,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Десять лет кассетному скандалу: все версии
  • 26 ноября 2010 |
  • 10:11 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 61075
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
0
28 ноября 2000 года глава Соцпартии Украины, нардеп Александр Мороз, выступил в парламенте с сенсационным заявлением: один из охранников президента Леонида Кучмы, майор Николай Мельниченко, записывал на диктофон разговоры в кабинете №1! И Мороз привел дословно высказывания Кучмы и еще нескольких высокопоставленных лиц касательно журналиста Георгия Гонгадзе. Причем из записей выходило, что высшие руководители страны могут быть так или иначе замешаны в исчезновении журналиста (как известно, он пропал 16 сентября, а в середине ноября нашли «таращанское тело»).

Этот скандал, названный тут же «Кучмагейтом», повернул историю страны в новое русло. Президент, на которого в мире стали смотреть косо, превратился практически в невыездного (на Запад). Ему пришлось убрать с постов преданных ему людей, например, Юрия Кравченко. И, главное, кризис заставил Кучму отказаться от планов идти на третий срок. А внутри страны набирало обороты движение «Украина без Кучмы», которое, по большому счету, и стало предтечей Майдана в 2004-м.

Накануне 10-летия переломной точки в украинской истории мы пообщались с участниками скандала, поговорили с экспертами и предлагаем вниманию читателей самую полную на сегодня версию случившегося.

ВЕРСИЯ 1. ВСЕ ОРГАНИЗОВАЛ НИКОЛАЙ МЕЛЬНИЧЕНКО

Этой версии придерживается сам бывший сотрудник УГОУ экс-майор Мельниченко, а также Александр Мороз. Это, скажем так, каноническая трактовка происхождения записей от родоначальников «кассетного скандала».

Такого же мнения — что организовал прослушку сам Мельниченко — придерживается весьма информированный эксперт по «кассетному скандалу», пожелавший остаться инкогнито. Происходило это, по версии эксперта, на протяжении 1998-2000 годов, и никакие другие структуры или спецслужбы не были причастны к этому делу. «После начала «кассетного скандала» СБУ в кратчайший срок выяснила истинный механизм «прослушки» Кучмы. Феномен Мельниченко стал возможен из-за фантастического бардака в управлении Госохраны и одновременно бездеятельности контрразведки СБУ, — считает эксперт. — Пользуясь бесконтрольным доступом в кабинет Кучмы, Мельниченко решился на осуществление несанкционированных записей. Ему ассистировали еще два человека — его товарищ по фамилии Савченко и сотрудник Управления СБУ в Киеве Александр Евко (кум и институтский друг Мельниченко). Они помогали Мельниченко на уровне хранения и обработки информации на «пленках», а также в подготовке записывающих устройств. Свои эксперименты Мельниченко начал приблизительно в 1998 году.

В 1999 году, с началом президентской избирательной кампании, дело было поставлено на поток. Мельниченко приезжал на работу из Василькова, где проживал, ровно в 7 утра, заходил в президентский кабинет, иногда отмечаясь в регистрационной книге, иногда нет. Цифровые диктофоны (точнее их внутренности) были закамуфлированы под предметы интерьера кабинета Кучмы и расположены в разных местах. Раз в два-три дня Мельниченко забирал одно из устройств для замены карты памяти и включал другое. На эту операцию требовалось всего несколько секунд, это можно было делать и при посторонних. Вечером, после работы, майор встречался на Арсенальной площади с Евко, которому передавал записи, а тот отвозил их к Савченко на Троещину. Там записи переносились на компьютер и частично расшифровывались».

Экс-глава МВД Юрий Луценко в разговоре с «Сегодня» тоже заявил, что придерживается версии — все сделал сам Мельниченко: «Я думаю, что это было его решение и его инициатива. Но не исключаю, что у него были советчики и идейные вдохновители. Например, кто-то из бывшего руководства СБУ, которые сегодня там уже не работают. Но это лишь предположение…»

Кстати, говоря о легализации записей, Мельниченко признался «Сегодня», что первоначально предлагал их экс-главе СБУ Евгению Марчуку. «Обнародование записей могло произойти и в 1999-м, если бы кандидат в президенты Евгений Марчук, на которого мы сделали ставку (кто — мы, Николай не расшифровывает. — Авт.), действительно был озабочен судьбой и будущим Украины, — заявляет Мельниченко. — Но так случилось, что Евгению Кирилловичу не хватило решительности идти до конца. Он оказался слабым звеном».

ВЕРСИЯ 2. СКАНДАЛ ПОДСТРОИЛ КРЕМЛЬ ЧЕРЕЗ ФСБ

Опальный российский олигарх Борис Березовский в беседе с «Сегодня» заявил, что майора Мельниченко он подозревает в работе на ФСБ, а виновником всех этих драматических событий десятилетней давности называет Кремль. При этом он подчеркивает, что главное — не сам скандал, а убийство Гонгадзе: «Вас интересует «скандал», а речь идет об убийстве журналиста. Это разные подходы к одной и той же истории... Потому что эта история была способом контроля Кучмы. Возьмем Мельниченко. С моей точки зрения, он сотрудник ФСБ, поскольку, как вы знаете, когда он якобы скрывался, он спокойно ездил в Москву и докладывал, что там происходило. Это я говорю, как человек глубоко вовлеченный во все это… В том, что он является сотрудником ФСБ, у меня нет никаких сомнений… Это чисто гэбэшная история. Если за Мельниченко стоит ФСБ, то за историей (с убийством Гонгадзе. — Авт.) тоже стоит ФСБ. А зачем это нужно было ФСБ? Потому что ей нужно было контролировать Кучму».

Косвенно на «руку Кремля» намекает, похоже, и бывший нардеп двух созывов Александр Жир, возглавлявший ВСК (Временную следственную комиссию Верховной Рады по расследованию «кассетного скандала».

— За всей этой историей, — отметил Александр Александрович, — скрывались серьезные люди. Скандал родился не в Украине, а за пределами нашей страны. Он был реализован при участии высокопоставленных граждан Украины. Многие из них прекрасно чувствуют себя и сейчас. Некоторые — у власти. Но я бы не утверждал, что главную роль в этой истории играл Николай Мельниченко или что не обошлось без американского участия. Но о персоналиях — не буду…

ВЕРСИЯ 3. ПРОСЛУШКА — ДЕЛО РУК СПЕЦСЛУЖБ США

Наши собеседники из высоких эшелонов правоохранительных органов Украины склоняются к мысли, что на самом деле прослушка была организована одной из мощных иностранных спецслужб: либо российской, либо американской. Однако если учесть, что все закончилось «кассетным скандалом», то выгоден он был в конце 2000 года, безусловно, не россиянам, а США. Ведь к этому времени Кучма стал стремительно сближаться с Россией, которой не с руки было прерывать этот процесс. Есть тут и другой момент: на конец 2000 года и в Украине были силы, желавшие скандала для Кучмы (недовольные его политикой, его претензиями на третий президентский срок и пр.). Эти силы могли контактировать с организаторами прослушки (или быть теми использованы), в результате чего и родился «кассетный скандал».

Эксперты «Сегодня» уверены, что подлинные агенты, занимавшиеся прослушкой кабинета Кучмы, так и остались неизвестными, а Мельниченко просто использовали для того, чтобы легализовать записи, когда в том настала нужда (то есть пришла пора организовать «кассетный скандал»). Это, кстати, аксиома для всех разведсообществ: агентов внедрения при любых обстоятельствах не сдавать! Иначе никто потом работать не будет. Имена этих агентов мы, вероятно, никогда и не узнаем.

Итак, поначалу организаторы прослушки просто накапливали негативную, порочащую президента информацию, а заодно и были в курсе всех или почти всех секретных переговоров в кабинете первого лица страны. Для того, считают наши эксперты, и задумывалась прослушка изначально, никто не собирался когда-то использовать записи в процессуальном плане, в уголовном деле. Однако ситуация изменилась после 16 сентября 2000 года, когда исчез (и был убит) Гонгадзе. Примечательно, что организаторы прослушки были оперативно извещены и о том, что случилось с журналистом (хотя, по идее, сразу после убийства об этом знали лишь Пукач с подручными и тот, кто отдавал генералу приказ).

Тем не менее уже 18 сентября (экспертами это установлено абсолютно точно) кто-то сформировал из разных кусочков тот файл, который 28 ноября озвучил Александр Мороз. И касались эти кусочки именно Георгия Гонгадзе, который только-только исчез. То есть можно сделать очень важный вывод: до 16 сентября линии «Гонгадзе» и «прослушка» развивались параллельно, не пересекаясь. Но вот произошло убийство журналиста. Организаторы прослушки узнают об этом, и тут же рождается мысль, как подставить Кучму. Формируется и озвучивается упомянутый файл и «Кучмагейт» набирает обороты... В пользу «американской» версии говорит и то, какое участие США приняли в судьбе самого Мельниченко после того, как тот скрылся из Украины (об этом см. рассказ самого экс-майора на странице 10).

ВЕРСИЯ 4. СТАЦАППАРАТУРА И РОЛЬ МАРЧУКА

Как рассказал для «Сегодня» информированный источник в АП (это же подтвердил источник в ГПУ), установка для записей на Банковой была стационарная, установленная еще в советские времена при первом секретаре ЦК КПУ Владимире Щербицком (или даже ранее). Как ею пользоваться, знали руководители украинского КГБ, в том числе Евгений Марчук. Потому не исключено, что он и организовал прослушку кабинета Кучмы, а Мельниченко просто использовался Марчуком для легализации записей, чтобы самому не светиться.

Косвенно в пользу этого говорят и заявления самого Мельниченко о связях с Марчуком. Свидетелем таких тайных свиданий, рассказывал сам Мельниченко, был охранник Марчука Павел Потеряйко. Через какое-то время он, будучи уже охранником Плюща, вместе с водителем Плюща Александром Скляром погиб при загадочных обстоятельствах (их отравили ядовитой водкой, маскируя под сердечную недостаточность). На эту смерть примеряли, как убийц, «оборотней» и их главаря Игоря Гончарова, которые похожим способом убили одну из своих жертв (якобы кто-то из «оборотней» знал Скляра, и через того «втемную» передали отравленную водку). А самого Гончарова знающие люди до сих упорно связывают с СБУ (он якобы всегда был офицером этой спецслужбы, даже когда работал в МВД). Впрочем, получить комментарий от Евгения Кирилловича о его возможном участии в кассетном скандале «Сегодня» не удалось.

ВЕРСИЯ 5. ОПЕРАЦИЯ СПЕЦСЛУЖБ СОВЕТА ЕВРОПЫ

Любопытную версию выдвинул в разговоре с «Сегодня» сам Николай Мельниченко. Он, как уже говорилось, опровергает версию о том, что «кассетный скандал» — это некая тайная спецоперация, к которой причастны ЦРУ, ФБР США или ФСБ России. В то же время его удивляет, почему рассматриваются только спецслужбы этих двух стран.

— Пусть сохраняется интрига, но прошу не забывать и о спецслужбах Совета Европы. Именно СЕ принял знаменитую резолюцию о предоставлении мне политического убежища любой страной, входящей в СЕ, и об отказе в выдаче меня Украине, — говорит Николай.

На уточнение, почему же в конце-концов он оказался не в Европе, а за океаном, Мельниченко парирует, что это было не его желание, а идея, чуть ли не в приказном порядке навязанная извне. Кем именно, на каком уровне все это решалось — не признается. Дескать, время еще не пришло… (если все же «командовали парадом» США, которые и организовали «кассетный скандал», тогда молчание Мельниченко более чем понятно. А версия о спецслужбах СЕ — попытка исказить истину. — Ред.).

ВЕРСИЯ О «ДИКТОФОНЕ ПОД ДИВАНОМ» — ЭТО ОБМАН

Есть данные, что прослушка началась ранее 2000 года (хотя Мельниченко утверждает, что писать начал именно тогда). Однако в ГПУ, по свидетельству знающих людей, есть 10 компьютерных дисков с записями из кабинета Кучмы, которые в свое время передал следствию небезызвестный опальный российский бизнесмен Березовский. По словам причастных к этой передаче людей, эти записи якобы раньше продал олигарху испытывавший денежные затруднения Николай Мельниченко (сам Мельниченко факт продажи категорически отрицает, но в доказательство люди Березовского будто бы передали в ГПУ не только диски, но и корешки чеков, всего на сумму свыше 100 000 долларов разными частями). Передал записи олигарх вскоре после «оранжевой революции», преследуя какие-то свои цели, через председателя СБУ (на то время) Александра Турчинова, у которого их потом затребовала ГПУ. Так, вот, специалисты определили, что на этих дисках, возможно, случайно, «затесались» записи, сделанные еще в 1999 году, а также есть такие, которые сделаны не на цифровом, а на аналоговом носителе (то есть писали на пленку или проволоку, что не вяжется с рассказами Мельниченко о только цифровом диктофоне «под диваном»).

Есть и другие свидетельства того, что Мельниченко лукавит или не все говорит о том, как на самом деле (и кем?!) была организована прослушка кабинета Кучмы. Например, обнаружилось в ходе следствия, что, скажем, чип диктофона, о котором говорит Мельниченко, вмещает, допустим, 8 часов записи. А в то же время есть записи длиной 9—10 часов, причем непрерывно. От ответа на вопрос, как это может быть, Мельниченко, утверждают наши эксперты, на беседах в ГПУ уклонялся, обвиняя следователей в «кучмизме» и провокациях. Потом, впрочем, стал объяснять, что мог дистанционно включать-выключать диктофон, но специалисты в это не верят.

Зафиксирован в документах и такой факт. Как-то глава СБУ Леонид Деркач представлял президенту своего заместителя Петра Шатковского и еще одного генерала, назначенного в область. Этот эпизод есть в записях, и участники разговора подтвердили, что все так и было. Но эксперты однозначно заявили: микрофон находился на столе (слышалось характерное постукивание чьих-то пальцев по столешнице), замаскированный, возможно, под ручку или скрепку… То есть «диктофон под диваном» опять тут ни при чем.

БЕРЕЗОВСКИЙ: «МЫ ПЛАТИЛИ МЕЛЬНИЧЕНКО СТИПЕНДИЮ»

Борис Березовский в разговоре с «Сегодня» высказал свою точку зрения на убийство Гонгадзе. «За убийством стояло тогдашнее высшее руководство Украины, — полагает БАБ. — Считаю, что преступники до сих пор на свободе — и те, кто заказывал, и те, кто организовывал... Вольным или, может, невольным заказчиком мог быть президент Украины Леонид Кучма. Невольным потому, что, зная его, никогда не видел в нем кровожадных устремлений. Тут же и господин Литвин недалеко. И, конечно же, исполнитель — «дважды самоубийца» господин Кравченко». Впрочем, что касается Кучмы, то Березовский сильно сомневается, что он давал приказ убивать журналиста: «Потому что эта история была способом контроля Кучмы». На наш вопрос, считает ли Березовский в таком случае Кремль заказчиком убийства Гонгадзе, он ответил, что «эта ситуация была использована для того, чтобы подставить Кучму. Я слышал эти слова Кучмы о Гонгадзе, но мне категорически трудно утверждать, что именно он это заказал. Другое дело, что все это подхватили и реализовали — это уже была провокация ФСБ».

Березовский объяснил, почему его Фонд гражданских свобод дал беглому майору, которого он считает агентом ФСБ, грант на расшифровку его пленок: «В начале этой истории Мельниченко выставлял себя поборником правды, а в конце он оказался абсолютным предателем. Вы помните его заявления, когда он просил меня помочь ему вывезти его из Польши. Я тогда послал туда самолет и телохранителей. А потом он стал рассказывать, что я провоцирую весь этот скандал, всю эту историю». Касаясь финансирования Мельниченко, Березовский заявил: «Фонд гражданских свобод действительно платил какую-то стипендию Мельниченко, который говорил, что ему не на что жить. Это факт. Мы оплачивали расходы, связанные с расшифровкой пленок. Это тоже факт. Я не знаю, сколько их было — 100 тысяч, 200 тысяч, — но я этого не отрицаю».

МЕЛЬНИЧЕНКО: «ЕСЛИ РАСКРОЮТ УБИЙСТВО ГОНГАДЗЕ, ВСТУПЛЮ В ПР»
Десять лет кассетному скандалу: все версии

Экс-майор. Говорит, что отдал в ГПУ все, что следствие просило


В беседе с «Сегодня» Николай Мельниченко подробно рассказал, как покидал Украину осенью 2000 года. Оказывается, в его дальнейшей судьбе значительную роль сыграли США.

— Я хотел тогда остаться в Европе, — заявил экс-майор УГОУ. — И сначала речь шла об Англии. Затем приняли решение вывезти меня в США. Приказ исходил от очень известных во всем мире людей, заинтересованных в том, чтобы сохранить мне жизнь. Я просил Мороза, чтобы он меня спрятал на время на своей даче или в посольстве какой-нибудь страны... Рассматривалась возможность прямого контакта с послом США в Украине Стивеном Пайфером. Обсуждались детали передачи ему от меня из рук в руки записки в здании Администрации президента. Однако встреча не состоялась. Пайфер был не один. О том, что было в записке, я тоже пока умолчу...

Мельниченко рассказал, что, оказавшись в Праге, куда после обнародования записей удалось вывезти и семью, он некоторое время находился в резиденции посла США в Чехии, что обеспечило ему безопасность. А непосредственное участие в эвакуации, по его словам, принимали тогдашний директор украинской службы Радио «Свобода» (ныне покойный) Роман Купчинский (которого связывали с ЦРУ. — Авт.) и нынешняя замглавы Администрации президента Анна Герман (тогда — журналист «Свободы»).

— Я очень обязан им и благодарен многим другим людям, которые фактически спасли меня и мою семью, — откровенничает Мельниченко. — Ведь из Украины поступила команда не допустить, чтобы я покинул Чехию живым... Эвакуация проходила в условиях строжайшей конспирации. На международный рейс из Праги в Нью-Йорк нас сопровождали сотрудники американских спецслужб. В самолет вошли буквально перед самым вылетом. И билеты были выписаны не на Мельниченко, а на фамилию Смит. Мистер и миссис Смит. О том, что угроза жизни сохранялась не только на земле, свидетельствует и такой факт: охрана сопровождала нас и в лайнере...

Николай сообщил «Сегодня», что уголовное дело, возбужденное против него Генпрокуратурой и прекращенное следователем Александром Харченко (расследовал дело Пукача, ныне уже уволен), вновь возобновлено. И хотя он остается охраняемым лицом (безопасность в Украине обеспечивают сотрудники «Альфы» СБУ), в любой момент его могут задержать. Такая перспектива Мельниченко не пугает. С теми, кто считает Мельниченко предателем, изменником Родины и офицером, нарушившим присягу, сам он в дискуссию не вступает.

— Уже и не припомню, что именно мне инкриминировалось, когда возбуждали уголовное дело, — и разглашение гостайны, и превышение служебных полномочий, и подделка документов, — говорит экс-майор. — За свои действия я готов ответить по закону. Я передал в Генпрокуратуру все, что просило следствие. Рассказал и показал, как вел записи, как это происходило. Они прошли экспертизу, признаны аутентичными (по словам источника в ГПУ, признаны таковыми не все, а используют их как доказательства не в деле «кассетного скандала», которого просто нет, а в деле об убийстве Гонгадзе. — Авт.). Этого достаточно для принятия соответствующих процессуальных решений. То, что дело против меня не закрыто, свидетельствует о стремлении правоохранительных органов установить истину, определив степень вины тех же Кучмы, Литвина, Фере. Поэтому призываю всех, кто располагает относящейся к этому делу любой информацией, передать ее в Генпрокуратуру Украины. И могу заявить: если у нынешней власти окажется достаточно политической воли довести это дело до конца, я напишу официальное заявление с просьбой принять меня в Партию Регионов.

Мельниченко опровергает слухи о том, что продавал записи разговоров в кабинете Кучмы Борису Березовскому, а тот через экс-главу СБУ Александра Турчинова передал их в Украину. Признал, что получал финансовые гранды от Сороса, того же Березовского, но вовсе не за пленки, а как поддержку на проведение демократических преобразований и реформ.

— Меня пытались шантажировать — мол, если не заявлю, что передавал пленки Фонду гражданских свобод, которым руководит Березовский, то скажут, будто я их продал, — рассказывает Мельниченко. — По этому поводу я обратился в СБУ. Однако Турчинов не придал заявлению значения...

ЭКСПЕРТ: «ДЕНЬГИ, ПОЛУЧЕННЫЕ ОТ БАКАЯ, МЕЛЬНИЧЕНКО ДЕРЖИТ В МОСКВЕ»

Один из ведущих экспертов по «кассетному скандалу», который попросил не называть его имя, считает, что, хотя инициировал записи сам Мельниченко, «кассетный скандал» раскрутили социалисты во главе с Александром Морозом. Советник Мороза, средней руки бизнесмен Владимир Цвиль, занимался эвакуацией семьи Мельниченко в Чехию. В курсе дел были депутаты-социалисты Иван Бокий, Виталий Шибко и Ярослав Мендусь. Эксперт: «Есть основания полагать, что Мороза и Мельниченко познакомил Иван Бокий. Записи, сделанные в кабинете Кучмы, хранились в компьютере у приятеля майора по фамилии Савченко, который жил вместе с отцом на Троещине. Отец Савченко, писатель и инвалид-фронтовик, в свою очередь был близким знакомым Ивана Бокия и регулярно печатался в его газете «Сільські вісті».

Эксперт уверен, что Мороз и Мельниченко познакомились не осенью 2000 года после убийства Гонгадзе, как об этом рассказывал лидер СПУ, а гораздо раньше. Вот что он говорит: «Такое признание сделал сам Мельниченко, когда, будучи в США, попытался заняться мемуарами. Майор в подробностях, под запись на диктофоне, рассказал о своей первой личной встрече с Морозом, которая состоялась еще в начале 2000 года. Вдобавок есть свидетельства Владимира Цвиля. Он настаивает, что еще весной 2000 года встречался с охранником президента по просьбе Мороза. Уже тогда Мельниченко интересовался возможностью выехать за границу. Учитывая подозрительность Мороза, боявшегося провокаций со стороны Кучмы, лидер социалистов никогда не пошел бы на личный контакт с майором, если бы его не порекомендовал кто-то из самых близких соратников. Таким человеком мог быть только Бокий». Впрочем, сам Бокий для «Сегодня» заявил, что не знакомил майора с Морозом, а сам познакомился с Мельниченко только в феврале 2002 года в США.

МАРЧУК. Однако до Мороза Мельниченко, по версии нашего эксперта, пытался легализовать свои записи через экс-главу СБУ Евгения Марчука. Еще во время президентских выборов 1999 года Мельниченко предложил ему свои услуги. Эксперт: «Однажды Мельниченко передал Марчуку запись разговора Кучмы с тогдашним главой ЦИК Рябцом, где обсуждалась возможность снятия Евгения Кирилловича с регистрации кандидатом в президенты. Марчук дал понять Кучме, что у него есть такая информация, и предотвратил нежелательное развитие событий. Однако после перехода Марчука на сторону президента он утратил интерес к Мельниченко, и тот начал сотрудничать с Морозом».

ДРУГИЕ КОНТАКТЫ. Помимо стратегических партнеров — таких, как Марчук и Мороз, — Мельниченко общался и с другими влиятельными людьми. Например, летом 2000 года майор получил от Игоря Бакая порядка 10 тысяч долларов, которые частично потратил на отдых в Крыму. Общался Мельниченко и с Юлией Тимошенко, и с Александром Турчиновым. Такой широкий круг политиков, потенциально знающих о записях, казалось бы, должен был привести Мельниченко к провалу. Однако ничего подобного не случилось. Эксперт: «Все молчали, так как не понимали, на кого работает Мельниченко. Им и в голову не могло прийти, что тот действует по собственной инициативе. Лишь Мороз знал больше всех». В 2003—2004 годах Мельниченко стал понимать, что интерес к его записям начинает падать. Материальное положение майора в США стало весьма шатким. Тогда он стал искать выходы на президентское окружение. В сентябре 2004 года Мельниченко якобы получил крупную сумму наличными от Игоря Бакая. Их встреча состоялась в столице России. Полученные деньги майор положил в сейф одного из московских банков. Впоследствии, возвращаясь из Америки в Киев, Мельниченко неизменно следовал транзитом через Москву. Он приходил в банк и брал нужную ему сумму наличными.

ЛУЦЕНКО: «НИКОЛАЙ ПОЛЬЗОВАЛСЯ СМЕШНОЙ АППАРАТУРОЙ»

Бывший активист СПУ, позже глава МВД, ныне лидер «Народной самообороны» Юрий Луценко заявил «Сегодня»:

— Я не верю в то, что за кассетным скандалом стоит ФСБ или ЦРУ. У россиян в этом просто не было необходимости. Экс-президент Леонид Кучма был с ними в прекрасных отношениях. А ЦРУ, имея прекрасные технические возможности, вряд ли бы стало использовать агента с такой смешной и старинной аппаратурой! Помните, что имелось в распоряжении у Коли Мельниченко? Диктофон, широкий пульт от телевизора (на него, собственно говоря, и велась запись), мобильный телефон (с его помощью майор дистанционно управлял пультом) и наушники. Кстати, в 2002 году мы с Тарасом Чорновилом, как представители комиссии ВР по расследованию убийства Гонгадзе, ездили в США. С Мельниченко были в ЦРУ, чтобы передать им записи и просьбу о проведении исследования на аутентичность. Я помню, какой удивленный взгляд был у сотрудников ЦРУ, когда майор рассказал им, каким образом он сделал записи. Они спросили его: неужели вы охраняли кабинет президента в одиночку? А он ответил, что по штатному расписанию охранников должно было быть двое. Но одного сократили. Парни были в шоке!

Поведал Луценко и о том, как стал участником расшифровки самых первых записей Мельниченко:

— За пару часов до выступления Александра Мороза в парламенте он попросил меня, как своего пресс-секретаря, организовать ему встречу с журналистами и взять на нее магнитофон. Так я и сделал. Когда же представители СМИ уже заходили в зал для заседаний комиссий Верховной Рады (а именно там и проходила пресс-конференция), лидер партии передал мне кассету. Тогда-то я и услышал впервые записи Николая Мельниченко. После пресс-конференции Мороз поручил мне и Виталию Шевко (он у нас в партии занимался вопросами международной политики) расшифровать кассету. Поскольку в офисе нашей партии в этот день отключили свет, мы были вынуждены поехать в наш оперативный офис на Воровского. Там мы ее и расшифровали.

ЦВИЛЬ: «МЕЛЬНИЧЕНКО НЕ МОГ ДЕЛАТЬ ЗАПИСИ ОДИН»

За несколько дней до обнародования записей из кабинета Кучмы (то есть до 28 ноября 2000 года) Николай Мельниченко выехал вместе со своей семьей за границу. Вывозил майора на своей машине бизнесмен Владимир Цвиль, помощник Александра Мороза. Он поселил Мельниченко в чешском городе Остраве у своего друга Владимира Болданюка, гражданина Чехии, этнического украинца. Мы попросили господина Цвиля оценить, кому были выгодны события тех лет и кто за ними стоял. Сразу скажем: свою версию о том, кто же стоял у истоков скандала, Цвиль не высказал. Он рассказал, что вез Мельниченко по приглашению из Чехии для решения бытовой проблемы. «Когда я перевозил майора Мельниченко через границу, я не знал, что он прослушивал президента Кучму. Узнал я об этом только тогда, когда Мороз выступил 28 ноября в парламенте, а Юрий Луценко там же поставил кассету с записью разговоров в кабинете Кучмы. С Мельниченко же я познакомился в начале 2000 года через Мороза (таким образом Цвиль опровергает слова экс-лидера социалистов, что тот впервые увидел майора осенью 2000 года после убийства Гонгадзе. — Ред.), Мельниченко попросил помочь его дочери прооперироваться за границей (желательно в Канаде), причем она должна была выехать за границу со всей семьей, а поэтому необходимо было сделать приглашение из Канады для всей семьи. Но Канада страна дорогая, поэтому приглашение решили делать в Чехию. Его и сделал Владимир Болданюк. Факс с приглашением был направлен лично Морозу в парламент…». Цвиль полагает, что до сих пор страна так и не узнала имен всех участников, помогавших Мельниченко делать записи: «Что касается самих записей, там было задействовано намного больше людей. Многие люди даже 10 лет спустя так и остались за кадром. Мельниченко не замыкал на себя все. Я вот сейчас даже вспомнил, что он компьютером тогда в Чехии не умел пользоваться. Как научился? На курсы пошел. Мы ему помогли. Иметь такой срез информации и пользоваться им — нужна была группа людей. У Николая физически на это не было времени».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Александр Мороз: «Возможно убийство Гии – простая бытовая история»


Инна Золотухина, Александр Ильченко, Александр Корчинский, Александр Чаленко




Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх