,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


"Сын за атца нэ атвычаэт"
  • 22 января 2011 |
  • 17:01 |
  • ZLO |
  • Просмотров: 27895
  • |
  • Комментарии: 12
  • |
Москва, Январь 20 (новый Регион, Алексей Усов) – В современной России устоялась практика изъятия детей за долги перед коммунальщиками. К таким выводам пришли в Лиге защиты детей, проанализировав итоги первого года работы горячей линии для семей, у которых органы опеки отобрали детей.

Детей изымают как навсегда, так и временно, пока родителя не выплатят долг за квартиру. Правозащитники утверждают, что эта практика выгодна самим коммунальщикам: в год в стране становятся принудительными сиротами до 120 тысяч детей. На одного детдомовца отпускается от 100 тыс. до миллиона рублей, большая часть из которых оседает в сфере ЖКХ.

Как оказалось по итогам «горячей линии», в органы опеки в последнее время «подают сигналы» именно коммунальщики – таков новый способ борьбы с неплательщиками. Yтро.ru приводит пример семьи москвичей Кузнецовых, ставших жертвами кризиса 2008 года: осенью того года отец семейства лишился работы.

Через несколько месяцев работу он нашел, но с зарплатой в четыре раза меньше, чем на предыдущей. А Кузнецову-старшему на эту зарплату надо было кормить жену и пятерых детей. В итоге за два года образовался долг за услуги ЖКХ в размере 200 тысяч рублей. Коммунальщики обратились в органы опеки с предложением отнять у Кузнецовых детей и держать их в детском доме до тех пор, пока Кузнецов-старший не выплатит весь долг.
Органы опеки тут же составили акт о «финансовой несостоятельности» и временно изъяли детей из семьи. Начались судебные тяжбы. Если Кузнецовы в ближайшие пару месяцев не выплатят долг, их лишат родительских прав, да еще и выселят из квартиры в комнату в коммуналке.

Другая история, которую приводили представители Лиги защиты детей – проуборщицу вокзала из города Дно в Псковской области. Она лишилась пятимесячного ребенка из-за того, что на свою зарплату в 6 тысяч рублей не смогла сделать в квартире ремонт. Ее квартира, как и у большинства жителей Дна, не имеет водопровода, унитаза и расположена в двухэтажном доме с удобствами на улице. Это подвигло органы опеки вынести решение о невозможности проживания ребенка вместе с матерью.

Еще один показательный случай приводил «Новый Регион» в феврале прошлого года. В Нижегородской области чиновники лишили семью троих детей из-за малообеспеченности родителей. В городе Дзержинске чиновники отдела опеки и попечительства Дзержинской администрации, комиссии по делам несовершеннолетних местного УВД и Департамента социальной защиты населения просто явились домой к семье Пчелинцевых отобрали детей без предъявления их родителям соответствующего акта городской администрации. Отнимая детей, чиновники цинично бросили отцу семейства, Сергею Пчелинцеву такие слова: «У вас тут чисто, но слишком бедно». При этом чиновники отобрали детей у супругов, ведущих абсолютно нормальный, трезвый и здоровый, образ жизни. Родители оказались виноваты только в том, что стали многодетной семьей при доходе отца в 11 тысяч рублей.

В случае с семьей Пчелинцевых репрессии имели под собой социально-политическую подоплеку. Чиновники отобрали детей в качестве демонстративного «наказания» за то, что Сергей Пчелинцев перед этим не раз выступал на пикетах в Дзержинске в ноябре и декабре 2009 года, где он говорил о безработице, бедности, незаконных увольнениях работников нижегородского ГАЗа и грабительских пенсионных реформах.

Также, в качестве меры устрашения, тольяттинские чиновники пытались забрать детей из семьи журналистки Галины Дмитриевой, активистки Революционной рабочей партии. После выхода в местной прессе статьи Дмитриевой с подробным описанием жизни рабочих на кризисном «АвтоВАЗе», наряд милиции в нарушение всех норм забрал из ее квартиры трехлетнего Никиту и шестилетнюю Александру, а после в ОВД милиционеры с угрозами требовали у матери отдать им документы на детей.

Впрочем, число жертв бедности в стране во много раз выше, чем тех, у кого детей пытались отнять по политическим мотивам. К примеру, органы опеки забрали детей у 34-летней жительницы Ленинградской области Веры Камкиной за долги ЖКХ в 140 тысяч рублей.

Во Владиvирской области произошел не менее вопиющий случай. Органы опеки забрали детей из семьи ветерана боевых действий в Таджикистане и Чечне Леонида Галактионова. За то, что военнослужащий не имел собственной жилплощади, а ютился с женой и тремя детьми в комнате заводского общежития размером в 11,5 метров. Причем, все попытки добиться лучшей жилплощади для семьи окончились ничем, а точнее – визитом «карателей» из органов опеки.

Органы опеки и коммунальщики материально заинтересованы в массовом лишении родителей их детей, уверены кураторы «горячей линии». Деньги в «сиротской» сфере крутятся немалые – ежегодно в России отнимают у родителей и передают в детские дома примерно 120 тысяч детей. На одного детдомовца в год государство отпускает от 100 тысяч до миллиона рублей, причем до детей эти деньги почти не доходят, в большинстве случаев они идут «на ремонт здания», то есть все в то же ЖКХ, если не считать многочисленных «посредников» в виде руководителей детдомов и их «кураторов».

«К сожалению, еще не было в истории России ни одного случая, чтобы сотрудников органов опеки за незаконные действия привлекли к уголовной ответственности. Когда в средствах массовой информации поднимается шум, они просто возвращают детей на место. Из-за этого сотрудники органов опеки чувствуют свою безнаказанность», – утверждают координаторы детской «горячей линии».

У семьи из Нижегородской области отобрали троих детей за бедность / Органы опеки – родителям: «У вас тут чисто, но слишком бедно»

Дзержинск, Нижегородская область (Февраль 17, Ольга Панфилова) – В Нижегородской области чиновники лишили семью троих детей из-за малообеспеченности родителей. Скандальный случай произошел в городе Дзержинске, сообщает «Комитет за гражданские права».

12 февраля в комнату, где проживала семья Сергея Пчелинцева, пришли чиновники сразу нескольких органов городской исполнительной власти: отдела опеки и попечительства Дзержинской администрации, комиссии по делам несовершеннолетних местного УВД и Департамента социальной защиты населения. С собой служащие привели телевизионщиков.

Детозащитники устроили показательное отобрание троих маленьких детей у Пчелинцева и его супруги Лидии Бузановой: трехлетнего Максима, двухлетней Анны и Даши, родившейся осенью 2009 года. Вопреки требованиям ст. 77 Семейного Кодекса РФ, представители власти отобрали детей без предъявления их родителям соответствующего акта городской администрации. Отнимая детей, чиновники цинично бросили Сергею такие слова: «У вас тут чисто, но слишком бедно».

Как отмечают правозащитники, чиновники отобрали детей у супругов, ведущих «абсолютно нормальный, трезвый и здоровый, образ жизни». Родители оказались виноваты только в том, что стали многодетной семьей.
Сергей Пчелинцев делает все возможное, чтобы прокормить свою многочисленную семью. Его среднемесячный доход составляет 10-11 тысяч рублей, чего с трудом хватает на пятерых. Жена сидит с детьми.

Казалось бы, эта семья должна пользоваться всеми мерами государственной социальной поддержки. Но она не получает ни одного пособия, положенного по закону, в том числе и по федеральным льготам при наступлении многодетности. По словам Пчелинцева, им отказывают даже в выдаче бесплатного детского питания для грудничка. Все, чем помогло этой семье государство – выделило месяц назад семье отдельную комнату, как сказал Сергей – «бывшую в употреблении».

Как отмечают правозащитники, гонения на семью Пчелинцева начались после его выступлений на пикетах в Дзержинске в ноябре и декабре 2009 года, где он говорил о безработице, бедности, незаконных увольнениях работников нижегородского ГАЗа и грабительских пенсионных реформах.

После этих выступлений, активиста, не состоящего ни в одной партии, в декабре пригласили в Центр «Э» (отдел по борьбе с экстремизмом) по Нижегородской области. По словам Пчелинцева, в ходе беседы сотрудники угрожали ему расправой, предлагали «работать» внештатным осведомителем, требовали прекратить выступать на любых гражданских мероприятиях. В числе прочих угроз, прозвучало обещание создать проблемы его семье.
После данного разговора Пчелинцев написал жалобу и отнес ее руководству областного УВД. Реакция на жалобу не заставила себя долго ждать.

В настоящее время дети Пчелинцева и Бузановой находятся в городской детской больнице. Родителей к детям не пускают. Через 7 дней после отобрания детей из семьи органы опеки должны подать в суд иск об ограничении либо лишении родительских прав на отобранных детей.

Чиновники сказали Пчелинцеву готовиться к такому судебному процессу. Более того, с их слов, он понял, что уже известен итог судебного разбирательства: Пчелинцев и Бузанова будут ограничены в родительских правах на детей. А затем, будут лишены родительских прав, если через месяц не проведут ремонт комнаты, не закупят дополнительных игрушек, книжек, кроватку и питание. Стоит отметить, что на подобное «устранение недостатков» семейное законодательство устанавливает срок в полгода.

Напомним, что недавно у жительницы Ленинградской области органы опеки отобрали четырех детей из-за долгов по квартплате. Жительница Колпино Вера Камкина может быть лишена родительских прав. Соответствующий иск уже направлен в суд, сообщает «Эхо Москвы в Петербурге».

Органы опеки забрали у 34-летней Камкиной детей, в том числе потому, что она задолжала порядка 140 тысяч квартплаты. Сейчас одно из сообществ многодетных и приемных семей собирает деньги, чтобы помочь женщине расплатиться с долгами. Якобы, в этом случае ей вернут детей. Однако, все не так просто. По словам петербургского уполномоченного по правам ребенка Светланы Агапитовой, которая сослалась на позицию колпинских органов опеки, задолженность по квартплате и отсутствие средств на содержание детей – не единственные причины того, что семья оказалась на гране разрушения:

«По словам опеки, конечно, ситуация там неоднозначная. И дело не только в непогашении квартплаты. Дело в том, что эта семья была под контролем, под наблюдением уже достаточно длительное время, и, конечно, там в комнате, где проживают четверо детей и сама Вера Александровна, антисанитарные условия. Велись переговоры с ней о том, чтобы она элементарный порядок навела в комнате, но эти разговоры не возымели пока своего действия. Более того, детям предлагались и путевки в лагеря, и устройство в детский сад, но у детей был обнаружен педикулез, и медицинская комиссия не была пройдена. Уже подан иск о лишении ее родительских прав».
Делом Веры Камкиной уже заинтересовался российский уполномоченный по правам детей Павел Астахов.

Должникам по ЖКХ ребёнок не положен

Ювенальная юстиция пришла в Москву: детей забирают в приюты «превентивно»
В столичном районе Теплый стан Юго-Западного округа органы опеки 26 октября изъяли у матери-одиночки 9-летнюю дочь. Соцработники пришли в школу и забрали ребенка после занятий; по утверждению матери девочки, ее не поставили в известность, и искать дочь ей пришлось самостоятельно. Последовала двухнедельная «передержка» ребенка в больнице.

Сейчас Сабина Гришина находится в социальном приюте «Зюзино» – он принимает и детей из района «Теплый стан». А ее мать Юлия надеется на то, что опека оставит дочь с ней: способов повлиять на ситуацию у нее не осталось.
Это далеко не первый пример работающей «ювенальной юстиции» в Москве, а в некоторых других регионах России кампания по «отбиранию» детей идет полным ходом. Для того, чтобы понять, кто входит в «группу риска» с точки зрения органов опеки и чьих детей, соответственно, могут сегодня или завтра изъять из семьи, стоит детально рассмотреть ситуацию Юлии и Сабины Гришиных.

- Вся эта история началась весной этого года, когда я после нервного срыва ненадолго легла в психиатрическую больницу, – рассказывает «СП» Юлия Гришина. – Я тогда совершенно не знала, что за этим последует проверка меня на неблагополучие. По словам Юлии, на учет в ПНД её не ставили – но, оказывается, через полгода после лечения пациентка должна была пройти обследование. «Когда я не явилась, они дали бумагу в милицию, – рассказала Гришина. – На основании этой бумаги и отобрали Сабину».

Это произошло 26 октября. Юлия пришла за девочкой в школу № 1657, где ей сказали, что третьеклассница Сабина вместе с соцработниками ожидает ее в муниципалитете, в кабинете 12. «Поехала туда, – рассказывает Гришина-старшая – и мне заявили, что Сабина на самом деле отобрана сотрудниками ОВД, находится в больнице и мне запрещено общение с ребенком».

Сейчас Сабина ожидает решения своей судьбы в приюте Зюзино, где мама видится с ней по вторникам, средам, четвергам и субботам. 25 ноября вопрос о том, останется ли Сабина с мамой, будет решаться опекунским советом района в присутствии Юлии. «Все документы, подтверждающие, что я здорова и у нас всё в порядке, я им уже предоставила», – утверждает Гришина.

По словам Юлии, есть три момента, из-за которых соцработники обратили на них с дочерью особое внимание. Во-первых, они – неполная семья. Во-вторых, Юлия – маляр, работающий по частным заказам на ремонтах квартир; деньги у них с Сабиной, таким образом, есть, но формально Гришина безработная.

И самое серьезное – долг перед районным ЕИРЦ по коммунальным услугам. «Действительно, у меня есть задолженность по квартплате, – признает Юлия. – Около 100 тысяч рублей, с 2006 года. Я все время понемногу платила – но вот, накопился такой долг». В мировом суде, однако, эту задолженность уже «утрясли» с представителем ЕИРЦ, – утверждает она. «Мне была назначена рассрочка по этим платежам, долг раскидали на некоторый период. Я с тех пор исправно выплачиваю».

В школе №1657 обозревателю «СП» подтвердили, что Сабину Гришину действительно забрали из их школы, но от дальнейших комментариев отказались. Зато с изданием согласилась побеседовать глава опекунского совета района «Теплый стан» Надежда Зеленская, непосредственно знакомая с ситуацией со стороны социальных служб:
«СП»: – Расскажите о ситуации с Гришиными, как она видится органам опеки?

- Ситуация, прямо скажем, двойственная. И мама неблагополучная. Она стоит на учете в милиции уже в течение нескольких лет. Работа с ней проводилась со всех сторон – но, к сожалению, периодически она впадает в состояние запоя. Ребенок неоднократно находился у соседей в этом же доме – что и понятно, когда мама находится в таком состоянии. Периодически из-за этого Сабина не посещала школу. В общем, компрометирующего материала на Юлию предостаточно.

«СП»: – Вы подтверждаете, что сотрудники опеки изъяли девочку прямо из школы?
- Сабину изъяли по предписанию ОВД – в данном случае, подчеркну, это была не наша инициатива. Был документ, согласно которому ситуация в семье предположительно представляла угрозу жизни и здоровью ребенка. Сейчас девочка находится в окружном приюте Зюзино.

«СП»: – Каковы перспективы решения проблемы?

- Этот вопрос как раз будет решаться на заседании опекунского совета, и пока речь не идет о лишении Юлии Гришиной родительских прав. Пока речи об этом, повторю, не идет. Хотя, конечно, члены совета могут выступать с самыми разными предложениями. Но, в принципе, мы считаем, что с мамой еще вполне можно дальше работать. И будем работать.

«СП»: – Однако в ожидании решения девочка жила не дома, а в приюте. Органы опеки действительно имеют право вот так просто изымать детей?

- Дело в том, что когда имеются документы об угрозе жизни и здоровью ребенка, исходящей из обстановки в семье – мы имеем право изъять ребенка из семьи, где бы он ни находился. В том числе и из школы. А в данном случае речь шла о предписании органов внутренних дел, не нашем решении. И все основания для изъятия, как я уже отметила, у нас имелись.

Странный счет

«Эта ситуация очень напоминает другую, которой я также давно занимаюсь», – рассказала «СП» Анна, блогер, пишущий в Живом Журнале под ником ann_eg. В беседе с обозревателем издания Анна провела параллели между делом Юлии и Сабины Гришиных и скандалом вокруг семьи Кузнецовых. 2 ноября органы опеки без предъявления каких-либо документов изъяли у Нины Кузнецовой пятерых детей, возрастом от 3 до 12 лет. Аргументами социальных служб было – нет ремонта, неубрано, неглаженое белье, в холодильнике пусто, рассказывала Анна. Кроме того, налицо была и всё та же задолженность по коммунальным услугам. На сей раз почти на 200 тысяч рублей и накопленная за восемь лет – так утверждается в квитанциях ЕИРЦ.

Как утверждают люди, посещавшие дом Кузнецовых, ремонт в квартире проводился как раз в тот момент, когда соцработники пришли инспектировать ситуацию. Пустой холодильник объясняется, как комментировала сама Кузнецова, тем, что семья закупается продуктами каждый день и не делает запасов. Что же касается квартирных квитанций – сумма долга, по мнению независимых экспертов, может быть значительно завышена – сейчас ведутся разбирательства по этому поводу.

История с Кузнецовыми завершилась пока что благополучно – на заседании комиссии по делам несовершеннолетних детей решено было вернуть Нине. Кто именно виновен в неправомерном изъятии детей – выясняется. Даже ремонт в квартире Кузнецовой теперь помогают доделывать многочисленные сочувствующие.

Однако проблема, связанная с тем, что органы опеки порой «превентивно» отбирают детей у родителей, чье неблагополучие подтверждается такими фактами, как долги по оплате коммунальных услуг – с каждым месяцем нарастает, и уже сейчас тема «ювенальной юстиции» является одной из самых острых в российской социальной повестке дня.


My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх