,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Петр Хомяков. Империи национальные и бюрократические.
0
В развернувшейся в настоящее время острой политической борьбе одним из видов оружия является дезинформация. Выступает она не только в виде явной лжи. Гораздо опаснее невидимый яд концептуальной дезинформации, когда сознание противника запутывается ложными ассоциациями, заставляющими поверить, что белое это черное и наоборот.

Одним из таких мифов является отождествление национальных и государственных интересов. Миф этот связан с исключительно сложными проблемами и имеет давнюю предисторию. Важнейшее его следствие - отказ видеть различие между национальной и бюрократической империей.

Но сначала несколько фактов.

В Российской империи наделы русских крестьян были в среднем в 2-5 раз (в зависимости от региона) меньше наделов местных инородцев. В Российской империи на целый ряд нерусских народов не распространялась рекрутская повинность. В Российской империи к 1914 году среди дворянства только 45% было православных (русских, украинцев, белорусов, армян и грузин вместе взятых). Таким образом, русских среди российского дворянства было менее 30-35%.

В Советском Союзе при проведении коллективизации в русских областях, раскулачиванию безоговорочно подвергались хозяйства, размером более 5 гектаров, или имеющие в своем распоряжении трех и более лошадей. Вместе с тем, в Советском Союзе в Грузии размер только личных приусадебных участков вплоть до 90-х годов составлял до 5 гектаров, а особое разрешение требовалось только при превышении этого размера (что однако бывало нередко). А в Татарии и республиках Северного Кавказа в личном семейном хозяйстве разрешалось держать лошадей, количество которых нередко превышало три. Добавим к этому, что во время Великой Отечественной войны представители малых народов (численностью менее 20 тысяч человек) призыву в армию не подлежали. Сравним эту ситуацию с классическими образцами, которые преподносит нам история. Классическим типом империи считается Римская. Однако римские граждане в империи имели преимущества, как юридические, так и экономические. Италия потребляла больше, чем производила. В империи Третьего рейха, целью существования государства было обеспечение преимуществ для немцев за счет других народов. В Британской империи эксплуатация колоний давала "сверхприбыли", которые так или иначе шли в фонд потребления всей метрополии - Англии. Так что же такое империя? Был ли империей Советский Союз? Была ли империей царская Россия ?

По-видимому можно дать два определения империи. Первое. Империя - это сильное большое многонациональное государство с авторитарным режимом правления. Но в таком определении мы скользим по поверхности фактов, не постигая их сути. Зачем и кем создается такая империя, что и кто держит разные народы в едином государстве? На этот вопрос можно ответить, дав более точную формулировку. Империя - это сильное большое многонациональное государство с авторитарным режимом правления, созданное с целью обеспечения преимуществ ведущей нации, образующей империю, несущей ответственность за нее перед Историей.

И здесь мы подходим к главному вопросу, приковывающему обостренное внимание всей патриотической публицистики, всего современного патриотического движения в России. Что первично - нация или государство? И еще один вопрос, связанный с первым - для чего создается государство?

Большинство серьезных исследователей при всем различии политических взглядов считают государство не целью, но средством. Тогда совершенно очевидно, что наше второе определение империи логично отражает образование сильного государства в интересах нации. Нация и образует империю, своей волей и мощью заставляя служить себе земли и народы.

С этой, заведомо идеализированной, точки зрения Римская и Британская империи, Третий рейх и подобные государства безусловно являются империями. А Россия ни в царском, ни в советском варианте классической империей не была.

В развитии любой системы, в том числе государства как организации, можно наблюдать подмены и искажения первоначальных целей. Часто государство вместо того, чтобы быть инструментом организации коллективной жизни людей и борьбы со злом, само может становиться источником зла. Тогда оно служит только своим функционерам, бюрократии, теряет национальную природу. Тогда и только тогда возникают так называемые "классовые" проблемы.

Профессиональные группы, естественные в любом большом коллективе, превращаются в "классы" тогда, когда они присваивают себе, пользуясь своим положением, неадекватную долю общественного пирога. Попытки преодолеть такое расслоение общества не означают, что распределение должно быть равным. Коротко говоря, оно должно быть справедливым. Ограничимся пока этим постулатом.

Не обязательно группами, узурпирующими плоды общих усилий нации, будут государственные служащие. Но если это происходит, государство из инструмента, превращается в цель. Вот тогда процесс построения национальной империи может выродится в процесс построения империи бюрократической. И тогда нация, взявшаяся за построение империи, оказывается ее основной жертвой. Это происходит потому, что ведущая имперская нация в данной ситуации лишена противоядия против бюрократического произвола, длительное время рассматривая цели империи и нации как совпадающие. При этом не входящие в ведущую нацию этнические группы объединяются для защиты собственных интересов, отчасти нейтрализуя бюрократический гнет для себя. В итоге основная тяжесть бюрократического правления падает на имперскую нацию.

Именно тогда в правящий класс активно инфильтруются инородцы. В Российской империи это были немцы, мусульмане и поляки. Ну а про подобный процесс в советской бюрократической империи было сказано не раз, и мы не претендуем на бледное повторение ярких работ В.Шульгина, А.Иванова, Д.Рида и других известных авторов - знатоков этой проблемы. Заметим лишь, что для своего морального оправдания, бюрократическая империя вынуждена выдвигать какие-то наднациональные "идеи". в этом случае бюрократическая империя идеократична и даже агрессивна по отношению к имперской нации.

Здесь следует сделать паузу и еще раз отметить, что мы пришли к пониманию двух вариантов реализации империи - национальному и бюрократическому. Оправданным на определенном историческом этапе может быть лишь существование национальных империй. Это не означает нашего безоговорочного восхищения ими. Историческое оправдание конкретных имперских государств лежит на тех нациях, которые их создавали. В образовании национальных империй есть определенная логика. Национальные империи средствами сильного государства способствуют реализации творческого потенциала имперских наций, чего не скажешь об империях бюрократических.

Сказав слова "творческий потенциал наций" мы выходим на новый виток понимания проблемы и снова задаем вопросы. Что есть нация? Чем она отличается от народа, народности или этноса? Различные группы людей, говорящие как правило на одном языке, проживая на одной территории, обязательно создают свою систему быта, которая характеризуется бытовой культурой. Если данная общность людей не создала ничего большего, мы обычно называем ее народностью.

Бытовая культура может развиваться, в своих обобщениях достигая определенных высот и выходя на мировой уровень. Для этого надо подняться над непосредственным осмыслением своего быта и затронуть вопросы бытия. Помимо чисто духовных предпосылок для этого, хотя бы по законам вероятности, необходима как минимум какая то предельная численность людей говорящих на данном языке, какое -то развитие материальной культуры. В противном случае данные культурные достижения не дойдут до других народов и не будут оценены ими.

Такая общность людей, которая способна выйти за рамки чисто бытовой духовной и материальной культуры обычно зовется народом. Народ обязательно известен не только ближайшему соседу, но и другим народам. И все-таки народ еще не нация. Нацией народ становится только образовав государство. Народ использует возможности государства для реализации своего видения мира, своего типа хозяйства и культуры, своего типа взаимодействия с природой.

Однако есть нечто большее, чем государство, это - тип цивилизации. Государств за всю историю было сотни, типов цивилизации гораздо меньше. Мы знаем античную цивилизацию, развивавшуюся в пределах разных государств - Греции, Рима, Босфора. Мы знаем китайскую цивилизацию, перемоловшую в своем котле десятки народов и княжеств, и создавшую миллиардный монолит, в настоящее время практически моноэтнический. Современная западная цивилизация практически едина в своих основных проявлениях, хотя охватывает десятки государств. И у каждой из этих цивилизаций есть нация - основной ее творец.

Если нация способна дать ответы на большую часть вопросов, которые ставит перед человечеством Природа и Судьба, нация становится творцом определенного типа цивилизации. Типы цивилизации борются за территории и рынки, за умы и сердца как мировые религии за паству.

Борьба различных типов цивилизации за территорию и влияние - не просто борьба государств за ресурсы. Это борьба за способ ответа на вызовы Природы. Если у нации нет ответов на эти вопросы, она заимствует их у того, кто эти ответы знает. В случае подобного заимствования нация иногда может превзойти своих "учителей " и стать лидером в той или иной цивилизации.

Став так или иначе лидером определенного типа цивилизации, нация политически оформляет это лидерство. Способы оформления могут быть различными, одним из них является построение национальной империи.

Великий русский народ является создателем определенного типа цивилизации. Все знают достижения русской гуманитарной культуры. Однако далеко не все, к сожалению, осознают, что в России создан совершенно оригинальный тип научного и инженерного творчества. Именно русские инженерные традиции, а также традиции русского образования, позволяют ответить на главные вызовы современного мира - ресурсный, экологический и информационный кризисы.

Видимое техническое отставание России от Запада обусловлено отнюдь не отсутствием собственных технических возможностей. Просто экономика России истощена хроническим дефицитом, вследствие необходимости дотирования республик СССР (СНГ). (суммы дотаций составляют около 50 миллиардов долларов в год), а также неравноправным, неэквивалентным обменом с Западом (еще примерно столько же).

Неправомерно оценивать русскую цивилизацию, сравнивая процветающий на "мягком" грабеже, теперь уже всего мира, Запад, и истощенную этим грабежом, а также лукавыми "друзьями", Россию. Трагедия России не в неспособности создать свой тип цивилизации. Трагедия России в том, что нация, способная создать, и создавшая, свой тип цивилизации, не создала национального государства, хотя бы в форме национальной империи. А бюрократическая империя, в том числе в своем `красном` варианте, - враг русской нации. И этот враг уже в личине своего преемника - нынешней авторитарно-бюрократической России продолжает истощение сил русской нации. На повестке дня стоит уже проблема физического сохранения русского населения.

Для справки приведем несколько цифр. За 1993 год средняя продолжительность жизни в России сократилась с 69 до 64 лет, рождаемость упала до величин, характерных для самого трудного периода войны (в 1942-1943 гг.). Вымирание русского населения начавшееся в 1992 году, по нашему мнению самый большой грех нынешних властей, которого одного было бы достаточно для того, чтобы все честные и здоровые силы общества встали в оппозицию такому режиму.

Следует признать, что данная проблематика явно недостаточно исследована национально ориентированными аналитиками. Между тем, мировая история и история России дают достаточно фактов для размышления по поводу связи демографических, национальных и политических проблем, практически одновременно возникающих в ситуациях определенного типа развития государств. И ключом к решению подобных проблем является как раз правильное понимание роли империй в свете вышеизложенных концепций.

Еще раз напомним, что в Российской империи не только значительная часть интеллигенции была не русской по своему этническому происхождению, но и дворянство было только на 35% русским, в то время как русские составляли свыше 60% населения империи. Русскому человеку было и тогда гораздо труднее сделать государственную карьеру, чем инородцу. Вспомним хотя бы дерзкую просьбу героя лейпцигского сражения, покорителя Кавказа генерала Ермолова : "Государь, запишите меня в немцы". Вспомним всех этих Рененкампфов, Корфов, Каульбарсов, которые отличались только карательными акциями против русских крестьян и рабочих, но были куда как "скромны" на полях сражений русско-японской и Первой мировой войн. А еще раньше, во времена того же Ермолова - сплошные Бенкендорфы, Дубельты, Нессельроде.

Не менее интересно посмотреть, что же происходило в это время (XIX век) на нижних этажах социальной пирамиды. Естественный прирост крепостного русского населения был крайне низок, а к середине века стал отрицательным. Русская крепостная деревня вымирала. Весь объем русского демографического взрыва XIX века обеспечивался казачьими областями, Сибирью и Новороссией, где крепостное право отсутствовало, либо было невелико, а бюрократический гнет был не столь свиреп.

Реформы Александра II вызвали резкий подъем численности населения, именно русского населения. Одновременно реформы вызвали приток представителей русского народа в средний и даже высший класс общества, к сожалению не достаточный для становления преимущественно русской элиты. Тем не менее эти два процесса - демографический рост и "национализация" элиты оказались взаимосвязанными. Ниже мы покажем, что это вполне закономерно, но вначале рассмотрим аналогичные процессы в их еще более ярком проявлении.

Обратимся к примеру так называемых древнеземледельческих цивилизаций. Египет, Вавилон, деспотии Средней Азии, древний Китай практически все время своего существования враждовали с окружающими народами, государства которых были менее оформленными. Исследователи хозяйственной практики древних "ирригационных" империй давно пришли к выводу, что они не могли существовать без постоянного притока рабов, ибо коренное население вымирало от непосильного труда и низкого уровня потребления. Поэтому войны были неотъемлемой частью данной хозяйственной практики.

Гораздо в меньшей степени осмыслен парадоксальный феномен, на который обратил внимание наш выдающийся современник, ученый и патриот Л.Н.Гумилев, а именно правящая знать данных империй регулярно обновлялась за счет тех же врагов-кочевников. Складывается впечатление, что не только, и может даже не столько самый низший слой - рабы, но и самые верхние слои данных империй замещались представителями инородцев, обладающих большей "пассионарностью", чем вымирающее под бременем родного государства коренное население.

И тут мы подходим к самому интересному выводу нашего экспресс-обзора. Очевидно, что объективно для замещения вакансий в высшем и среднем классе общества требуются люди повышенной энергичности и повышенных способностей. Никогда в истории, в силу чисто биологических особенностей популяционной динамики, правящий класс не мог полностью самовоспроизводиться. Действительно, говоря несколько упрощенно, у гения дети не обязательно будут гениями, а у олимпийского чемпиона - олимпийскими чемпионами.

В такой ситуации правящий класс либо постепенно деградирует и губит государство, либо пополняется. Весь вопрос за счет кого? За счет собственного народа, либо за счет инородцев.

Если собственный народ обессилен непомерным бременем иррациональной политики, он попросту не в силах дать нужное количество энергичных и талантливых людей. И тогда правящий класс поневоле должен принимать в свои ряды любых инородцев, даже врагов-кочевников, как в древнем Китае. А далее процесс идет по принципу цепной реакции. Инородческая, в значительной части, элита еще сильнее давит чуждые ей народные массы, давит уже не только для неких не оптимально определенных государственных целей, но просто по прихоти, ради извращенных страстей. Вспомним, как уничтожала русских крестьянок барыня Салтычиха - потомок татарских мурз, перешедших на службу московскому князю.

И тогда становится уже невозможно набрать из до предела истощенного и униженного коренного населения не только высший, но даже и средний класс. Подобных примеров можно привести массу. Вспомним хотя бы Россию времен Петра I. Запредельные нагрузки, обрушенные на русский народ, вызвали его вымирание. Население сократилось примерно на 15%. И хотя Петр призывал в правящий и средний класс представителей любого сословия (мы знаем много примеров блестящих политических карьер представителей простонародья при Петре I), этого было недостаточно. Дворянство радикально "онемечилось". А дальше пошла уже описанная нами в общем виде цепная реакция. Так при Анне Иоанновне крестьяне лишились последних экономических прав, а при "Великой" Екатерине II их положение было уже хуже, чем положение рабов на плантациях. Крепостники же были и впрямь плантаторами в массе этнически чуждыми русскому народу.

Читателю уже ясно, что государственные образования именно такого типа являются характерными примерами определенных нами выше бюрократических империй. В подобных империях униженный народ деградирует, а бюрократия все больше "интернационализируется", хотят того верхи или не хотят. Ну а потом такое химерное государство рушится, потому что народу уже абсолютно все равно, кто его давит - внешний или внутренний эксплуататор - они все равно инородцы, а сами бюрократы рассматривают "эту страну", как колонию, куда они пришли "на заработок". Именно так развалилась Римская держава, пройдя путь от непобедимой республики, где все правящие верхи были римлянами, до всемирной империи, возглавляемой "солдатскими императорами" не римского происхождения. И не помогла "интернациональной" Римской империи ее огромная армия. "Чем гуще трава, тем легче ее косить" - сказал представителям интернационального сброда готский король Аларих II разгромивший Рим.

Итак, основным выводом приведенных здесь рассуждений является следующий. Невозможно соблюсти этническую чистоту государственной элиты, если жизненный уровень народа падает ниже определенной отметки.

И второй вывод. Пополнение среднего класса представителями низших слоев гораздо более вероятно, чем пополнение сразу верхних слоев. Поэтому маловероятно существование национальной элиты, если государство не доверяет своему среднему классу. Перефразируя известный афоризм Клаузевица "если народ не хочет кормить свою армию, он будет кормить армию оккупанта", скажем: "если народ не хочет кормить свою интеллигенцию он будет кормить интеллигенцию инородческую". Добавим, эта инородческая интеллигенция рано или поздно сформирует элиту, которая погубит и государство и народ.

Наши выводы, нравится это кому-то или нет, заставляют по иному взглянуть на нашу давнюю и недавнюю историю. В трагедии Октября виновата не только "нерусская" российская интеллигенция (о чем так много пишет наша оппозиционная пресса), но и "нерусское" российское дворянство и бюрократия (о чем наша оппозиционная пресса целомудренно молчит). Оказавшись в глубоком демографическом кризисе после октябрьской катастрофы, русский народ потерявший зарождавшиеся ростки национальной элиты и национального среднего класса, не мог не оказаться под инородческой властью. Политический талант Сталина состоял в том, что он смог начать восстановление национальной русской элиты, однако эти попытки не могли быть до конца успешными при низком уровне народного потребления, а также при известном недоверии к средним слоям. Между тем средние слои современной России, это, что бы там не говорили пристрастные оппоненты, в первую очередь потомки раскулаченных крестьян. То есть это потомки той, не состоявшейся из-за Октября русской национальной элиты, формировавшейся из средних слоев пореформенной России.

Демографический потенциал республик бывшего СССР после революции, основной жертвой которой стал русский народ, был относительно выше. Так, например, русское население за годы советской власти возросло всего лишь в полтора раза, в то время как население республик Средней Азии и Закавказья в 2-4 раза. Итогом такой ситуации не могло не стать усиление давления азиатско-кавказских элементов в союзной элите. А она в свою очередь все активнее перераспределяла средства в указанные регионы. В качестве примера вспомним хотя бы незабвенного замминистра водного хозяйства Полад-Заде, под руководством которого перекачали из бюджета России около 150 миллиардов рублей (это в ценах 1980 года) в Среднюю Азию и Закавказье.

Разница в уровне жизни подстегивала демографический дисбаланс. У России в СССР, нравится это кому-то или нет, будущего не было. Однако это не значит, что нынешние властители, разваливая СССР, спасали Россию. У нынешнего руководства другие задачи. Если Россия в данной ситуации жертва, то уместно сказать, что в последние десятилетия просто шла борьба хищников за долю в добыче.

Возрождение же России не в смене одних хищников на других, а в полном освобождении от всех хищников и паразитов. Это возможно только при формировании русской национальной элиты и мощного русского среднего класса, к которому у верхов новой России не должно быть никакого недоверия. С другой стороны никакое возрождение невозможно в случае дальнейшего падения жизненного уровня народа и сохранении демографического кризиса в России.

Но, может быть мы слишком пристрастны к империи, как типу государства, может цель функционирования империй нами неправильно понята? Писал же выдающийся русский мыслитель Иван Ильин, что государство имеет (или, в идеале должно иметь) главной целью защиту национальной культуры. Но этого, при всем нашем уважении к Ильину, очевидно недостаточно. Как и всякая система, государство должно иметь по крайней мере еще одну цель - самосохранение. А если самосохранение противоречит защите национальной культуры? Да и вообще, что такое национальная культура? Народные традиции быта, хозяйства, самоуправления и т.п. - культура? Если да, тогда что же делали `ультрагосударственники` Иван III и Иван IV (Грозный), уничтожая наиболее сохранившийся после татарского погрома жизненный уклад Новгорода и Пскова? Население Москвы было в те времена в большинстве неграмотное, население Новгорода поголовно грамотное. Разгром Новгорода - это несомненно удар по культурному уровню русского народа. Так укрепляли подобными действиями государство Иван III и Иван IV или нет?

Все эти вопросы вообще-то носят риторический характер. Очевидно, что марксистское "государство есть коллективная собственность бюрократии" наиболее четко определяет сущность данного явления. В идеале бюрократия должна в обмен на свои привилегии активно заботиться о народной, национальной, культуре, о благосостоянии, или хотя бы о выживании и самосохранении народа, о потенциале - производственном, природно-ресурсном, научно-техническом той территории, которая ей "подведомственна". Но это в идеале. Напрямую бюрократия заботилась, заботится и будет заботится только о своем самосохранении у кормушки благ. Она заботится о хозяйственном, природно-ресурсном, научно-техническом, культурном и демографическом потенциале "своей" территории только постольку, поскольку это соответствует целям ее собственного самосохранения. Объективно, интересы бюрократии совпадают с интересами бескризисного, как это модно сейчас говорить "устойчивого" развития управляемой территории. Но, во-первых, это совпадение объективно не стопроцентное, во-вторых, коллективное самосознание правящих кругов не может быть выше среднего уровня, поэтому бюрократия не всегда может четко отслеживать целиком даже ту часть своих целей, которые объективно имеют общенародное значение, и, наконец, в-третьих, качество управления не бывает идеальным. Таким образом, даже объективно имея в составе своих эгоистических интересов некую (пусть даже значительную) "общенародную" составляющую, бюрократия, а следовательно и государство, в своей управленческой практике просто в силу законов природы не может быть единственным выразителем интересов общенациональных.

Поэтому не следует удивляться, что Российское государство, Российская империя столь "непоследовательно" защищала общенациональные интересы. Да, государство заботилось о национальной культуре, однако только в той ее части, которая работала на идеологическое обеспечение власти. При царе это была, широко говоря, культура Православия. Но то же государство безжалостно уничтожало независимую народную культуру. Искусство скоморохов, народные песни и пляски, народные праздники, которые не смогли быть ассимилированы государственной культурой, преследовались. Преследователями же были не заморские "агенты влияния", а родные еще этнически чисто русские цари - последние Рюриковичи и первые Романовы. Кстати, не только народное искусство искоренялось. Мы недоумевали, почему в России не оказалось народных школ единоборств. А оказалось, что они были, однако вместе с песнями и плясками, вместе со скоморохами, были изведены и кулачный бой и славяно-горицкая борьба. Сейчас они по крохам восстанавливаются энтузиастами.

В этой связи интересно отметить, что именно наступательный, победный дух не имея национальной культурной окраски, обязательно реализуется в иноземных формах. Невозможно воспитать полноценного воина, предпринимателя, землепроходца, если нет соответствующего идеала. А если в национальной культуре, придавленной государством "прописались" только униженные и оскорбленные? Русские мальчишки именно благодаря многовековым стараниям "государственников" могут учиться идеалам доблести и рыцарства у героев Дюма, Джека Лондона и Стивенсона, а укреплять свои мускулы в японских и китайских единоборствах. Таким образом исподволь нарастает отчуждение наиболее энергичной части нации от своей культуры. А ведь были у нас и доблестные, веселые и удачливые воины и мастера русского рукопашного боя. Однако сверхсильному государству нужно слабое, послушное в своей массе население. Поэтому о своих "мушкетерах" лучше забыть, а за образец взять чужих. А то что накопление подобных тенденций в долгосрочной перспективе дает полное отчуждение нации и от государства и от культуры, бюрократию в данный момент не волнует. Обязательно ли именно такое поведение правящей верхушки к культуре своего народа. Отнюдь. В Англии, например, кулачный бой стал основой современного бокса, английская народная баллада стала "международным эталоном". То есть, если исторически складывается ситуация, когда именно народные "низовые" искусство, спорт, бытовые традиции поощряются или хотя бы не преследуются государством, они развиваются и, отшлифованные профессионалами, становятся стандартами мировой культуры.

Фактически такое же положение и с природно-ресурсным и с демографическим и с научно-техническим потенциалом. Если бюрократия не осознает гибельности для нее лично, хищнической эксплуатации ресурсов, она их разбазарит. В той же Англии не помешало государство свести все леса. Да и у нас, в России, хищническая сельскохозяйственная и лесохозяйственная эксплуатация центральных районов сделала их скудными задолго до большевиков, на которых теперь принято валить все наши беды. Еще при Иване Грозном распаханность Подмосковья была гораздо выше любых агроэкологических норм. А о сведении широколиственных лесов в России и северной Украине вообще говорить не приходится, оно завершилось к середине XIX века.

Истощение демографического потенциала, или, если проще, надрыв народных сил вообще не принимался правящей русской верхушкой во внимание. Петр I, так много сделавший для укрепления государства, тем не менее "убавил" население на 20%.

А знали ли мы протекцию по отношению к собственной науке, промышленности, торговле? Знали. Но в очень скромных размерах и только эпизодически. Таким образом, мы можем утверждать, что в российской истории последних столетий при неуклонном расширении бюрократической империи (укреплении государственной машины и приращении территорий) не было сколько-нибудь продолжительного периода, когда государство одновременно бы заботилось и о благосостоянии народа, и о народной культуре (в широком смысле этого слова) и о национальной науке, промышленности, торговле. Переживаемый сейчас период - не есть результат последних лет. Мы наблюдаем финал многовекового процесса, когда сменявшие друг друга элиты, лишь частично и далеко не оптимально решавшие общенациональные задачи, довели страну до системного кризиса, когда она может выжить только резко сменив большинство своих стереотипов, которые к сожалению уже достаточно въелись в ткань народной жизни.

В данном случае Россия переживает далеко не уникальный процесс. Уникальность лишь в масштабах. Переход к Новому времени в Европе сопровождался теми же явлениями. Человечество решило проблему адекватности государства и народа на путях построения национального государства. Национальное государство по сути своей обязано защищать эгоистические интересы своего населения. По существу это хорошо забытое старое а именно идеология и - практика раннего Средневековья на новом техническом уровне. Все эгоистические подлости (если не все, то максимум) бюрократии были обращены "на чужих". Свои же получили гарантированный минимум привилегий. В Англии, в отличии от России, быть англичанином выгоднее, чем иностранцем. Негромкий, но жесткий национализм Англии спас ее от тоталитарных потрясений. "Не хотите социализма - будьте империалистами" - говорил своим "братьям по классу" покоритель Родезии Сесиль Родс. Империализм в данном случае есть воинствующий национализм.

В такой ситуации искусство, наука, язык, даже бытовые традиции - то есть все атрибуты культурной национальной самоидентификации становятся источником привилегий. Так на изначально сугубо низменной, шкурной, если хотите, мотивировке строится здание государства, которое как это ни странно не истощает свой народ, не способствует деградации своей культуры.

А чтобы, как в раннее Средневековье, верхушка не свихнулась на более легкий путь эксплуатации "своих" - ее ограничивают в правах. То есть государство как раз ослабляется, империи уничтожаются. Но это слабое государство в сильной стране, с процветающим народом, с научно-техническим лидерством. Для решения внешних задач у такого государства достаточно сил. Поэтому для иноземцев, для внешнего наблюдателя, оно кажется сильным.

Германия не смогла в свое время построить такое государство. Ее национализм поэтому проявился, отягощенный комплексами неполноценности. Фашизм есть истерическая карикатура на национализм. Реальный, победивший, и уверенный в себе национализм не задирает весь мир, не сажает свой народ на карточки, не теряет в бессмысленной бойне миллионы своих людей и не приводит страну к краху. Но, что характерно, именно карикатурному национализму присуща гипертрофия государства. Соединение национализма с государственным фетишизмом приводят к краху и государство (низвержение бюрократии в разгромленной стране) и нацию.

Наверное именно поэтому стабильные бюрократические машины (длительно функционирующие авторитарные государства и бюрократические империи, в частности) не приветствовали национализм. А истинные националисты (которые успешно реализовали националистическую стратегию на деле), в свою очередь смотрели на государства только как на инструмент.

Итак, какой путь выберет Россия. Если государственнический, бюрократически имперский, то ее обвал будет продолжаться. Разграбление страны не прекратят разного рода полицаи, сколько их не плоди. Все равно их купят. Россию при этом ждет участь СССР, когда при презрительном холодном равнодушии масс была разрушена страна, которая давно им не принадлежала.

Разграбление России смогут прекратить только сами русские в своей массе, но только в том случае, если Россия станет в прямом смысле слова их страной. Русский язык, русская культура сохранятся и расцветут, если сам факт владения ими будет источником преимуществ. Только через воинствующий, однако трезвый и холодный, низовой, национализм в массах мы спасем и свою культуру и свою науку и свою природу и, наконец самих себя чисто физически. При этом мы не должны укреплять государство любой ценой. Только укрепление внешних функций, только усиление репрессивной эффективности по отношению к чужим. И резкое ограничение возможностей госаппарата по отношению к своему гражданину. Купленный богатым дядей из ближнего или дальнего зарубежья чиновник не должен иметь никаких возможностей ущемить нас, тогда его и покупать никто не станет. Его привилегии пусть обеспечиваются внешней экспансией - экономической, культурной, геополитической.

Это не политиканский лозунг, это научный результат. Мы выживем, если вновь, как во времена Владимира Мономаха станем националистами прежде всего, а государственниками постольку поскольку. И пусть как в те богатырские времена русскими воинами пугают разных половцев, была бы Русь "украсно украшенной", богатой и обильной. И не надо бояться внешнего осуждения. Ненависть чужих укрепит наше единство. Ну а на тех, кто так надрывно твердит о сакральном смысле государства, воспевает прелести бюрократических империй надо посмотреть повнимательнее. Может быть действительно нет особой разницы между столь разнообразными в своих политических декларациях политиками?

Процесс национального возрождения не должен различать номенклатурного демократа, номенклатурного коммуниста и номенклатурного государственника. Все страсти их политического противостояния, их взаимная ненависть - не что иное как толкотня у кормушки. Для России они одинаково чужие.


P.S. Таким образом, Российская, в частности империя лишь эксплуатирует самолюбие русскихъ. Но ни в коей мере она по определению не может быть ДЛЯ русских, а только за счет русских.


My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх