,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Миф о православно-славянском братстве скончался в Гааге.
  • 11 февраля 2011 |
  • 15:02 |
  • ZLO |
  • Просмотров: 40032
  • |
  • Комментарии: 7
  • |
После смерти бывшего югославского президента - последнего коммунистического диктатора Балкан, "религиозная составляющая" этого события проявила себя очень парадоксальным образом. Изображения, появившиеся на белградских улицах, с нимбом святого вокруг головы покойного Слободана Милошевича и призывы причислить его к лику святых можно отнести на счет южнобалканской эмоциональности. А вот поминание очень добрым словом покойного представителями и нашей православно-монархической общественности, а также политиками высокого уровня, часто в последние годы использовавшими риторику российско-сербского духовного и политического единства, при наложении на политическую реальность приводит к обоснованному выводу о том, что кончина Милошевича совпадает с последней фазой агонии мифа о "единстве славянских и православных народов".

У Милошевича была явно отягощенная в духовном отношении наследственность. Как известно, его мать была убежденной коммунисткой, а отец – священником. Правда, жизненный путь Милошевич-старший (равно как и его супруга) завершил неподобающе для христианина –– застрелился. Сам Слободан Милошевич, как и полагается номенклатурщику посткоммунистических времен, решил, что для удержания власти собственной персоны все средства хороши. Даже сербский воинствующий и великодержавный национализм. Замешанный, кстати, на архетипе, что люди одной славянской крови, одного языка, но принадлежащие к другим исповеданиям, суть самые смертельные враги - более даже смертельные, чем "инородцы". Дальше последовала сдача Хорватии, Боснии, а, в конце концов, и колыбели сербской цивилизации - Косова. А затем братья-сербы, только придерживавшиеся несколько иных политических взглядов, отправили Слобо в Гаагу. Кстати заметим, для Сербской Православной Церкви остается действующей формулировка "диктаторский режим Милошевича", сделанная в известном меморандуме Сербского патриархата о Косово и Метохии. И Патриарх Павел реагирует на смерть главы сербских социалистов крайне сдержанно, в отличие от белградской улицы и отечественных околоправославных кругов.

Идея единения балканских (а затем и всех) славян возникла два столетия назад и была скорее игрой ума кабинетных мыслителей, чем составляющей реальной и общественной, и политической жизни. Да, имел место вселавянско-православный подъем во время войны 1877-78 гг. Однако вскоре он сменился явным разочарованием, поскольку стало видно, что балканские братушки ведут свою, часто враждебную России игру. Вот что писал в последние десятилетия XIXвека в книге "Правда о Сербии" князь Владимир Мещерский, бывший одним из организаторов русского ополчения в Сербии: "Они (русские) отправились с мыслию найти братьев. Они нашли народ, в котором образованная часть его считает себя выше русских и стыдится перед Европой братством с русским народом, а низшая часть – народ - в главных проявлениях своего духовного мира равнодушен к русским… Православие в Сербии замерло и пунктов объединения с Сербией никаких… Сербский патриот не есть русский патриот и русский является бóльшим патриотом, нежели серб в Белграде". С некоторой корректировкой это можно перенести и на историю века двадцатого. Люди среднего и старшего поколения хорошо помнят пируэты Белграда в отношениях с Москвой. В зависимости от конъюнктуры Югославия то показывала России спину, а то с берегов Савы раздавался истошный вопль: "Россия, помож!"

А пресловутая идея панправославизма (назовем ее таким несколько неудобопроизносимым словом) дожила до наших дней только из-за того, что кому-то необходимо историческое обоснование экспансии сталинского коммунизма в Восточную Европу, с преимущественно славянским населением. А ее носители сегодня в российской политической элите – люди со славным партийным прошлым. Это они во время бомбежек 1999 года носились с шизофренической идей объединения России, Беларуси и Сербии в одно государство. Сейчас эта историофрения перешла в вялотекущую фазу, и носители православно-славянской идеи лишь тихонько вручают премии за это "единство славянских и православных народов" (ну, и сами немного зарабатывают в одноименных фондах). Нелишне в этой связи напомнить, что глава Фонда единства славянских и православных народов Валерий Алексеев – кадровый сотрудник приснопамятного ЦК КПСС.

Политическая идея, пусть она даже приправлена квазирелигиозным соусом (как, например, идея православно-югославянского братства), обречена на гибель из-за элементарного несоответствия историческим реалиям. Славянской межрелигиозной федерации на Балканах уже нет. Монорелигиозная федерация в лице союза Сербии и Черногории тоже дышит на ладан. В Белграде – либеральное, прозападное правительство. В Подгорице (Черногория) - тем более. Видимо, придется сербам уйти из Косова. Ну а 21 мая пройдет референдум по независимости Черногории - страны православной, но все же… другой, нежели Сербия. А смерть Слободана Милошевича останется в истории как первая точка в многоточии после фразы: "Смерть мифа о православно-славянском братстве".


Про братство русских и сербов



Неожиданная истерическая любовь многих наших граждан к сербскому народу заставила задуматься о причинах этого странного явления. С какой стати мы вдруг бросились защищать сербов? Совершенно очевидно, что причина этой любви коренится в некоторых мифах, вбитых в головы наших людей.

Миф первый. Сербы, как и мы,— славяне, поэтому мы должны защищать их, как "братский народ". Миф совершенно идиотский. Прежде всего, если мы претендуем называться христианами, то не худо бы вспомнить, что, согласно Библии, все люди, населяющие к настоящему времени Землю, являются потомками Адама и Евы. Поэтому, строго говоря, все живущие на нашей планете люди являются друг другу в определенной мере родственниками. И американцы с англичанами приходятся нам не в меньшей степени "братьями", нежели сербы. Этнически же мы, русские, являемся потомками невероятной смеси славянских, финских, тюркских и других племен. Сербы также этнически не являются чистыми славянами, ибо уж где-где, а на Балканах за историю человечества происходило самое невообразимое смешение различных племен и народов. Таким образом, миф о "братском народе" не выдерживает никакой критики. Украинцы, например, тоже считаются славянами, и, казалось бы, они еще ближе к нам, то есть в еще большей степени наши "братья". Но их отношение к москалям очень хорошо известно.

Миф второй. Сербы, как и мы, православные, то есть наши "братья по вере". Тоже абсолютная чушь. Прежде всего, в Америке тоже есть православная церковь. И при этом заметим, что в Америке человек, называющий себя православным, действительно является таковым. Ибо там ничто не заставляет его врать самому себе и другим. У нас же, например, 99% тех, кто называет себя православными, на самом деле таковыми не являются. Что, наши бандиты, носящие крестики, являются православными? Или коммунисты, ставящие свечки в церкви? У нас тот, кто называет себя православным, на поверку чаще всего оказывается либо обычным атеистом, либо приверженцем какого-нибудь сатанинского культа. Поэтому Америка на самом деле, может быть, даже более православная, чем Россия и Сербия вместе взятые.

Ну и, кроме того, вообще-то у нас по Конституции все конфессии и религии равны в своих правах. Поэтому если государство вдруг начнет защищать интересы только одной какой-нибудь конфессии или секты, то оно просто пойдет вразрез со своей собственной Конституцией.

Миф третий. Большая духовная и культурная близость к нам сербов, нежели народов, входящих в блок НАТО. Извините, какие книги и какие фильмы наш народ в основном читает и смотрит? Он читает (кроме отечественных, разумеется) книги англо-американских, французских, немецких авторов, он смотрит американские, французские, немецкие и английские фильмы. И он им отнюдь не предпочитает сербскую литературу и сербский кинематограф.

Сербский язык, несмотря на то что, как и русский, относится к славянской группе языков, непонятен для русского уха в той же мере, как английский или французский. Но! У нас в стране людей, знающих или более или менее понимающих английский, французский или немецкий языки, неизмеримо больше, нежели знатоков сербского. Иначе говоря, даже в области речевого общения страны НАТО намного нам ближе, чем Сербия.

Кроме того, напомним, что Сербия имеет огромную историческую вину перед Россией. Именно из-за Сербии Россия ввязалась в 1914 году в первую мировую войну, унесшую у нас более 5 млн жизней. Затем эта война явилась причиной наступившего хаоса в нашем государстве, что привело к социально-политической катастрофе 1917 года, в результате чего власть захватили большевики, правление которых стоило России несколько десятков миллионов жизней! Так что Россия уже один раз на защите сербов погорела.

Поэтому если уж нам и посылать добровольцев в тот регион, то гораздо логичнее им было бы воевать на стороне НАТО, а не Сербии. Кстати, для многих стран военное вмешательство западных стран оказывалось вполне благотворным. Опыт Западной Германии, Японии, Южной Кореи убедительно свидетельствует об этом.


Валерий Емельянов
Дмитрий Таланцев, Москва

My Webpage
My Webpage

-->


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх