,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Исповедь воина-интернационалиста: «... нас угнетало сознание того, что на Родине не знают правды»
  • 6 февраля 2011 |
  • 12:02 |
  • ZLO |
  • Просмотров: 32340
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
«Я ВЕРНУСЬ»

Сегодня «скрытым» войнам даются неоднозначные оценки, чтобы навсегда вычеркнуть тот позор из Истории. Некоторые заинтересованные лица стараются поскорее забыть войны, оставившие свой след в судьбах многих и многих людей, выполнявших правительственные задания в «горячих точках» планеты. Однако мы не имеем права забывать о простых людях, которые честно и до конца выполняли свой воинский долг. Сложный во всех отношениях феномен «необъявленных войн» требует тщательного, глубокого изучения, осмысления всем человечеством.

Разве те, кто отдавал приказ ввода ограниченного контингента советских войск на территории чужих стран, втянули людей в самую настоящую войну — без линии фронта, без соглашения о пленных, без огласки, кто взял на себя огромную ответственность перед всем миром, задумывались о тех искалеченных судьбах воинов-интернационалистов?

«Спрятанные войны» тщательно скрывались. Строго-настрого запрещалось говорить, писать, рассказывать об испытательных полигонах для проверки боеспособности техники, оружия и личного состава в дружественных государствах. Люди были «зажаты» в тиски законодательства, которое применялось по всей территории СССР, где не было войны.

Гробы в Союз отвозили, но(!) хоронили тихо, ночью, чтобы многие люди не знали о войнах на чужих землях, которые предъявляли нам беспощадно-суровый счет. Потери были тяжелы и невосполнимы. Но не оторванность от дома, не боязнь быть убитым мучили нас в чужих далеких джунглях, горах, пустынях, а больше всего угнетало сознание того, что на Родине не знают правды, мало представляют реальную обстановку, не сопереживают нам, с нами.

Тогда мы не задумывались над вопросом: почему здесь находимся, зачем эта спецкомандировка? Твердо знали — солдатская служба место не выбирает. Во время боевых операций мы учились отражать напор империалистических агрессоров, американских милитаристов от дружественных государств.

Во имя спасения боевых друзей мы учились отдавать свою жизнь, и такие понятия, как воинская доблесть, товарищество, взаимовыручка, доблесть интернациональная, храбрость, оставались незыблемыми! Война испытывает тебя как мужчину, как личность, как настоящего человека. Здесь нельзя лгать, выдавать плохое за хорошее и наоборот. На войне сразу все видно: кто есть кто, поэтому отношения между людьми становятся более упрощенными, чистыми, естественными.

Но условия (мы воевали в Египте в 1970—1971 гг.) были спартанские: жили в норах, вырытых в определенных местах, сверху — металлические толстые прутья и мешки с песком. Везде пауки, фаланги, скорпионы, змеи. Запросто подхватывали какую-то болезнь, на которую щедры местные условия.

Но вместо надлежащего лечения после желтухи, малярии, тифа и других специфических заболеваний солдат и офицеров не отправляли в Союз, а снова им приходилось принимать участие в боевых действиях и испытывать нечеловеческие нагрузки... Чужие обычаи, нравы, весь уклад жизни плюс жестокая война. Поэтому руки всегда лежали на автомате, а пальцы держались за предохранитель. Кстати, о нашем оружии: оно показало себя превосходно, наша техника не подводила, не отказывала в тех трудных условиях.

В общении с местным населением, с египетскими военными приходилось узнавать, что немало людей не довольны военным режимом, нашим присутствием. Вот и выходит: война на чужой земле — для «чужаков» никогда не будет иметь победной цели.

Не секрет, что при выполнении интердолга, явной помехой были предательство и непродуманные планы ведения боевых операций, навязываемые советниками по линии МО, которые прибывали за очередными званиями, орденами. В своем большинстве интеркомандиры были люди смелые, патриоты своей Отчизны, но боевого опыта им не хватало.

Прошли те времена, когда можно было рвать на себе тельняшку, рубашку и в полный рост с одним пистолетом в руке идти на вражеские цели. Здесь, на особой войне, на чужой земле, нашим доблестным командирам предстояло изменить устаревшую военную систему и реализовать, осуществить боевой опыт, учась у закаленных войной сержантов, прапорщиков.

Но рискуя жизнью, совершая подвиги, воины-интернационалисты из-за паркетных бюрократов не могли получить боевые награды Родины. И не могут получить до сих пор. В одном случае, наградные листы обещались, «словесно» писались, а в другом — возвращались даже из-за незначительных орфографических ошибок, потом терялись, тем самым просто-напросто маскировалось участие советских войск на войне в той или иной стране.

Мой вам личный пример: я, сержант срочной службы, с 1970 по 1971 г. воевал в Египте. Указом Президента Египта (ОАР) награжден серебряной заслугой «Воинского долга II ст.». При этом наш генерал армии Махмут Ахметович Гареев мне словесно обещал «Красную звезду», а мой непосредственный командир — «За боевые заслуги». Но прошло сорок лет после того «египетского года», а от Родины — мертвая тишина...

Больно, когда такое попрание чести, наплевательское отношение, и еще больнее, когда в 62 года приходится унижаться, выпрашивать, чтобы правители-руководители вернулись к рассмотрению наградных представлений на ряд бывших воинов-интернационалистов.

Автор: Всеволод ВЕЛИГОША, Чернигов


My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх