,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Миф о ГЛОНАССе
  • 15 октября 2010 |
  • 18:10 |
  • Stalker |
  • Просмотров: 23037
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
Рожденная воевать



ГЛОНАСС родилась в недрах советской «оборонки» как чисто военный проект: это был запоздалый ответ Министерства обороны СССР на американскую GPS (Global Positioning System – система глобального позиционирования). Американская задумка, как затем и наша, была весьма далека от гражданских нужд. Упрощенно говоря, первоначально спутниковую навигацию стали развивать, чтобы облегчить стратегическим ядерным силам нанесение точного удара. Для этого и нужна была новая система определения координат. Ядерная триада — межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования, атомные субмарины и стратегическая авиация — вот первые и основные потребители спутниковой навигации. За ними в очередь встали «обычные» боевые корабли, сухопутные войска, тактическая авиация.
Первый спутник GPS американские военные опробовали в космосе в 1974 году, с 1978 года запуски стали системными. С 1993 года это полноценная система даже не навигации, а вооружения. При помощи GPS стала возможна практически точечная наводка ракет и других управляемых боеприпасов, в том числе нанесение ударов по объектам подвижным. Чрезвычайно высокую эффективность GPS доказала, например, в 1999 году в Югославии и в 2003 году в Ираке. «В 2003 году у американцев были целые соединения, которые пользовались GPS, действуя уже по картам не топографическим, а цифровым, оперируя с трехмерными картами, пространственными 3D-моделями», – поясняет Александр Шаравин.
Как это бывает с иными военными технологиями, из армейской сферы спутниковая навигация ворвалась в гражданский сектор, сделав проект GPS коммерчески прибыльным. Впрочем, это видно даже по магазинным витринам с навигаторами.
Но это «у них». У нас все иначе: мы, начав догонять американцев, двинулись, как водится, своей тропой: военный сектор не получил никакого сопряжения с реальной экономикой. Построение глобальной навигации Советский Союз начал 28 лет назад, выведя в октябре 1982 года в космос первый аппарат этой системы. Как таковую ГЛОНАСС официально приняли в эксплуатацию в 1993 году, когда создали орбитальную группировку из 12 спутников. Еще через пару-тройку лет количество спутников ГЛОНАСС довели до 24-х, и, по словам Александра Шаравина, «можно было говорить, что система функционирует». Правда, полноценной ее назвать сложно: долговечность российских спутников оказалась невелика, а с качественными приемниками ГЛОНАСС проблем полно и ныне.
«Денег на содержание группировки в середине 1990-х годов вдруг не оказалось, — пояснил Шаравин. — Да и производственные мощности космической отрасли с задачей уже не справлялись, так что через пять-шесть лет система уже реально не функционировала». В 2001 году на орбите осталось всего шесть спутников ГЛОНАСС, для полноценной работы нужно не менее 24 спутников. «К началу нынешнего века введенная в эксплуатацию в 1995 году полная спутниковая группировка ГЛОНАСС полностью деградировала, – рассказывает директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. – В 2000-2001 годах в ней иногда оставалось только 6-8 исправных космических аппаратов. Естественно, в таком виде система была совершенно бесполезна для заказчика и потребителей».
Рассказывая в марте 2008 года о планах «глонассизации» всей страны, вице-премьер Сергей Иванов тоже напомнил, что достаточная для работы в глобальном масштабе космическая группировка у нас уже была. Правда, «кроме спутников, ничего не было. И все это благополучно почило в бозе». Успешное применение ГЛОНАСС официально зафиксировано лишь однажды: в июне 1999 года российские десантники совершили бросок из Боснии в Приштину, используя возможности ГЛОНАСС. А вот в чеченских кампаниях, первой и второй, равно как в дагестанской и в Южной Осетии, российские войска воевали без ГЛОНАСС, хотя позарез нуждались в системе высокоточного определения координат. Впрочем, к тому времени в бытовой спутниковой навигации нуждались и потребители гражданские, которые выкрутились, попросту подсев на уже действующую и эффективную GPS.
Но наших военных «пересадить» на заокеанскую GPS нельзя даже чисто технически. В GPS два сегмента: гражданский и военный, но оба этих сегмента управляются из Пентагона. Приемники GPS военного образца способны принимать дополнительные спутниковые сигналы, не улавливаемые бытовыми навигаторами. Такие системы в открытый доступ, конечно, не поступают. Опять же, американские военные через центр управления GPS могут включить режим «селективного доступа»: либо отключить гражданский сегмент GPS на всей планете, либо в каком-то районе. В «мягком» режиме селекции гражданский сектор не вырубается, но снижается качество сигнала, делающее невозможным военное применение бытового приемника GPS.


Ошейник для Кони



ГЛОНАСС уже несколько лет курирует вице-премьер Сергей Иванов, сгоряча пообещавший развернуть минимально необходимую группировку из 18 спутников еще к 2005 году. Для глобальной системы 18 аппаратов было явно недостаточно, но они хотя бы в теории могли охватить почти всю территорию России. Потом спохватились, отложив развертывание до 2007 года. Пришел 2007-й,
Сергей Иванов вник в тему и занялся прожектом уже вплотную. В конце того же года Сергей Борисович продемонстрировал Владимиру Владимировичу первый отечественный навигатор GLOSPACE SGK-70, который, как анонсировали новинку, работает со всеми спутниковыми навигационными системами – российской ГЛОНАСС, американской GPS и европейской Galileo. Путин, рядом с которым был любимый лабрадор Кони, поинтересовался, нельзя ли обеспечить собаку ошейником с навигацией, «чтобы Кони далеко не убегала». Иванов пообещал сделать ГЛОНАСС-ошейник к лету 2008 года. А заодно оснастить такими приемниками армию – к тому же сроку, да еще и наладить массовый выпуск бытовых навигаторов. Развертывание орбитальной группировки тоже перенесли на 2008 год. 27 декабря 2007-го в продажу с помпой выбросили первую якобы серийную партию пресловутого первенца-навигатора. До сих пор под вопросом, существовала ли эта товарная партия вообще в природе, и если да, то кто умудрился смести ее оттуда за какие-то 20 минут по совершенно фантастическим ценам.
Очень сильно жаждавшие сумели-таки добыть это чудо техники в 2008 году, но какое разочарование ждало их! Вскрытие (в прямом смысле) показало, что отечественного в этом «первом российском» навигаторе всего ничего. Как потом написал военный эксперт Сергей Мосиенко, «уникальность» разработки состоит в том, что «российским жгутом был соединен типовой корейский автонавигатор с украинским ГЛОНАСС/GPS-приемником». Монитор тоже корейский, а в России сделаны (кроме жгута) плата и антенна приемника. Это никак не тянуло на анонсированный вице-премьером прорыв. В лучшем случае, на соучастие в отверточной сборке. «Счастливые» обладатели первенца жаловались в форумах на то, что навигаторы часто вообще не видят спутников – даже в идеальных условиях программное обеспечение дает сбои, приборы зависают…
Ошейник для лабрадора Кони оказался под угрозой, и грянул гром: Сергей Иванов заявил о срыве программы ГЛОНАСС. После положенной паузы подал голос глава «Роскосмоса» генерал-полковник Анатолий Перминов: российская спутниковая система заработает в глобальном масштабе позже запланированного срока – в 2010 году. А в мае 2008 года Сергей Иванов на заседании военно-промышленной комиссии признал, что все обстоит еще хуже, поскольку «отечественная электронная компонентная база и наземная аппаратура потребителей, создаваемая на ее основе, не удовлетворяют современным требованиям». Так что ни о какой конкуренции российских навигаторов с зарубежными аналогами не может быть и речи. С приемниками для военных, насколько можно было судить по открытым источникам, дела обстояли так же плохо: увесистые, угловатые, тяжеловесные «кирпичи» лишь показывали на выставках, не более того.
Затем пошла разноголосица относительно состава орбитальной группировки: сначала утверждали, что достаточно и 18 спутников. Но, как внятно разъясняли многие эксперты, при 18 спутниках ГЛОНАСС будет доступна только самолетам и кораблям в открытом море. Так что, считают спецы, в группировке должно быть не меньше 32 аппаратов: 24 действующих и 8-12 запасных – при низкой живучести наших спутников без такого резерва не обойтись.


Навигатор-невидимка



Но самое больное место – производство чипов. Как не раз сообщалось, у наших электронщиков есть лишь опыт проектирования чипов с технологией 0,18-0,13 мкм, которые не могут обеспечить высоких точностных характеристик. А ГЛОНАСС-чип по технологии 0,09 мкм невозможно изготовить ни на одном предприятии России. И без прорыва в этой сфере говорить просто не о чем. Один из военных экспертов подсчитал, что цена вопроса – два-три миллиарда долларов, которые надо затратить на покупку фабрик, способных работать по технологии 0,09 микрон.
Кто будет добровольно вкладывать деньги в разработку и производство чипов для приемников, если сформировать полноценную и работоспособную орбитальную группировку ГЛОНАСС не могут по сей день? Остается один путь: принудиловка. В сфере высоких технологий в нашей стране к успеху это привело лишь однажды – когда под кураторством Берии делали атомную бомбу. Но Сергей Борисович – не Лаврентий Павлович, да и условия иные. Впрочем, ГЛОНАСС-ошейник для Кони он все же презентовал, хотя и с опозданием.
Только стоит ли доверять точности того ошейника? И тут нам не обойтись без теоретических сравнений ГЛОНАСС с GPS по точности и эффективности. Теоретических потому, что GPS действует реально и всепланетарно, а потребителей ГЛОНАСС — не в военной форме — отыскать можно лишь виртуально. Как, собственно, и сами навигаторы. Готовя материал, обошел или обзвонил практически все ведущие магазины столицы, торгующие навигаторами, но осязать отечественный приемник ГЛОНАСС так и не удалось, на прилавках и в витринах их нет. Продавцы недоуменно пожимают плечами: «Зачем вам это?!» Поинтересовался у знакомых офицеров, есть ли у них навигаторы на службе: «А как же! Только не отечественные ГЛОНАСС — с ними в лесу делать нечего, а китайские GPS, которые мы сами за свои деньги и купили...»
Надежность, долговечность и жизнеспособность аппаратов ГЛОНАСС ниже GPS в разы. Штатная продолжительность жизни американского спутника 10 лет, нашего — 2-3 года. директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов отмечает, что «использующиеся сейчас модернизированные спутники ГЛОНАСС-М, которые должны были заменить ненадежные навигационные спутники первого поколения, тоже не полностью нас удовлетворяют. Их надежность, особенно у первых образцов, оказалась меньшей, чем было заявлено разработчиком. В результате развертывание полностью работоспособной спутниковой группировки штатной численности пришлось перенести на более поздний срок».


На холмах Грузии



Самым большим открытием для российских военачальников во время войны с Грузией стало навигационное: «вдруг» выяснилось, что в XXI веке без средств спутниковой навигации невозможно успешно воевать даже с заведомо слабым противником. А ведь буквально за несколько месяцев до той кампании генералы надували щеки, твердя, что с ГЛОНАСС у нас полный порядок. Так, из интервью, данного в мае 2008 года тогдашним командующим войсками Северо-Кавказского военного округа (СКВО) генералом армии Александром Барановым, следовало, что вверенный ему округ вовсю пользуется спутниковой навигацией: «Кроме бронетехники и автомобилей мы получаем и новую навигационную аппаратуру, позволяющую определять координаты с помощью космической навигационной системы ГЛОНАСС». Кстати, когда 17 октября 2008 года вице-премьер Сергей Иванов вручал Владимиру Путину пресловутый ошейник ГЛОНАСС для его собаки, то обмолвился, что для Министерства обороны России было закуплено 15 тысяч таких же приемников — для людей и боевой техники. Думаете, это было уже после войны? Наивно полагать, что 15 тысяч приемников ГЛОНАСС чохом произвели и моментально отгрузили в войска всего за два послевоенных месяца. «Сколько такой аппаратуры было тогда в армии, да и была ли она тогда вообще, нам, конечно же, никогда не скажут», – улыбается Александр Шаравин. Впрочем, исходя из названных вице-премьером цифр, можно прикинуть, что теоретически к началу боевых действий имелось 10-11 тысяч таких приборов. Разумеется, мне неведомо, сколько из этого количества навигаторов имелось в СКВО вообще, в 58-й армии в частности и, главное, конкретно в действующих частях. Похоже, что ни одного.
Ни один из военных экспертов не сомневается, что будь в 58-й армии современные средства навигации, в августе 2008 года ее части понесли бы куда меньшие потери. Но, как всегда, пришлось воевать вслепую. И в подавляющем большинстве случаев управление и корректировка огнем велась с помощью оптики середины прошлого века. Вместо ГЛОНАСС наши военные накручивали на рукава повязки из бинтов — чтобы опознать своих. Лишенные возможности точного позиционирования, российские подразделения действовали наугад, попадая в засады, накрывая друг друга «дружественным огнем».
Отсутствие в войсках реально действующей системы ГЛОНАСС сделало невозможным и применение ряда высокоточных боеприпасов. Скажем, распиаренный ракетный комплекс «Искандер» максимальную точность обретает, если верить открытым источникам, лишь при использовании сигналов спутниковых навигационных систем. Насколько известно, в августе 2008 года грузинскую базу близ Гори пытались уничтожить ракетными ударами «Искандеров». Так вот, один «Искандер» улетел мимо цели куда-то в поля, другой поразил жилые кварталы, промазав мимо базы на сотни метров – наводить пришлось без использования спутниковой навигации (Мобильные ракетные комплексы «Тополь» тоже разрабатывались с опорой на ГЛОНАСС. Но, как сказал в одном из интервью бывший начальник Главного штаба Ракетных войск стратегического назначения Виктор Есин, когда первые «Тополя» ставили на вооружение, от спутниковой системы пришлось отказаться в связи с ее недееспособностью.)
Словом, во время грузинской войны толку от ГЛОНАСС, и вообще от военного космоса, оказалось немного: информация со спутников поступала не напрямую в войска, а в центры управления, находящиеся за тысячи километров от поля боя. Откуда она направлялась потребителю по традиционным линиям связи — с задержкой на многие часы, а то и сутки. Иные из наших офицеров пытались воспользоваться GPS, прикупив на свои кровные бытовые навигационные приемники. Но тщетно: как говорилось выше, Пентагон внес «поправки» в гражданский сегмент транслируемых на этот район сигналов. Зато у противника система позиционирования и наведения на базе GPS работала блестяще: грузинские армейские навигационные приемники сигнал с американских спутниковых систем принимали без искажений. Потому наши солдаты стремились заполучить трофейные приемники GPS. В грузинской армии он есть у каждого командира взвода.
Впрочем, если бы в наших войсках приборы ГЛОНАСС были в избытке, вряд ли это что-то изменило. Неоднократно заявлялось, что система дееспособна, когда в орбитальной группировке ГЛОНАСС как минимум 18 спутников, а в зоне видимости прибора – не менее четырех. Но, по данным на 27 августа 2008 года, орбитальная группировка ГЛОНАСС состояла лишь из 16 спутников, из них официально работало 12.
Именно по итогам той войны в конце августа 2008 года премьер Владимир Путин и подписал постановление правительства «Об оснащении транспортных, технических средств и систем аппаратурой спутниковой навигации ГЛОНАСС или ГЛОНАСС/GPS». Согласно документу, аппаратура спутниковой навигации ГЛОНАСС или ГЛОНАСС/GPS должна была устанавливаться чуть ли не везде: на ракетах-носителях, разгонных блоках, космических аппаратах, всех воздушных, морских и речных судах, автомобилях и железнодорожных транспортные средствах, которые используются для перевозки пассажиров, специальных и опасных грузов. Этой же навигацией должны были оснащаться приборы и оборудование, используемые при проведении геодезических и кадастровых работ, средства синхронизации времени. И главное, аппаратура спутниковой навигации ГЛОНАСС или ГЛОНАСС/GPS в обязательном порядке должна быть встроена в технические средства и системы, образцы вооружения, военную, специальную и транспортную технику не только вооруженных сил, но всех военизированных формирований и органов. В общем, даешь глонассизацию всей страны!


Устойчиво принимается… где?



Как с этим ныне? В феврале 2010 года вице-премьер Сергей Иванов, в очередной раз отчитываясь за ГЛОНАСС, доложил Путину, что Минобороны «около десятков тысяч приемников поставило на технику, это уже работает». Да и на орбите официально крутится уже 26 спутников ГЛОНАСС. Только несмотря на это в районе, например, грузинского города Гори вы вряд ли сможете ловить устойчивый сигнал ГЛОНАСС долее, чем два часа в сутки, — с учетом реального рельефа местности и угла ее наклона.
У меня не было сейчас возможности поэкспериментировать с приемником ГЛОНАСС в Гори. Но такую возможность предоставила система расчета зон видимости сайта Информационно-аналитического центра координатно-временного и навигационного обеспечения ЦНИИмаш. Вводим в предложенную форму широту, долготу, угол места – и получаем результат. Так вот, при минимальном угле места в 35 градусов — а там есть углы и куда круче — сигнал ГЛОНАСС там ловится 7 часов 41 минуту в сутки. Так что на 16 часов 19 минут в сутки про ГЛОНАСС там можно забыть. И это еще идеальные условия, есть местность и покруче — где сигнал ГЛОНАСС ловится лишь 1 час 45 минут в сутки. «Эффективность» сигнала ГЛОНАСС в Цхинвали (или, например, в районе Джавы) та же — как по всей Южной Осетии. И, кстати говоря, территория Грузии охвачена ГЛОНАСС не лучше: в одних местах уверенный сигнал ГЛОНАСС можно урывками поймать, в общей сложности, часов 12 в сутки, в других — семь, а где еле-еле на час-полтора наскребется. И это сейчас — когда орбитальная группировка ГЛОНАСС, как уверяют, и функционирует в полном составе, и покрывает уверенным сигналом все и вся.
Ладно, Грузия – «заграница», посмотрим, как обстоят дела с ГЛОНАСС на Кавказе нашем. Например, в Чечне и Дагестане, где российским войскам действенная спутниковая навигационная система столь же необходима. В окрестностях Шатоя или Борзоя позиционироваться с помощью сигнала ГЛОНАСС можно от силы 2 часа 23 минуты в сутки, в горах Веденского района — 2 часа 21 минуту, да и около Дарго так же, в Итум-Калинском районе — два часа в сутки. В горах Дагестана навигация от ГЛОНАСС точно такая же. Возле Ботлиха сигнал ловится 2 часа 21 минуту в сутки, в большинстве мест Унцукульского района — от 1,5-2 до 8 часов. Причем видимость эта специфична: минут 45 днем и час-полтора поздним вечером, когда мирные жители уже не путешествуют, да и военная активность на нуле. Места называю не наобум — не раз был там во время военных командировок, представляю. Ущербность конфигурации орбитальной группировки очевидна: спутников ГЛОНАСС «пасется» над горячим Кавказом недостаточно, обеспечить круглосуточный уверенный сигнал в районах со сложным рельефом местности они не способны. А Кавказ, собственно, из такого рельефа и состоит, и война там продолжается, и в действенной навигационной системе наши военные нуждаются по-прежнему.
И не только там. Вряд ли им удастся при помощи ГЛОНАСС позиционироваться, например, в районе хребта Хамар-Дабан, что в Прибайкалье: судя по расчетам, спутниковый сигнал там вообще не виден. Так что, похоже, успешно определять свои координаты с помощью ГЛОНАСС на дальних просторах России удается пока лишь одному человеку — Владимиру Путину. В начале сентября 2010 года, рассказывая в очередной раз премьеру Путину о достижениях ГЛОНАСС, вице-премьер Сергей Иванов сообщил: «Совсем недавно, когда вы проезжали по дороге Чита – Хабаровск, вы видели, что там даже в безлюдных местах сигнал ГЛОНАСС работает вполне устойчиво даже сейчас». Премьер подтвердил: «Устойчиво принимается везде».
Что ж, проведем расчет. В районе Читы сигнал ГЛОНАСС не ловится 10-15 часов в сутки, в окрестностях Шилки сигнал принимается пару часов в сутки, возле Нерчинска ГЛОНАСС можно наслаждаться часов 13 (из 24-х), в горно-лесистых окрестностях Могочи 1,5 часа, а в тайге возле Биры — 44 минуты в сутки... Где-нибудь в отрогах Сихотэ-Алиня и горах Алтая, таежных дебрях Забайкалья и Приморья успешно действовать со столь «точной» системой пока никак невозможно.
«Спутники распределены неравномерно, — подтверждает Александр Шаравин, — не охватывая все районы, где их могли бы использовать. В Москве и крупных городах сеть хорошая, но в других регионах России, особенно отдаленных, увы...» А еще загвоздка в том, что цифровых карт российской периферии, по сути, просто нет — не только для гражданского потребителя, но, похоже, и для военного. Так что на том же Дальнем Востоке от приемников ГЛОНАСС пока проку никакого, заблудится даже Кони со своим волшебным ошейником.


ГЛОНАСС в нагрузку



«До сих пор иногда высказываются сомнения в необходимости ГЛОНАСС и оправданности многомиллиардных затрат на нее, – говорит Руслан Пухов. – Зачем, мол, России нужна собственная такая система, когда по всему миру давно и успешно используется американская NAVSTAR GPS? Сразу хочу сказать, что есть одна важнейшая сфера, в которой использование ГЛОНАСС для нашей страны безальтернативно: это, разумеется, оборона. И по очевидным причинам нашей стране нельзя полагаться на иностранные спутниковые группировки. В современных вооруженных силах, к построению которых сейчас стремится наша страна, глобальная навигационная система будет использоваться столь широко, что любое ограничение или нарушение ее функционирования неизбежно резко снизит обороноспособность страны. Гарантировать же надежную работу навигационной системы можно только имея свою, полностью подконтрольную систему».
С этим трудно спорить, только состояние отечественного военного космоса и ВПК таковы, что им ГЛОНАСС самостоятельно не поднять. Что прекрасно понимают и власти предержащие. Ведь заявил же Сергей Иванов на выездном заседании военно-промышленной комиссии три года назад, что российская космическая промышленность исчерпала свой научно-технический ресурс, созданный еще к 80-м годам прошлого века. Практически утратив «способность к разработке и изготовлению большей части приборов и узлов». Поэтому разработчики космических комплексов уже вынуждены закупать необходимую аппаратуру за рубежом.
«Мирным» промышленникам, как, впрочем, и военным, этот проект просто не интересен. Год назад заместитель гендиректора ОАО «Концерн ПВО «Алмаз-Антей» Павел Созинов так прямо и заявил: навигационную аппаратуру выгоднее производить за рубежом. Потому как в России не производятся ни жидкокристаллический индикатор, ни источник питания, ни даже корпуса. Про чипы – это самый ключевой элемент аппаратуры – уже сказано выше: на закупку заводов и технологии их производства за рубежом государство не решается, это зависимость в стратегической сфере. У среднего бизнеса на внедрение высоких технологий с нуля миллиардов долларов нет, а олигархи, как известно, предпочитают тратить их вовсе не на инновации. Тем паче их как потребителей вполне устраивает и GPS.
Замкнутый круг. Уже упоминалось подписанное Путиным в августе 2008 года постановление, обязывающее устанавливать средства ГЛОНАСС на выпускаемые в стране транспортные средства. Такие навигаторы обещают встраивать и в выпускаемые ВАЗом «Лады». Одно это приведет к удорожанию машины минимум на 500 долларов. Причем никакой пользы автовладельцам от этого насильно навязываемого им низкокачественного прибора не будет. Однако денежка к кому-то потечет: это будет, по сути, оброк, только не государству, а фирмам, пытающимся монополизировать намечающийся рынок.
Среди других «перспективных» мер планируются и запретные: еще в прошлом году «Роскосмос» внес предложение ввести заградительные таможенные пошлины на ввоз в страну GPS-приемников и автомобилей, не оборудованных навигатором двойного действия ГЛОНАСС/GPS. А в июле этого года со схожим предложением обратился на встрече с Путиным председатель совета директоров АФК «Система» Евтушенков, высказавший идею полного закрытия рынка для «чужих» навигаторов. Бизнесмен поведал главе правительства, что уже «проведены беседы практически со всеми поставщиками подобной аппаратуры, такими как Nokia, Siemens, Motorola. Они понимают прекрасно, что мы все равно закроем рынок для аппаратуры, которая будет без чипа ГЛОНАСС. Им только нужно, чтобы мы законодательно это сделали. Но мы не можем пока принять это законодательно, потому что должны расшить кое-какие свои вопросы, сделать чипсеты и прочее-прочее…»
«Прочее-прочее», кстати, идет полным ходом: финансовые вливания. По словам самого премьера, мы «истратили на продвижение этого проекта уже 60 млрд рублей». И остановка финансирования пока не предвидится. Но, хотя Федеральная целевая программа по ГЛОНАСС принята еще в 2001 году, трудно назвать ее действительно целевой и скоординированной: если с космическим компонентом еще что-то ясно, то внятной концепции развития наземной составляющей просто нет. Выделяемые же финансовые средства попросту распыляются: за реализацию программы сейчас отвечает аж
11 ведомств. Уже один этот дележ пирога среди «11 друзей ГЛОНАСС» создает благодатнейшую почву для коррупции, неизбежных в наших условиях распила и отката. Что и выяснилось не столь давно во время налоговой проверки одной крупной и ответственной за проект ГЛОНАСС госкомпании. Речь шла о «Российских космических системах» (РКС). Налоговые органы выявили, что немалая часть выделенных на госзаказ средств уходит в фирмы, контролируемые ее менеджментом. И в таких «карманных» фирмах, как считают налоговики, осело около 40 процентов всех расходов конторы. За два года на сторону ушло свыше миллиарда рублей, притом что все работы исполнялись самими РКС. Как написало одно деловое издание, ответственная за ГЛОНАСС компания работает на пределе рентабельности, зато «дочки» контрагентов процветают благодаря госфинансированию.
Но, как утверждает Александр Шаравин, альтернативы принудительному варианту внедрения ГЛОНАСС, по сути, нет: «Открытого рынка нет, нет и открытой конкуренции. Вот если бы мы создали конкурентную среду, то и огромные средства сэкономили бы, и, в конечном счете, получили качественный продукт». Значит, остается только понукать, запрещать и транжирить огромные деньги: авось что-то да выйдет? Это напоминает политику «поддержки отечественного автопрома», который поднимали (и поднимают) такими же методами: директивы, постановления, совещания, VIP-кураторы, грабительски-запретительные пошлины на иномарки и, разумеется, колоссальные вливания в эту черную дыру. И результаты известны: менеджеры становятся миллиардерами, а ВАЗ и ныне там. Не случится ли так и с «глонассизацией» всей страны?


My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх