,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Каким будет админресурс — 2010
  • 7 сентября 2010 |
  • 07:09 |
  • kasta |
  • Просмотров: 9466
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
Самое изящное, на наш взгляд, определение админресурсу дали в свое время российские исследователи Евгений Малкин и Евгений Сучков, описав его как комплекс дополнительных ресурсов, которыми обладает кандидат, находящийся при власти или поддерживаемый властью.

Считается, что впервые админресурс как системное явление на украинских выборах проявился в ходе парламентской кампании 1998 года. Об эффективности его использования можно спорить: в конце концов, жалкие пять процентов, полученные тогдашней партией власти – НДП – на первых в истории Украины выборах по партийным спискам, успехом назвать крайне сложно. С другой стороны, в ходе той кампании мандаты в мажоритарных округах получили аж 72 депутата, позже присоединившихся к 17 «списочникам» от НДП, и с этой точки зрения результат, достигнутый, не в последнюю очередь, при помощи того же админресурса можно оценить как вполне внушительный.

С той поры админресурс с разной степенью интенсивности (и, отметим, результативности) применялся в ходе каждой избирательной кампании. Оснований предполагать, что без этого неотъемлемого атрибута украинских кампаний обойдутся местные выборы- 2010, у нас никаких нет. Да, в принципе, представить себе выборы, на которых админресурс не играл бы совершенно никакой роли, в Украине попросту невозможно. Ведь в этом отношении наша политика – сродни футболу, о котором часто говорят: на домашнем стадионе, мол, команде и стены помогают. Если уяснить, что власть является именно таким домашним стадионом для правящей политической силы, то становится само собой понятным, что пребывание у власти дает конкретной партии не решающую, но вполне ощутимую фору перед конкурентами. А уж причин не воспользоваться этим преимуществом ни одна провластная партия в Украине до сих пор не находила…

Тем не менее, формы использования админресурса в Украине изменялись от кампании к кампании. Собственное лицо, несомненно, будет иметь и админресурс-2010 – его особенности будут не в последнюю очередь определяться новой властной командой, чуть более полугода назад взошедшей на наш политический Олимп. За неделю до начала местной избирательной кампании «Главком» попытался определить конкретные специфические черты админресурса, с которым предстоит столкнуться Украине в ходе грядущих выборов.

Единая и неповторимая
Прежде всего, нынешние выборы будут первыми за довольно долгий промежуток времени, в ходе которых на одного их участника (в данном случае – разумеется, на Партию регионов) будет работать единая, консолидированная вертикаль власти. Ведь если оценивать с этой точки зрения парламентские кампании 1998 и 2002 годов, то окажется, что в целом ряде областей полноценных партий власти было как минимум две. НДП в 1999-м и блок «За единую Украину!» в 2002-м были вынуждены конкурировать с той же СДПУ (о), и нередко эта конкуренция приобретала еще более острые формы, нежели противостояние провластных политсил с оппозицией. Если же говорить о всех без исключения выборах, происходивших во время президентства Виктора Ющенко, то в их ходе админресурс применялся сразу по нескольким вертикалям, и нередки были ситуации, когда Банковая, Кабмин и даже отдельные министерства или облгосадминистрации работали в ходе тех или иных кампаний на разных участников избирательной гонки. По сути, во времена Ющенко власть попросту профанировала само понятие админресурса.

В ходе грядущих местных выборов ситуация, вне всякого сомнения, изменится. Админресурс будет заточен под «руководящую и направляющую» Партию регионов, а другим политсилам (даже формально имеющим отношение к действующей коалиции) придется бороться за выживание на местах самостоятельно. Более того, уже сейчас от влиятельных «литвиновцев» или, допустим, членов партии Сергея Тигипко «Сильная Украина» нередко можно услышать открытые упреки в адрес «бело-синих» партнеров: мол, и кадры переманивают, и другие препятствия участию в выборах создают…

Представители центральной власти от подобных обвинений всячески отмежевываются. Это и неудивительно: выборы все-таки местные, а значит ожидать, что, например, Виктор Янукович будет разъезжать по Крыжополям да Зачепиловкам, агитируя за кандидатов в тамошние райсоветы, само собой, не приходится. Вот и будет власть на все обвинения в применении админресурса – то ли от критиков внутри страны, то ли со стороны западных радетелей за демократию – многозначительно разводить руками да кивать на места: мол, это там недоразумение какое-то вышло, а мы как бы ни при чем. Тем не менее, источники «Главкома» свидетельствуют: центральным штабом Партии регионов на места уже спущены разнарядки по результатам предстоящих выборов, в основном совпадающие с показателями Виктора Януковича в первом туре президентских выборов, и эти цифры уже приняты к сведению местной властью. Впрочем, об этом поговорим чуть ниже…

Зато теперь по факту становится понятной логика власти, назначавшей на губернаторские посты либо членов Партии регионов, либо лояльных ей беспартийных. Два известные «Главкому» исключения – единственный удержавшийся на должности губернатор из старой власти, нашеукраинец из Чернигова Владимир Хоменко, а также член Народной партии и губернатор Прикарпатья Михаил Вышиванюк – из кожи вон лезть для того, чтобы обеспечить максимальные результат своим политсилам, не будут. Более того, последний даже открыто заявил «Главкому»: «Поскольку Партия регионов сейчас при власти, то и вся власть должна состоять из ее членов».

Завершая разговор о вертикалях, по которым в ходе нынешних выборов будет применяться админресурс, признаем, что местные выборы в этом отношении значительно менее предсказуемые, нежели, допустим, парламентские. Ведь любые выставленные сверху ориентиры на результат, например, на мэрских выборах в конкретно взятом городе могут разбиться о админресурс местного значения, которым обладает, например, его многолетний мэр либо авторитетный местный бизнесмен, у которых, образно выражаясь, «все в этом городе схвачено». Такие люди, как правило, в состоянии выиграть любые выборы на «своей территории», выдвинувшись даже от, условно говоря, Партии любителей пива. Все, что могут в данном случае сделать регионалы – это не «давить» таких местных фаворитов, а предложить им конструктивное сотрудничество. В виде, например, вхождения в ряды Партии регионов…

Все к нам!
И это вполне можно понять. Еще примерно в 1999 году Леонид Кучма решил сменить жесткий, директорский стиль руководства, при котором «Первый» должен пребывать в курсе любой мелочи, происходящей в каждом из цехов (то есть, областей) его завода (то есть, страны), на определенную децентрализацию власти. Она выражалась в создании на базе некоторых областей своеобразных феодальных наделов, ответственность за состояние дел в которых нес назначенный сувереном вассал, имеющий необходимые для этого властные полномочия на вверенной себе территории. Ярким примером такой модели управления стало пятилетнее правление на Сумщине Владимира Щербаня, о котором в регионе до сих пор ходят легенды. Эффективность этой модели управления, опять же, вызывает обоснованные сомнения: «полный порядок», наведенный тем же Щербанем на Сумщине, не помешал власти с треском проиграть президентские выборы 2004 года, а антищербаневские выступления местных студентов летом того же года вообще стали одним из предвестников Оранжевой революции.

Так или иначе, именно такую систему управления регионами страны получил в наследство от своего предшественника Виктор Ющенко. «Оранжевая» власть творчески развила ее: при ее правлении разделение страны на своеобразные феодально-вассальные наделы только усугубилось, но именно в 2005 году массовость начало приобретать явление покупки-продажи должностей в органах центральной и местной власти. И практика эта, поговаривают в кулуарах власти, никуда не подевалась и при нынешнем главе государства. О порядке цифр, фигурирующих ныне в подобных сделках, свидетельствуют скупые строчки милицейской хроники: в июне этого года за получение взятки в крупном размере был задержан заместитель министра охраны окружающей среды Богдан Преснер. Согласно данным следствия, озвученным в СМИ, за назначение на должность начальника Государственной экологической инспекции в Одесской области он потребовал у соискателя 200 тысяч долларов США.

Этичность такого способа формирования власти обсуждать не время и не место. Мы можем лишь констатировать факт: в глазах огромного количества местных чиновников пребывание у власти превратилось в реализуемый ими лично бизнес-проект, состоящий в «отбивании» и приумножении выложенных за назначение денег. Иными словами, центральная власть закрывает глаза на твои действия, которые не выходят чересчур откровенно за рамки сложившейся не год и не два назад системы «понятий», а ты – помогаешь власти финансово (теневые финансовые потоки, текущие изо всех регионов в стольные град, никуда за последние годы не исчезли) и время от времени сдаешь промежуточный экзамен, состоящий в обеспечении должного уровня поддержки власти в ходе кампаний общенационального и местного значения.

Санкции за плохо сданный экзамен известны – разработали их еще во времена президентства Леонида Кучмы. Речь идет ни много, ни мало об отставке с занимаемой должности. За примерами далеко ходить не нужно: между двумя турами президентских выборов-1999 уйти в отставку по собственному желанию «вдруг» захотели губернаторы Винницкой, Кировоградской и Полтавской областей (ни в одной из них Леониду Кучме не удалось победить в первом туре). На протяжении полутора месяцев после парламентских выборов- 2002 с кресел слетели двое губернаторов и 32 главы райгосадминистраций… Иллюзий по поводу того, что в случае невыполнения спущенного сверху плана по голосам местным руководителям удастся сохранить свои кресла, никто из них не питает…

В этой ситуации у наших глав администраций, если они, конечно, желают остаться на должности, есть два варианта действий. Первый – ковать победу партии власти и ее отдельных представителей любой ценой, «моча» оппонентов при помощи все того же админресурса, не останавливаясь при этом перед такими условностями, как соблюдение закона или элементарных политических приличий. Второй – просто «приобретать» эту победу, всеми правдами и неправдами заманивая (или загоняя) в ряды регионалов популярных на местах деятелей, которые имеют все шансы победить на предстоящих выборах и без «бело-синей» поддержки. Даже беглое ознакомление с новостями из регионов нашей страны свидетельствует о том, что все чаще местные власти и имеющие шансы на победу кандидаты в мэры и депутаты выбирают именно второй путь взаимодействия между собой.

Немудрено: такая сделка кажется выгодной обеим ее сторонам. Конкретный кандидат в депутаты заполучает лояльность власти, гарантию того, что, по крайней мере, мешать проводить кампанию она ему не станет (а это, признаем, в украинских реалиях тоже немалого стоит). Власть в случае победы такого клиента получает возможность отрапортовать наверх о неплохих цифрах народной поддержки, полученной выдвиженцем Партии регионов. А будет ли в своей дальнейшей депутатской деятельности этот человек руководствоваться партийными принципами и идеалами – на данное время не суть важно. Проблемы, как говорится, нужно решать по мере их поступления.

Не следует забывать и о том, что самый главный этап политического процесса на местах, а именно формирование большинства в городских, районных и областных советах, будет происходить уже после выборов. И в ходе таких коалициад получат шанс исправить свои недоработки собственно во время выборов даже проштрафившиеся местные руководители…

Конкуренция – двигатель прогресса
Еще один фактор, который окажет решающее влияние на формат применения админресурса в ходе грядущих выборов, – это новая избирательная система, по которой будет проходить волеизъявление граждан. В последний раз украинцы выбирали членов представительских органов власти в одномандатных округах аж в 2002 году. Возврат в избирательный процесс элементов мажоритарки будет иметь двоякие последствия для чистоты выборов.

С одной стороны, они приведут к обострению конкуренции между их участниками, и это уже сегодня отчетливо видно на юге и востоке Украины на примере, как это ни странно, представителей Партии регионов. В настоящее партийная верхушка на местах определяется, кто именно будет презентовать «бело-синих» в том или ином округе или населенном пункте, однако уже сейчас можно с большой долей уверенности предположить, что довольными результатами этаких «административных праймериз» останутся отнюдь не все близкие к регионалам представители местных элит. Кто-то из них, несолоно хлебавши, последует партийной рекомендации и вовсе откажется от участия в выборах. Другие – просто выдвинутся кандидатами от других партий и направят имеющийся в их распоряжении ресурс на борьбу с конкурентом, в частности, на ограничение его административных возможностей.

Впрочем, даже без учета разногласий в региональном стане конкуренция на местных выборах в целом ряде случаев обещает быть ожесточенной. А это дает основания предполагать, что и контроль за чистотой избирательного процесса со стороны его участников будет более чем тщательным.

С другой стороны, возврат мажоритарки дает власти дополнительные рычаги влияния на избирательный процесс. Это касается, в первую очередь, возможности надавить на любого желающего стать депутатом в одномандатном округе с тем, чтобы изменить его политическое поведение тем или иным выгодным для власти образом. Если же с мажоритарщиком не удалось найти общий язык… Что же, в таком случае нам придется вспомнить о часто применяемой в Украине времен развитого кучмизма (и до сих повсеместно используемой, например, в России и Беларуси) практике снятия оппозиционных кандидата с выборов за «систематические нарушения», допущенные им в ходе избирательного процесса.

И действительно, за последнее время украинцы уже успели отвыкнуть от такого способа применения админресурса. В условиях чисто пропорциональной системы выборов прибегнуть к нему было проблематично: в самом деле, не снимешь же ты с регистрации целый список кандидатов в депутаты! А тем временем это ноу-хау является эффективнейшим и результативнейшим способом «сделать выборы» в ситуации, когда их фаворитом является нелояльный к власти (и позже снятый с выборов) кандидат.

Во-первых, лишение его регистрации, допустим, за несколько дней до голосования гарантированно лишают его возможности принять участие в выборах. Во-вторых, выглядит все вполне демократично: ведь формально все граждане Украины равны перед правосудием, и снятый с выборов кандидат, конечно, со временем сможет доказать свой правоту в суде (и не беда, что к тому времени итоги этого разбирательства никого не будут интересовать – соответствующий местный совет уже будет вовсю работать). В-третьих, такой способ решения своих проблем крайне выгоден для носителей админресурса, поскольку решение о снятии кандидата с регистрации является деперсонализированным: оно принимается безликой избирательной комиссией, а конкретные представители власти, получается, как бы ни при чем …

Глава правления Комитета избирателей Украины Александр Черненко вспоминает: «На моей памяти ни разу кандидата не снимали с регистрации по серьезным мотивам. Каждый раз речь шла либо о надуманных причинах, либо о спланированной провокации». Не исключено, добавляет Черненко, что аналогичная ситуация будет наблюдаться и на грядущих выборах, тем более, что в ныне действующем законе отсутствует исчерпывающий перечень оснований для снятия кандидатов с выборов, а формулировка «систематические нарушения в ходе избирательного процесса» оставляет комиссиям слишком широкое поле для интерпретаций…

Где искать админресурс?
Наконец, еще одной чертой современных избирательных процессов в Украине, которая окажет влияние на ход кампании-2010, является изменение отношения к выборам со стороны их участников. На протяжении последних кампаний избирательный процесс как таковой все больше терял присущий ему в начале 90-х ореол романтичности, иррациональной мобилизации воли, необходимой для достижения победы в ходе выборов. Политическая деятельность и, в частности, выборы превратились для их участников в тот же бизнес-проект, требующий постоянной заботы и траты на себя определенных, не в последнюю очередь, финансовых ресурсов.

Крупнейшие политсилы Украины (да и некоторые региональные проекты) уже не первый год (читай – не первую кампанию) действуют по принципу структур сетевого маркетинга. В результате, с определенной долей условности мы можем говорить о том, что в Украине сформировался класс более-менее квалифицированных наблюдателей и членов избирательных комиссий, которые не только и не столько по идейным, сколько по финансовым соображениям заинтересованы в фиксации максимального результата «своего» участника выборов. Все эти люди, вне всякого сомнения, будут задействованы и в ходе грядущего волеизъявления.

Не в последнюю очередь вследствие формирования такой ситуации в местных избиркомах мы можем прогнозировать, что основная масса случаев применения админресурса будет наблюдаться не на этапе подсчета голосов, а до него. Александр Черненко говорит, что незаметно реализовать массовые вбросы бюллетеней, другие фальсификации на участках было проблематично даже во времена позднего Кучмы – вспомним о тех же выборах мэра Мукачево в апреле 2004 года.

Конечно, полностью исключать злоупотребления в день голосования не стоит, тем более что действующий закон оставляет для этого целый ряд лазеек: речь идет и о, по сути, бесконтрольном процессе организации голосования на дому, и о праве избирательной комиссии проводить свои заседания при фактическом отсутствии кворума. Однако основная масса прецедентов применения админресурса будет связана именно с действиями заинтересованных лиц именно в ходе кампании. Каких типичных нарушений можно ожидать в этой связи? Ничего принципиального нового. Уже упомянутое снятие кандидатов с регистрации, непредоставление в ходе кампании равного доступа к СМИ и рекламным площадям участникам выборов, «наезды» налоговых и других контролирующих органов на лояльный к оппозиции бизнес, моральные «накачки» избирателей со стороны их начальства и т.д.

И в этом, собственно, и состоит вся суть феномена админресурса в Украине. Несмотря на все усилия власти, направленные на обеспечение максимального результата для «своего» кандидата, результатом избирательного процесса все равно является проставление избирателем галочки в своем бюллетене в кабинке для голосования. В кабинке, в которой, кроме него самого, не будет никого – ни главы местной администрации, ни налоговика, ни ведущего местного телевидения, ни начальника с места работы. Главное, что должны усвоить и те, кто собирается применять админресурс в ходе выборов, и те, кто собирается с ним бороться, – это то, что на самом деле он уже давно не является действенным способом непосредственного влияния на избирателя.

И коль уж в начале статьи мы сравнили роль админресурса для партии власти с поддержкой домашних трибун для футбольной команды, то скажем об очевидном факте: даже битком набитый стадион «Динамо» на гипотетичном матче киевлян против «Барселоны» не поможет «бело-синим» в их нынешней форме обыграть один из лучших клубов мира. Отечественные оппозиционные политики не раз доказывали свою способность бороться со всей мощью админресурса, брошенной против них властью, даже во времена развитого кучмизма. Другое дело, что от применения тотального админресурса в ходе выборов украинцы за последние годы уже несколько отвыкли, да и нынешнюю нашу оппозицию с «Барселоной» сравнить крайне трудно… Но это уже совсем другая история.

источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх