,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Язык предвыборных обещаний
  • 14 октября 2010 |
  • 12:10 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 29663
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
Последний во втором десятке…

Если на Украине заговорили о русском языке, значит, грядут выборы. Значит одна политическая сила, будет обещать защищать русский язык, а другая торжественно поклянётся его не притеснять. После выборов, первые забудут о своих обещаниях и будут морщиться при упоминании русского языка, а вторые, несмотря на все клятвы, будут заниматься украинизацией. Такова сложившаяся традиция, изменить которую могут лишь чрезвычайные обстоятельства.

 Язык предвыборных обещаний


Действительно, язык общения на Украине превратился из инструмента коммуникации в инструмент манипуляции, повод для предвыборного пиара и завоевания электоральных симпатий. Надеюсь, что с данным утверждением согласятся даже представители националистического лагеря. В настоящий момент они даже заговорили о том, что среди всех волнующих население проблем, русский язык стоит во втором десятке, и советуют «регионалам» прекратить «спекуляции» на языковой теме. Только сложно понять, какой «пиар» может быть в этом случае? Завоевать симпатии электората можно только на архиважных вопросах и если не один десяток партий из года в год включают в свою политическую программу обещание решить языковую проблему, то для населения он важен.

Как всегда лукавят господа националисты, ведь в последние годы, при попустительстве оппозиции протолкнув множество дискриминационных законов ограничивающих распространение русского языка, им необходимо временное перемирие для перегруппировки своих поредевших сил. Сегодня им выгодно говорить о необходимости снятия с повестки дня раскалывающих страну вопросов, а завтра, они вернутся продолжать «замороженное» дело украинизации Украины. Впрочем, позиция националистов понятна и об истинных причинах их беспокойства за целостность страны мы поговорим ниже. Гораздо интересней посмотреть на то, почему медлят иные политические силы при решении русского вопроса на Украине.

На данный момент единственной политической силой, которая может однозначно решить вопрос русского языка на Украине, является Партия Регионов. Только она обладает финансовыми, медийными и административными ресурсами, которые в совокупности могут привести к легализации государственного статуса русского языка. Без этих компонентов рассуждения о русском языке любых политических сил являются безосновательными фантазиями. Только зачем правящей Партии Регионов радикально решать вопрос государственного статуса русского языка? Они ещё вчера могли собрать необходимое число голосов Верховной Рады Украины и внести изменения в конституцию страны, ведь основной закон Украины может быть развернут в любую сторону, если того требуют интересы правящего слоя. Политики Украины это не раз доказывали. Вопрос сегодня в том, что будут делать «регионалы» после снятия с повестки дня проблемы русского языка?

Как известно, аппетит приходит во время еды, съеденным вчера - завтра сыт не будешь. На чём будет зарабатывать электоральные симпатии Партия Регионов, когда, в силу негативных тенденций в экономике, будет расти недовольство в обществе. Вне всяких сомнений, что те, кто сегодня мечтает о государственном русском языке, завтра выйдут на марш пустых кастрюль вместе с националистически настроенным электоратом. Ведь если в гуманитарных вопросах Украина может быть расколота на два лагеря, то в социально-экономическом вопросе все проявляют поразительное единодушие. Какова тогда будет поддержка у Партии Регионов?

 Язык предвыборных обещаний


Заливное из языка

Как бы обидно это ни звучало, но для большинства граждан Украины выбор между «языком общения» и «желудком», начинается с «желудка». Достаточно ввести один ограничительный закон на импорт продовольствия, и Украина столкнётся с его дефицитом. Цена на продукты питания взметнётся вверх и начнётся «голодный бунт». Это очевидно.

На Украине действуют десятки законов ограничивающих распространение русского языка, но «языковых бунтов» нет. Дело в том, что существующие дискриминационные законы касаются не всех и работают не всегда. Если бы с первого дня закрепления за украинским языком государственного статуса, абсолютно все граждане Украины были обязаны владеть украинской «мовой», а русскоговорящие были подвергнуты явной языковой дискриминации, то начался бы «языковый бунт».

Во-первых, огромному числу чиновников пришлось бы распрощаться с насиженными местами. Представьте себе, как опустеют кабинеты и властные коридоры, если провести «языковую чистку» в них? Ещё более впечатляющая картина нарисуется тогда, когда во всех украинских партиях произойдёт «языковая революция». А ведь даже национал-патриотические партии имеют в своём составе кадры, «ни в зуб ногой» не владеющие государственным языком.

Во-вторых, после «очищения» от русского языка, Украина испытает самый настоящий кадровый шок, поскольку украиноговорящих чиновников, а тем более врачей, экономистов, инженеров едва хватит, чтобы заполнить все существующие вакансии.

В-третьих, если бы каждому «маленькому украинцу», при получении зарплаты пришлось бы сдавать экзамен на владение «государственной мовой», то языковая тематика переместилась из виртуального пространства политических спекуляции в реальную жизнь.

Собственно было бы любопытно увидеть то, во что превратится Украина, когда хотя бы на один день сбудутся чаяния украинских националистов. Когда врачи скорой помощи не будут допущены к работе, только по причине слабого владения «ридной мовой». Ещё более интересно будет понаблюдать то, как на атомных электростанциях, в НИИ, на заводах русскоязычный персонал будет заменён на персонал владеющий мовой. Я очень хочу увидеть один день Украины, когда исчезнет русскоязычная пресса, и из киосков пропадёт более 70% печатной продукции. Когда по украинскому телевидению будет транслироваться исключительно национальный продукт, а радио будет крутить только украинские песни. Зачем же вводить общество в заблуждение и считать российские телепрограммы и кинофильмы с субтитрами «украинским продуктом»?

Одно дело говорить о засилье русскоязычного продукта, защищать украинский язык, а другое дело в реальности избавиться от «оккупационного гнёта». Может быть, когда рейтинги украинского телевидения и радио опустятся до небывалых высот, упадут прибыли от рекламы, медиа-магнаты начнут пропагандировать идею второго государственного языка, а не цинично забалтывать её? Когда каждый защитник «ридной мовы» своей шкурой ощутит, что такое Украина без русского языка.

Украинскому политику или олигарху не грозит поступление в высшее учебное заведение, а потому, ему безразлично на каком языке абитуриент будет сдавать экзамен. Детям украинских элит уже гарантировано «светлое будущее». Они имеют возможность обучаться в иностранных колледжах и университетах, а после получения диплома возглавить наследственный бизнес. Нет сомнений, что вопрос процветания украинского языка именно для политиков и олигархов стоит на последнем месте. От легализации русского языка им ни холодно, ни жарко.

Самое интересное, что жителю Западной Украины, как электоральному ядру «национал-патриотических» партий более всех следовало задуматься о том, какой язык требуется изучать в школе, и о реальной пользе от украинизации для себя лично. Ведь именно Галичина является поставщиком дешёвой рабочей силы на рынки Европы и России. Вне всяких сомнений, что украинский язык там не требуется. Ещё более пошлой выглядит ситуация с частью русскоговорящих украинцев, не умеющих грамотно говорить и писать на «ридной мове», но поддерживающих языковую дискриминацию. Трудно понять тех русских людей, которые определяют своих чад в украинские школы, ведь существующие тенденции деградации украинской экономики и науки, обрекают украинизированных русских на невозможность в будущем найти себе применение на Украине по специальности. Переживающие о будущем своих детей должны переводить их в английские, немецкие, русские или китайские школы. Необходимо, наконец, признать, что фактический ареал распространения украинского языка находится вокруг власти и среди её прислуги.


Язык, стоящий на голове

В последнее время украинствующие поставили знак равенства между украинским языком и существованием самого государства Украина. Определённая связь между независимостью государства и проблемой «мовы», безусловно, существует. Ведь наличие языковой дискриминации русскоязычного населения служит не просто поводом для активизации антиукраинских настроений, для роста числа сторонников России, но и является их моральным оправданием. Следует отметить, что большая часть пророссийских граждан не задают себе вопрос: «А входит ли в планы России поглощение Украины?» Ситуация зеркальная той, что была в период «оранжевой революции», когда миллионы украинцев отчего-то решили, что их ждут в Европе.

Однако, прямой и явной угрозой «независимости» является деградирующая экономика, коррупция и нищета населения. Но на данной проблеме ещё никому на Украине не удалось заработать политических дивидендов, тем более в период глобального украинского кризиса. Потому, оппоненты Партии Регионов и развернули масштабную кампанию по вдавливанию в массовое сознание граждан утверждения «будет мова – будет Украина». Что будет с Украиной одному богу известно, но украинствующим, вероятно, будет легче, если в «свидетельстве о её смерти» будет написано «умерла от потери родной речи, замордованной пророссийскими палачами». Подобного диагноза хватит на несколько столетий русофобии.

Националисты ничуть не переживают за «раскалывающие» страну проблемы, а делают попытку собрать свой электорат, создав виртуальную угрозу Украине. Чтобы ни делали «регионалы», в глазах украинствующего электората они будут выступать «гробовщиками» мовы, ведь «мову» нельзя развить в принципе до конкурентоспособного уровня с русским языком! Это «сизифов труд». При малейшем послаблении государственно-административного давления, украинизация будет сходить на нет. Можно понять украинствующих, ведь уравнивание в правах с русским «смерти подобно» для украинского языка, разумеется, в их понимании. Ведь если обеспечить одинаковые условия распространения русского и украинского языков, то украинский язык постепенно превратится в региональный язык жителей Западной Украины. Произойдёт то, что произошло в Беларуси, где на «родном языке» говорит не более 10-20% населения, проживающего преимущественно в сельской местности.

Языковый вопрос на Украине перевёрнут с ног на голову. Украинскому языку, а не русскому грозит исчезновение. Тут на все сто процентов стоит согласиться с националистами. Европейская хартия региональных языков должна защищать украинский язык, а не русский. Государственным языком на Украине должен быть русский. И тогда, совершенно логично будет выглядеть политика защиты украинского языка в местах компактного проживания украинцев, с соответствующим бюджетным финансированием.

На украинском языке стоит научиться писать хорошие книги, снимать фильмы, говорить в конце-концов, а не защищать его. Беда, когда защитниками языка становятся откровенно блеклые и слабоумные граждане. Неужели спасти «мову» смогут коррумпированные политики, исполнители хип-хопа, авторы дешёвого чтива, единственное достоинство которых сам язык их «творчества»? На Украине нет ни достаточного количества потребителей украиноязычного продукта, ни тех, кто его может создать. Пушкин, Достоевский, Шукшин в принципе не могут выйти из среды украинских националистов. Бедность и мелкость интересующих их тем обрекают их на творческое бесплодие и не могут заинтересовать массового читателя. Именно потому основной поток их «нетленок» расходится по бюджетным библиотекам, а не по рукам читателей. Можно снизить налоги на книгопечатание, поднять таможенные сборы на импорт литературы, но никто не знает, как сделать талантливыми бездарей и заставить их читать?

Националисты могут отчаянно биться за украинский язык, придумывать всё новые и новые законы, вбухивать миллиарды долларов в его поддержку, но «мова» - обречена на умирание. Спасти, развить её невозможно и чем больше попыток будет предприниматься, тем большее неприятие у населения это будет вызывать. Украинский язык будет стойко ассоциироваться с казённым языком коррумпированной бюрократии, мешающей жить «простому народу».


Любовь Зла

Партия Регионов не оригинальна в своём желании «сшить» расколотую страну, но противодействовать этому будут именно украинские националистические партии, которые готовы смириться с существованием государства состоящего из трёх западных областей, нежели допустить существование Большой Украины, говорящей на русском языке. Националисты из Западной Украины исходят из своих надуманных теорий о русификации Малороссии в прошлые века, а себе приписывают заслугу сохранения истинного языка и «козацких» традиций предков. Их совершенно не волнует тот факт, что как к таковой Украине, жители Червонной Руси (русск.), Галиции (австр.), Малой Польши (польск.) никогда не относились. Их «говирку» можно называть червоно-русским или галицким наречием, но никак нельзя называть украинским языком. Кроме всего, националисты не хотят замечать, что сама по себе Украина состоит не только из Малороссии, но и присоединённых Российской Империей регионов, не имеющих никакого исторического отношения к Украине.

Проклиная, на чём свет стоит, прошлую «имперскую» политику русификации, не задумываясь о том, была ли она таковой, националисты проводят ещё более грубую украинизацию доставшихся им в наследство от СССР регионов. Подобная политика не может называться иначе, как оккупационная. При этом, если любая Империя, как высшая стадия развития цивилизации, несла в колонии не только так называемый «имперский гнёт», но и высокую культуру, науку и технологии, то «украинские империалисты» не придумали ничего лучше, чем нести в свои «колонии» хуторянские артефакты прошлого.

Вся навязываемая националистами архаика, такая как культы народных ремёсел и промыслов, псевдонародные песни и пляски, воспринимается гражданами с должным уважением, но не принимается, как и всякая бесполезная в реальной жизни вещь. Потому, мы с одной стороны наблюдаем народную поддержку усилий власти в деле украинизации и развитию национальной культуры, но с другой стороны, абсолютное безразличие к ней. Украинцам их прошлое «дорого, как память» и это совершенно нормально для любой нации. Ненормально пытаться властям затащить свой народ в прошлое, навязать культуру и язык, который неудобен и затрудняет единственно важную функцию языка – коммуникацию между людьми.

Массированная русофобская пропаганда времён независимости убедила население Украины в том, что существует некая ценность, которую хотят украсть и уничтожить, то ль москали, то ль их агенты из пятой колонны Кремля. Украинец жадно хватается за то, что ему самому фактически не нужно, за историю, в которую он сам мало верит, за «мову», на которой он не говорит. Ведь то, что защищают украинствующие, не является живым и певучим народным языком, которым мы привыкли восторгаться. Достаточно включить украинское телевидение, послушать американизированную скороговорку и понять, что это не украинский язык! На Украине так не говорят, на Украине так не объясняются в любви, не ругаются, в конце концов. Потому, малочисленная продукция украинского кинематографа, литературы выглядит искусственно. Украинцу проще и легче перейти на русский язык, чем изъясняться на «государственном языке». Я убеждён и этому убеждению есть основания, что абсолютное большинство граждан Украины, гораздо лучше владеют русским языком, нежели официальным украинским. За что кипят нешуточные страсти на Украине? За навязываемый язык, сделанный в Канаде и Америке? Или за то, что не только невозможно отнять, но и никому не нужно, в том числе самим носителям языка?

Украина называется Украиной, а потому государственным языком должен быть украинский. Так часто говорят в «незалежной». Но в мире нет, ни канадского, ни американского, ни австралийского языков, а страны существуют; их независимости не угрожает разница между языком, на котором говорят люди и названием страны. Существует европейское государство Австрия, где государственным языком общения является немецкий язык, при этом мало кому придёт в голову не только создавать австрийский язык, но и входить в Германию на правах федеральной земли. Зачем, если экономики Европы самостоятельно решили задачу интеграции экономик к общей пользе.


Пешки истории

В конце 30-х годов ХХ века в УССР была свёрнута десять лет проводившаяся политика украинизации. Не потому, что Сталин не любил «мову», и не потому, что ненавидел украинцев. Иосиф Виссарионович был диктатором, но не был идиотом. Он отлично понимал, зачем нужен язык и каковы его главные задачи. Он свернул «украинизацию», поскольку она мешала главной цели молодого советского государства: индустриализации. Стране необходимо было иметь развитое образование, современную науку, экономику, а не «национальные языки», только усложнявшие научно-экономическое взаимодействие огромной советской страны. С 30-х годов ХХ века в СССР всё узко-национальное сместилось в далёкие от практической жизни сферы, в область культуры и искусства, впоследствии сделавшихся заповедником для региональных сепаратистов.

Попадая на завод, бывший сельский паренёк переходил на «великий могучий» язык. Инженеры и учёные пользовались русским языком, потому, что их коллеги в Ташкенте и Баку владели только им. Впрочем, всё это более чем понятно всем, кто не зациклен на украинской идее. В Советской Украине существовали украинские школы, институты, но любой здравомыслящий и ответственный человек понимал, что сделать карьеру, можно только владея «языком межнационального общения». Потому и не ломились украинские классы от желающих изучить родной язык.

Шли годы. Советская Империя ушла тихо, без боя, оставив Украине богатое научное и промышленное наследство, которое стоило только употребить по назначению. Но вождям украинцев показалось, что для полного счастья стране не хватает лишь тотального распространения украинского языка. Началась «энная» по счёту украинизация Юго-западного края Руси, с традиционно-пассивным сопротивлением ей местных аборигенов. Однако, о главном, как всегда забыли. Язык является инструментом для развития общества, а не самоцелью. При отсутствии национальной науки и экономики, деградации промышленности «мова» не нужна, как не нужна инструкция к прибору без самого прибора. Украинский язык оказался мёртвой латынью для большинства сфер общества, суживающей возможности для реализации человека и являющейся тормозом развития государства.

Партия Регионов на данный момент оказалась в весьма выгодном положении, когда оппоненты критикуют её с одной стороны за ослабление «украинизации», а с другой стороны, за невыполнение своих предвыборных обещаний по предоставлению русскому языку равных прав с украинским. Позиция партии власти совершенно оправдана с её точки зрения, поскольку стороны, по сути, уравновешивают критику друг друга. Решение же «языкового вопроса» Партия Регионов традиционно отложила «до лучших времён», при этом, самым желанным для них решением было бы спущенное «свыше», указание некой влиятельной европейской организацией, признать за русским языком статус регионального. В этом случае, Партия Регионов сможет решить «мовне пытання» практически не решая его. Впрочем, это не единственный вариант решения, поскольку с нарастанием социально-экономических противоречий в обществе, Януковичу потребуется поддержка избирателя, а другой палочки-выручалочки, кроме «русского языка» у него нет. Принятие Януковичем решения о русском государственном языке будет столь же неожиданным для многих, как харьковские договорённости о продлении срока базирования ЧФ России в Севастополе. Государственный русский язык для Януковича то же самое, что для Путина проблема Северного Кавказа.

Находясь в оппозиции, можно обещать решить любую проблему. Но у находящихся во власти, существует своя логика, которую трудно понять снизу, там, где копошатся и толкаются простые люди, пытаясь выжить. Всем нам вместе взятым трудно понять друг друга. Украинцы не хотят понять русских, русские не хотят понять украинцев. Но кроме логики власти, существует своя логика у истории. И тогда, будто включается некая компьютерная программа, которая несмотря ни на что, начинает исправлять наши ошибки. История, как робот, не имеет души и сострадания. Это не суд присяжных, которых можно разжалобить. Она судит строго и как Бог, отмеривает каждому из нас «заслуженное».

Время уже решило за нас, какой язык на Украине должен быть государственный, а какому необходимо предоставить статус регионального, и защищать его, как вымирающий язык.


Сергей Лунёв



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх