,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


«Время Ч» для Партии регионов
  • 30 сентября 2010 |
  • 21:09 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 32413
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
0
Не проходит и дня, чтобы среднестатистическому украинскому политологу журналисты не задали сакраментальный вопрос: «Кто победит на местных выборах 31 октября?» На самом деле не нужно быть большим специалистом, чтобы спрогнозировать, что 1 ноября, когда в Киев только начнут поступать разрозненные сведения об итогах голосования, свою «победу» протрубят фактически все основные политические силы.

Противники Януковича будут сравнивать его результаты во втором туре президентских выборов с цифрами, которые получит Партия регионов по пропорциональным спискам, и говорить о ее «сокрушительном поражении». А сторонники будут плюсовать к этим результатам своих союзников, прошедших по мажоритарным округам, и сообщать о «блестящей победе».

Однако каковы бы ни были итоги голосования на отдельных избирательных участках, в отдельных областях или городах, можно уже сейчас утверждать: дальнейшую судьбу Партии регионов как политического проекта определят сами «регионалы» в течение двух недель — 5—8 октября и ровно за десять дней до выборов — 21 октября. И связано это исключительно с одним законопроектом, который стал ключевым для этой кампании, а также для избирателей юго-востока — базового электората ПР. Как вы понимаете, речь идет о проекте закона «О языках», вокруг которого сейчас ломается столько копий.

Проблема не в Литвине

Полностью солидарен с мнением Александра Фиделя, высказанным в прошлом номере «2000» («Закон о языке. Опять не хватит голосов?»), по поводу того, что для Партии регионов позиция по данному законопроекту станет «моментом истины». Добавлю, что речь идет не только о результатах выборов 31 октября. Речь идет о том, что «время Ч» наступает для Партии регионов в принципе, для определения ее будущего развития или заката.

Думаю если до 31 октября законопроект «О языках» не станет законом, то ждать очередного проекта мы будем вплоть до следующих выборов — очередных или внеочередных. Кто в этом сомневается, может поинтересоваться судьбой «языкового референдума», под который «регионалы» собирали подписи накануне парламентских выборов 2007 г.

Таким образом, можно смело утверждать, что для принятия сбалансированного закона «О языках» остается месяц, в котором пленарными будут только две недели в парламенте. Закон можно будет принять, если на заседаниях парламента с 5 по 8 октября проект одобрят в первом чтении с одновременным решением о рассмотрении его по так называемой укороченной процедуре, а затем в течение второй пленарной недели (а именно — в четверг 21 октября) будет проголосовано решение в целом. Другого времени для принятия этого закона до местных выборов у Верховной Рады попросту нет.

Понятно, что за закон должна проголосовать не только фракция ПР, но и практически вся коалиция, включая и Блок Литвина, чья «идеология» всегда сводилась к отсутствию идеологии. Однако именно последнее обстоятельство делает данный блок «договороспособным» по любым идеологическим вопросам. Можно вспомнить немало примеров этого года, когда ПР находила «аргументы» для того, чтобы убедить депутатов БЛ голосовать за законопроекты и решения, прямо противоречащие интересам самого этого блока. Чего стоит только поддержка изменений к закону о выборах, фактически запрещающих именные блоки! Стало быть, главная проблема будет заключаться не в Литвине!

Еще один аргумент касается позиции профильного комитета ВР, который должен дать заключение на законопроект. Естественно, комитет по вопросам духовности и культуры, возглавляемый Яворивским и включающий аж одного(!) представителя ПР, успешно завалит законопроект, как он уже заваливал подобные проекты на всех предыдущих сессиях Рады. Почему «регионалы» постоянно отдают своим оппонентам этот комитет, являющийся принципиальным для решения языкового вопроса, важность решения которого ПР декларирует не только перед любыми выборами, но и в своих программных документах, — отдельный вопрос, не раз поднимавшийся на страницах «2000».

Но в конце концов ВР не раз принимала проекты важных законов, вносимые в зал непосредственно согласительной комиссией фракций, без какого бы то ни было обсуждения в комитетах. Примеров — множество! Можно вспомнить хотя бы законопроект Мороза «О Голодоморе»: 28 ноября 2006 г. внесен на рассмотрение Рады и через полчаса принят и встречен аплодисментами национально-озабоченных фракций — без обсуждений в комитетах и дополнительных церемоний! Так что чего-чего, а прецедентов подобного в парламенте различных созывов наберется немало.

ПР может помешать только ПР

Если не Литвин и не Яворивский, то кто же может помешать Партии регионов совершить важный шаг в сторону выполнения своего программного обязательства перед избирателями? Ответ ясен: сама ПР! И никто кроме нее.

По заявлениям некоторых «регионалов» видим, что далеко не все они готовы голосовать за повышение статуса русского языка, пусть даже символического. Например, как проголосует нынешний кандидат в мэры Львова Петр Писарчук, сделавшей своей предвыборной «фишкой» требование отставки Дмитрия Табачника?

Писарчук не раз вполне однозначно выражал свою позицию по поводу языковой темы. Так, в 2007 г. он в теледебатах со своим «оранжевым» визави С. Курпилем на львовском канале заявил буквально следующее, объясняя позицию ПР по языковому вопросу: «К сожалению, брат мой, такая Украина там на востоке. А Партия регионов только озвучивает то, что люди там говорят. А то, что русский язык не будет вторым государственным, то можете в этом не сомневаться и не пугать людей, потому что никто за это не проголосует и никогда 300 голосов в парламенте не будет».

Примерно те же тезисы были повторены им после выборов в 2010 г., когда Писарчук решил успокоить своих земляков, расстроенных победой Януковича. Спрашивается, читал ли этот депутат программу своей партии, а заодно ее предвыборные лозунги и в 2007-м и 2010 годах? И не честнее ли было выйти из партии, принципы которой не разделяешь? Тем более, что на днях в прямом эфире ему предложили возглавить львовскую организацию «Нашей Украины»...

Возникает и вопрос по поводу отсутствия реакции на подобные заявления и действия однопартийцев со стороны центрального руководства ПР. Всего-то месяц прошел после принятия в эту партию мэра Днепропетровска Ивана Куличенко, а он уже заявляет, что русский язык не должен быть вторым государственным. Интересно, а кто-то ознакомил новоиспеченного «регионала» перед вступлением в эту партию с ее программой? Или может, написав заявление о приеме в партию, Куличенко указал, что не разделяет многих программных принципов своей новой политической силы?

Еще один красноречивый пример, свидетельствующий о том, что в рядах ПР существуют некоторые разночтения своих целей относительно языка. Как известно, в 2006 г. целый ряд местных советов Юго-Восточной Украины по инициативе центрального руководства ПР приняли решения о том, что действие давно уже ратифицированной Украиной Европейской хартии региональных языков и языков нацменьшинств распространяется на территории, подведомственные этим советам. Моментально прокурорские и судебные органы, подчиненные Ющенко, начали всюду оспаривать эти решения. Часть советов сдалась (иные, по правде говоря, не очень-то и сопротивлялись), а несколько — в частности, в Луганске, Донецке, Харькове и Севастополе — свои решения отстояли, пройдя всевозможные судебные инстанции.

Правительство Тимошенко напоследок перед уходом в небытие «подсунуло свинью» Харьковскому облсовету, подав кассационную жалобу в Высший админсуд с требованием отменить решение, которому уж пятый год — и это несмотря на то, что прошли все возможные и невозможные сроки подачи жалоб и кассаций!

Правительство сменилось. Харьковский облсовет, где подавляющее большинство составляют «регионалы», вправе был надеяться, что Кабмин, в котором подавляющее большинство «регионалов» же, как можно скорее отзовет кассационную жалобу. Однако на просьбу об этом харьковчане получили парадоксальный ответ министра юстиции А. Лавриновича, члена ПР с 2007 г.: «Полномочия районных и областных советов определены статьями 43, 44 Закона Украины «О местном самоуправлении в Украине», которые не наделяют областные советы компетенцией в части решения языковой политики. Таким образом, законодательство Украины не содержит положений, которые наделяют полномочиями областные советы в части решения вопросов относительно статуса языков».

Пожалуй, основной юрист «регионалов» Лавринович (а таковым он был и в 2006 г., еще до вступления в партию) не заметил, что это его политическая сила инициировала именно такой порядок решения языковой проблемы. И похоже, министр юстиции в 2010 г., отвечая харьковчанам, даже не удосужился вникнуть в суть просьбы — ведь Харьковский облсовет на самом деле не принимал решения о «статусе языка»! Он, этот статус, определен законом, а харьковчане лишь подтвердили, что ратифицированная этим законом Хартия распространяется и на территорию Харьковской области. Если г-н Лавринович считает, что и этого облсовет делать не вправе, то объяснил бы, кто же должен определять географические границы распространения региональных языков. Помнится, ПР не раз уверяла, что местные органы власти.

«Считаем, что отсутствуют правовые основания для изменения позиции Правительства», — подытожил в своем письме Лавринович. Еще раз напомним: речь идет о кассационной жалобе, поданной Кабмином Тимошенко по поводу решения Харьковского облсовета «О реализации конституционных гарантий на свободное использование русского языка в Харьковской области». То есть получается парадокс: «регионалы» судятся с «регионалами» по поводу решения, принятого «регионалами» по инициативе «регионалов». Так кто, говорите, может помешать ПР принять принципиальный для ее избирателей закон «О языках»? Яворивский ли?

«Время Ч» для Партии регионов

ПР может помешать только ПР


«Нау вен ю хев е діплома» по-украински

Стараются, конечно, и Яворивские. Те самые, которые так долго рассказывали нам о «непринципиальности» языкового вопроса, о том, что он никого в этой стране не волнует. Теперь же они утверждают, что важнее языка в этом мире ничего быть не может. Штатный пиарщик БЮТ Олег Медведев вновь разразился очередным «Мовним балансом», обильные цифры которого с удовольствием распечатали многие украинские СМИ. Правда, и сам Медведев, и эти самые СМИ не очень-то задумались над тем, что цифры, приведенные политтехнологом Юлии Тимошенко, лишний раз подтверждают непреложный факт: эта страна общается в основном на двух языках, а государство постоянно пытается навязать один! Что как раз подчеркивает абсурдность украинской ситуации.

Показательны в этом смысле результаты мониторинга украинского интернет-пространства, проведенного самим Медведевым. По его данным, 68% ведущих сайтов украинского инета выходят исключительно на русском языке, 32% — на двух языках, 0% — только на украинском языке. Ясное дело, бютовец пытался этим доказать, что шум по поводу притеснения русского языка не имеет оснований. Хотя на самом деле, сам не желая того, красочно продемонстрировал языковые предпочтения своих сограждан, за которых он, Медведев, пытается решить, на каком языке они должны получать информацию.

Но аргументы «оранжевых» по поводу языка нам хорошо известны и не раз уже опровергались на страницах «2000» — слава Богу, и члены ПР постарались. Гораздо более любопытно понять логику тех «регионалов», которые вдруг стали выступать против уравнивания в правах украинского и русского языков. Мэр Днепропетровска, к примеру, аргументировал свою позицию сугубо экономическими аргументами: мол, дорого будет переходить на два языка.

На днях наглядный урок «технократам» от ПР преподнес один из авторов «сингапурского чуда» Ли Куан Ю, презентовавший свою книгу в Киеве. Один его тезис свелся к объяснению этого «чуда» в том числе и благодаря освоению сингапурцами языков своих потенциальных инвесторов и экономических партнеров. Сейчас в Сингапуре четыре государственных языка — английский, китайский, малайский и тамильский. И это не только не мешает экономическому развитию страны, но, по мнению заезжего министра, способствует ему (а «регионал» Куличенко считает, что два государственных языка — слишком дорого для «бедной» Украины).

Абсурдность нынешней ситуации особенно наглядно демонстрируется на улицах и в кино. Скованные языковыми запретами рекламисты идут на такие ухищрения, что просто диву даешься. Несколько месяцев в центре Киева, к примеру, висела реклама, написанная вроде бы украинскими буквами. Цитирую дословно: «Нау вен ю хев е діплома — вуд ю лайк ту хев е ріал едьюкейшн?» Строгие церберы, следившие за соблюдением языковых ограничений в наружной рекламе, эти билборды пропустили. Во-первых, буквы-то украинские. А во-вторых, язык все-таки не «москальский».

В «Мовном балансе» от Олега Медведева к полностью украинизированной отрасли отнесена реклама. При этом достаточно проехаться по Киеву, чтобы получить наглядные подтверждения вышеприведенного тезиса о разных языках, на которых говорит страна и государство. Обратите внимание, на каком языке пишутся объявления так называемой стихийной рекламы, листки, вывешенные в обход наших блюстителей «языкового порядка». Причем этот язык, не становясь украинским, все менее становится русским.

В лифте моего подъезда, к примеру, вывешена отпечатанная типографским способом цветная качественная реклама с большой надписью: «Мед с собственной пасИки». Наверняка многие из нас видели на улицах написанные от руки рекламы «апалубки», «шыфонеров», «семячек» и т. д. Украинская власть, лишая свой народ возможности учить родной язык, делает русскоязычных граждан русскоговорящими и довольно потирает руки: украинского больше не становится, зато «москальского» заметно меньше.

Но вернемся к «регионалам» и к их позиции по языковому вопросу. Особую тоску у тех, кто голосовал за ПР и Януковича, вызывает «зависший намертво» вопрос о возвращении русского языка в кинотеатры. Запрет, введенный «оранжевыми», заставил свернуть свой бизнес владельцев многих кинотеатров на юго-востоке (особенно в Крыму). Кое-кто из них перебивается тем, что резко увеличил долю фильмов из России — если раньше отбирались качественные, то теперь ради сохранения русскоязычного зрителя берут любую продукцию, включая откровенное «барахло».

Как уже не раз указывалось, отменить дискриминационное ограничение можно простым циркуляром Минкульта или же решением Кабмина. Некоторые «регионалы» начали ссылаться на «тормоз» в лице министра культуры М. Кулиняка. Но ведь у него же есть начальство в конце концов! Я уж не говорю о его партийном руководстве (насколько мне известно, он также партбилет ПР не клал на стол).

А его бывший начальник, экс-вице-премьер по гуманитарному блоку вопросов Владимир Семиноженко в интервью «УП» заявляет, что отменить запреты приказом Минкульта нельзя, потому что... «есть закон «О кинематографии», его и нужно менять». Вот те раз! Что же еще нужно поменять в законе, статья 14 которого четко указывает, что фильмы «могут быть дублированы или озвучены или субтитрованы языками национальных меньшинств». (Более подробно об этом в статье «Чертова дюжина нашей демократии», «2000», №3(398) от 18.01.2008.) Неужели министр культуры более чем за полгода пребывания в этом кресле не ознакомился с этой нормой закона, которую никакой Конституционный Суд или Кабмин не отменял?!

Семиноженко заявляет: «Мы нашли хороший вариант: арт хаузные фильмы, которые выходят ограниченным тиражом, до 10 копий, можно выпускать без дубляжа». Это кто «мы»? Ведь бывший вице-премьер «бело-синего» правительства повторяет слово в слово не раз озвученный тезис недавно уволенной главы Госкино Анны Чмиль, бывшей на протяжении нескольких лет главным рупором «оранжевого» беспредела в сфере кинематографии. Возникает резонный вопрос: а при чем тут «арт хаузное» кино? Разве проблема в нем?! Разве не в том, что русскоязычные дети Украины лишены возможности смотреть мультфильмы на родном языке? Притом, что и ныне действующий закон, и Конституция, и различные хартии оставляют за ними право неограниченного доступа к информации на родном языке.

В итоге нынешняя ситуация стала темой для многочисленных анекдотов. Вот один из них: «В мире интересного. В Украине обнаружен тот единственный человек, который читает в своем телевизоре украинские субтитры под русскими фильмами». Неужели наши народные избранники не понимают анекдотичности этой ситуации?! Неужели кто-то считает, что этой анекдотичности не видит сам народ?!

Хотя судя по некоторым комментариям специалистов украинского дубляжа, таки считают. К примеру, сайт УНИАН в свое время разместил интервью с Олексой Негребецким, который переводит львиную долю голливудских фильмов для проката на украинском языке. «Говорят мне, что не надо переводить «бурито», — заявляет интервьюируемый. — Вы знаете, что такое бурито? Вот и я говорю, что у нас люди не знают, что такое бурито. Лучше его в фильме как-то заменить».

Любопытно, переводчик знает, для какой аудитории он в первую очередь дублирует фильм? Догадывается ли, что основная его аудитория в кинотеатрах — вполне продвинутая молодежь, которая даже в рассчитанных на студенчество забегаловках «а-ля Мексико» уже может отличить «фахитос» от «буритос»?

Посчитайте хотя бы, сколько по Украине разбросано только трапезных сети «Потейто хауз», где буритос является постоянным блюдом всех меню! И для молодежи абсурдно как раз то, что герой фильма у всех на глазах ест именно бурито, но говорит по-украински про вкусный «пиріжечок» — слово, которое к бурито имеет такое же отношение, как пельмень к борщу.

И спрашивается, кому нужен этот театр абсурда, вызывающий только раздражение по отношению к украинскому языку? Разве не показатель, что молодежь, посмотрев какой-то фильм на большом экране, потом скачивает ужасную пиратскую копию в интернете на русском языке, чтобы уяснить для себя некоторые нюансы? Причем делается это не потому, что молодые люди не понимают украинского, а потому, что они не понимают этого, с позволения сказать, «дубляжа».

«Все-таки Верим!» из Харькова

Без сомнения, наиболее кричащей является ситуация в образовании. Олег Медведев оказал «медвежью услугу» своим соратникам по «мовному фронту», опубликовав кошмарные цифры. Если верить им, то в 2008—09 гг. впервые после советской украинизации 20-х годов и нацистской украинизации 40-х процент обучающихся на русском языке в общеобразовательных школах достиг менее процента русского населения, проживающего в Украине, — ниже 18%. И это при том, напомним, что по меньшей мере 30% населения страны считает родным языком русский. То есть значительная часть жителей государства (приблизительно 12% населения) не имеют возможности отдать своих детей в школы с родным языком обучения! Думаю, не стоит говорить, что делают они это не по доброй воле, а ввиду отсутствия в своих местностях русских школ.

На протяжении последних пяти лет ваш покорный слуга каждый сентябрь получает массу писем и обращений с жалобами родителей на то, что им не удалось отдать ребенка в русскую школу. Думал, в этом году ситуация изменится. Ничего подобного!

Вот показательный пример: в момент описания судебной тяжбы Харьковского облсовета получаю очередное письмо из Харькова, которое процитирую дословно: «Добрый день, г-н Корнилов. Сейчас будет крик души!!! Когда же, наконец, будет решение по русскому языку??? Мы живем в Харькове, моя дочь пошла в первый класс. Замечательная школа, прекрасный учитель, но... в программе нет русского языка!!! Платим 30 грн. за урок русского два раза в неделю! Но все общение идет на мове. Я не возражаю против мовы, но для меня и моей семьи родной язык русский. А сейчас пошел суржик, вроде: «загубился», «хорошая думка». Сейчас, конечно, иногда смешно, но если задуматься, ничего смешного нет, а печально. Давайте уже что-то решать!!! Все-таки Верим (показательно, что слово «Верим» с большой буквы) в исполнение обещаний. С уважением Светлана».

Наверное, не стоит объяснять, в чьи обещания Верят (пока еще с большой буквы) избиратели Харькова, Донецка, Крыма, Одессы? Если подобные воззвания получаю я, человек, далекий от властных полномочий, представляю, сколько таких «криков души» слышат народные депутаты из этих регионов. И после этого кто-то из них осмеливается говорить о том, что «языковая проблема надуманна и может потерпеть с решением»?!

А в это время Максим Стриха, еще три месяца назад работавший замминистра образования Украины, сообщает любопытную «новость». Оказывается, по мнению «оранжевого» чиновника, «на рубеже двух столетий в обществе (тут и далее выделено мною. — Авт.) был выработан неписаный, но эффективный языковой компромисс: не трогать, с одной стороны, статуса украинского языка как единственного государственного и согласиться с его безусловным доминированием в определенных сферах общественной жизни (в первую очередь в государственном управлении и образовании) и принять, с другой стороны, то, что много других сфер жизни (в первую очередь бизнес, светские «тусовки», спорт) де-факто остаются русскоязычными и проникновение украинского языка сюда происходит медленно».

Каково?! Оказывается, это мы с вами, «общество», выработали подобный «компромисс», определив, что нам, хочешь не хочешь, навяжут один язык в образовании наших детей, а они, «элита», на своих «светских тусовках», так уж и быть, пусть общаются по-русски! А в чем же, позвольте спросить, господин бывший замминистра, усматривается тут «компромисс», если вы, наша славная псевдоэлита, оставляете за собой право заключать сделки, «тусоваться» и обсуждать очередную партию в сквош по-русски, а нам, собственно гражданскому обществу, навязываете «безусловное доминирование» лишь одного языка в школах и вузах?! Может, давайте поменяемся — вы там себе «тусите» по-украински, но взамен дайте своему обществу возможность выбирать язык обучения детей? Как вам такой компромисс, господин экс-замминистра?

Кредит доверия исчерпан

Господин Стриха пишет: «Для того, чтобы публично разговаривать по-украински в Севастополе, нужна определенная отвага: можно легко нарваться на хамство и враждебность». И знаете, в некотором роде это так и есть. Нет, на улицах Севастополя или любого крымского курорта слышно немало украинской речи западных регионов или суржика центральных. Но на различных общественных мероприятиях обычно толерантные севастопольцы начинают все более враждебно относиться к самому факту звучания украинской речи. Самое любопытное, что раньше этого не было!

Чем больше государство давит на общество (на этот раз на реальное общество, а не на ту «элиту», которую бывший замминистра принял за «общество»), тем больше проявляется сопротивление, а стало быть — и агрессия. Поборники украинского языка, как это уже не раз бывало в предыдущие периоды дикой украинизации, пытаясь правдами и неправдами насадить «мову», только вредят ей, вызывая конфликты в обществе и отторжение украинского языка у определенной части граждан.

Не ослабив это давление, не решив уже сегодня части этих проблем, украинские политики рискуют перевести данное сопротивление в гораздо более горячую фазу. А что останется делать миллионам сторонников официального двуязычия, если они увидят, что надежды на разрешение проблем парламентскими путями в очередной раз улетучатся?

«Регионалы» должны уразуметь, что нельзя бесконечно, без потерь для себя эксплуатировать языковую тему и ровным счетом ничего не делать в этой сфере, находясь у власти. Кредит доверия их избирателей в этом вопросе уже исчерпан.

Если до 31 октября закон, который бы облегчил языковой прессинг на жителей юго-востока Украины, не будет принят, то этим жителям ничего не останется, кроме как искать или создавать политическую силу, способную отстаивать их интересы в парламенте. И если эта сила будет найдена или, повторюсь, создана, то ПР со временем дрейфовать будет некуда.

Ведь наивны надежды на то, что, не приняв сейчас закон «О языках», «регионалы» получат какие-то дополнительные дивиденды на западе или в центре. Практика любой кампании, в которой ПР использовала языковую тему (в 2004 и 2006, в 2007 и в 2010 гг.), свидетельствует о том, что оппоненты «регионалов» всегда прибегали к простой формуле. Первую часть кампании они гневно обрушивались на языковые инициативы Партии регионов, доказывая западу, какую угрозу несут они национальным интересам государства, а ближе к выборам на каждом телеэфире рассказывали избирателям юго-востока: ну вот, мы же вам говорили, что «регионалы» ничего не сделают для вас с языком!

И уверяю вас, вторая фаза агитации отбирала у ПР голосов гораздо больше, чем первая. Несомненно, если 21 октября ВР не проголосует за закон «О языках», то всю оставшуюся до выборов неделю те самые Медведев, Яворивский, Стриха, борющиеся сейчас против законопроекта Ефремова — Симоненко — Гриневецкого, будут злорадно пенять Партии регионов за то, что она... не продавила этот закон. Жителям юго-востока будут усиленно представлять ПР в виде «лузеров», не способных отстоять интересы избирателей.

До «часа Ч» для «регионалов» (дня последней даты возможного принятия Радой решения по языку) остается всего три недели. Мне кажется, что до этой даты свое веское слово должны сказать сами избиратели юго-востока. Партия регионов и ее представители в регионах, активно борющиеся сейчас за места в органах власти разного уровня, должны понять, что в случае очередного откладывания языковой темы в долгий ящик печальные выводы избиратели сделают не через год и не через два, а уже сейчас — 31 октября 2010 года.


Владимир КОРНИЛОВ



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх