,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Основные субъекты неолиберальной глобализации мира
  • 25 мая 2011 |
  • 15:05 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 87684
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
0
Субъектов неолиберализма в мире так много, что рассмотреть каждый из них в рамках журнальной статьи не представляется возможным. Как отмечает патриарх французской социологии Пьер Бурдье, неолиберальные программы черпают свою социальную силу из политической и экономической мощи тех, чьи интересы они выражают [10]. Вот почему в пределах данной статьи мы ограничимся только теми наднациональными институтами, которые больше всего способствуют неолиберальной глобализации мира. К ним относятся прежде всего "несвятая троица" ВБ-МВФ-ВТО, а также ТНК.

Основные субъекты неолиберальной глобализации мира


МВФ считает, что в структурной перестройке нуждаются страны, имеющие большой дефицит платежного баланса и большой внешний долг, завышенный курс национальной денежной единицы и большие общественные расходы, а также фискальный дефицит. Наиболее типичными целями программ структурной перестройки являются реструктурирование и диверсификация производственный основы экономики, достижение равновесия платежного баланса и финансов, создание базы для неинфляционного роста, повышение эффективности общественного сектора, стимулирование роста потенциала частного сектора. Для достижения этих целей МВФ требует от стран, претендующих на получение займов, осуществления следующих экономических реформ: ограничения роста денег и кредитов, девальвации национальной денежной единицы, реформирования финансового сектора, реализации мероприятий по генерированию доходов, обеспечения мер по сбору денежных средств с индивидов, домохозяйств и деловых единиц за проданные товары и услуги, реформирования налогового кодекса, упразднения субсидий, особенно на продовольствие, введения компенсаторных программ занятости, создания доступных служб для бедных. МВФ также требует проведения этими странами реформ по либерализации торговли, которые сводятся к устранению высоких тарифов и импортных квот, восстановлению экспортной инфраструктуры, увеличению цены производителей. В сфере правительственных реформ МВФ настаивает на сокращении выплачиваемых служащим сумм, приватизации госпредприятий, реформировании публичных институтов. В области политики частного сектора МВФ принуждает к либерализации контроля над ценами и упразднению правительственных монополий [11, с. 220].

Реализация этих мер, по мнению бюрократии МВФ, приведет к сужению пропасти между бедным Югом и богатым Севером. В действительности ничего подобного не происходит, социальная поляризация растет и достигла апогея на пороге ХХІ в. В 2004 г. разрыв между группой стран с высоким уровнем доходов, где проживает так называемый "золотой миллиард" (1004 млн чел., или 15,8% населения Земли) и группой стран с низким уровнем доходов, где сосредоточен "полюс бедности" (2343 млн чел., или 36,8% населения мира), по объему ВВП составил 27 раз, а на душу населения — 63,3 раза, по доле в объеме экспорта товаров — 31,3 раза, по рыночной капитализации активов — 786,5 раза, по затратам на здравоохранение на душу населения — 115 раз [12, с. 7]. Как отмечает исполнительный директор американской организации "War on Want" Джон Хилари, условия предоставления помощи ВБ-МВФ странам Африки привели к потере ими двух десятилетий в 1980-1990-е гг. в плане развития. В 1980-е гг. 3 из 4 африканских стран, которые подверглись экономическому реструктурированию ВБ-МВФ, испытали падение доходов в расчете на душу населения [13, с. 80-81]. Экспансия "нового глобального неолиберального экономического порядка" под эгидой ВБ-МВФ сопровождается дальнейшим расслоением между бедными и богатыми и в бедных, и в богатых странах, где богатые становятся все богаче, а бедные — все беднее.

Вторым субъектом "глобального неолиберального экономического порядка" служит ВБ, предлагающий государствам проекты экономического развития и ссужающий денежные средства на их осуществление. Насколько действенной была помощь ВБ беднейшим и наименее развитым странам (НРС), можно судить на основании доклада Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) "Наименее развитые страны. Доклад, 2010 год". В нем отмечается: "В последние три десятилетия НРС следовали стратегии развития, призванной высвободить творческий потенциал рыночных сил в результате ограничения роли государства в процессе развития... Это ясно показало, что рынки могут быть не только созидательной, но и разрушительной силой" [14, с. І]. В подтверждение этого авторы обзора ЮНКТАД ссылаются на то, что в последнее десятилетие только две страны смогли выйти из группы НРС, а количество стран, относящихся к НРС, удвоилось. НРС вступили в новый век примерно с тем же уровнем реального душевого дохода, который они имели в 1970 г. После этого их душевой ВВП существенно вырос в реальном выражении, однако разрыв между ними и другими развивающимися странами продолжал возрастать. В 2007 г. 53% населения НРС жило в крайней бедности (то есть меньше чем на 1,25 долл. в день) и 78% жили меньше чем на 2 долл. в день. Всего в этом году в НРС в нищете жили 421 млн чел. Число людей, живущих в нищете, в НРС в течение последних 20 лет продолжало возрастать. К 2007 г. оно в два раза превысило показатели 1980 г. В связи с этим авторы доклада отмечают: "За последнее десятилетие произошел ощутимый сдвиг в осмыслении проблем развития, в частности после глобального финансового и экономического кризиса, когда все активнее ведется поиск новой парадигмы развития... Новая парадигма более не отдает приоритета частному сектору и рыночным силам за счет государственного сектора и роли государства, равно как и не ставит торговлю выше производства" [14, c. ІІ].

Третий субъект "глобального неолиберального экономического порядка" — это ВТО, унаследовавшая либеральные принципы Генерального соглашения о тарифах и торговле. Они заключаются в поддержке либерализации торговли как двигателя экономического роста и развития; исключения дискриминации в торговле посредством предоставления статуса наиболее благоприятствуемой нации торговым партнерам; эксклюзивного использования тарифов как устройств для защиты внутренних рынков; привилегированного доступа на рынки развитых стран продукции из стран Юга с целью стимулирования экономического развития Юга. Однако ВТО все более превращается в "улицу с односторонним движением", так как защищает интересы Севера за счет принесения в жертву интересов Юга. "Свободная торговля и открытые рынки капитала стали главными средствами получения преимуществ монопольными силами, которые базируются в развитых капиталистических странах и уже занимают господствующее положение в торговле, производстве, услугах и финансах в пределах капиталистического мира" [13, с. 83], — пишет заслуженный профессор Городского университета Нью-Йорка Дэвид Харви.

Важным субъектом "глобального неолиберального экономического порядка" являются ТНК, которые вышли на мировой рынок после Второй мировой войны и стали быстро расти в последние десятилетия. В 2007 г. в мире насчитывалось примерно 79000 ТНК и 790 тыс. их иностранных филиалов (в 1970 г. — 7000 ТНК). Суммарный объем их ПИИ в том же году превысил 15 трлн долл., а совокупный объем продаж составил 31 трлн долл., или на 21% больше по сравнению с 2006 г. По оценкам ЮНКТАД, объем добавленной стоимости иностранных филиалов ТНК во всех странах мира составил 11% от мирового ВВП, а число работников в них возросло приблизительно до 82 млн чел. Верхние позиции в списке 25 крупнейших нефинансовых ТНК в мире занимают такие гигантские компании об-рабатывающей и нефтяной индустрии — "Дженерал Электрик", "Бритиш петролеум", "Шелл", "Тойота", "Форд". Неуклонно укрепляют свои позиции также ТНК сферы услуг: в 1997 г. в списке 100 крупнейших ТНК фигурировало всего лишь семь таких компаний, в 2006 г. — 20 [15, с. 3-4]. Для более полного представления об экономическом могуществе ТНК достаточно вспомнить о том, что половину крупнейших экономик в мире сегодня составляют не государства, а именно ТНК.

Для повышения своей конкурентоспособности ТНК все чаще переносят свое производство в развивающиеся и бывшие социалистические страны. Страны третьего мира и с так называемой "переходной экономикой" являются притягательным магнитом для ТНК, так как в них имеется дешевая рабочая сила и дешевое сырье, а законодательство в области охраны окружающей среды и государственного регулирования социально-трудовых отношений, как правило, необременительно для ТНК или может изменяться по требованию ТНК. Мощным локомотивом, прокладывающим путь ТНК в эти страны, служит неолиберальная политика западных капиталистических государств и международных финансовых и торговых институтов, направленная на либерализацию производства и торговли, снятие барьеров на пути движения капиталов. Эта политика всемерно содействует глобальной экспансии развитых капиталистических государств и гальванизирует отсталость стран, принимающих ТНК. В результате ее осуществления ТНК во второй половине ХХ в. стали главной движущей силой неолиберальной глобализации.

В погоне за максимальными прибылями ТНК все чаще переносят центр тяжести в своей деятельности в страны, возникшие в постсоциалистическом пространстве, в поисках дешевой рабочей силы для выполнения в основном рутинных трудовых операций. С этой целью ими внедряются в практику новейшие механизмы прямых капиталовложений на исключительно выгодных условиях для инвесторов. В результате, как отмечают многие западные исследователи, в настоящее время пот, слезы и кровь, опасные, дымные и грязные производства стремительно перемещаются с "глобального Севера" на "глобальный Юг", где с помощью местной компрадорской буржуазии для ТНК создаются благоприятные режимы накопления в ущерб интересам своих стран. Компрадоры обеспечивают институциональную структуру для быстрой мобильности капитала во всех формах в нынешний период финансиализации экономики, когда деньги делают деньги, минуя производственную сферу.

Глобальная экспансия ТНК влечет за собой и позитивные, и негативные социальные последствия в принимающих странах. С одной стороны, они обеспечивают производство потребительских товаров, обучение и повышение квалификации местной рабочей силы, передачу относительно новых технологий; с другой — ТНК ради преумножения своих прибылей игнорируют принципы "социальной ответственности бизнеса" в принимающих странах. К этому следует добавить, что ТНК вкладывают ПИИ не в те страны, где они больше всего нужны, а в те, где они ожидают получения наибольшей выгоды.

ТНК, гонясь за прибылью, создают огромное экономическое неравенство. 100 крупнейших корпораций мира владеют сегодня примерно 80% мирового богатства. Весь ВВП всех стран Африки южнее Сахары меньше суммарного дохода корпораций "Дженерал Моторс" и "Форд", а "ЭксонМобил" является более крупной "экономикой", чем экономики 180 стран мира. В США менее 1% населения владеют примерно половиной акций, выпущенных в обращение, и общего траст-фонда акций, двумя третями финансовых ценных бумаг и более чем третьей частью всего богатства страны. В 2007 г. среднее корпоративное должностное лицо в 500 крупнейших компаниях США по данным фирмы "Standard & Poor" получало жалованье в размере 14,2 млн долл., что в 364 раза больше зарплаты среднего рабочего. Средний недельный заработок 80% американцев, принадлежащих к "среднему" и "более низкому" классам, уменьшился на 18% с 1973 г. по 1995 г. (и продолжает снижаться в наши дни), тогда как реальная годовая зарплата американских корпоративных должностных лиц выросла на 20%. Концентрация богатства в руках немногих усилила глобальное неравенство в последние годы. Общее богатство корпоративных миллиардеров с 2006 по 2007 г. выросло на 35%, их доходы перевалили за 3,5 трлн долл. Доходы же 55% людей из шестимиллиардного населения Земли либо стагнировали, либо уменьшились. 100 млн населения мира обладает сейчас большим богатством, чем 3 млрд людей. Самые богатые 20% населения мира получают 83% мировой общей суммы дохода, тогда как беднейшим 20% достается всего лишь 1,4% мирового валового дохода [16, с. 11-12].

Петр ЕЩЕНКО, доктор экономических наук, Киевский национальный университет им. Т. Шевченко

Анатолий АРСЕЕНКО, кандидат исторических наук, Институт социологии НАН Украины


My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх