,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Япония: последует ли «экономический “афтершок”»?
  • 30 марта 2011 |
  • 18:03 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 212702
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
0
Неосведомлённым нашим согражданам Япония представляется экономически процветающей, абсолютно благополучной страной, которая, не случись природной катастрофы, не испытывала бы вообще никаких проблем. На самом деле всё далеко не так. Времена, когда экономика этой дальневосточной страны творила «чудеса», продвигалась вперёд семимильными шагами и поражала весь мир темпами своего развития, остались далеко позади. Япония в значительной мере исчерпала тот потенциал развития, что позволил ей совершить грандиозный рывок после войны. На арену выдвинулись новые «азиатские драконы» с дешёвой, но достаточно квалифицированной рабочей силой, которым Япония и «передала эстафету». Среднегодовые темпы роста ВВП упали с 14,9% в 50-е годы и 11,3% в 60-е до 4,5% в 70-е и 3,7% в 80-е [Е. Леонтьева. Японская экономика вчера, сегодня, завтра. // http://www.japantoday.ru/znakjap/ekonomika/027— 01.shtml]. Зато во второй половине 80-х годов в стране самураев был успешно раздут колоссальный «финансовый пузырь», который со страшным грохотом лопнул в 1990 году. Это событие даже сравнивают с капитуляцией Японии в 1945 году! Индекс Nikkei тогда обвалился почти в три раза (и так по сей день он даже близко не восстановился!), резко обесценились все финансовые активы, включая землю и недвижимость; большие проблемы возникли у банков, кредитовавших спекулятивные операции (серия разорений крупных банков и громких банковских афер в середине 90-х).

С того момента экономика страны вступила в полосу долгого и мучительного застоя (20 лет уже!), с обычными годовыми темпами роста ВВП в 1% или чуть более того. Тенденция такова, что японские концерны всё меньше вкладывают капиталы в экономику своей родины и всё более инвестируют за границу, вынося производства в ту же Юго-Восточную Азию. Многие традиционные для Японии отрасли — чёрная металлургия, автомобилестроение, судостроение — или топчутся на месте, или вовсе снижают объёмы производства. Уменьшилась норма накопления, а отдача от капиталовложений при этом снизилась. С другой стороны, в 90-е годы номинальные доходы населения почти не росли, что ограничивало потребительский спрос в стране. В конце прошлого века страна столкнулась — в это трудно поверить! — с проблемой старения основных производственных фондов в промышленности: если в 1980 году их средний возраст составлял 8,6 года, то в 1998-м — 10,5 [Е. Леонтьева. Японская экономика вчера, сегодня, завтра.].

Ещё в 1980-х годах японские экономисты были убеждены в том, что XXI век станет «веком Японии» («Pax Japonica»). Но уже в конце 90-х они были вынуждены признать, что их страна утратила место лидера в мировой экономической конкуренции — и это невзирая на то, что Япония по-прежнему удивляет нас своими техническими чудесами! Японию «обскакал» бурно растущий Китай и, при сохранении действующих тенденций, в совсем недалёком будущем её обойдут Индия и Бразилия. Кризис усугубляется демографическими проблемами: население страны ужасающе стареет (ведь в Японии невысокая рождаемость, зато средняя продолжительность жизни одна из самых больших в мире), так что всё большие средства уходят на выплату пенсий.

В общем, экономика Японии практически не развивается, и самые энергичные меры, предпринятые правительством, дабы «подтолкнуть» её, ничего не принесли. Дело доходило до того, что Центробанк Японии опускал учётную ставку до нуля и держал её на этом уровне годами (!), предоставляя корпорациям «бесплатный кредит». Однако даже это не побуждало промышленников расширять производство. Ничего существенного не дали и хрестоматийно прописанные государственные вложения в строительство дорог и иных объектов инфраструктуры.

Даже на пике экономического бума 2000-х годов годовой рост ВВП Японии оставался весьма низким: 2,8% в 2006 году, 2% в 2007-м. По данным журнала «Oriental Economist», в 2008 году объёмы производства превышали уровень 1991 года всего на 5% [О. Ю. Маслов, А. В. Прудник. Япония в рамках 20-летнего застоя и перспективы глобального застоя. // www.polit.nnov.ru].

Затем начался всемирный экономический кризис, ударивший по Японии очень больно, даже сильнее, чем по США и Европе. Рецессия началась в 2008 году, крутой спад (на 15,2%) произошёл в первом квартале 2009 года, после чего возобновился рост, но, тем не менее, по итогам года было зафиксировано падение на 5% — самое большое за всю послевоенную историю.

Итак, государственные меры по стимулированию экономики не принесли ощутимых положительных результатов, застой затянулся на 20 лет — притом такой застой, в сравнении с которым даже наш, «брежневский» застой представляется эпохой весьма динамичного развития. Зато в результате обильных «денежных вливаний» в экономику Японии со стороны государства начал катастрофически расти государственный долг страны. Уже в 1999 году задолженность правительства достигла 100% ВВП, а общий госдолг, с учётом облигаций префектур и муниципалитетов, составил 130% ВВП [Феликс Крайзель. Япония, США и мировая капиталистическая экономика: Избушка на курьих ножках. // http://www.wsws.org/ru/2000/jun2000/japa-j30.shtml — 30.06.2000]. Обслуживание госдолга давно превратилось едва ли не в главную статью расходов госбюджета.

По итогам 2010 года долг Японии достиг отметки в 10 трлн. долл., или 200% ВВП! К концу 2010 финансового года (31 марта) ожидался рост долга до 10,8 трлн. долл. Более того, в уходящем финансовом году впервые за 60 лет размеры облигационных займов превысят налоговые поступления в госбюджет. Оттого, наверное, рейтинговое агентство «Standard & Poor's» впервые с 2002 года выставило негативный прогноз по долгосрочному кредитному рейтингу Японии, отметив «уменьшающуюся гибкость экономической политики» страны. В «S&P» посчитали, что у японских властей нет чёткого плана борьбы с ростом задолженности. Примерно в то же время, в январе, газета «The Financial Times» констатировала, что государственный долг Японии достиг «критической точки», и если ситуация не улучшится, стране грозит потеря доверия инвесторов. Министр финансово-бюджетной политики Японии утверждал, однако, что у его страны нет сложностей с рефинансированием долга и покрытием дефицита бюджета, но предупредил, что условия могут измениться буквально «за одну ночь» [Государственный долг Японии достиг «критической точки». // lenta.ru, сообщение от 20.01.2011; Саид Халмурзоев. Япония тонет, стиснув зубы. // http://www.utro.ru/articles/2010/01/27/868256.shtml]. Кажется, эта самая «ночь» уже наступила...

Масштабы постигшей Страну Восходящего Солнца беды, судя по всему, чудовищны. Понятное дело, что на восстановление того, что разрушено, уйдут годы. Ни о каком существенном экономическом росте в ближайшее время не может быть и речи — почти наверняка стагнация японской экономики затянется теперь на длительный срок. Наиболее сокрушительный удар будет нанесён, надо полагать, по энергетике и тяжёлой промышленности (металлургия, химическая индустрия и т.п.). И поскольку глобализация тесно связала экономику всех стран, а Япония — это «весьма увесистый кусок мировой экономики», то неизбежное падение производства в этой стране и вызванный этим надрыв её производственных связей с другими странами могут очень громко «аукнуться» по всей планете. Могут даже спровоцировать ту самую «вторую волну кризиса», о которой весь минувший год без устали говорили некоторые экономисты и которой, вроде как, удалось избежать.

Конечно, Япония вправе рассчитывать на финансовую помощь от мирового сообщества. Однако главная тяжесть восстановительных работ всё равно ляжет на её государственный бюджет — на государственный бюджет (включая местные бюджеты), который и без того находится в крайне плохом состоянии и в условиях разгрома национального хозяйства будет ещё хуже наполняться налогами. Новый резкий рост государственного долга неизбежен, и это, так или иначе, увеличивает вероятность дефолта. В критической ситуации снова потребуется международная финансовая помощь — и размеры помощи будут несоизмеримо больше, скажем, размеров помощи Греции или Ирландии. Тут счёт пойдёт на сотни миллиардов, если не на триллионы долларов. А это крайне усилит напряжение во всей мировой финансовой системе, которую совсем недавно — во время кризиса 2008-09 годов приходилось спасать триллионными долларовыми «вливаниями», снова и снова «надувая финансовые пузыри» и закладывая этим предпосылки новых и ещё более разрушительных кризисов.

Далее: проблемы Японии — это крупные проблемы и для Соединённых Штатов. Япония, вернее — её банки, — один из главных кредиторов Америки. Следствием промышленной стагнации и нежелания японских капиталистов инвестировать в «реальный сектор экономики» стал избыток ссудных капиталов, находивших себе приложение в сфере государственного кредита, в том числе — в сфере рефинансирования американской «финансовой пирамиды». Ясно как день, что после произошедших событий финансовый поток из Японии в США заметно ослабнет. Более того, на нужды восстановления пойдут золотовалютные резервы японского государства (вторые в мире после китайских), то есть на рынок будет выброшена большая масса бумаг, прежде всего — американских, номинированных в долларах. В СМИ уже прошли сообщения о том, что Центробанк Японии «влил» около 300 миллиардов долларов, чтобы поддержать фондовый рынок и не допустить обвала японских бирж (но индексы всё равно стремительно падают).

Всё это, очевидно, будет усугублять затягивающийся финансовый кризис в Соединённых Штатах, ставя под удар систему рефинансирования их госдолга, которая и без того работает со всё большим скрипом.

Разумеется, нельзя однозначно утверждать, что события в мировой экономике будут развиваться по столь плачевному сценарию, что землетрясение в Японии вызовет ещё одно «цунами», которое «смоет» мировую экономику в пучину нового «мегакризиса». Можно лишь рассуждать о возможных угрозах. Но нельзя не видеть того, что в последнее время мировая капиталистическая экономика пребывает в состоянии перманентной неустойчивости, что она всё более и более «чревата кризисами», и с разрушительными кризисами, подтачивающими систему, бороться всё труднее и труднее. Природа этой неустойчивости и «чреватости кризисами» сугубо внутренняя, она обусловлена имманентными противоречиями капитализма, исследованными, собственно, уже в «Капитале» полтора века тому назад. Тенденция к спекулятивному перерождению капиталистической экономики ведёт к обострению противоречий, к «нарастанию напряжений», к появлению и вскрытию «слабых мест», что и проявляется в финансовых кризисах вроде того, который мир пережил совсем недавно. Внешние, привходящие случайности, внешние «толчки» и «удары», наподобие японского землетрясения, играют роль не более чем «спусковых крючков», запускающих разрушительные экономические механизмы. Внешний удар разрушает «здание», и так изрядно ослабленное и подточенное изнутри, — «здание», которое и так рано или поздно обрушилось бы. В случае с Японией можно говорить о том, что природная стихия, неподвластная воле человека, накладывается на общественную стихию, точно так же, впрочем, неподконтрольную человеку.

Так что, если, в самом деле, японская катастрофа вызовет очередной экономический крах в масштабах Японии или всего мира — причиной этого будут вовсе не тектонические подвижки земной коры.

Дмитрий КОРОЛЁВ

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх