительно беспредельничал в этом городе, то в Москве пытаются все замять и переложить ответственность на каких-то «русских фашистов», которые, дескать, устроили шабаш на Манежной площади. То есть свалить с больной головы на здоровую.

— Помните, все правозащитники как воды в рот набрали, когда в Таллине во время выступлений против сноса памятника советскому солдату убили 20-летнего русского паренька?

— Этого и следовало ожидать. Правозащитники будут отстаивать кого угодно, только не русских, потому что русские для них — моральные уроды, фашисты, националисты и экстремисты. То есть русские по определению не могут быть людьми, которые нуждаются в их защите. Все эти правозащитники — русофобы по определению. Да, они тоже могут быть русскими, но они ненавидят свой народ! В первой половине ХIХ века жил мыслить и поэт, диссидент Владимир Печерин. Так вот ему принадлежат следующие широко известные строки: «Как сладостно Отчизну ненавидеть и жадно ждать ее уничтоженья». Проходит 100 лет, и герой книги Солженицына «В круге первом», тоже русский человек, произносит слова: «Я живу в такой ужасной стране, что если бы на нее сбросили атомную бомбу и всех убили, это был бы лучший выход». В среде русской интеллигенции весьма распространена ненависть и к России, и к русскому народу. А ведь это очень тревожно, потому что именно интеллигенция во многом определяет настроения в обществе. Это очень страшно, когда такие люди настроены русофобски!

Грани электронной свободы

— Вы известный человек, в том числе и в Интернете. Легко ли быть блогером? Что, на ваш взгляд, представляет собой нынешняя блогосфера?

— К сожалению, сегодня — это единственная сфера, где можно дискутировать, обсуждать самые важные вопросы и зачастую получать объективную информацию. Ведь наши официальные СМИ во многом подвергаются цензуре, необязательно официальной, государственной. Журналисты и сами без напоминания начальства уже прекрасно знают, о чем можно писать, а о чем нельзя, кого можно допускать до эфира на ТВ или радио, а кого нет. А в Интернете можно найти много интересной информации — и в блогах, и на форумах... По сути, сегодня это единственная отдушина, где пока нет цензуры, даже неофициальной.

— Но издержки этой свободы — клевета и оскорбления, возможные и допустимые в Сети. Законы против них не работают.

— Здесь, с одной стороны, речь идет о свободе получения информации, с другой, действительно, есть проблема анонимности, которая позволяет некоторым чересчур активным блогерам или пользователям, прикрываясь этой анонимностью, оскорблять, унижать, поливать грязью кого угодно. Эти люди, по большому счету, трусы. Они надеются, спрятавшись за псевдонимом, так называемым ником, остаться безнаказанными, думают, что их никто не найдет. Да, сегодня это один из недостатков, связанных со свободой слова, которая пока еще есть в Интернете. Мне бы очень хотелось, чтобы мы сохранили в Интернете свободу слова, но при этом запретили свободу оскорблений и унижений других людей. Когда ловишь человека, блогера, за руку, он начинает понимать, что оскорбления, которые он допускает в Интернете, могут привести к печальным последствиям.

— Вы поддерживали внедрение свободного программного обеспечения в образовательную систему РФ и выступали за снижение зависимости российских госучреждений от продуктов «Майкрософт». Кстати, недавно представитель ФСБ заявил, что использование зарубежных интернет-¬сервисов Gmail, Hotmail и Skype угрожает национальной безопасности. Правда, потом это почему-то превратили в «личное мнение сотрудника».

— Действительно, это безобразие, когда госструктуры — министерства, ведомства, департаменты и т. д. — для своего информационного обеспечения используют иностранные сервисы. Если это государственные или даже муниципальные структуры, то они должны использовать только отечественные средства связи и коммуникации. Рядовой гражданин — ради Бога, пусть использует и Gmail, и Skype. Но если, например, администрация президента РФ или Генштаб Минобороны в своей работе осуществляет переписку по Gmail, сервера которой находятся в США, по-моему, это просто недопустимо! У нас нет такого почтового сервиса, как Gmail, который мог бы обеспечить потребности госструктур в безопасности электронной почты. Я писал об этом, еще будучи депутатом Госдумы, обращая внимание на то, что нам необходимо создание отечественного сервиса для госструктур, в том числе и спецслужб. Тогда надо мной посмеялись, мол, зачем он нам нужен....

— Вы парламентарий со стажем, многие помнят вас по первому съезду народных депутатов, работали в Думе. Как изменился состав парламента за эти двадцать лет?

— Могу сказать одно: уровень нашего парламентаризма с каждым годом опускается все ниже. Если на первом съезде народных депутатов СССР действительно была представлена вся интеллектуальная элита Советского Союза, это были личности, то теперь в парламенте личностей все меньше и меньше. Сегодня уже некому вести дискуссии, доказывать свою правоту, отстаивать свое мнение.

СПРАВКА

Алкснис Виктор Имантович
родился 21 июня 1950 года в городе Таштагол Кемеровской области. В 1973 году окончил Рижское высшее военно-инженерное авиационное училище имени Якова Алксниса (своего деда) по специальности «военный инженер по радиоэлектронике» и начал служить инженером эскадрильи в Воронеже. В 1979-1992 годах служил в ВВС Прибалтийского военного округа. В 1989 году избран народным депутатом СССР. В марте 1992 года полковник Алкснис подал рапорт об увольнении из Вооруженных сил. Депутат Госдумы III и IV созывов. Был заместителем председателя партии «Народный союз». Активный интернет-пользователь, блогер. Женат, имеет сына и дочь.

Александр САРГИН

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх