,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Войну в Ливии проиграет тот, у кого сдадут нервы
0
Войну в Ливии проиграет тот, у кого сдадут нервы
Повстанцы возле танков, уничтоженных в ходе военной операции западных союзников // Итар-Тасс


Не менее 85% нефти, добываемой в Ливии, идёт на экспорт. 77% ливийского нефтяного экспорта приходится на Европу и 6% — на США. Причём и добывается нефть главным образом западными компаниями. Запад решил захватить то, что и так его? Или теперь ливийская нефть будет вывозиться в Европу и США бесплатно? Вообще-то весь бюджет Ливии формируется за счёт доходов от экспорта нефти и газа. Если её лишить этих доходов, то Европа немедленно получит 2—3 млн беженцев из Ливии, поскольку этим людям станет не на что жить.

Бредом к квадрате эта теория становится с учётом того, что к концу 2010 года США потратили на иракскую войну почти 750 млрд долларов. Даже при цене 100 долларов за баррель на эти деньги можно было бы купить более миллиарда тонн иракской нефти. В реальности за постсаддамовский период США купили в Ираке немногим более 160 млн тонн нефти. То есть с учётом затрат на войну цена иракской нефти для американцев оказалась как минимум в семь раз выше рыночной!

Убытки от такого «подарка» на порядок превзойдут прибыль от «захвата нефти». Вообще, вся нефтяная версия отличается редкостной глупостью.

При этом нельзя не видеть, что своей демократической риторикой Запад сам себя загнал в ловушку. Он и так на каждом шагу демонстрирует двойные стандарты. Соответственно, в Ливии ему просто некуда было деваться. Сначала казалось, что Каддафи падёт под натиском восставшего народа. Но Каддафи не только не пал, но быстро переломил ситуацию и начал побеждать. После чего у Запада не оставалось выхода, кроме как воевать.

На самом деле в Ливии нет восстания угнетённого народа против тирана. Точнее, есть определённые элементы такого восстания, но главным образом внутри искусственного государства, созданного итальянскими колонизаторами в начале ХХ века, имеет место гражданская война между Триполитанией (западом) и Киренаикой (востоком). В этой войне очень сложно найти правых и виноватых. Но говорить так неполиткорректно, следовательно, война остаётся единственным выходом. Иначе имеет место полная потеря лица и демонстрация собственной несостоятельности.

Ближневосточные революционеры оказались в полной мере детьми информационного общества. Они прекрасно освоили его технологии, гораздо лучше, чем режимы, против которых они выступают. И они прекрасно знали, против кого и чего они борются. Но так и не решили — за что. С негативом всё было отлично, с позитивом — гораздо хуже. Поэтому на выходе получились тунисский хаос и египетский обмен шила на мыло. Может быть, мы ещё увидим и ливийскую и йеменскую гражданские войны.

Дело, однако, в том, что на Западе были уверены, что Каддафи падёт сам. Поэтому к войне совершенно не подготовились. Начавшаяся операция производит впечатление какой-то убогой импровизации в расчёте на психологическое подавление противника.

Ситуацию, видимо, усугубило интервью Сейфа аль-Ислама Каддафи (сына «лидера ливийской революции») телеканалу Euronews, в котором он назвал президента Франции Саркози клоуном и заявил, что Ливия финансировала его избирательную кампанию и готова предоставить соответствующие документы в подтверждение этого. Понятно, что, если это правда, Саркози придётся как минимум немедленно отправиться в отставку, если не прямо под суд. Какие уж там выборы 2012 года.

И Саркози, как будто стремясь подтвердить слова младшего Каддафи (включая определение «клоун»), жутко перевозбудился и стал главным сторонником военной операции. И вообще, удивительным образом европейцы проявляют гораздо больше активности, чем американцы.

Тем более что и пресловутая нефть не так уж важна — на страны Ближнего Востока сейчас приходится не более 15% американского нефтяного импорта (и менее 10% потребления с учётом добычи нефти в самих США), причём с постоянной тенденцией к снижению (в этом заключается целенаправленная политика США — снижение зависимости от ближневосточного импорта). Из одной Канады Штаты получают в 1,5 раза больше нефти, чем из Саудовской Аравии, Ирака и Кувейта, вместе взятых.

Европа, очевидно, хочет наконец-то продемонстрировать дееспособность в военной и внешнеполитической области и оказать хоть какое-то реальное воздействие на ближневосточные события. Иначе ЕС, по сути, оказывался главной жертвой этих событий, поскольку именно по нему ударило сокращение экспорта нефти и рост цен на неё. Ведь США давно и последовательно сокращают долю нефтяного импорта с Ближнего Востока. Кроме того, в Европу уже устремился поток беженцев из Ливии и Туниса, в случае если ситуация в Северной Африке будет ухудшаться, для Европы (особенно для Италии и Франции) это может обернуться гуманитарной катастрофой.

Собственно, и вести её европейцы не могут. Даже сильнейшие в военном отношении страны Европы утратили способность к ведению самостоятельных боевых действий, теперь они могут воевать только в составе коалиций. Причём, судя по всему, уже пройдена точка невозврата. Психологическая неготовность воевать лишь усиливается, разоружение в связи с экономическим кризисом идёт всё более ударными темпами.

Проблема, однако, в том, что у Европы имеются, мягко говоря, проблемы с военными возможностями. Слишком уж она разоружилась. Поэтому то, что она сейчас собрала против Каддафи, выглядит уж как-то совсем комично. Бельгия предоставила восемь F-16, Дания — шесть. Испания — четыре F-18. Италия, хотя и является непосредственным соседом Ливии, выставила пока всего восемь самолётов «Торнадо» и «Тайфун».

Отожгли не по-детски англичане, которые в ночь с 19 на 20 марта организовали налёт на Триполи силами трёх «Торнадо» со своей территории! Наверное, британцам следовало написать на самолётах лозунг «Yes, we can!». Какого результата можно добиться такими силами — понять затруднительно, зато имели место колоссальный расход топлива и сильнейшее утомление пилотов.

И столь активные французы продемонстрировали успехи, мягко говоря, незначительные, вечером 19 марта уничтожив силами 20 самолётов четыре или пять единиц бронетехники Каддафи в районе Бенгази. Американцы или израильтяне 20 самолётами снесли бы не меньше танкового полка.

Кроме того, европейские армии полностью зависят от США в плане средств боевого обеспечения (разведки, связи, управления, РЭБ, тылового снабжения, возможностей дозаправки самолётов в воздухе) и глобальных перебросок, при этом имеют крайне ограниченные возможности по применению высокоточного оружия (здесь они тоже почти полностью зависят от американцев).

Поэтому, проявив «массовый героизм», европейцы начали привычно оглядываться на США. Которые, как было сказано выше, демонстрируют удивительную пассивность. Пока они предоставили для операции лишь 42 F-16, которые и так находятся на итальянской базе в Авиано. И откатали обязательную программу, разгромив «Томагавками» (с эсминцев и подлодок в Средиземном море) и бомбардировщиками-невидимками В-2 большую часть ливийской ПВО (как ЗРК, так и авиации на аэродромах).

Такие вещи у американцев отработаны до автоматизма. Но дальше дело как-то не идёт. Самое поразительное, что у берегов Ливии до сих пор нет ни одного американского авианосца. А ведь в составе 6-го флота США авианосец имеется обязательно. Причём всё Средиземное море он может пройти максимум за три дня. А за то время, что продолжаются ливийские события, около Ливии должно было бы появиться минимум 3—4 авианосца. Но вот нет ни одного.

И на аэродромах Италии и Греции, если бы Америка всерьёз готовилась к войне, уже появилось бы не менее 5—6 авиакрыльев, прилетевших из США. Но тоже нет ни одного. Даже находящиеся в Европе два авиакрыла (в британском Лейкенхите и немецком Шпангдалеме) крылом не шевельнули. Такое впечатление, что США целенаправленно приглашают европейцев повоевать самостоятельно. А те к такому повороту событий совершенно не готовы.

ЕС хочет играть самостоятельную роль в мировых делах. При этом, как показывает практика участия европейских стран в операциях НАТО, боеспособность их ВС очень низка. Европейцы категорически не готовы всерьёз воевать. Чувствительность к потерям в европейских армиях достигла таких масштабов, что их всё труднее становится считать армиями вообще.

Надо отметить, что, потеряв ПВО, Каддафи не потерял ничего, до такой степени устарели ливийские ЗРК и истребители. Они были приобретены в СССР и Франции в 70—80-е годы и с тех пор не модернизировались и даже в основном не ремонтировались. Противостоять авиации западных стран они не могут в принципе. Собственно, они это не могли и в расцвете сил, как показал американский налёт на Ливию в апреле 1986 года.

Однако применительно к боям на суше это ничего не меняет. Силы Каддафи вполне могут и дальше бить повстанцев, не имеющих тяжёлой техники. Разумеется, западная авиация может начать выбивать технику Каддафи. Но для этого нужны силы как минимум на порядок большие, чем имеются сейчас. Иначе точечные удары будут представлять собой не более чем булавочные уколы. А на развёртывание на порядок большей авиационной группировки нужно довольно значительное время. И самое главное, без американцев это невозможно.

В результате сейчас складывается ситуация, в которой победит тот, кто сильнее психологически. Если Каддафи продолжит наступление на Бенгази и Тобрук, он их возьмёт, окончательно разгромив повстанцев и вернув контроль над всей территорией страны. Что в этом случае будет делать Запад — совершенно непонятно. О чём с удивительной откровенностью заявил председатель Комитета начальников штабов ВС США адмирал Маллен. Он сказал, что ливийская операция вполне может зайти в тупик. Обычно американцы таких заявлений не делают.

Потому что, если Каддафи не сдаётся, надо ведь начинать наземную операцию. Но тут уж сам президент Обама заявил, что она абсолютно исключена. Вот вам и тупик. То, что европейцы не будут воевать на суше, обсуждению просто не подлежит.

В Голландии вторая после Франции мусульманская диаспора — 5,6% населения, 475 мечетей. И если демографический рост останется на нынешнем уровне, в 2050 году мусульман будет 2 млн, или 11% населения.

Надо, кстати, иметь в виду, что в самой Европе проживает несколько миллионов арабов. Значительная их часть поддерживают нынешние революции, однако, если военная операция против Ливии приведёт к значительным жертвам и не принесёт успеха, это может привести к росту их недовольства.

В итоге Европа оказывается «опущенной», причём чрезвычайно глубоко и сразу по многим направлениям. Весьма сложно предположить, что американцы так задумали с самого начала (уж слишком сложная получается комбинация), но есть ощущение, что они решили воспользоваться ситуацией и указать Европе на её истинное место.

Впрочем, Каддафи может оказаться таким же трусливым ничтожеством, как и подавляющее большинство диктаторов. И, не понимая своих истинных возможностей, испугается «бумажного тигра» и начнёт вялотекущую капитуляцию. Тогда всё будет как всегда. Для ливийского народа более благоприятным будет, пожалуй, именно такой вариант. Ведь «лидер ливийской революции» заведомо убьёт как минимум на порядок больше ливийцев, чем «империалистические агрессоры». Но и агрессор тоже нынче пошёл какой-то ничтожный.

Александр Храмчихин


My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх