,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


В ЕС мы уже не вступаем?
  • 30 сентября 2010 |
  • 11:09 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 32437
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
На ближайшем саммите «Украина-ЕС» 22 ноября Украина не получит ни соглашения об ассоциации, ни безвизового режима, ни зоны свободной торговли. Нас снова кормят завтраками, и единственное, что мы можем себе позволить – это обсудить то, что давно стало навязчивой идеей украинского политикума. «Доктор, я никак не могу вступить в ЕС!» – «Вас это беспокоит? Вы хотите об этом поговорить?»

Конечно, хотим, доктор! Для того и собрался Круглый стол «Отношения Украина-ЕС: вызовы сегодняшнего дня», на котором присутствовал весь цвет украинской дипломатической и экспертной мысли.

Линию «руководящей и направляющей» на мероприятии представляли директор Центра международных и сравнительных исследований Анатолий Орел и заместитель главы Партии регионов Леонид Кожара.

Орел порадовался тому, что в ЕС мы уже не вступаем. Собственно, и раньше мы туда вступали только на страницах украинской еврооптимистской прессы, но никак не в рамках договоренностей с европейскими институциями. Однако с Орлом нельзя не согласиться: термин «Евроинтеграция» действительно изменил свое значение: теперь это означает «длительный процесс приближения к европейским стандартам, воссоздание внутри Украины европейского цивилизационного поля». По словам Орла, такой подход Европа только приветствует. Еще бы – отстали от нее наконец со своими амбициями. Отказ от вступления в ЕС, по мнению Орла, снимает напряжение между «западом» и «востоком». А отношения с ЕС вполне прекрасно можно строить в рамках будущей политической ассоциации, которую мы непременно получим не сейчас так после. Ибо ничего большего ЕС нам все равно не даст, да и сама Украина к членству в ЕС не готова.

К Зоне свободной торговли (ЗСТ) мы, похоже, тоже не готовы. Потому что хотим и рыбку съесть, то есть в ЕС внедриться, и удовольствие получить, а именно – сберечь существующие секторы экономики. А если согласиться на все требования ЕС по ЗСТ, то, говорит Орел, это предательство интересов собственных избирателей. Вон, мол, Россия соглашения о ЗСТ с ЕС не подписывала – и ничего, живет!

А вот на получение Плана действий по получению безвизового режима на ближайшем саммите эксперт рассчитывает – поскольку, во-первых, Украина сильно на этом настаивает, а во-вторых, Польша нам поможет. В-третьих, позабыв о том, что Украина – не Россия, Орел говорит, что раз россиянам ЕС в визовом вопросе идет навстречу, то и нам стоит ждать такого же отношения. Эксперт сетует на европейские страны, которые почему-то сопротивляются исторической неизбежности и ужесточают визовый режим с Украиной, и предлагает требовать на саммите, чтобы ЕС обязался либерализовать визовый режим вплоть до самой отмены виз.

И вообще, у ЕС куча проблем, будет он или нет – неизвестно, а с Европой дружить надо, поэтому на всякий случай стоит выстраивать двусторонние отношения со странами – членами ЕС. С каждой из них нужно дружить отдельно, а особенно – с Польшей.

Украине сегодня говорит на едином внешнеполитическом языке, заявил Леонид Кожара (Правда, какой это язык – не уточнил. Но с ним не поспоришь: действительно, это президент Ющенко мог ябедничать Европе на собственного премьер-министра. Януковичу до таких высот духа не подняться). Внешняя политика стала более реалистичной и эффективной, говорит политик. Украина законодательно закрепила принцип внеблоковости, отказавшись от вступления в НАТО. Теперь Европа не станет ссориться с США по вопросу, принимать нас в НАТО или нет – хрупкий мир на планете спасен. Далее Кожара порадовался тому, что Украина теперь реализует свои интересы за пределами Евроатлантического сообщества и вышла на новый уровень отношений с Россией.

На самом деле, политика украинской власти в отношении Европы не изменилась – меняется реальность европейских перспектив для Украины, и меняется не в лучшую сторону – утверждает экс-вице-премьер по делам европейской интеграции Олег Рыбачук. По его мнению, Янукович просто вынужден говорить об интеграции в Европу и даже, не посоветовавшись с Анатолием Орлом, о членстве в ЕС. Потому что он политик, и должен говорить такие вещи, чтобы не потерять избирателя. Налицо какая-то взаимная игра Киева и Брюсселя: одни делают вид, что ищут членства в ЕС, а другие – делают вид, что это имеет какие-то перспективы и не устают твердить, что двери в ЕС для Украины открыты. «Это как двери в рай: чтобы узнать, есть ли они, надо умереть», - мрачно юморит Рыбачук. Он не отрицает, в Европе довольны визитами Януковича – и довольны именно потому, что в этих визитах нет никакой конкретики. А еще Рыбачук сетует на то, что ни один государственный орган в силу своей специфики не способен заниматься вопросами европейской интеграции – ни Кабмин, ни профильные ведомства (Наверное, потому что нет специального министерства по вопросам европейской интеграции во главе с самим Рыбачуком. А что? Это была бы вечная должность).

Польский посол Яцек Ключковский напуган ворохом надежд и ожиданий, которые на его бедную маленькую страну возлагают украинские друзья. По его словам, Польша только-только сама выбралась из ямы коммунистического прошлого, и ее влияние в ЕС преувеличивать не стоит. Хотя, конечно, Польша Украину очень любит и считает стратегическим партнером. Но Украине стоит обратить внимание на другие страны– как корифеев ЕС, так и новичков из Восточной Европы и Балтии. Что касается ЗСТ, то Украине самой решать, нужна она или нет. Польша подписала это соглашение еще в 1992 г., прекрасно сознавая, что ее постсоветской экономике не выжить в конкуренции с Европой. Если бы Варшава заморачивалась сохранением отсталых и неконкурентоспособных секторов экономики, она бы никогда договора о ЗСТ с Европой не подписала. Но она подписала – и именно для того, чтобы в рамках ЕС сформировать новую, конкурентоспособную экономику. Но формировать постепенно: в общеевропейский рынок промышленного производства Польша влилась только в 1999 г., а ее сельхозрынок открылся для Европы только в 2004 г. Вот и Украине, чтобы интегрироваться в Европу, надо сначала сформировать конкурентоспособную, эффективную экономику. А для этого – использовать польский опыт (то есть грохнуть к польской бабушке угольную отрасль и нынешнюю металлургию, а заодно и сельское хозяйство как неэффективные – а потом на их обломках строить что-то современное и конкурентоспособное. И вот тогда может быть…). Походя Ключковский развеял надежды Украины на безвизовый режим к 2012 году, который нам пророчат верхи. Мол, к этому сроку, возможно, будет установлено малое приграничное движение для жителей приграничных областей. Это мало, но гораздо больше, чем ничего. (А я, к примеру, против: почему житель Львова сможет поехать в Польшу без визы, а я – нет? Куда Конституцию дели? Там что-то о равных правах написано…) И еще – Украина лидирует в сфере демократии, прав и свобод. И надо бы и дальше лидировать. Потому что ЕС такие вещи любит учитывать и будет внимательно наблюдать за местными выборами.

Стабильность украинской политики помогает проводить реформы и очень важна для взаимодействии с ЕС, говорит представитель ЕС в Украине Жозе Мануэль Пинту Тейшейра. За последние 5-6 лет Украина достигла большого прогресса в деле демократии, свободы слова и прав человека. На этом фоне ведутся переговоры о ЗСТ и политической ассоциации. Если будет достигнуто согласие, то Украина окажется интегрирована в европейский рынок. Новая власть подтвердила свою приверженность евроинтеграции, и частота контактов отвечает этим целям. Европа довольна уровнем сотрудничества. Достигнуто соглашение о финансовой помощи, приняты законы о госзакупках и о рынке газа. Финансовая помощь поступает в Украину для проведения реформ и приближения к европейским стандартам. И если переговоры проходят не так быстро, как хочется Украине, то это не от недостатка политической воли. Просто процесс долгий и трудный, и Украине нужно и дальше оставаться в процессе консолидации демократии, прав и свобод. Которые для Евросоюза являются основополагающими ценностями. А что касается предстоящего саммита Украина – ЕС, то не надо ставить нереалистичных целей – дай бог о плане действий по достижению безвизового режима договориться.

Чтобы знать, куда идти, нужно знать, куда ты хочешь попасть – перефразирует заместитель министра иностранных дел Украины, отвечающий за евроинтеграцию Павел Климкин. У Украины и ЕС нет каких-либо «вызовов сегодняшнего дня» - вызов всего один, и он не сегодняшний. Европейская политика соседства (ЕПС) не является эффективным инструментом – она не содействует эффективности и процветанию соседей ЕС. Пока реально она себя проявляет только в рамках каких-то интересных идей вроде идеи о всеохватывающей инициативе инвестиционного развития – но и только. Нет четкого видения, что такое политическая ассоциация. А экономическая интеграция – она либо есть, либо ее нет. Вот соглашение ЕС-Сербия полностью основано на европейской логике четырех свобод (свободное движение товаров, услуг, капитала и рабочей силы). А вот с Украиной такое соглашение ЕС заключить ментально не способен. Это и есть то самый единственный вызов: можно брать на себя какие угодно обязательства, но мы все равно не знаем, какова конечная цель этого процесса. Когда Польша бросала свою экономику под европейский бульдозер – она знала, что войдет в ЕС. Мы такой цели не имеем. Что касается ЗСТ, то соглашение о ней будет уникальным. Но по некоторым вопросам спустя 2,5 года после начала переговоров ЕС не смог представить своей позиции. В этом и весь вызов: ЗСТ – это конфета, завернутая в обертку политической ассоциации. Но эта конфета должна быть вкусной для обеих сторон. С безвизовым режимом тоже не все просто. Балканские страны получили «дорожные карты» с четким перечнем требований по принципу: выполнил – прошел проверку – получил безвизовый режим. Мы же получим План действий, аналогичный по сути, но отличающийся по форме. Стоило бы убрать из этого вопроса всю политику и сосредоточиться на технических вопросах. Украинская бюрократия и законодательные проволочки – не проблема. В начале 90х в странах Восточной Европы, которые теперь члены ЕС, бюрократия была не слабее нашей, однако теперь там аппарат эффективно работает. И принятие законов о госзакупках и о рынке газа показывает, что мы в состоянии оперативно реформировать законодательство.

Вот что говорят эксперты и дипломаты. Но говорят они уже очень долго. Настолько долго, что от разговоров хочется сбежать подальше. Потому что разговоры о движении в Европу не заменят результата этого движения. А ведь уже хотелось бы получить результат. А получив – не пожалеть.

Евгений Лешан



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх