,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Холостой ход
  • 27 апреля 2011 |
  • 18:04 |
  • mutabor |
  • Просмотров: 210904
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
0
Будьте осторожнее с желаниями, они могут исполниться — предупреждал своих читателей Вильям Ваймарк Джекобс. Правда, большинство украинских политиков с английской литературой знакомы в лучшем случае по сборникам афоризмов. Но среди советников президента есть и те, кто мог бы — при желании — процитировать эту фразу в оригинале (тем более что для некоторых из них английский — родной). Изящно выдав ее, скажем, за старую восточную поговорку. Только следовать мудрому совету классика полгода назад они, видимо, рекомендовать не решились. А смысл? Стремление Виктора Януковича вернуть себе полномочия Леонида Кучмы, которыми ему так и не дали воспользоваться в 2004-ом, было столь откровенным, что соратники могли подозревать: президент просто не прислушался бы к советчикам. Зато теперь, вдоволь насладившись реваншем, Виктор Федорович имеет прекрасную возможность убедиться, какой именно подарок преподнесли ему конституционные судьи, одним махом вернув в действие Конституцию 1996 года.

Разумеется, суд избавил президента от страха превратиться в «английскую королеву», которая, как известно, «правит, но не управляет». Кошмара, который так мучил его предшественника. Правда, в отличие от Ющенко, Янукович и так очень быстро получил и лояльное парламентское большинство, и послушное правительство, которые даже помыслить не могли о превращении в альтернативный центр власти. Так что опасность была скорее гипотетической. Но теперь страной нужно действительно не править, а управлять. А с управляемостью в новой-старой модели, как оказалось, не все так просто.

За оранжевую пятилетку как-то забылось, что при всей монополизации власти в эпоху Кучмы в стране действительно существовало два правительства, одно из которых называлось кабинетом министров и обычно играло роль козла отпущения, а другое — администрацией главы государства, в которой, по словам недоброжелателей, Леонид Данилович и работал президентом. Впрочем, при всем кажущемся всесилии своих канцеляристов руководил этой двойственной моделью все же Кучма. Может, потому что имел за плечами многолетнюю школу работы на «Южмаше» и был натурой деятельной.

Четвертый президент Украины — человек другого склада. Трудоголиком его точно не назовешь. Даже в бытность лидером оппозиции Янукович поражал оппонентов увлеченностью «загородными» хобби. Не удивительно, что «кучминская» модель при новом хозяине заработала вполоборота. Если не на холостом ходу. Администрация, разумеется, не против казаться всесильной, но из реальных инструментов влияния на ситуацию в стране (не путать со зданием на улице Банковой) в ее распоряжении разве что кулуарные интриги. Потому и горизонт действий ограничивается интересами непосредственного окружения президента.

И из Кабинета министров полноценного крайнего сделать тоже не получается. Хотя бы потому, что правительство больше напоминает совет директоров крупной корпорации, и вице-президентами в нем работают олигархи-распорядители Партии регионов, задеть каждого из которых нельзя без риска нарушить баланс между этими заклятыми друзьями (возможно, поэтому Кучма подобного «совместительства» как раз избегал). В то же время и рабочим органом такое правительство можно назвать с заметной натяжкой — Николай Азаров вынужден играть роль не железного канцлера, а какого-то непонятного модератора, согласовывающего интересы подчиненных едва ли не с помощью «челночной» дипломатии.

Президент, конечно, мог до определенного времени закрывать на это глаза. И просто наслаждаться реваншем за 2004-й. Но беспомощность власти, похоже, начала раздражать и его. Особенно на фоне регулярных отчетов о снижении рейтингов. И Партии регионов, и президента. Отсюда и откровенные реплики в адрес подчиненных, и публичные предупреждения о том, что «терпение может лопнуть». Правда, при этом Янукович никак не объясняет, а что, собственно, нужно сделать, чтобы государственная машина заработала.

Громогласно объявленная административная реформа пока сводится к переназначениям старых чиновников на новые должности. И в этом виде только усугубляет проблему. Вице-премьеры стали еще и министрами, но стали ли их действия более скоординированными, а работа правительства слаженнее? Добавило ли это управленческих возможностей премьеру? Структуру администрации сделали стройнее, ослабив личных конкурентов Сергея Левочкина, но стала ли президентская канцелярия производить что-то, кроме бумаг? Где обещанная стратегия модернизации? Или она сводится к ритуальному повторению слова «МакКензи»?

Только слова — это не реформы. И даже буквальное выполнение рекомендаций международных финансовых организаций — не модернизация. А рекомендации украинские чиновники не только буквально, но и просто выполняют с бо-ольшим скрипом. Год пребывания у власти бело-синих наглядно показал: к власти они пришли не для того, чтобы выполнять какой-то «план реформ». У них и перед выборами не было никакого плана, а после них — тем более не удосужились написать. Зачем, если мы и так победили? — с непосредственностью, присущей только отечественным «государственным деятелям», признаются в частных беседах сами регионалы. Цель пребывания у власти — сама власть. В максимально возможных объемах. На максимально возможный срок. Это лейтмотив действий абсолютного большинства украинских политиков. И чиновников. Поэтому работа вхолостую —не аномалия, а нормальное состояние отечественной государственной машины. Она именно так функционирует. Как бы этому ни удивлялся президент.

Разумеется, у Януковича всегда есть в запасе вариант под условным названием «всех с пляжа». А если не всех, то хотя бы правительство. Поступить так президенту советовали даже оппозиционеры. Что уж говорить о тех, кому советовать положено по статусу. Напоминали о том, как Кучма пообещал, что «страна увидит нового президента», — и сменил абсолютно лояльного Пустовойтенко на «молодого реформатора» Ющенко. Правда, и Кучма рискнул только в начале второго срока. Когда были ожидания соответствующие. А увольнение Азарова — это скорее возможность назначить того самого «крайнего». Причем на этот раз даже сам Николай Янович, похоже, был не против. Во всяком случае, предупредил о грядущей отставке свое окружение. И даже запасной аэродром подготовил. Куда скромнее, кстати, должности главы Нацбанка, которую ему якобы обещали в прошлом году.

Только не отпустил Янукович. Не использовал даже такой блестящий информационный повод, как выступление с посланием перед Верховной Радой. Посвященные, правда, шептались, что отставку отложили на месяц, и после майских праздников точно уволят. Но оказалось, что отбой прозвучал надолго. И не только в отношении Азарова. Весь экономический блок не собираются трогать по меньшей мере до сентября. Неприкасаемыми остаются и вице-премьеры — как минимум Андрей Клюев, Борис Колесников и Юрий Бойко.

Сергей Тигипко, правда, публично объявил, что уйдет в отставку сам — если не начнется пенсионная реформа. Но к этому заявлению и на Грушевского, и на Банковой отнеслись скептически. Мол, Сергею Леонидовичу и самому выгоднее оставаться в правительстве, а набивать себе цену он может разве что у своего электората — и так не столь многочисленного, как этого хотелось бы лидеру «Сильной Украины». Регионалы, мол, торговаться с ним уж точно не будут. Чтобы хлопать дверью, разыгрывая карту «я хотел, но мне не дали», нужно по меньшей мере быть уверенным, что избиратели хотят именно того, что не дали сделать несостоявшемуся реформатору. А чем козырять Тигипко — неповышенным пенсионным возрастом?

К тому же у Сергея Леонидовича может теплиться надежда, что в случае смены руководителя правительства именно он окажется самым подходящим на роль «моложавого реформатора». Остальные — даже если еще недавно очень хотели в премьерское кресло — вроде бы должны понимать, что это скорее роль камикадзе. Вот только определился ли сам Янукович с тем, кого он хотел бы сам видеть сменщиком Азарова? Похоже, что нет. А на нет, как говорится, и суда нет.

С другой стороны, обычно правительство отправляют в отставку тогда, когда проведены самые болезненные меры, необходимые для осуществления реформ. Чтобы ответственность за ухудшение жизни взяли на себя отставники, а плодами их деятельности воспользовались те, кто останется при власти (в нашем случае — президент). Но в том-то и дело, что никакие глубинные, качественные реформы за год так и не были начаты. А «ухудшение жизни уже сегодня» — это не цена модернизации, а скорее итог бездействия власти. И критическая — с точки зрения общественного доверия — точка на самом деле все еще впереди. Выбрасывать самый крупный козырь в этих условиях просто опрометчиво. Нужно жертвовать кем-то менее значимым.

Исходя из этого, если кого-то после праздников и уволят, то, скорее всего, Дмитрия Табачника. Он уже сконцентрировал на себе достаточно негатива. А отношения с Россией, которая якобы благоволит к министру образования, заметно охладели. Почему б не продемонстрировать снисходительность к студентам и национал-демократической публике? В случае отставки Табачника на его место могут назначить кого-то из лояльных ректоров вузов (нелояльных, впрочем, практически не осталось) или незабвенного Василия Кременя, в свое время побывавшего в кресле министра при таких разных премьерах, как Ющенко и Янукович. В отличие от 2005 года, вряд ли кто-то по этому поводу выйдет с пикетом на Банковую.

А для утешения тех, кто симпатизирует главной оппонентке Табачника в рядах самих регионалов, другой министерский портфель могут отдать… Анне Герман. Заодно вытеснив ее окончательно с Банковой. Подходящим креслом для Герман называют должность министра культуры. За увольнением для этой цели Михаила Кулиняка дело, дескать, не станет, главное, чтобы Анна Николаевна согласилась. В чем даже инициаторы этой комбинации не уверены. В конце концов Минкульт никогда не считался местом ни слишком хлебным, ни слишком престижным.

Отставка, которая может остаться практически незамеченной, — увольнение Виктора Тихонова. Не то, что проблемы ЖКХ украинцев не волнуют, просто их решение мало кто связывает с деятельностью профильного министра. Да и не запомнился Тихонов на этом посту ничем сколь-нибудь резонансным.

Вполне возможны также замена руководителей МОЗа и Минобороны. Илья Емец — наглядное подтверждение тому, что блестящий врач не обязательно должен быть хорошим руководителем ведомства. Правда, с кандидатурой нового министра может возникнуть заминка. Поскольку назначения Татьяны Бахтеевой хотят, мягко говоря, далеко не все. Александр Кузьмук во главе военного ведомства (в который уже раз) — тоже вариант, мягко говоря, на любителя, ведь кадровые изменения должны демонстрировать работу над ошибками, а тут, как мы помним, череда ошибок при работе. Но Михаила Ежеля в кресле, поговаривают, удерживает не только неопределенность со сменщиком, но и незавершенность истории с Балаклавской бухтой — в ней без подписи министра никак не обойтись.

Впрочем, даже те, кто настойчиво рекомендуют провести хотя бы косметические перестановки, понимают, что речь идет главным образом о демонстрации. Имитации деятельности. Способной даже политически озабоченную публику заинтересовать разве что в случае увольнения Табачника. Об остальных, пожалуй, и не вспомнят. Ибо от смены табличек на министерских кабинетах никто на самом деле не ожидает никаких принципиальных перемен. Никто перемены, в общем-то, и не обещает. Это вам не избирательная кампания. Но, самое главное, никто в верхах перемен и не хочет. Во всяком случае, таких, которые бы задели интересы самих властей предержащих. Покой (чтобы не говорить — застой) остается их главным желанием. Которого никто и не думает опасаться.

Стоит ли удивляться, что вся активность на Печерских холмах сводится к нехитрому принципу «нам бы день простоять, да ночь продержаться». До майских праздников. До осени. До выборов. Но именно «продержаться». А там, дескать, видно будет. Подобно незадачливым пассажирам воздушного шара, которые пытаются удержаться в воздухе, выбрасывая время от времени за борт мешки с балластом. Если сделать это вовремя — баллон может даже подняться. Ненамного. И ненадолго. Но надолго и не нужно. Правда, шар при этом никуда не движется. А воздух остывает. И гораздо быстрее, чем этого хочется пассажирам…
My Webpage
Отредактировал irenasem (27 апреля 2011)



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх