,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Станислав Говорухин. Интервью для газеты "Бульвар"
0
Не так давно поэтически (как когда-то Вяземский свою жизнь с изношенным халатом) Станислав Сергеевич Говорухин сравнил себя со старым башмаком — из тех традиционных, добротных и неброского цвета, с рантом и без наворотов: мол, как невозможно их найти ни в России, ни во Франции, ни Германии, поскольку нынче уже таких не шьют, так и ему вписаться в новое искусство нельзя. Ну что же, легкое кокетство мэтру российского кинематографа мы простим, ведь, хотя он и позволяет себе иной раз побурчать, действует, как правило, энергично, отнюдь не по-стариковски. Если не ищет деньги на новый фильм, то ввязывается в политические баталии, если пишет не книги и эпатажные статьи, то картины (в чем пару месяцев назад смогли убедиться и наши читатели, побывавшие на его киевской выставке)...

Станислав Говорухин: «Марина Влади встала передо мной на колени и взмолилась: «Славочка, я тебя очень прошу: отпусти Володю!»
Супруга актера Владимира Мальцева одесситка Светлана Еленская, Станислав Говорухин, Владимир Высоцкий и оператор Леонид Бурлака на съемках «Места встречи», 1978 год



При этом и выглядит Говорухин далеко не на паспортные годы — так, как если бы вел отсчет не с того дня, когда появился в пермской глухомани на свет, а с момента своего второго рождения. Им Станислав Сергеевич считает 26 июля 1969-го, когда вертолет, в котором он с группой киношников летел на разведку для съемок будущей картины, врезался в скалу и буквально развалился на куски. Лишь каким-то чудом машина не взорвалась и не загорелась... Говорухин «всего-навсего» сломал три ребра, разорвал мениск и серьезно повредил ключицу, но, глядя в бездонное небо в ожидании спасателей, сказал лежавшему рядом альпинисту: «Это самый счастливый день в моей жизни». Тот согласился: «В моей тоже»...

Станислав Сергеевич, из ваших рассказов и книг знаю, что ваш отец, которого вы никогда в жизни не видели, был репрессирован. Когда же об этом стало известно вам?

Родня моя долго скрывала правду, а когда я подрос и стал задавать вопросы, бабушка сказала: «Они развелись еще до твоего рождения. Отец жутким пьяницей был, но только мать об этом не спрашивай — ей тяжело вспоминать». На самом же деле, нас с сестрой мама просто жалела и хотела, чтобы мы получили высшее образование — детям репрессированных поступить в университет было в те времена непросто.

Уже потом, когда я стал взрослым, когда умерли и бабушка, и дедушка, и мать, меня осенило: как же так — почему не сохранилось ни одной фотографии отца (как оказалось, мама их все до единой сожгла)? Тогда и раскопал историю Супруга актера Владимира Мальцева одесситка Светлана Еленская, Станислав Говорухин, Владимир Высоцкий и оператор Леонид Бурлака на съемках «Места встречи», 1978 год ликвидации казачества, узнал, что эта беда — репрессии — коснулась каждой второй или каждой третьей семьи...


Это безумие никого, по сути, не обошло, потому что ведь были еще и террор, и коллективизация, и три войны — ужас, короче. Это и навело-то меня на мысль, что не все так ясно и просто.

Отец мой из донских казаков — это было известно, и бабушка, когда особенно на меня сердилась, приговаривала: «У-у-у, арестант — вылитый отец!». Я, в общем, сестру попросил: «Напиши-ка для начала в Ростов», и оттуда нам бумага пришла: «Говорухин Сергей Георгиевич, 1908 года рождения (сколько же лет-то ему в 28-м было? 20!), осужден «Особым совещанием» при НКВД на три года концентрационных лагерей за то, что бросил камень в окно, где происходило заседание деревенской бедноты». Ну а дальше потянули за ниточку, и немножко этот клубок раскрутился.

Потом мы отцовские следы потеряли, но поняли, что сидеть его отправили в Соликамск, и дед мой, спасаясь от репрессий, уехал как раз с Волги на Урал, не дожидаясь, пока его туда этапом отправят. Там, в Соликамске, Березниках Пермской области, строились химические комбинаты...


...а соответственно, туда и свозили зеков...

Конечно, сплошь стояли одни лагеря. Отец вышел оттуда через три года, женился на моей маме, родилась сестра, я, и вот тут-то его загребли снова, поскольку надвигались страшные времена ежовщины, а он уже сидел и вдобавок донской казак. Тогда ведь была установка на уничтожение казачества как класса...

Яков Свердлов лично распоряжение отдавал...

Да, есть его знаменитый указ.


Станислав Говорухин: «Марина Влади встала передо мной на колени и взмолилась: «Славочка, я тебя очень прошу: отпусти Володю!»
С Владимиром Высоцким (Глеб Жеглов) и Станиславом Садальским (Кирпич) на съемках фильма «Место встречи изменить нельзя», 1978 год



Из книги Станислава Говорухина «Черная кошка».


«Мне довелось жить в трех эпохах: в России сталинской, хрущевско-брежневской и в нынешней, криминальной.

Когда умер Сталин, я плакал. Плакала мама, у которой усатый вождь отнял мужа, плакала бабушка, прожившая при Сталине совсем не сладкую жизнь, плакал весь народ, кроме тех, конечно, кто понимал, что происходит в стране, но они в основном жили в столицах и были приближены к высшей иерархии или имели косвенное к ней отношение,
С Владимиром Высоцким (Глеб Жеглов) и Станиславом Садальским (Кирпич) на съемках фильма «Место встречи изменить нельзя», 1978 год как одна наша знакомая, отсидевшая «десятку» за то, что служила домработницей в семье Пятакова.

Плакали, правда, уже от радости целые народы, по которым прошел сталинский каток, — чеченцы, ингуши, балкарцы, карачаевцы, калмыки, крымские татары, ну и, понятно, взревели от счастья два миллиона зеков, сидевшие в лагерях, — настоящие герои сталинских «пятилеток», построившие Днепрогэс и Беломорканал, Норильскникель и Джезказганские рудники, добывавшие стране руду, нефть, золото, серебро и вольфрам, «ковавшие Победу».

5 марта 1953 года мой друг, Вадим Туманов, шел в колонне колымских зеков на работы, как вдруг сзади кто-то шепнул: «Вадим, слыхал — Ус хвост отбросил!». Через минуту вся колонна заключенных бушевала от радости — конвоиры стали стрелять поверх голов.

Были, были те, кто понимал, но 250 миллионов не понимали!

В 1949 году я обманул райком комсомола — прибавил себе год возраста, чтобы скорее стать комсомольцем: хотелось быть похожим на Олега Кошевого и Сережку Тюленина.

В 1956-м пошли слухи, что Хрущев прочел на съезде закрытый доклад о культе личности Сталина, а вскоре его содержание стало известно не только партийцам, но и всему населению. С этого года и началась для меня новая эпоха — эпоха прозрения.

Взрослея, я многое узнавал и о себе, и о стране, чья история, как в зеркале, отразилась в истории моей семьи. Мой прадед Трофим Васильевич — кузнец, дед Афанасий Трофимович — сельский учитель. На 10-й год советской власти его лишили избирательных прав. За что? Хоть и сельская, но интеллигенция — ненадежный народ! Он стал «лишенцем», а чтобы не сослали, уехал работать туда, куда, собственно, и ссылали — в город Соликамск: там были десятки концентрационных лагерей. Мой будущий отец как раз там и сидел. Он был донской казак, но в Соликамске не задержался: отбыв положенный срок, вышел, познакомился с моей мамой, «родил» сестру и меня и загремел дальше, уже в Сибирь.



Читать интервью полностью



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх