,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


В какую Европу стремится Украина?
  • 4 апреля 2011 |
  • 16:04 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 340818
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
Непреодолимое желание любого постсоветского правительства Украины идентифицировать нашу страну с Европой и формализовать свое присутствие там стало уже притчей во языцех. Что ж, давайте рассмотрим основные аспекты нашей возможной принадлежности к цивилизованному западноевропейскому сообществу.

В какую Европу стремится Украина?


Одним из основных реалий такой принадлежности является ее геополитическая составляющая, которую необходимо рассматривать только в историческом ракурсе.

Континентальная Европа с 1 января 2010 года формализовала общеевропейское состояние. Идея объединенной Европы не нова – первое, правда, силовое объединение совершил Карл Великий (742-814 г.г.) еще в Средневековье, установив контроль над теми землями, которые сегодня принято называть Западной Европой. С точки зрения классических церковных канонов это было прямой узурпацией власти. Именно созданную им т.н. Священную Римскую империю германской нации немцы называют «Первым рейхом». Тут же уместно упомянуть, что германская нация делала еще две попытки объединить Европу под своим началом – бисмарко-кайзеровский «Второй рейх» и гитлеровский «Третий рейх».

Попыткой великодержавного шовинистического объединения Европы можно считать и военные начинания Наполеона. Он на своём веку дал около 60 больших и малых сражений – больше, чем Цезарь, Македонский и Суворов вместе взятые. Здесь речь шла уже не об объединении феодальных княжеств, а о создании всеевропейской буржуазной империи, основой которой могло стать «третье сословие». Однако удержать на штыках, даже если за тобой стоят мощные масонские силы Европы, такое разновекторное, многоукладное и разнонациональное политическое образование, как Европа, вновь не удалось. Стоит отметить, что катализатором провала идей Наполеона стала Россия (в самом широком географическом понимании этого слова).

Однако ни германские, ни французская попытки объединить Европу не предусматривали включения в орбиту участия в этом процессе России. Западная Европа всегда боялась славянской империи (не только и столько территориально обозначенной, сколько иной по духу, по ментальности ). Характерным примером такого неприятия могут служить слова немецкого посла в Вене Фон Вендена, сказанные им в 1918 году во время брест-литовских переговоров: «Может ли имперская Россия быть другом имперской Германии? Может, если мы не отберем у нее побережье. Но может ли имперская Россия быть союзником Mitteleuropa? Нет. И именно поэтому мы должны стремиться к расчленению и дезинтеграции России».

Объединить Европу удалось лишь в новых реалиях послевоенного времени, когда американский капитал в процессе реализации «плана Маршалла» пришел в разрушенную Европу. Заокеанские глобалисты голыми руками взяли под контроль утративший способность сопротивляться европейский континент и нынешняя «объединенная» Европа – не смотря на то, что совокупный ВВП Евросоюза превосходит ВВП США – может рассматриваться в первую очередь как успешный атлантический проект. Подтверждение тому – сильнейшее влияние НАТО в Европе, а также слабость формализованного руководства ЕС. Каким авторитетом в мире пользуются господа ван Ромпей и Эштон в сравнении с теми же Саркози и Меркель? У меня существуют большие сомнения в том, что президент США Барак Обама советуется с первыми двумя по каким-либо европейским вопросам, в то время как со вторыми двумя он несомненно вынужден считаться.

Американцам сильная Европа не нужна. Они заинтересованы в цельном и манипулируемом европейском формировании. Основным «агентом влияния» здесь выступает Великобритания, связанная с заокеанским континентом ментально и исторически. На этого партнера американцы могут рассчитывать всегда. И во времена вторжения в Кувейт, и при озвучивании инсинуаций по поводу наличия оружия массового уничтожения у Ирака перед введением туда войск. И это при том, что два влиятельных члена Совета Безопасности ООН – Германия и Франция явно выступали против вторжения в Ирак. Да и в зону евро Великобритания не вошла – это также один из механизмов влияния и манипуляции со стороны США по отношению к европейским партнерам.

Другим подтверждением тому, что именно американцы пишут партитуру для пытающихся вырваться из «дружеских атлантических объятий» старых европейцев – Германии и Франции стало принятие в члены ЕС восточноевропейских государств. В конце 80-х – начале 90-х начался их массовый исход из орбиты влияния России. Тамошние нувориши от политики были преисполнены идеей реванша по отношению к своему «старшему брату». Принятие их в Евросоюз стало лишь делом техники. Однако их участие в европейских делах большей частью формально – ни влиять на политику союза, ни оказывать финансовую помощь попавшим в глубокую долговую яму Греции, Португалии или Ирландии они не в состоянии. Им отведена иная роль – камнем висеть на шее у руководства ЕС, не позволяя Германии и Франции – столпам Старого Света – проводить военные и финансовые маневры, направленные на превращение Евросоюза в самостоятельную силу – с собственной армией, крепкой валютой и независимой внешней политикой. Тем не менее ЕС продолжает претендовать на политическое единство – и это в условиях, когда даже экономическая интеграция буксует из-за различий в исторически сложившейся политической культуре стран, его составляющих, их внешнеполитических приоритетов. Вопреки надеждам многих «евро» не оказал цементирующего действия на южных членов европейского клуба, не превратил греков в немцев или датчан. И не оправдал надежд греков считавших, что их экономика оздоровится лишь от одного участия в валютном европейском коридоре.

И в такой ситуации свое желание попасть в Евросоюз обозначает Украина – государство, у которого четко не определен геополитический вектор. Страна, по сути находящаяся в региональном состоянии, а по Конституции обозначенная как унитарная. Народ, большая часть которого исторически исповедует православные христианские подходы, а другая часть также исторически и ментально близка к католическим канонам. В связи с этим возникает два аспекта возможности интеграции Украины в Европу.

Первый – а нужны ли мы в таком состоянии европейской элите? Что может дать Европе страна, не воспринимающая не только правил цивилизованного европейского общежития, но даже правил перехода улицы на красный свет? Европейцы нас не очень ждут, а американские дяди Сэмы заняты сегодня большей частью Северной Африкой – судьба мирового финансового кризиса все же больше зависит от «дела Каддафи», чем от «дела Кучмы». Так что сторонникам евроинтеграции у нас в стране в ближайшей перспективе мало что светит.

И в то же время плотные контакты правящей украинской элиты с МВФ втягивают нас – нет, не в мировое или европейское цивилизованное сообщество – в его долговую яму. И тот факт, что руководство страны не совсем понимает, куда мы все идем, свидетельствуют мягко говоря не совсем совпадающие суждения по поводу новых кредитов МВФ премьера Николая Азарова и главного реформатора страны Сергея Тигипко. Но многомиллиардных долгов мы уже набрали.

Так что по части фактической финансовой интеграции в западное цивилизованное сообщество мы значительно продвинулись, правда, в самую темную его часть – за океаном она называется Гарлемом.

Однако экономическая, финансовая интеграция вовсе не означает интеграцию ментальную. У нас с Западной Европой в целом все разное: политическая система, тип культуры, религия, экономический уклад, мировоззрение, наконец. Мы две разные цивилизации и должны осознавать, что находимся именно на передовой их борьбы. И то что и мы, и они, принадлежим к христианскому миру, ничего не меняет – по нашей самоидентификации западное мироустройство основано на ереси – в отличие от нашего, православного. И не нужно путать ценности и интересы. В реальности это означает, что культурные ценности и социальная интеграция у нас основаны на традициях, а экономическое и техническое развитие должно стремиться соответствовать к самым высоким мировым стандартам. Украина так же, как и Россия, должны сохранять свои духовные ценности, одновременно впитывая передовые технологии. Да, с Европой мы можем заключать союзы – на взаимовыгодных условиях. Но реализовать свои ценностные воззрения можем только с тем партнером, который нам ментально близок – с Россией, Беларусью. Иначе исчезнем, как нация, деградируем, как народ, сотрем свою историческую и ментальную память как индивидуумы.


Сергей ЗНАМЕНСКИЙ



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх