,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Домодедово. Русским снова вешают лапшу.
  • 26 января 2011 |
  • 19:01 |
  • ZLO |
  • Просмотров: 27335
  • |
  • Комментарии: 9
  • |
Злоумышленники сделали попытку оказать воздействие на органы власти или международные организации? Нет. Кто-то кого-то к чему-то принуждал, шантажировал, угрожал? Нет. Кем-то были выдвинуты хоть какие-то требования? Нет. Кто-то взял ответственность за преступление? Нет. Кто-то использовал взрыв для пропаганды своих идей, для саморекламы? Нет.

Опять мы видим анонимный, безмотивный и бесцельный кровавый акт. Выгоду извлечет лишь кремлядь. Какую? Да ту же, что и раньше - подтянут разболтавшиеся гайки. В очередной раз ужесточат УК, силовики схавают еще больше бюджетных средств, еще больше раздуют штаты, еще больше расширят свои полномочия. Снова пропеарится Вовка Путин. Парламентские и президентские выборы скоро, ему для поднятия рейтинга нужен повод в очередной раз кого-то обмочить в сортире. Но я сейчас не об этом.

Я о том, что убийство в аэропорту Домодедово нельзя квалифицировать, как террористический акт. Какие у органов есть улики? Личности злоумышленника(ов) не установлены. Мотивы не установлены. Подозреваемых нет. Свидетели якобы слышали крик "Я вас всех убью". Не шахаду на арабском, не вопль "Аллах акбар, свободу Чечне!", не лозунг "Да здравствует мировая революция!". Может, убийцей был какой-нибудь шизанутый маньяк. Мало ли психов бегает на свободе? Например, в США все массовые убийства свершаются вовсе не арабами, а самими американцами. То у какого-нибудь ветерана Вьетнама крышу сорвет, то хладнокровный маньяк решит поиграть в снайпера, то озлобленный тинейджер решит побороться со школьной дедовщиной, одолжив у папы пистолет-пулемет Узи. Бывают и совсем экзотические случае вроде Унабомбера.

Ниже я расскажу о странностях современного терроризма, главной особенностью которого является причастность к массовым убийствам спецслужб. Основным аргументам моих оппонентов было то, что режиму нет никакой выгоды от разжигания террористической истерии. Ну а на кой тогда органы государственной власти эту истерию всеми силами разжигают? Ели бы целью террористов было запугать население, посеять панику, то государство должно преследовать прямо противоположные цели. Скажем, совершенно разумным был бы жесткий мораторий на любое освещение теракта в СМИ кроме публикации официального сообщения в течение 24 часов после события. Потому что по горячим следам такие дела не раскрываются, а любые неосторожные заявления про "кавказский след" могут провоцировать погромы. Логично? Почему же в этом случае самую большую активность в раздувании террористической истерии развивает именно государственный телеканал "Россия-24"?

Зачем квалифицировать взрыв в аэропорту по 205-й статье, когда это следует считать деянием, предусмотренным ч.2 ст. 105 УК РФ - убийство двух или более лиц, совершенное общественно опасным способом? Та же статья содержит и такой квалифицирующий признак, как "убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести". То есть гипотетически, если будет отыскан пресловутый "северокавказский след" и следствие убедительно докажет, что "лицо северокавказской национальности" совершило акт мести, например, за то, что какие-то ницики набили ему морду, то даже в этом случае терроризмом здесь не пахнет, потому что нет главного - попытки воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями.

Но режим, не имея на то никаких юридических оснований, заранее объявил происшествие террористическим актом. Зачем, если ему это якобы не выгодно?А раз уже объявлено, что имел место теракт, то и террористов обязательно найдут. Как водится, это будут мертвые лица северокавказской национальности. Мертвые очень удобны в данном случае, потому что возразить не могут. Когда режим пытается осудить за терроризм живых преступников, то получается позорище вроде суда над обвиняемыми в подрыве "Невского экспресса", которых даже насквозь коррумпированный путинский суд был вынужден оправдать по этой части.

Терроризм - есть преступный МЕТОД достижения определенных (иногда благих) целей. Поэтому, кстати, борьба с терроизмом является абсурдом - нельзя бороться с методом. Всякий преступник преследует конкретную выгоду, то есть имеет мотив преступления. Мотив может быть корыстным, иногда целью преступления является удовлетворение чувства мести, но выгода должна быть. Допустим, что в реальности существуют некие анонимные террористы, которые убили 35 человек в Домодедово. Что они могут этим добиться? Ну, запугать население. Ладно, запугали. А выгода где? Выгоду извлечет только государство (см. выше), а сами террористы, не добившись никакой выгоды, сильно осложнят себе жизнь, потому что государство хотя бы для успокоения общественности кого-нибудь должно показательно замочить в отхожем месте, ужесточить борьбу, нанести ответный удар и т.д.

Может быть, теракт нужен неким еще более загадочным силам, которые стоят за террористами-марионетками? Возможно, но тогда эти силы должны извлечь выгоду. Однако тут я не могу даже гипотетически предположить, что это за силы, а высасывать из пальца - не мой стиль. Как не крути, а конкретную выгоду из анонимного теракта всегда извлекает только государство. И потому именно оно должно в таких случаях проходить главным подозреваемым.

Я далек от того, чтобы утверждать, будто роль шахидов сыграли переодетые офицеры ФСБ. В очередной раз усомнюсь, что вообще был какой-то смертник. Оторванных голов на месте взрыва можно найти несколько (а можно и с собой для верности принести). Вполне возможно, что какого-нибудь обгашенного нарика использовали втемную спецслужбы. Ведь использовала же царская охранка эсэров-террористов для расправы с высокопоставленными государственными деятелями вплоть до членов царской фамилии. Даже министр внутренних дел Плеве был убит боевиками Азефа с санкции их кураторов из Охранного отделения. Но сами фанатики-революционеры даже не подозревали, что идут на дело под прикрытием полиции. Они считали себя героями, жертвующие жизнью ради народа (неплохая мотивировка), а на деле оказались разведенными лохами, которых одна придворная группировка пользовала для разборок с противоборствующим кланом.

Поэтому вне зависимости от истинных причин трагедии и того, кто конкретно устроил бойню в аэропорту, я могу констатировать: правящий режим уже начал разводить нас на этом деле. Не будьте лохами, граждане, не принимайте на веру телепропаганду. Внимательно следите за пальчиками власти, чтобы уловить момент манипуляции.


Теракты: почерк спецслужб


Времена террористов, с помощью бомб добивающихся политических целей, давно миновали. В России уже лет сто как ушли в небытие народовльцы-цареубийцы и эсэры-бомбисты.

А кто же тогда взрывает – спросит иной наивный гражданин? Qui prodest? (Кому выгодно?) – такой вопрос рекомендовала выяснить римская юстиция при расследовании преступлений. Ответ настолько очевиден, что большинство категорически отказываются воспринимать его. Теракты нужны исключительно тем, кто у власти, ибо терроризм в современных условиях – это эффективный способ поддержания господства над обществом. Поэтому такой вид терактов, осуществляемых спецслужбами или подконтрольными им структурами, обладает характерными отличительными особенностями. Их объединяет три признака – анонимность, безмотивность и бесцельность.


Анонимность


Цель террористов, как известно, не в том, чтобы убить как можно больше людей, а напугать живых, парализовать их волю, принудить их к каким-то действиям или бездействию. То есть люди должны знать, какую организацию бояться, иначе в убийствах нет никакого смысла. Между тем все известные теракты в РФ – анонимны. Более того, в большинстве случаев они совершаются якобы смертниками. Даже в тех случаях, когда террористы захватывают заложников и их можно взять живьем, они таинственным образом погибают. Например, на Дубровке в 2002 г. спецназ убил уже обезвреженных (усыпленных газом) террористов. Некоторых добивали прямо на улице на глазах у многих свидетелей. Чем это можно объяснить, как не желанием замести следы?

В Беслане некоего Кулаева, единственного выжившего из нескольких десятков террористов, погибших в результате «спонтанного» штурма, вроде как захватили живым. Однако этот с позволения сказать, террорист, почему-то и на следствии, и на суде путался в показаниях настолько, что даже самые доверчивые заподозрили инсценировку. Удивительно даже не то, что он путался, а то, что когда официальная точка зрения расходилась с показаниями свидетелей и пострадавших, единственный обвиняемый по делу ВСЕГДА путался исключительно в сторону официальной версии, хотя ему самому это, вроде бы, совершенно не выгодно, ибо светила вышка. Фактически он выполнял задачу по легализации довольно хлипкой официальной версии.

В общем, смело можно констатировать: ни один теракт в РФ за последние 12 лет не раскрыт, не установлены организаторы и исполнители, а сами дела в большинстве случаев засекречены, чтоб туда никто свой любопытный нос не совал. Засекретили даже уголовное дело по факту «гексогеновых» учений в Рязани, не смотря на то, что это прямо запрещает действующее законодательство.

Настоящий эффект от теракта возникает только тогда, когда его организатор заявляет: «Это сделал я, и я сделаю это еще много раз, потому что (объясняются причины). Таких как я очень много, и мы все будем вести войну, пока не добьемся (декларируется цель). А если мы погибнем, наши дети будут мстить за нас, и достигнут в конце концов цели». Вот это я могу понять – очень даже правильный терроризм. Настоящие террористы – это либо борцы за идею, либо мстители. Месть только тогда вызывает удовлетворение, когда все знают, кто и за что отомстил. Заодно это хорошее предостережение: не трогайте нас, мы будем карать. А для всякого идеалиста теракт только тогда имеет смысл, когда является средством пропаганды идеи. Русские террористы конца XIX-начала ХХ вв. имели колоссальную поддержку в обществе именно потому, что их действия воспринимались, как осмысленные.

Настоящие террористы ищут всякую возможность для саморекламы и пропоганды своих идей, даже на судебных процессах, даже стоя на эшафоте. Сегодня же, в век тотального господства масс-медиа террористы вдруг стали одержимы анонимностью, шахидством и нежеланием поведать обществу о своих целях.

Анонимные психопаты-самоубийцы только дискредитируют любую идею, поэтому таковых в прошлом мы не наблюдаем. Между тем сегодня стараниями масс-медиа сформирован именно такой имидж террориста – психически больной (паталогический садист с суицидальными наклонностями), действующий абсолютно алогично, беспричинно и не раскрывая себя. Но при этом террорист должен быть чертовски расчетлив, хитер, умен и осторожен, чтобы провести все спецслужбы. Я повидал немало отморозков и психов, но никогда не встречал такого типа, чтобы в нем сочетались перечисленные выше качества.


Безмотивность


Настоящие террористы ВСЕГДА ОЧЕНЬ ХОРОШО мотивированы для осуществления террористических акций. Правда, в начале ХХ в. существовали так называемые бомбисты-безмотивники (анархисты), которые убивали случайных людей, но даже у тех были четкие критерии: их насилие было направлено против представителей высших классов. Шикарно одет – получай пулю. Если взрывать кафе, то не рюмочную в рабочем квартале, а непременно самое респектабельное, где собираются «эксплуататоры». Но безмотивники – это экзотика террора, исключение, но никак не правило.

Правильно выбранная цель для террористической акции – это 90% успеха. Скажем, убить царя – значит подчинить ход истории своей воле. «Народная Воля» - организация, совершенно ничтожная по числу участников и имевшая микроскопическое идейное влияние на общество, изменила траекторию развития империи благодаря убийству Александра II. А убей народовольцы хоть тысячу буржуев, полицейских, попов и прочих «столпов царизма» - разве это могло ослабить правящий режим? И уж тем более невозможно себе представить, чтобы народовольцы взорвали церковно-приходскую школу или заложили фугас на рынке.

А вот все громкие теракты последних лет направлены против простых обывателей.Тут и следует обратить внимание на некоторые детали. Скажем, взорвать элитный жилой дом в Москве ничуть не сложнее, чем панельную девятиэтажку в спальном районе. Но в 1999 г. анонимные террористы почему-то обрушили дома, в которых живут, что называется, низы общества. В Рязани удалось предотвратить взрыв такого же самого захолустного дома на окраине. А ведь как куда больший резонанс был бы, если укокошить дом в центре Москвы, где живут министры, депутаты, звезды шоу-бизнеса и прочие сливки общества.

В чем сложность подогнать начиненный взрывчаткой автомобиль к Госдуме и бахнуть? Даже если ни одного депутата не зацепит, от страха обделается каждый второй народный избранник. Вместо этого взрывы звучат на рынках и в метро. То есть спецслужбы сознательно выбирают такие цели, чтобы ни в малейшей степени не затрагивать интересы элиты и даже не нервировать ее без нужды. Отдувается чернь.

Допустим на минутку, что все эти злодеяния совершают отморозки «северокавказской» национальности. Почему они выбирают такие объекты для атак, что это наносит им максимально возможный моральный и политический урон? Ну, допустим, убили авиабомбой твою семью в ауле – иди и убей из мести командира того самого (или любого другого) авиаполка, а потом громко заяви, что так будет со всеми, кто бомбит мирные аулы. Или взорви дом в военном городке, где живут семьи летчиков, захвати школу, где учатся дети военных. Очень даже хорошая месть – пусть ненавистные русские гяуры узнают, что значит потерять семью. Назовите мне хоть один теракт за последние 12 лет, который был бы логичен и мотивирован с точки зрения террористов-мстителей.


Бесцельность


Самый важный аспект любого террористического акта. Настоящие террористы всегда громко заявляют цель. Вспомним хотя бы налет Басаева на Буденновск. Он действовал предельно логично и предсказуемо. Захваченных в плен летчиков убил, умирать не хотел, выдвигал конкретные и выполнимые требования, раздавал телеинтервью, вел переговоры, прикрывался заложниками, всячески подчеркивал желание избежать бессмысленных жертв среди мирного населения. Удивительно, но он добился полного успеха своей акции. Дошло до того, что ему стали сочувствовать даже граждане РФ, не говоря уж о чеченолюбивых либерастах и загранице. Казалось бы, все последующие террористы, должны брать пример с дядюшки Шамиля. А они почему-то стали действовать совершенно наоборот, и не изменили своих методов, не смотря на то, что все последующие акты террора не приносили никакого положительного результата для предполагаемых организаторов.

Вот скажите мне, с какой целью неизвестные террористы захватили в заложники несколько сотен человек в театре на Дубровке? Ведь они даже никаких внятных требований не сформулировали. Можно было ожидать, что они потребуют освободить своих боевых камрадов, томящихся в застенках РФ. Логично, если бы они требовали в обмен на освобождение заложников показать по Первому каналу подготовленный ими заранее фильм о жертвах путинских бомбардировок среди мирного населения Чечни? Да, это был бы очень эффективный ход, и любой реальный террорист добивался бы подобного. В конце концов, можно понять, если бы тип, которого пресса называла «Мовсар Бараев», потребовал допустить в ДК иностранных телекорреспондентов, где высказал бы все, что накипело на душе.

Имелась у налетчиков и возможность сделать беспроигрышный ход: отпустить 50 заложников и освободить еще 300 человек, в том числе всех иностранцев, если об этом в ходе переговоров попросит лично президент Путин. В случае отказа Кремля от переговоров надо было пообещать уничтожить всех заложников. Если Путин согласится – он будет неслыханно унижен. Если не согласится – будет объявлен трусом, который ради сохранения имиджа, пожертвовал сотнями невинных жизней, в том числе жизнями иностранцев. Но «террористы» делали лишь невнятные заявления в том духе, что «мы пришли сюда умирать», однако при этом старательно прятали под масками свои лица, что для смертников совершенно нетипично, ибо им скрывать и бояться уже нечего.

В Беслане «террористы» вообще не выдвигали никаких требований. Кто-то наспех начеркал на листке несколько строк, после чего было объявлено, что это «письмо Басаева». Обо всем этом на допросе откровенно рассказал разжалованный губернатор Северной Осетии Дзасохов.

Почему-то почти никого не удивляет, что никто не взял ответственности ни за один теракт. Масс-медиа пытаются продвигать довольно тухлую версию, что цель террористов – запугать общество целиком, а потому они не раскрывают свое инкогнито, не выдвигают никаких требований, убивают не министров и генералов, а простых обывателей. Допустим на минуту, что общество запугано до усрачки. Запуганное общество согласится на любую диктатуру, двумя руками поддержит любой геноцид «террористических» народов вплоть до полного их истребления. А вот те люди, кто отдает приказы о зачистках – вот они как раз никогда не были объектом запугивания террористов. То есть современные террористы какие-то странные – действуют максимально во вред себе. И почему-то действуют они именно тогда, когда это выгодно их врагам. В 1994-1996 гг. в период борьбы за независимость Ичкерии чеченские террористы никого в Москве не взрывали. А в 1999 г., будучи совершенно независимыми, именно чеченцы якобы начали взрывать по ночам жилые дома в Москве. Как раз тогда начали, когда к власти пришел бывший директор ФСБ, которому надо было победить на президентских выборах под лозунгом «Мочить в сортире!». И война с ваххабизмом в Дагестане разразилась как раз тогда, когда началась операция «Преемник».


Нераскрываемость


Теракты, осуществляемые спецслужбами, характеризуются еще обычно непредотвратимостью и нераскрываемостью. Почему-то именно эти преступления представляют собой загадку. Наивный обыватель попытается возразить, что террористы, дескать, коварны, хитры, расчетливы и хорошо коспирируются. Ну и что? Русское террористическое подполье, прекрасно владеющее искусством конспирации, в начале ХХ столетия настолько плотно контролировалось спецслужбами, что вопрос «Где кончается террорист Азеф и начинается агент охранки Азеф?» надлежит считать философско-риторическим вопросом эпохи. С помощью Азефа охранка дискредитировала эсэров настолько, что те были вынуждены полностью отказаться от тактики террора. «Народная Воля» была нейтрализована усилиями всего одного агента – Дегаева, возглавившего Центральную группу организации. Агенты охранки не просто были внедрены во ВСЕ революционные партии и их боевые подразделения, того времени, они были внедрены в их руководство.


Важно учитывать, что в период расцвета революционного террора численность террористических организаций исчислялась сотнями, а общая численность сотрудников всех охранных отделений была менее тысячи человек, из которых двести работали в Санкт-Петербурге. В большей части губерний было не более 2-3 сотрудников охранного отделения. Но эти сотрудники не просто штаны просиживали в кабинетах, а занимались конкретным делом. Думаю, не стоит рассказывать о том, насколько эффективной была деятельность жандармского полковника Зубатова или генерал-майора Герасимова.

Еще более эффективно действовало НКВД и МГБ в 1944-1948 гг. против нацподполья на Украине и Прибалтике. Спрашивается, почему 100 лет назад очень малочисленный корпус жандармов мог предупреждать теракты (были предотвращены, в частности, несколько покушений на Николая II) и ликвидировать разветвленные террористические организации, а сегодня великолепно оснащенные и многочисленные спецслужбы не способны ничего противопоставить очень малочисленным террористам? Секрет прост: настоящих террористов-подпольщиков уже давно не существует в природе. В противном случае просто невозможно объяснить то, что силовики не смогли поймать НИ ОДНОГО ИЗ НИХ ЗА 10 ЛЕТ. Неужели разучились внедрять к врагу свою агентуру? И это при том, что только у ФСБ 40 тысяч человек в агентурном аппарате. Это будет по десятку агентов на одного потенциального террориста.

Периодически в СМИ мелькают сообщения, что «в ходе спецоперации уничтожены полевые командиры такие-то». Но что сложного объявить, что обугленный труп принадлежит полевому командиру, а вот этот протез – единственное, что осталось от Басаева? Спецслужбы устраняют не террористов, они убивают бывших подельников, ставших нежелательными свидетелями. Если у наших долбанных джеймсов бондов есть хоть какие-то успехи по отлову и разоблачению настоящих террористов, надеюсь, читатели мне о них напомнят. Я же действительно ничего не могу вспомнить. АБСОЛЮТНО НИЧЕГО.


Метро


Можно ли отличить по почерку теракт, осуществленный спецслужбами? Можно, и довольно легко. Всякая операция спецслужб обеспечивается информационным прикрытием. Ведь важно не только взорвать, убить и напугать, но еще и канализировать общественное возмущение в нужное русло. Поэтому тут же по совершении теракта спецслужбы начинают операцию по дезинформации, то есть, попросту говоря, начинают массированно врать. Скажем, про последние теракты в метро тут же было заявлено, что его осуществили террористки-смертницы.

Давайте поставим себя на место этих предполагаемых «смертниц». Когда лучше взорвать бомбу? Естественно, в ходе движения поезда – жертвы будут не только от взрыва, но еще и от крушения поезда. Между тем взрывы прогремели, когда поезда стояли на станциях. Двери открылись, люди вышли, и только после этого бабахнуло. Все указывает на то, что террористы вовсе не были смертниками, а покинули вагоны. На «Лубянке» взорвался второй вагон поезда, на «Парке культуры» - третий с конца. О чем это говорит? О том, что у подрывника на «Лубянке» было время, чтобы покинуть вагон и отойти за стену, надежно защитившую его от взрыва. Не очень помню конфигурацию зала на «Парке Культуры», но там у подрывника по свидетельству очевидцев было около 2-3 минут, чтобы вообще покинуть станцию метро. Кстати, здесь представитель прокуратуры Владимир Маркин отчего-то врет, что взрыв прогремел в момент открытия дверей поезда. Ну да, создает миф о «смертнице».

Практически сразу после взрывов было объявлено, что это дело рук террористок-смертниц с Кавказа, вооруженных поясами шахидов. Другие версии просто не упоминались. Какие основания для того, чтобы это утверждать? Обычно представители правоохранительных органов очень неохотно выдают любую информацию о ходе расследования, ссылаясь на тайну следствия. А тут вдруг эфэсбэшники, менты и прокурорские наперегонки принялись сыпать подробностями, как из рога изобилия. Сообщили даже такую пикантную подробность, как то, что на станции «Парк культуры» взрыв прогремел на высоте 160 см от уровня пола поезда (типа, пояс шахида был на шее у «смертницы»?). 30 марта имена «смертниц» не раскрывались в интересах следствия, а на следующий день интересов у следствия, видимо, не осталось, и их имена были названы. Это очень напоминает ситуацию с обрушением нью-йоркских небоскребов, когда сразу после столкновения самолетов с башнями, СМИ начали утверждать, что угон самолетов совершили арабы, а за терактами стоит Усама бин Ладен. Ни единого доказательства нет до сих пор, однако кто устроил шухер, отчего-то было известно чуть не с самой первой минуты. Вот и тут то же самое. Вскоре были опубликованы даже фото «смертниц».

Домодедово. Русским снова вешают лапшу.


Я, конечно, понимаю, что силовики считают себя охеренно умными, а всех других полными идиотами. Но вообще-то показанные головы никак не могли находиться в эпицентре взрыва трех (!!!) килограммов тротилового эквивалента. Для сравнения: 3 кг тротила – это начинка 50 противопехотных гранат Ф-1 («лимонка»). А если еще добавить воздействие поражающих элементов… Кстати, про поражающие элементы в виде болтов и нарубленной арматуры силовики тупо врут. Тупо потому, что свидетели, находящиеся в момент взрыва в пострадавшем вагоне, не то что не ощутили на себе воздейсвия этих мифических элементов, но даже не зафиксировали их воздействия на окружающих. Чтобы было понятно: у гранаты Ф-1 с 60 г. тротила разлет осколков составляет до 200 м, а зона сплошного поражения имеет радиус 2 м. Опасность представляют осколки, величиной от 2 граммов. Представьте себе, какая поражающая способность у болтов и кусков арматуры при заряде, в десятки раз большем! Даже если учесть, что в данном случае сработал лишь один «пояс шахида», весь вагон должен был быть зоной сплошного поражения, причем людей не просто бы поразило, а разорвало в клочья. А еще десятки людей, находящиеся на станции метро, были бы поражены осколками разорвавшегося вагона. Кстати, характер поражения раненых (в основном ожоги) не указывает на наличие поражающего элемента. На фото отлично видно, что на станции «Парк культуры» даже стекла в вагоне уцелели.

Домодедово. Русским снова вешают лапшу.


Видимо, силовики все же поняли, что сморозили глупость, объявив о мощности сработавших зарядов в 3 и 1,5 кг тротилового эквивалента. На следующий день мощность волшебным образом понизилась до 500 г., хотя по горячим следам было заявлено о 4 и 2 кг соответсвенно для «Лубянки» и «Парка культуры». Впрочем, это тоже не объясняет столь малого количества жертв и поразительной сохранности головы «смертницы». Непонятно при этом другое – почему такой разнобой в вопросе о том, какое взрывчатое вещество использовалось при взрывах: официально объявлено, что это был пластит, гексоген и тротил. 2 апреля даже была обнаружена коспиративная квартира в Хамовниках, где якобы прятались террористы и где они изготавливали пояса шахидов. Правда, неуловимых террористов к тому времени и след простыл, однако почему-то улики после себя они оставили. Видимо, специально для следствия.

Да, совсем забыл самое смешное (это, конечно, не смешно, но все же). Оказывается, у «шахидки» на станции метро «Парк культуры» было два пояса со взрывчаткой, но сработал только один. Второй в целости и сохранности взрывотехники нашли в вагоне при осмотре места происшествия. Такое впечатление, что сочинители такой тупейшей брехни просто не знают, что такое детонация. Когда в танке взрывается боекомплект, он взрывается весь и сразу. Снаряды не раскидывает взрывом вместе с оторвавшейся башней, не смотря на то, что всякий снаряд имеет очень прочный стальной корпус. А пояса «шахидок» представляют собой БЕЗОБОЛОЧЕЧНОЕ взрывное устройство. Я с большей охотой поверю в байки про чудом спасшиеся при пожаре иконы, которые в целости находили на пепелище, чем в то, что 1,5 кг тротила в безоболочечном взрывном устройстве не сдетонировали при взрыве такого же количества заряда. Опять же, как чудом не сдетонировавший пояс шахида не пострадал от поражающих элементов? Видать, мы имеем дело еще с одним чудом.

Исходя из сказанного выше, можно сделать вывод, что «шахидки» действовали предельно гуманно – взорвали очень слабые заряды во время остановок на станции, поражающие элементы не применялись. Однако силовики принялись всячески нагнетать страсти, брехая про килограммы взрывчатки и рубленую арматуру. В одном случае был выбран второй вагон, что так же способствовало уменьшению числа жертв. Во втором случае был взорван слабый заряд, а вход на станцию метро был предварительно заблокирован, благодаря чему на перроне было довольно пустынно.

Вот, кстати, еще одна нестыковка. Допустим, вы желаете совершить двойной взрыв в метро. Совершенно логично взорвать заряды в одно время, а не с интервалом в 40 минут. Ведь велика вероятность, что разу после первого взрыва вход в метро будет перекрыт, поезда остановлены, люди эвакуированы. Примерно так произошло в Лондонском метро после серии взрывов в 2005 г. Однако в Москве работа даже Сокольнической линии не была остановлена. Почему? И почему второй взрыв прогремел на полупустой станции «Парк культуры», доступ на которую уже был перекрыт?

Некоторые критики пытались возражать мне в том духе, что мои обвинения в адрес спецслужб беспочвенны. Если нашли на месте преступления женскую голову, то какие улики против злобных чеченов еще нужны? Дескать, никаких доказательств причастности ФСБ к взрывам нет.

Серьезно с такими гражданами дискутировать бессмысленно. Тот, кто гневно требует доказательств, на самом деле никаких доказательств видеть не хочет. Какие «отпечатки пальцев» спецслужб им нужны – обугленный погон с голубыми просветами в эпицентре взрыва? Случайно оброненное на месте преступления удостоверение подполковника ФСБ? Или доказательством причастности спецслужб к взрывам в московском метро может стать покаянное видеопризнание офицера «Альфы» на youtube.com, о том, что «Путин приказал, я исполнил, а теперь раскаиваюсь»?

Помнится, в 1999 г. ФСБ буквально поймали за руку при попытке взрыва жилого дома в Рязани. И что? Доказательств – вагон и маленькая тележка. Тупой обыватель их не желает воспринимать, потому что «а кому тогда верить, если сам Путин взрывал людей, чтобы прийти к власти?» Так уж устроен человек, что его психика просто отказывается воспринимать факты, вызывающие стойкий душевный дискомфорт.

Люди компетентные придумывают удобные оправдания. Один мой знакомый полковник ФСБ (в отставке) откровенно заявил как-то: «Если надо пожертвовать сотней жизней, чтобы спасти миллионы, чтобы уберечь от развала страну, я лично взорву хоть десять домов. Пусть потом пидорасы-правозащитники на говно исходят. Хуже, если из-за нашего чистоплюйства страна погибнет на радость Запада и тех же правозащитников».

Позиция этого пенсионера вполне логична, но уязвима. Он категорически отказывается воспринимать любые доводы о том, что был иной путь «спасения миллионов и страны», кроме массового убийства и массового обмана, прикрываясь железным аргументом: «Задним числом все умны, а тогда другого способа не было. История нас рассудит».

Вам эти слова ничего не напоминают? Да это же любимый аргумент Гитлера. Он частенько говаривал о том, что потомки не спросят, какими методами было достигнуто величие рейха, но проклянут, если Германия «честно» проиграет. Поэтому и поджог рейхстага, и концлагеря, и геноцид «неполноценных» восточных народов – все оправдывалось заботой о благе Германии. Правда, история рассудила совсем не так, как желал Гитлер. Когда я сказал об этом полковнику в штатском, он лишь равнодушно хмыкнул: «Гитлер проиграл, а мы – победили». Я не стал, спрашивать, кто это «мы», и почему он так уверен в том, что эти самые «мы» уже победили. Как говорится, история нас рассудит.

Главное доказательство причастности спецслужб к взрывам в метро – фальсификация улик против фантомных «террористов». Тут и прекрасно сохранившиеся в эпицентре взрыва головы «черных вдов» вопреки всем законам физики, и чудным образом не сдетонировавший «пояс шахида», на станции «Парк культуры». В ту же колею ложится наглая ложь про мощность сработавших взрывных устройств и наличие поражающих элементов в виде болтов и нарубленной арматуры. Вот объясните мне хоть кто-нибудь, зачем силовики так тупо врут? Какая им от этого хотя бы умозрительная выгода? Объяснение может быть только одно – идет формирование мифа о террористах-смертниках «северокавказской» национальности, создание алиби настоящим исполнителям акции. Поэтому так быстро были «установлены» личности «шахидок» и тут же обнародованы, хотя элементарный здравый смысл подсказывает, что с оперативной точки зрения – это явная глупость. Общественность вполне могла подождать пару недель, пока сыщики молча отработают все контакты предполагаемых «шахидок», не спугивая их подельников. А тут откровенно показушное реалити-шоу – расследование теракта в прямом эфире, СМИ смакуют подробности расследования в режиме online, свидетельские показания оглашаются пресс-службой СКП РФ. Что-то очень не похоже на стиль работы наших правоохранительных органов, одержимых манией секретности.

Но, допустим, непосредственными исполнителями взрывов являются именно шахидки, а спецслужбы прошляпили теракты не по злому умыслу, а по причине своей полнейшей недееспособности. Давайте ответим на ГЛАВНЫЕ ВОПРОСЫ – какова цель терактов, кому это выгодно? По официальной версии теракты осуществили представители северокавказского бандподполья. Какая конкретно организация, какая группировка? Нет ответа. Видать, это бо-о-о-ольшая тайна следствия. Имена «шахидок» - не тайна, а вот принадлежность их к конкретной группировке – секрет. Туманные ссылки на виртуального Доку Умарова не канают. С таким же успехом можно повесить всех собак на Усаму бин Ладена или мировую закулису.

Но допустим, за всем этим стоит лично Доку Умаров. В чьих интересах он действовал? В интересах чеченского народа, который он, якобы представляет? Версия изначально дохлая. В интересах «бандподполья»? Тоже нет, потому что это самое бандподполье теперь по идее должно подвергнуться ассимитричному удару со стороны силовиков (кстати, а почему ассиметричный удар запаздывает?). Во второй половине 40-х годов в СССР действовало мощное бандподполье на Украине и в Прибалтике, однако я не припоминаю ни одного случая, чтобы бандеровцы или «лесные братья» специально создавали себе проблемы. Да, просоветски настроенных местных жителей они зверски убивали, дабы запугать население. Да, пленных изощренно пытали из мести. Да, занимались антисоветской пропагандой. Да, устраивали налеты на сберкассы, воинские части, отделения милиции, магазины и склады. Да, сотрудничали с германскими, а позже с английскими и американскими спецслужбами. Но никто не пытался воевать с советским режимом в Москве или Ленинграде, хотя та же Эстония от Северной столицы буквально в двух шагах. Всякое подполье озабочено прежде всего вопросом выживания, а не тем, как бы спровоцировать режим на жестокие карательные меры.

Существует очень популярная версия, что Доку Умаров действует в интересах западных спецслужб. Вполне логично. Запад заинтересован в ослаблении РФ, а потому таким нехитрым путем провоцирует режим Путина-Медведева на неправильные шаги, а именно на «закручивание гаек». Это важная фаза подготовки «бархатной» революции по классическому сценарию: дестабилизация – репрессии властей – еще большая дестабилизация – народные протесты – падение режима – торжество демократии. При таком раскладе интересы и чеченского народа, и бандподполья никакой роли не играют – это лишь пешки в большой игре.

Но тут есть одна нестыковочка. Если банподполье на Северном Кавказе пляшет под дудку ЦРУ и МИ-6, то почему оно вообще существует? Уничтожить его – задача не просто решаемая, а решаемая в кратчайшие сроки. Коррупцию победить в нынешних условиях невозможно, заставить водителей соблюдать правила ПДД или хотя бы элементарно пристегиваться ремнями безопасности – совершенно нереальное дело. А вот искоренить вооруженные группировки на Кавказе, или хотя бы надежно нейтрализовать их можно в кратчайшие сроки.

Объясню как. Партизаны (боевики, террористы, повстанцы) всегда, а в нынешних условиях особенно, крайне уязвимы перед внедрением агентуры спецслужб. Всего один агент, внедренный в подполье (или перевербованный подпольщик), способен вскрыть хорошо законспирированную повстанческую сеть. КПД агентурной работы неимоверно высок. Есть примеры, когда руками всего одного полицейского агента громились мощнейшие революционные организации. Практически сразу спецы охранного отделения поняли, что не имеет смысл ликвидировать выявленные революционные организации, ибо взамен появятся новые и всю работу приходится начинать с нуля. Гораздо эффективнее их контролировать изнутри, а устранять только тех деятелей, что представляют реальную опасность. Успехи оказались настолько впечатляющими, что возник соблазн попользовать революционное подполье в большой игре. Таким образом даже возник феномен провокаторства, как равноправной силы в триарном политическом раскладе (подполье – провокатор – спецслужбы).

Соглашусь, что внедрить агента в революционную партию под видом неофита проще, чем в повстанческий отряд. Но СМЕРШ, НКВД и МГБ в 40-е годы внедряли не просто отдельных агентов в прибалтийское или бандеровское подполье, а легендировали и легализовали целые опергруппы числом в десятки бойцов под видом повстанческих отрядов. И такие операции осуществлялись в течение всего нескольких недель! Деморализующий эффект был настолько велик, что бандиты, одержимые манией подозрительности, начинали уничтожать своих же соратников, которых советские спецслужбы умело «подставляли». В течение 1944-1949 гг. бандподполье было разгромлено. Лишь единичные недобитки еще скрывались в лесах лет десять, однако серьезной угрозы они уже не представляли.

У спецслужб РФ было ровно 20 лет, чтобы внедрить в чеченское сепаратистское движение свою агентуру. Это сделать куда проще, чем втереться в доверие, скажем, к эстонским «лесным братьям». Там надо было не только быть эстонцем, но и иметь очень убедительную легенду. На Кавказе же действует самый разнообразный интернациональный сброд от идейных националистов и религиозных фанатиков до иностранных наемников и банальных уголовников. Легендируй и внедряй засланцев пачками. Есть еще многочисленные пророссийски настроенные чеченцы, есть масса раскаявшихся, разочаровавшихся или просто уставших от войны бандитов, которые с готовностью перевербовываются при условии забвения прошлых грехов. Существуют, наконец, межтейповые, иежклановые и межидейные распри внутри самого подполья, которыми можно ловко манипулировать.

Я нисколько не приукрашу ситуацию, если скажу, что Чечня (в более широком аспекте – весь Кавказ) – просто идеальное поле для агентурной работы. Это в полной мере оценили нацисты в 1941-1944 гг. (кстати, мало кто знает, что депортация чеченов в 1944 г. была осуществлена, как превентивная мера для предотвращения запланированного на весну восстания, подготовленного абвером). В Афганистане советские спецслужбы действовали во многократно более сложных условиях, но даже там добились достаточно высокого уровня агентурного проникновения в формирования моджахедов. Генерал-майор Дроздов, начальник Управления С (нелегальная разведка) Первого главного управления КГБ, довольно подробно описывает, как работала агентура КГБ в Афганистане. Есть там и такой весьма показательный пример: «В одной из стран Ближнего Востока были захвачены заложники - граждане СССР. Переговоры ни к чему не приводили. Потом вдруг при неясных обстоятельствах погибает один из лидеров террористической группировки, захватившей наших. Потом другой. А потом террористы получают ультиматум, что если заложников не отпустят, то пусть сами выбирают, кто погибнет следующим. Заложников отпустили. Огласки не было: сказали, что «Красный Крест» и дипломаты договорились». Очень профессионально.

Спрашивается, кто мешал спецслужбам проявить у себя дома (!!!) на Кавказе хотя бы 5% того профессионализма? Будьте уверены – спецслужбы сработали вполне грамотно. Вот только те задачи, которые перед ними ставились, были иными, нежели перед нелегалами ПГУ КГБ СССР. Поэтому если за 10 лет путинизма бандподполье не разгромлено, то лишь потому, что оно нужно правящему режиму. Скажу больше, без поддержки этого самого режима оно просто не сможет существовать, так же как и режим без него.

Зачем бандподполье правящему режиму? На этот вопрос ответить легко. Вспомните, какой рейтинг был у ельцинского премьера Путина (особенно на фоне грубо смещенного популярного Примакова). И как он взлетел вверх на сортирно-мочильной теме? Со стартовых 3% до полученных на выборах 52,3%! И всякий раз, когда происходили теракты, общественное мнение вдруг демонстрировало поразительный уровень поддержки власти. Единственным «антитеррористическим» результатом Беслана стала отмена губернаторских выборов и упразднение одномандатников в ГД. На самом деле достигнутый результат куда масштабнее – региональная бюрократия, практически всесильная при Ельцние, встроена в федеральную вертикаль власти. Выстроена и бюджетная вертикаль – доходы (а вместе с ними и откаты) перераспределены в пользу центра. Речь о триллионах рублей, поэтому пафосные слова о бесценности капли крови ребенка звучат как-то неубедительно. В эпоху победившего рынка даже бесценная человеческая жизнь имеет вполне конкретную рыночную цену (подробности в прайсах страховых компаний и киллеров). Ради 100 миллионов долларов, наверное, никто бесланскую бойню затевать бы не стал, у нас все-таки не Африка. Но вот ради 10 миллиардов… Как говорится, принципиально вопрос не в деньгах, как таковых, а в их количестве.

После этого разговоры про то, что терроризм не выгоден Путину, потому что подрывает его имидж и ослабляет режим, воспринимаются как лепет слабоумного. Наоборот – как только рейтинг Путина покатился вниз после катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС, Доку Умаров через 4 дня после происшествия поспешил взять на себя ответственность за «теракт» на ГЭС, чем на время отключил внимание общественности от реальности. Ну а потом были назначены новые виновные (отдельные несознательные представители крупного бизнеса, не выполняющие заявленные инвестпрограммы), и версия теракта как-то тихо заглохла. Ну, типа пошутил имам.

Путинизм возник на почве антитеррористического психоза, путинизм уреплялся террором, и в критический момент второе дыхание он обретет от инъекции террористического допинга. Путин и терроризм – это две стороны одной медали. Фишка в том, что обе стороны одновременно увидеть невозможно, а по зомбоящику их позиционируют сугубо как полярные противоположности.

Сегодня, вроде бы, режиму ничего страшного не угрожает, и нужды в терактах нет. Но если копнуть поглубже... Какая утилитарная нужда была в кровавом шоу на Дубровке в октябре 2002 г.? На первый взгляд, никакой. Однако внутри правящего режима тогда шла ожесточенная борьба за власть и бабло. Клан «питерских силовиков» бился с «семейной» группировкой, которая поставила в свое время Вовку на царство. Победили силовики, и контроль за нефтяным экспортом медленно, но верно перешел в их руки. Ходор отправился шить рукавицы, Миша Два Процента ушел в отставку. С точки зрения обывательской логики эти события никакой связи с налетом Мовсара Бараева не имеют. Но обывателя подобные вопросы и не касаются. Важно то, что после всякого громкого теракта резко менялась расстановка сил в правящей верхушке.

Обывательские массы, чтоб они сильно не дурели от «медведевской оттепели», не ходили на марши несогласных, не задавались глупыми вопросами, и вообще чтоб сильно не расслаблялись, немного лечат террористической терапией.

Ответственность за теракты снова взял на себя Доку Умаров (см. видео). Вообще-то после того, как Умаров сознался в злоумышленном разрушении Саяно-Шушенской ГЭС и подрыве «Невского экспресса» (в реальности это была техногенная катастрофа), его видеообращения к публике надо размещать исключительно под тегом «Аншлаг, аншлаг!». И как объяснить то, что все рупоры ичкерийского сепаратизма, включая «культовый» kavkazcenter.com, два дня упорно открещивались от взрывов в столичном метро? Совершенно логично, что психоз от терактов в метро сильно бы увеличился, если бы Умаров сделал заявление по горячим следам, пообещал бы учинить еще серию взрывов в метро в тот же день – это могло бы вызвать панику в Москве. Разве не об этом мечтает любой террорист? Но нет, Умаров сделал признательное заявление на третьи сутки после взрывов, когда страсти улеглись. Опять мы наблюдаем совершенно иррациональное поведение.

Не станем обращать внимание и на очень сомнительные подробности слива ролика с Умаровым через видеохостинг youtube.com на третьи сутки после событий. Но, спрашивается, какой левша изготовил этот «шедевр» виртуальной пропаганды? То, что качество ролика нарочито плохое, звук не совпадает с артикуляцией, а голос явно искажен цифровой обработкой, заметить нетрудно. И каким глобальным потеплением можно обосновать буйство зеленой травы, на фоне которой Умаров произносит свой почти первоапрельский спитч? В горах Северного Кавказа даже апрель – месяц скорее зимний, чем весенний. Нет ни малейших сомнений, что аудиотрек к видеоряду (вероятно, очень давнего происхождения), был подмонтирован. Зачем настоящим террористам создавать себе такие технические сложности с монтажом, когда можно просто записать выступления с помощью сотового телефона, и с помощью того же телефона загрузить файл на видеохостинг? Зачем выкладывать в Сеть ролик, который вызовет сомнение у всякого внимательного человека? Объяснить это можно лишь тем, что изготовители этого «киношедевра» не имели возможности заснять Умарова вживую. Слепили, из того, что было. (Примечание редакции "Свобода Слова": Этот ролдик был оперативно удален из сети.)

Но даже если видеоролик подлинный, даже если Умаров действительно организовал взрывы в метро – все это ни в малейшей степени не снимает подозрения со спецслужб. Скорее даже наоборот. Дело в том, что уже лет пять пресса пишет об удивительных фактах сотрудничества Умарова с силовиками (публикаций много, все их собирать не стал). Если уж ему покровительствовал сам министр МВД Рушайло, так знать имам Дока действительно на хорошем счету у правящего режима. Потому он и жив. Поэтому и подыгрывает Кремлю. Правда, не совсем понятна его роль – толи пугало, то ли клоун. В зависимости от желания хозяев он может быть в любом амплуа.

Какую конкретно выгоду извлек правящий режим от взрывов? Кроме совершенно очевидных – погружения масс в иррациональный психоз, отвлечения внимания общества от подлинных проблем, повышения рейтинга Путина, скоро будут получены и более внушительные дивиденды. Власть под предлогом наведения порядка предпримет довольно решительные действия, которые получат поддержку масс именно благодаря терактам. Какие? Скоро узнаем.


Он самый:)


Гамма-излучение против террора

Российскими физиками разработан детектор для обнаружения взрывчатки. Но интерес к нему проявили только американцы. Речь идет об уникальном фотоядерном детекторе, разработанном учёными Физического института Академии наук (ФИАН) в сотрудничестве с Институтом ядерных исследований РАН, НИИ Ядерной физики МГУ и Институтом физики высоких энергий. Эта штука, весом почти в три тонны, способна за считанные секунды обнаружить любые виды взрывчатки, в том числе пластит и гексаген, в багаже пассажиров, в контейнерах и в любых видах закрытой тары.


My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх