,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Реформы или разрушение?
  • 27 ноября 2010 |
  • 17:11 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 27219
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
0
Вооруженные силы Украины переживают тяжелый момент. В дополнение к хроническому недофинансированию и многим другим «традиционным» трудностям над ними навис дамоклов меч очередных сокращений.

Обороноспособность в человеческих единицах


Министерство обороны Украины недавно обнародовало очередные планы развития Вооруженных сил — по сути планы их сокращения-уничтожения. Если сейчас личный состав ВСУ насчитывает около 200 тыс. чел., то к 2015 г. их число уменьшится до 160 тыс. Сокращение затронет 20 тыс. из гражданского персонала и 20 тыс. военнослужащих.

На 20% планируется уменьшить управленческий аппарат армии. «Под нож» попадут также один армейский корпус в сухопутных войсках и военные части, которые, по мнению руководителей ведомства, не имеют перспективы.

В течение 5 лет будет утилизировано более 200 тыс. т боеприпасов и около 10 тыс. т компонентов жидкого ракетного топлива. Реализация этих мероприятий позволит расформировать 27 арсеналов, баз и складов и передать в госсобственность свыше 500 военных городков.

Примечательно, что кампания сокращения начнется с Генерального штаба ВСУ. Поражает, однако, цинизм военного руководства. Вот ведь как можно: в день празднования очередной годовщины Генерального штаба поздравить подчиненных, а через час-другой на брифинге объявить журналистам о первоочередном увольнении из их рядов 250 человек. Как буквально выразился генерал-полковник Григорий Педченко, «ми дуже суттєво скоротимо управлінський апарат. І починаю я з Генерального штабу. Як я розцінюю, сьогодні він є обтяжливим. 20% ми будемо скорочувати».

Это вдвойне странно слышать, так как в Генштабе служат в большинстве профессионалы, специалисты с солидным опытом, преодолевшие все ступени служебной иерархии.

Предвидя возможные возражения, поясню: безусловно, в стенах военного ведомства есть и офицеры, которые с лейтенантских погон росли «на паркете» и за пределы Киева в отдаленные гарнизоны даже не выезжали. Но для того и существуют исключения, чтобы подтверждать правила.

Размеры погон и число звезд на них — это ведь в какой-то мере показатель успешности настоящих офицеров. Не зря Генштаб считают «мозгом армии». Но, видимо, в мозгах сейчас нуждаются меньше всего, поэтому и начинают «реформирование» оттуда, где они наиболее крепки.

В этой связи напрашивается интересная аналогия. Историки подметили тенденцию: страны-победители после окончания военных действий делали все, чтобы до конца уничтожить военную мощь побежденной стороны и саму возможность ее восстановления. И первыми в «расстрельном» списке всегда оказывались генеральные штабы (или их аналоги) поверженных стран. Расчет и логика победителей беспроигрышны: если есть войсковой центр, ядро, всегда можно быстро призвать молодых солдат и оперативно их вооружить.

Однако никому в истории не удавалось быстро создать эффективный и адекватный реалиям Генеральный штаб или любой другой орган управления высокого уровня. Такие структуры формируются годами, а стиль работы и корпоративная культура вырабатываются десятилетиями.

Для примера: в украинской армии уже есть свой негативный опыт реформирования на скорую руку — создание Объединенного оперативного командования (ООК). От того, что потратили большие деньги на ремонт здания, собрали и наспех подготовили заочно в академии офицеров и вручили каждому по компьютеру, боевой потенциал страны не вырос. ООК не смогло за три года стать полноценным органом управления оперативного уровня.

Зато вполне проявило такие черты «корпоративного стиля», как бюрократизм, некомпетентность, очковтирательство, склочность, а также коррупционность и взяточничество руководителей ведомства. При том, не успев полностью создать ООК и поставить его на ноги, почти уничтожили штабы Оперативных командований, в стенах которых витали традиции и дух штабов боевых фронтов Великой Отечественной войны.

Интересно, что год назад очень часто упоминалось о необходимости дополнительных мер по усилению военной безопасности государства на восточном, южном и юго-западном направлениях. Об этом говорили и президент, и руководители военного ведомства, и многочисленные специалисты. Но не прошло и года, а речь идет о расформировании 6-го армейского корпуса, боевые части которого прикрывают именно эти важные и достаточно открытые направления.

Но после таких «реформ» у нас останется всего два армейских корпуса! И, повторюсь, такие большие и сложные органы управления, как штаб округа (фронта) или штаб армейского корпуса, становятся эффективно действующими механизмами не с объявлением мобилизации, а в ходе многолетней упорной подготовки, участия в учениях и других мероприятиях...

Рассказы, что армия не уничтожается, ибо вместо боевых бригад будут созданы так называемые базы мобилизационного развертывания, все уже слышали в начале украинской независимости. Тогда из боевых дивизий тоже создали базы хранения вооружений. Прошло немного времени — и технику разграбили и продали, военнослужащие из-за отсутствия боевой подготовки профессионально деградировали. Вскоре базы сократили, и потерь никто не заметил... Неужели опять будем наступать на те же грабли?

Все без исключения планы и программы сокращения украинской армии со временем признавались ошибочными. И практически всегда критерием оценки выступала способность вооруженных сил государства противостоять военным угрозам. Увы, уважаемые господа, угроз в адрес нашей страны не уменьшилось, а по некоторым позициям они даже возросли или же возрастут в обозримом будущем.

Развитые страны периодически также производят сокращения. Но, сокращая людей, они сохраняют и даже наращивают боевой потенциал за счет качественно-количественного улучшения вооружений и военной техники. У нас же обновление арсенала ограничивается десятком-другим танков и такими же единичными позициями других вооружений. Поэтому о компенсации ущерба боеспособности от сокращения людей и боевых частей говорить не приходится.

Справка «2000»
В 2010 г. предприятия оборонного комплекса Украины после проведения модернизации и ремонта передали МО около 300 единиц ВВТ. Отремонтировано 13 истребителей МиГ-29, 3 зенитно-ракетных комплекса С-300, 5 кораблей, а также 61 единица военной техники для ВМС и 207 — для сухопутных войск. По данным МО, до конца года будет завершен ремонт фрегата «Гетьман Сагайдачный», а весной 2011 г. — ремонт подводной лодки «Запорожье».

Армейский дубль-2


Когда генерала Григория Педченко назначили на пост руководителя Генштаба, он в буквальном смысле забросал войска телеграммами и воззваниями, в которых призывал к терпению, взывал к чувству долга, порядочности, говорил красивые слова о боевом духе и воинском долге (мы готовы обнародовать упомянутые образцы патриотической риторики).

Чем обернулась эта риторика? Неужели наши стратегические менеджеры не понимают, что все эти надуманные псевдонаучные реформы в первую очередь подрывают моральный дух армии? Можно долго терпеть маленькую зарплату, отсутствие жилья (это хорошо знакомо большинству украинских офицеров), лишь бы существовала перспектива, жили надежда на улучшение и ощущение своей нужности стране. А когда армия почти двадцать лет переживает непрерывную полосу реформ-сокращений, о какой стабильности в настроениях военнослужащих и их мотивации можно вести речь?

Самое страшное в любом деле, а в сфере национальной безопасности особенно, — это идеология временщиков. Она просто не способна родить ни Александра Матросова, ни Николая Гастелло, ни других героев. Зато желающих урвать от армии перед уходом, наоборот, при всех подобных реформах и сокращениях всегда прибавляется...

Не успели напугать людей общими заявлениями о грядущих новациях, как до частей довели конкретные планы сокращения сотен должностей полковников. А до Национального военного университета — планы уволить почти 150 преподавателей. Между прочим, в кулуарах Генштаба автор услышал, что офицеры и генералы (а среди них люди с огромным опытом и боевым прошлым), которые в свое время преподавали на 1-м факультете академии у нынешних руководителей Минобороны и Генштаба (министр и начальник Генштаба окончили вуз в 1996 г.), сейчас в недоумении разводят руками и с горечью говорят, что учили совсем не тому, что сейчас наблюдают у своих высокопоставленных выпускников.

Неужели Михаил Ежель и Григорий Педченко забыли, как в свое время «система» избавилась от них самих, фактически вышвырнув из армии? Придумав для этого поводы и «выявив» упущения, за которые других обычно оставляли служить.

Резервы для сокращения управленческого аппарата, безусловно, есть. И чтобы не резать по живому, достаточно подойти к реформам с позиций здравого смысла. Одни дублирующие структуры представляют неиссякаемый резерв экономии: департамент кадровой политики Минобороны — Главное управление личного состава ГШ ВСУ; департамент гуманитарной политики Минобороны — аналогичное Главное управление Генштаба; целый «ворох» структур, работающих в сфере международного военного сотрудничества: профильный департамент министерства, Центральное управление военного сотрудничества, управление евроатлантического сотрудничества, управление верификации и т. п.; управление спорта Минобороны — управление физической подготовки ВСУ.

Думаю, что даже наиболее далекий от армейской проблематики читатель, обладающий здравым смыслом, без труда поймет, с чего нужно начинать руководителям Минобороны. Но страшно то, что упомянутые структуры сокращение затрагивает меньше всего, а «под нож» попадают боевые единицы...

Чем воевать будем?


Руководство военного ведомства реализует и свое видение перевооружения армии. В частности, на более отдаленное время переносится финансирование программ по созданию тех образцов вооружений, которые определяют облик будущей армии. Специалисты по этому поводу справедливо замечают, что подобное затягивание ведет к единственному результату — образец морально устаревает еще до начала серийного производства.

Министр обороны недавно сообщил, что приостанавливается финансирование госпрограмм по созданию корабля класса «корвет», самолета Ан-70 и модернизации вертолетов. (Напомним, что среди задач Государственной программы развития вооружения и военной техники предусмотрено создание оперативно-тактического ракетного комплекса (ОТРК) «Сапсан», танка «Оплот», нового корвета для ВМС, военно-транспортного самолета короткого взлета и посадки Ан-70, а также обновление систем ПВО, модернизация истребителей МиГ-29 и боевых вертолетов).

Сдача нового корвета была намечена на 2012 г., однако в связи с отсутствием госфинансирования переносится на 2015 г. Чтобы возобновить прежние темпы реализации проекта в 2011 г., нужно около 500 млн. грн.

Впрочем, руководство ведомства считает, что и само содержание программы «Корвет» следует пересмотреть. Корабль проектировался под натовские стандарты, точнее, под оружие, находящееся на вооружении армий стран НАТО. Поэтому и оказался очень дорогим — по подсчетам Минобороны, он стоит 8,5 млрд. грн. Сегодня за счет получения комплектующих из России и других стран его стоимость может быть снижена до 3,5 млрд. Увы, даже с учетом удешевления этот и другие проекты обновления арсенала украинской армии опять откладываются...

Мы сознательно не говорим о позиции Президента Украины — Верховного Главнокомандующего Вооруженными силами. Беру на себя смелость заявить: избрание Виктора Януковича на пост главы государства офицеры, особенно старшего звена, восприняли с надеждой на положительные перемены. Хочется верить, что Виктор Янукович еще не понял глубины армейских проблем и возможных их последствий из-за своей загруженности. К тому же есть люди, которым выгодно скрывать от президента истинную картину состояния дел и последствий «реформ»... Но неужели нам нужна «своя» Чечня, Афганистан или Ирак, чтобы на собственном горьком опыте испытать последствия ошибочного пути?


Игорь МАТВЕЕВ



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх