,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


В русские деревни будут заселяться кавказцы.
  • 5 февраля 2011 |
  • 11:02 |
  • ZLO |
  • Просмотров: 50355
  • |
  • Комментарии: 11
  • |
…Под колесами «форд-фокуса» мягко стелется «Минка». Автомагистраль Москва – Минск – не самая худшая трасса в России. Включаю радио. Как всегда, говорят немного о погоде и все «о них», точнее, о славных делах любимого руководителя:

«Владимир Путин сообщил, что в текущем году на Северном Кавказе будет реализовано 37 крупных проектов с общим объемом инвестиций 400 миллиардов рублей. Он напомнил, что в течение ближайших 10 лет на Северном Кавказе планируется создать не менее 400 тысяч новых рабочих мест.

– За 2010 год в округе произошло снижение безработицы на 86,7 тысячи человек. Однако общая зарегистрированная безработица пока очень высокая – 381 тысяча, – врывается в эфир ставший за десять лет почти родным голос премьера. – За последние три года туда направлено более 91 миллиарда рублей...»

Кто заселит «смоленскую Швейцарию»?

Переключаю волну. Хочется более веселых песен. Сейчас сойдет и Надежда Бабкина с ее народным творчеством. Ведь мы едем в русскую глубинку: Кардымовский район Смоленской области. Именно там власти проводят эксперименты по заселению мигрантами российских деревень.

Тамошние места для большой «показухи» выбраны не случайно. Еще при Брежневе туда возили иностранные делегации, показывали передовой совхоз-миллионер. Вроде бы и российская глубинка – 360 километров от Москвы, но не тьмутаракань. Эту местность не зря зовут «смоленская Швейцария». Холмы, речки, луга – красотища кругом! Еще с советских времен везде на дорогах остался лежать асфальт. Так что знаменитое стихотворение Константина Симонова «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины…» уже устарело.

Кстати, благодаря дорожникам-ингушам и трасса Москва – Минск в Смоленской области выглядит намного лучше, чем в Московской. Это вам любой дальнобойщик подтвердит. И днем и ночью кавказцы работали на совесть. Мосты через смоленские речки построены, полотно дороги без выбоин и ухабов, а во дворах придорожных молодок прибавилось черноволосых сорванцов. В местных школах скоро будет не один-два ученика‑метиса. У половины класса – горские корни. Ведь, как со страхом говорят коренные жители Смоленщины, «грядет новое нашествие». Ходят слухи, что вслед за дорожниками, мостостроителями и ремонтниками с кавказских вершин на смоленские холмы переселится армия скотоводов и земледельцев.

Впрочем, как всегда бывает, слухи оказались несколько преувеличенными. Вместо миллионов чеченцев, ингушей и дагестанцев стать переселенцами в российских деревнях в ближайшее время смогут лишь сотни тысяч. Что, согласитесь, тоже немало.

Четыре часа пути, и мы у цели. Машина проезжает мимо памятника погибшим в Великой Отечественной войне землякам и по колдобинам заползает в поселок Каменка. Здесь еще во времена Горбачева пытались расселить 428 турок-месхетинцев. В конце 80-х годов они бежали из Ферганской долины, спасаясь от резни братьев-узбеков. Тогда в целях пропаганды им сразу дали новые квартиры в каменных двухэтажных домах. Сейчас все в развалинах. Из разбитых окон когда-то приличных квартир: с канализацией, водопроводом, газом, центральным отоплением – чернеют голые стены. На балконах растут березки и маленькие рябинки…

Турки-месхетинцы не выдержали русских холодов и уехали в те края, где растут дыни и виноград. Говорят, большинство с помощью многочисленных правозащитников добралось аж до американской Калифорнии.

По Каменке сейчас бродят не толпы мигрантов, а соображающие на бутылку русские мужики. В магазине заметили, что берут они не местную водку «Смоленский бриллиант», а азербайджанский портвейн «777». И не потому, что не патриоты. Просто местная водка стоит 110–130 рублей за поллитровку, а «сталинский заряд» – 0,7 литра бормотухи – всего 40 рублей. «Фуфырик» моющего средства или настойки боярышника еще дешевле. Этим почти «химическим оружием» успешно уничтожается русское население Нечерноземья. Только за двадцать лет в России исчезло двадцать тысяч сел и деревень. Страшная статистика!

Едем в одну из таких мертвых деревень. Словно по иронии судьбы, зовется она Городок. Сейчас там нет ни единого жителя. Только разрушенные дома. А ведь почти семь десятков лет не было войны. От трассы всего пять километров по асфальтовой дороге, и «форд‑фокус» въезжает на плотину. Ее построили совсем недавно новые хозяева этих мест. Скупили у местных бабушек свыше 500 га пахотных земель, лугов и лесных угодий. За сотку давали (вы не поверите, всего лишь 100 рублей). Теперь здесь охотхозяйство. Летом будет водохранилище, где станут разводить рыбу.

Местность казалась абсолютно безлюдной только на первый взгляд. У деревни Замощье нашу машину остановил смуглый человек. Он улыбнулся всеми тридцатью двумя золотыми зубами и по-хозяйски спросил, что мы делаем на этой земле? С чем пожаловали в его хозяйство? Пока беседовали, мимо нас старик и девушка гнали стадо овец и баранов. Златозубый закричал им:

– Не растеряйте отару!

Обедали в местной шашлычной со звучным названием «Престиж плюс». Баранины почему-то не было, и мы взяли свинину на косточке. Шашлык готовил сам хозяин, тоже бывший житель Кавказа. Это было настоящее объеденье. Шашлычное мастерство не пропьешь даже в русской глубинке.

…У здания местной администрации на столбе висело объявление:

«Приглашаю красивых молодых девушек без комплексов на высокооплачиваемую работу. Заработок в месяц 50–60 тысяч рублей». Местный десятиклассник Рома пояснил, что возле трассы приезжие южане открыли сеть небольших гостиниц, громко названных отелями. Для обслуживания дальнобойщиков, понятно, нужны «жрицы любви».

Парень сказал, что некоторые ребята завидуют одноклассницам. Им ведь даже такой работы здесь не найти. Сейчас тут все делается только для кавказцев. Им при переезде дают на руки 57 тыс. рублей, а еще оплачивают билеты, суточные. При этом, по официальной статистике, на одного жителя Нечерноземья приходится 1900 рублей дотации в год. А на одного жителя Ингушетии – 14 тыс. целковых. В семь раз больше. Плюс программа переселения. В чьи карманы прольется этот «золотой дождь»?


My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх