,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Голодомор: шоу закончилось
  • 30 ноября 2010 |
  • 16:11 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 21892
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
0
Похоже, что красные и черные даты, воткнутые в украинский календарь предыдущей властью, в народе так и не прижились. Как только сверху перестали спускаться разнарядки обязательных политических мероприятий, об этих праздниках и трагических датах начали потихоньку забывать.

Шестой по счету День Свободы прошел в Украине практически никем не замеченным. Конечно, в Киеве шумела толпа возмущенных предпринимателей, а мелькающие среди них оппозиционные политики радостно кричали про «второй Майдан», устроенный в годовщину первого. Но всё ограничилось именно протестами и требованиями ветировать ненавистный Налоговый кодекс.

Никакого праздника политического раскрепощения с распеванием песен и плясками вокруг флагов, с торжественными речами о «liberte, egalite, fraternite» не было. Не устраивали и похорон свободы, с воздеванием вверх гневно сжатых кулаков и клятвами бороться до конечной победы демократии. Народ просто забыл, что 22 ноября является не только годовщиной «оранжевой» революции, но и объявлен президентским указом № 1619/2005 официальным Днем Свободы. Так же, как забыл (или вообще не знал), что в это день родились Григорий Сковорода и Шарль де Голль, был убит Кеннеди и венчался будущий царь Лжедмитрий Отрепьев.

Причем забывать о Дне Свободы украинцы начали еще задолго до ухода со своего поста его создателя Виктора Ющенко. Если в этом году на 22 ноября устроили хотя бы протесты представителей малого бизнеса, то в прошлом Майдан был тих и пуст, а о свободе вспоминали только Виктор Андреевич и несколько ностальгирующих по былому веселью ветеранов «оранжевой» революции. Одно из любимых политических дитятей Президента Ющенко умерло еще во младенчестве. И сегодня крестом на его могилку стало не только отношение к этому придуманному празднику населения страны, но и официальная позиция новой власти, которая вообще проигнорировала эту дату. Что, впрочем, и не удивительно: ну кто же в здравом уме будет отмечать день победы над собой?!

Прошло меньше недели, и наступила следующая памятная дата, установленная Виктором Ющенко, теперь уже трагическая – день памяти жертв Голодомора. Пожалуй, самая любимая тема экс-президента, которой он не просто чрезмерно увлекался – нет, он просто был ею одержим! Если первые пару лет после «оранжевой» революции Украина жила радужными фантазиями о «европейском будущем», то после окончательного закрытия перед нею дверей ЕС она была погружена в бесконечную панихиду.

Ющенко старался, чтобы Голодомор стал неотъемлемой, а порою и фундаментальной частью всех сфер жизни «маленьких украинцев». Уже с первых классов школы дети рисовали скелеты и устраивали в фойе импровизированные кладбища, их учили скорбеть со свечами в руках, их формирующуюся психику перфорировали мрачными историями об умирающих людях. Уголки Голодомора стали появляться в государственных учреждениях (где отмечать его вводилось в обязанность госслужащих) и даже украинских посольствах. Целое подразделение по вопросам Голодомора было создано в СБУ. По всей стране в обязательном порядке росли кресты, памятники и часовни, а мемориал Голодомора в Киеве побил все рекорды стоимости подобных сооружений. Впрочем, как именно были использованы эти миллионы, еще неизвестно, потому что спустя год после своей постройки мемориал покрылся трещинами.

Гражданам Украины строго запрещалось сомневаться в том, что Голодомор был умышленным геноцидом украинской нации, и вообще высказывать какие-либо возражения относительно официальной трактовки тех событий, написанной национально-свидомыми «историками» и утвержденной на Банковой. Для чего был даже принят соответствующий закон, показавшийся Виктору Андреевичу слишком мягким из-за недостаточно жесткого наказания, предусмотренного для инакомыслящих.

Апофеоз этой непрекращающейся панихиды наступал, по замыслу Ющенко, в конце ноября: официальные скорбные мероприятия длились несколько дней, и на них выгонялись со свечками в руках чиновники, студенты и школьники, добровольно собирались толпы проникшихся новой национальной идеей обывателей. Уж чего-чего, а массовость и атмосферу скорби в Украине обеспечивать всегда умели, благо, это дело нехитрое.

Глядя на эти моря горячих свечей, на накрывший всю страну всеобщий траур, Виктор Андреевич наверняка довольно думал, что уж эта его затея наверняка удалась, что Голодомор теперь стал такой же неотъемлемой частью жизни украинцев, такой же традицией, как елка на Новый Год. Но он ошибался...

Вспоминаю годовщину Голодомора 2008 года: вечером пятиэтажка напротив осветилась десятками горящих свечей, они стояли, пожалуй, в большинстве квартир. Кое-кто даже зажег огоньки на всех своих окнах – видимо, новая традиция кому-то показалась даже интересной. Прошел год. В доме напротив свечи зажглись примерно в дюжине квартир, не больше. Возможно, остальные за это время наелись официозным Голодомором досыта и не желали больше участвовать в политических шоу обанкротившегося Президента Ющенко.

Наступил ноябрь 2010 года. Я специально выглядывал в окно несколько вечеров подряд, надеясь увидеть где-нибудь хотя бы один огонек свечи. Тщетно. Лишь пробивающиеся сквозь шторы яркие лучи «экономных» ламп, блики телевизоров, да курящие на балконах мужики. Стало очевидным, что, как минимум, в нашем квартале традиция жечь на Голодомор свечи закончилась и ушла в историю. И ведь наверняка дело тут не в самих свечах.

Сказать, что наши люди не уважают память умерших от голода предков? Нет, предков они очень даже уважают. Каждую Пасху на кладбище невозможно пробиться через многотысячные толпы посетителей и автомобильные заторы, а с весны до поздней осени там кипят строительные работы по реставрации могил не только родителей, но и дедушек-бабушек, которых-то не все и помнят. Каждое 9 мая среднее и молодое поколение повязывает себе Георгиевские ленточки и уверяет друг друга, что именно их дед брал Берлин и спалил Рейхстаг. Поэтому с памятью и уважением у нас всё в порядке. Дело, возможно, в другом: просто, вопреки утверждениям национал-патриотов о 3, 7, 10 и даже 14 миллионах жертв Голодомора, мало у кого кто-то из родни действительно умер в 30-е годы от голода. Возможно даже, что в доме напротив таковых просто нет. И если в 2008 году народ с азартом поучаствовал в новой общегосударственной затее, а в 2009-м некоторые из вежливости решили поддержать традицию, то на этот раз «пипл», видимо, то ли с раздражением махнул на неё рукой, то ли просто забыл.

И это немудрено. Во-первых, всё, что касается темы Голодомора, у большинства населения ассоциируется с политикой национал-патриотов, или как их раньше называли в народе «руховцев». Собственно говоря, ведь это именно они подняли её в начале 90-х, подсунули власти к президентским выборам 1999-го и усердно помогали раскручивать её все эти годы. Она изначально была сформирована как политический проект, и население восприняло её тоже именно так.

Причем что интересно, тема Голодомора появилась, пустила крепкие корни и набрала самую большую популярность в Западной Украине, которая в то время вообще находилась в составе Польши. Именно из Галичины её принесли в Киев, а уже оттуда начали распространять на всю Украину. Но, что удивительно, именно на Юго-Востоке, где, по утверждениям «историков», в каждой семье от голода должны были умереть по несколько человек, тема Голодомора как раз была встречена с большим скептицизмом и прохладой. Вследствие чего национал-радикалы срочно придумали этому объяснение: суть его заключается в том, что все «щирые украинцы» в этих краях вымерли, а на их место были завезены «лапотники» из России. Но такая излишняя фантазия хроникеров Голодомора всегда лишь увеличивала ряды скептиков: чем нелепее становились версии событий 30-х годов, тем с большим раздражением их выслушивали. Правило «чем чудовищнее ложь, тем охотнее в неё верят» тут не сработало.

Второй роковой причиной стал сам Виктор Ющенко. Пожалуй, если бы годовщины Голодомора в Украине отмечали скромно и без размаха, как во времена Кучмы, если бы к этой теме отнеслись взвешенно, не устраивали бы шоу на пустых гробах, то она бы постепенно прижилась как скорбная страница нашей истории. Но Виктор Андреевич решил форсировать события с таким энтузиазмом, с каким большевики не делали свою коллективизацию. И придал ему слишком гипертрофированные масштабы.

Это просто не могло не вызвать ответную реакцию неприязни. Не к Голодомору – нет, а к тому шоу, которое устроила из него «оранжевая» власть. И лично к Виктору Ющенко, который просто приватизировал на себя право быть верховным жрецом голодоморных литургий. По сути, всё, за что брался экс-президент, рано или поздно терпело крах.

Возможно, если бы на последних президентских выборах победила Юлия Тимошенко, то эта традиция была бы продолжена. Во всяком случае, её бережно продолжали бы национал-патриоты из её окружения. Однако в команде Виктора Януковича их немного: кроме Анны Герман, подобных крупных фигур нет, да и она имеет довольно ограниченное влияние на Партию регионов, верхушка которой состоит из совершенно независимых от любой идеологии «баронов», которым Голодомор, в отличие от футбола, просто неинтересен, а потому они не имеют никакого желания им заниматься.

Наверняка это неинтересно и самому Виктору Януковичу. Да и при всём своем желании быть Президентом всей Украины и искать поддержку в том числе у жителей западных регионов, он понимает, что продолжение голодоморных шоу в стиле Ющенко лишь сделают его посмешищем в глазах жителей Юго-Востока. Поэтому на Банковой разумно выбрали компромиссный вариант: скромно отмечать трагическую дату, но свернуть все шоу-проекты.

Вот почему уже в первый же день его президентства с сайта Главы государства убрали соответствующий тематический раздел. Вот почему в первые же дни свой работы новый Президент прекратил практику забрасывания иностранных правительств просьбами о признании Голодомора. Вот почему уже летом в парламенте был зарегистрирован проект изменений в закон о Голодоморе, который меняет его формулировку с «геноцида» на «трагедию». Вот почему в СБУ сразу же сократили «голодоморный» отдел, были прекращены финансирования мемориалов, музеев и выставок, уволены сотни (если не тысячи) кормившихся с этого национал-патриотов.

А главное – годовщина Голодомора перестала быть обязательным общегосударственным спектаклем. Кстати, этим послаблением немедленно воспользовались многие крупные чиновники: на нынешних траурных церемониях отсутствовали ряд губернаторов и мэров. Да и народу, в отличие от прежних лет, было немного. Никто уже не пригонял по разнарядке толпы скорбящей молодежи. Пришли лишь те, кто действительно желал таким образом почтить память предков.

Шоу закончилось, и вряд ли оно будет продолжено при нынешней власти, если, конечно, та не пожелает возобновить его для привлечения голосов жителей Западной Украины. Лишенный политической составляющей, Голодомор превратился из политического проекта в обыкновенную человеческую трагедию, отношение к которой каждый определяет сам. Насколько у него велики шансы превратиться в заурядную черную дату, о которой будут вспоминать немногие, сказать трудно. Но думается, что те, у кого в результате голода 30-х годов погибли предки, и кто считает важным чтить их память, будет её отмечать. Заставлять же это делать остальных, как мы все убедились, было делом напрасным.


Виктор Дяченко



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх