,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Слабость "сильных"
  • 14 августа 2010 |
  • 10:08 |
  • gxash |
  • Просмотров: 19306
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
-2
Слабость "сильных"


«Власть сильна как никогда» — эта легендарная фраза Виктора Медведчука, легендарно же опровергнутая Майданом, в последние месяцы обрела в Украине вторую жизнь. «Они пришли надолго», «они взяли страну за горло», «теперь уже выборов не будет никогда» — именно такими выражениями пестрят СМИ, форумы и блоги. Парламентское большинство растет, правительство — под пальцами президента, губернаторы наливаются полномочиями, Хорошковского впору «за зверства выгонять из гестапо», бизнес давят, права партий урезают, мэры и местные депутаты массово капитулируют, админресурс к местным выборам наращивают...

Все это так. Но, как это сегодня многим ни покажется странным, мне ближе другое утверждение: сегодняшняя власть слаба как никогда. Ибо сила власти определяется не этими первичными политпризнаками либо формальным сравнением с потенциями предшественников. Она определяется способностью лидера и команды противостоять угрозам и вызовам, которые возникают перед обществом и государством. Таких угроз — объективных и субъективных, внешних и внутренних — накопилась критическая масса. Одни копились годами, другие появляются, а третьи создаются собственноручно. Для их снятия либо минимизации необходима единая команда с высоким интеллектуальным и нравственным потенциалом, способная проводить эффективную политику, основанную на понимании мировых процессов, внутренних проблем и путей их решения.

Итак, прошло семь месяцев, а реформы в Украине так и не начались. Меморандум МВФ — акт о капитуляции. И не только потому, что нынешнее правительство, равно как и предыдущее, латает дыры за счет внешних заимствований, и это при том, что сильно-сильно высокопоставленный налоговик шепотом сообщает: «В тени — не 30, не 50, а все 90 процентов экономики». Меморандум МВФ подается как свод основных непопулярных реформ, необходимых для спасения ситуации. На самом деле это, в первую очередь, попытка МВФ обеспечить возвращение выделяемых денег и закрепить источники возврата в договоре с безответственными заемщиками, неспособными самостоятельно и по-другому гарантировать возвращение кредитов. МВФ мало волнует прозрачность и эффективность украинской экономики, бизнеса; правила игры и реальная борьба с коррупцией; определение приоритетных отраслей и путей их развития.

Может, ответы на все эти вопросы нам принесла сильная власть? Заняв кресло на Банковой, Янукович с ручкой в руках подолгу, насупив брови, рассматривал пустые президентские бланки, не имея на столе готовых к подписи законопроектов. За первые три месяца работы страна не увидела ни единой законодательной инициативы президента?! На рубеже 100 дней с подачи Ирины Акимовой президент представил проект Программы экономических реформ. О ней скажу ниже. Программ или хотя бы концепций каких-либо других реформ Янукович не представил до сих пор. К примеру, административно-территориальной реформы, реформы правоохранительной системы, военной реформы, реформы местного самоуправления, пенсионной реформы, реформы ВПК, реформы ЖКХ и многих других.

Теперь о Программе экономических реформ чуть детальнее. Даже после беглого прочтения становится ясно, что это, собственно, никакая не программа. Программа должна отвечать на простые вопросы: кто, что, где, когда, за какие средства, с выходом на какие именно показатели должен сделать для достижения заявленных целей. Эти требования к разработке общегосударственных программ закреплены в законе. Ничего подобного в «программе» Януковича нет. Ни конкретных мероприятий, ни ответственных за их выполнение, ни измеряемых (а соответственно, проверяемых) показателей, ни хотя бы грубых оценок ресурсных потребностей — ничего подобного. Чаще всего в программе как рубеж достижения цели упоминается 2014 год. И гадать не надо, к какому событию это приурочено.

Ладно, будем считать, что это пока не программа, а некая концепция, стратегия, или система взглядов Януковича на развитие экономики страны. Но и в этом случае система вышла нецелостной, фрагментарной, с флюсами и перекосами.

Во-первых, в документе нет главного — приоритетов. В условиях резкого падения экономики и социальных стандартов, высокой безработицы, глубокой бюджетной ямы, тем более на фоне мирового экономического кризиса, размазывать жиденькое бюджетное масло по всему бутерброду не получится. Нужно концентрировать ограниченные бюджетные ресурсы и рычаги стимулирования, мотивации, которыми располагает государство, лишь на нескольких наиболее приоритетных, системообразующих направлениях. Их в программе нет. Ни по экономике в целом, ни в промышленности, ни в научно-технологической сфере — нигде. Что должно стать точками роста, с какой именно продукцией Украина займет свою, уникальную, нишу на мировых рынках? Неясно. Ясно, что не с нынешней — металлургией и химией: ставка на сегодняшнюю структуру экспорта была бы губительной.

Во-вторых, в программе Януковича не нашлось места для ключевого, если не самого главного, направления создания в Украине конкурентоспособной экономики — энергосбережения. Упоминания заслужило лишь снижение потребления газа в ЖКХ. А зря. Потому что, тратя на единицу производимой в Украине продукции в четыре-шесть раз больше энергоресурсов, чем другие страны Европы, мы всегда будем пасти задних, независимо от успехов на иных направлениях. Разве это не очевидно, что в программе должны быть указаны четко, по годам и отраслям, численные ориентиры снижения энергопотребления? За этими показателями не только экономика, но и политика — как внутренняя, так и внешняя, самостоятельная или, как сегодня, зависимая от других.

В-третьих, серьезные опасения вызывает в целом раздел энергетики. С одной стороны, достаточно подробно расписаны этапы продажи в частные руки объектов электроэнергетики, уделено внимание системам распределения газа. С другой — в программе Януковича напрочь отсутствует и сама задача и, соответственно, мероприятия по кардинальному изменению структуры энергетического баланса Украины. А очень даже не мешало бы указать, на сколько процентов ежегодно Украина будет уменьшать долю природного газа и увеличивать долю угля, атомной и гидроэнергетики, во сколько раз должна увеличиться доля возобновляемых источников энергии и т.п. Почему этого нет в программе? Не знают? Не верю. Другой ответ напрашивается: интерес личного бизнеса высоких чиновников, неплохо заработавших и ныне зарабатывающих на российском газе, намного превышает национальный интерес Украины по обеспечению энергетической, а вместе с ней — экономической и политической безопасности.

В-четвертых, в программе Януковича даже внешне не пытались прикрыть доминанту интереса крупного бизнеса, самого крупного. Потому в ней нет ни слова о демонополизации, не предусмотрено стимулов и действенных рычагов по обеспечению прозрачности в структуре собственности, по созданию условий для честной экономической конкуренции, с акцентом на малый и средний бизнес.

И последнее — можно смеяться, можно плакать, но Программа экономических реформ Януковича не содержит даже упоминания о коррупции. Нет коррупции среди главных факторов, сдерживающих развитие экономики и убивающих экономическую инициативу граждан. Нет, соответственно, и перечня мероприятий по противодействию коррупции. В Союзе не было секса, а Украина — зона, закрытая для коррупции? Или для разговоров о ней?

За исключением вышеприведенных «мелочей» всеми остальными реформами призван заниматься президентский комитет по экономическим реформам Ирины Акимовой. Тот самый, который существует параллельно с Правительственным комитетом по экономическим реформам, возглавляемым Николаем Азаровым и параллельно с вице-премьером по реформам Сергеем Тигипко, который тоже вроде занимается экономическими реформами, если судить по распределению обязанностей между вице-премьерами… Совершенно очевидно, что в команде, которая называет себя сильной, Центр управления полетом должен был быть один. Им должен был бы стать Кабинет министров, у которого есть реальные рычаги для имплементации, информация и институциональная память. Но Кабмину, судя по кадровому набору, была отведена роль исполнителя, а кроме того, на Банковой небезосновательно решили, что система сама себя реформировать не может — она себе больно не сделает. Именно поэтому пришли к выводу: нужно создавать внешнюю площадку по генерации реформ, для чего и сотворили «налепочную» структуру, вместо того чтобы сделать такой площадкой, со всех точек зрения подходящей для этого, СНБО — конституционный орган с абсолютно законным механизмом проведения дискуссий, принятия, оформления и реализации решений, обязательных для всех структур, включая Кабмин.

Но, пока отрезанная от влияния и информации Раиса Богатырева продолжает украшать собой СНБО, Ирина Акимова занята созданием матрицы реформ, призванной преобразовать прекраснодушные пожелания, высказанные президентом в упомянутой программе в июне, в уже рабочий документ, предполагающий наличие четких сроков проведения тех или иных изменений; определение ответственных за них; проработку с министерствами деталей реформ; формулирование новелл, вносимых в законодательство; четкое закрепление ресурсов за направлениями и т. д. По рассказам очевидцев, стол Ирины Михайловны сегодня представляет собой площадку для школьного сбора макулатуры. В основном, конечно, по форме. Но во многом — и по содержанию. В горячих спорах разобраться со всем этим хозяйством ей помогает откомандированная Ринатом Ахметовым директор Фонда «Эффективное управление» Наталья Изосимова с неизменными экспертами компании Mackenzie, все больше напоминающими гастролировавших в Украине Smokie или Suzy Quatro, бывших когда-то рысаками. Выстраивание подобной матрицы, призванной стать основой как минимум для формирования будущего бюджета (который уже 15 сентября правительство должно передать в Раду), а как максимум всей экономической политики власти, — дело хлопотное даже для сплоченной и высокоинтеллектуальной команды. Увы, этих условий нет.

Во-первых, потому что Виктор Янукович все больше напоминает героя Евгения Леонова в фильме «Джентльмены удачи»: «Тут помню. Тут — не помню», а точнее: «Тут реформирую. А тут — инкассирую». Как вы сами понимаете, процессы эти взаимоисключающие.

Во-вторых, потому что ни о какой сплоченной команде единомышленников речи нет. И дело не в интригах, а-ля «как Клюев назло Азарову срубил Семиноженко». Проект Программы действий правительства Банковая увидела за два дня до предполагаемого утверждения ее на Кабмине. Он походил на президентскую программу реформ примерно так же, как Юрий Андропов на Вуди Аллена. Остановили. Но тут «вылез» Налоговый кодекс, выпестованный премьером, Минфином и налоговиками, впоследствии в пух раскритикованный президентом, Акимовой и фракцией ПР. Не говоря уже об оппозиции и предпринимателях. В принципе, дискуссия, особенно внутривластная, чрезвычайно важна. Однако, напомню, что служит она делу поиска оптимального решения, а не демонстрации несостоятельности. Налоговый кодекс — это некая квинтэссенция всего происходящего в нынешней «сильной власти». Пообещали принять в июле — не смогли, продемонстрировав безответственность; содержанием Кодекса полностью разочаровали, сведя налоговую реформу в первом варианте к увеличению репрессивных прав ГНАУ; вместо того, чтобы стать первой победой власти, НК стал ее первым публичным провалом, вызвав глубокое раздражение во всей бизнес-среде; процедура его усовершенствования с рядом вице-премьерских вариантов «лудим-паяем», продемонстрировала не дискуссию, а борьбу за полномочия и пиар-дивиденды между членами одной команды; и наконец-то, торжественное сведение всех наработок на столе Андрея Клюева с целью «тюнингации», а не проведения коренных изменений.

Полумеры, полушаги, полуреформы. И при этом — явное неумение подчеркнуть позитив, имеющий место на фоне масштабного негатива. Несмотря на чегоизволитизм «ящика», продиктованный лояльностью подавляющего большинства собственников каналов, власть не имеет информационной политики — она ее попросту провалила. Со спикерами — колоссальная проблема. С месиджами — еще большая. «Пеню введут», «пеню не введут», «кадиллак» не дарили… но подарил спонсор», «Меморандум МВФ никто выполнять не будет», «Выполним обещания МВФ до буквы», и такого – море. Раздвоение слов и дел становится видно невооруженным глазом. Янукович пачками отказывается от предвыборных и послевыборных обещаний. И при этом никто не дает себе труда объяснить людям — почему. На самом деле, даже коррекция обещанного требует диалога с обществом. Какие обстоятельства вынудили президента и его команду отказаться от обещанного: не повышать тарифы; не повышать пенсионный возраст; предоставить статус госслужащих медикам и учителям; повысить пенсии и зарплаты; ввести с 2011 года контрактную армию; делегировать полномочия и ресурсы на места, предоставить пятилетние налоговые каникулы малому бизнесу и т. д. и т.п.

Смена вектора, задекларированного во время выборов на 180 градусов, называется шоковой терапией. Кто-нибудь дал себе труд объяснить, почему так произошло? Кто-нибудь попробовал сделать общество осознанным союзником в проведении реформ, а не потерпевшим? Кто-нибудь подумал о том, что уже достаточно быстро инерционно-лояльный электорат поймет суть происходящего в стране? Или на Банковой считают, что людям, лицезреющим шоу Киселева, потребуются годы, чтобы понять: вследствие политики новой команды верхи должны пробить две дырки в поясе для того, чтобы растущему животу было куда поместиться, а низы должны пробить те же две дырки для того, чтобы не упали брюки?

Люди, конечно, еще надеются, еще боятся, но они же не слепые... Пусть им пока не рассказывают по телевизору: что на высочайшем уровне дана команда сформировать в стране три основных потока — «Семья, Юра Енакиевский и Ринат»; что от мэров губернаторы требуют дань, и не только электоральную; что бабушки оплатят миллиарды для Фирташа и его партнеров; что немцы получают от России газ по 110—150 долл., а болгары, которые подписали с Россией столь же кабальный договор по столь же кабальным ценам, что и Тимошенко, сменили правительство, разорвали договор с Россией и теперь получают газ на 90 долл. дешевле, чем мы; что дороги у нас строятся по 80 млн. грн. за километр, а зерно из Аграрного фонда продается по 800 грн. Но людям не нужен телевизор для того, чтобы знать от родственников, знакомых либо по собственному опыту — нигде объем взяток, установленных помаранчевой властью, не упал. А кое-где даже вырос. Кто-то унял аппетиты милиции, таможни, пожарных, чиновников, медиков, учителей? И при этом, разъезжая по свежезаасфальтированным «звериным тропам» на «мерседесах» и «кадиллаках», в складчину подаренных подчиненными, власть хочет, чтобы люди с восторгом начали платить налоги?

Как-то на встрече украинских редакторов с российскими посол соседнего государства дал свое определение тому, что такое сильное государство: «Сильное государство — это то, которое собирает налоги». Лично я с ним согласилась, предложив несколько расширить определение, добавив к нему: во-первых, «...со всех», ибо 200 грн. единоналожников — это, конечно, маловато, но по утверждению гуру украинской налоговой, многолетнего зама, знающего о налогах в нашей стране все, что о них можно только знать, — «крупный бизнес в Украине, используя схемы минимизации, платит один-два процента от того, что должен бы платить». Если вы продадите машину или квартиру — вы заплатите налог. А если Черновецкий продаст банк, то он отделается лишь благодарностью тому, кто позволил ему перед продажей перерегистрировать акции на офшорный Кипр и ничего не заплатить в Украине. Впрочем, банк свой продал не только Черновецкий... Да и почему только банк?.. Две недели назад были проданы семь контрольных пакетов облгазов. Все сделки — через офшор. Теперь у кого-то будет не 75, а 90 процентов облгазов. Бюджет от этого не получит ничего. А вот НАК «Нафтогаз» теперь активно начнет готовиться к реструктуризации миллиардных долгов облгазов перед госкомпанией. И никто до Дмитрия Васильевича не дотянется, потому что в документах у г-на Костусева в Антимонопольном комитете будут значиться абсолютно разные названия офшорок, а кто за ними стоит — г-н Хорошковский никогда не узнает. Ибо по украинскому законодательству это не входит в его компетенцию, поскольку тотальный монополизм на рынке «многоофшорного Шивы» не представляет угрозы экономической безопасности страны.

Во-вторых, «...и не разворовывает их, направляя, в первую очередь, на развитие правильно и четко определенных приоритетов». Ну, с этими моментами в нынешней украинской ситуации мы уже разобрались. Хочу лишь попутно заметить, что в период создания нынешней исполнительной власти у неких особо креативных членов президентской команды были достаточно прогрессивные, по нашим, разумеется, меркам, планы. Заключались они в следующем: «Надо дать вздохнуть народу, малому бизнесу. Более всего народ страдает не от крупных хищников, а от кровососущих насекомых. Звенья, которые терроризируют простого украинца, мелкий бизнес, должны быть вычищены. Тюрьмы должны быть наполнены всеми этими вымогателями из проверяющих структур и мелкими чиновниками, берущими от тысячи до ста. Это даст возможность людям вздохнуть. Не платя взятки, они станут платить налоги. Наполнится бюджет, который даст возможность развивать, строить, перерезать красные ленточки. Взять с наполненного потока 10 процентов — честнее и лучше, чем выкачивать 40—50 с обмелевших бюджетных речушек. Людям хорошо, стране хорошо и нам неплохо».

Не сдержались. Реванш так реванш. Во всем: от мовы до языка; от голодного пайка до булимии; от федерализма до восстановления кучминской Конституции; от бронзы в Межигорье к сусальному золоту; от амбициозной мысли о вхождении в историю как реформатора к «трем потокам»; от обещаний объединить страну к возможности ее централизованно доить; от обещаний навести порядок к селективному применению законов; от судебной реформы к дубине в виде Высшего совета юстиции (вынуждающего судей заглядывать в глаза власти, стараясь угадать, что нужно сделать: песню спеть или зарезать кого-нибудь); от реформ в правоохранительных органах к превращению их в карательные отряды, во главе со смелыми и глупыми генералами с калькуляторами вместо глаз.

Вот путь сильной власти за семь месяцев, который ведет стратегически только к одному — перспективы Украины шагренево тают. А тактически — к потере рейтинга действующего президента и его команды. О неизбежном снижении доверия к нынешней власти говорят как внутри команды, так и в оппозиции, с нетерпением ожидая свежих социологических постотпускных замеров, которые должны проявить тенденцию. Медовое время власти заканчивается. Это очевидно и объективно. «Все, правда, идет не так, как должно было бы, — поделился наблюдениями со мной один весьма близкий к Януковичу человек. — Но когда рейтинг снизится, президент заставит их работать. И работать так, как надо». Что ж... Я — только «за», потому что не хочу «плохо Януковичу», а хочу «хорошо Украине». Но только ничего у Виктора Федоровича не получится. Во-первых, потому что врачевание страны, к сожалению, далеко не единственная задача президента, хотя таковой должна была бы быть. Во-вторых, потому что даже в той части его головы, которая думает о реформах, нет понимания их стратегического направления.

В отличие от Ющенко, Янукович тщательно готовится к переговорам. В отличие от Ющенко, он читает все (а не только «вкусные») донесения СБУ и двух разведок, оставляя на них пометки. В отличие от Ющенко, Янукович пытается вникать в ход реформационных наработок. Но ведь мы знаем, что наш президент не является интеллектуальным лидером нации. Правда, он этого не знает. В начале 90-х руководитель пресс-центра МИДа Валерий Ингульский учил подрастающее поколение журналистов: «Если ты побывал в стране один день, тебе кажется, что ты можешь о ней написать роман. Если прожил там год — то повесть. А если прожил всю жизнь — дай Бог, чтоб на рассказ хватило». К чему это я?.. На днях из-под пера Виктора Федоровича Януковича, в добавок к имеющимся двум, министерскому и кабминовскому, вышел третий вариант... военной реформы. Верховный главнокомандующий вдохновился дежурным отчетом спецслужб о прохождении реформы в стране, которая, минимум лет на пять, отстает в этом деле от Украины. В какой стране? Да ну в какой же еще!.. А кто президенту возразит?

И вот тут мы переходим ко «в-третьих». Заставить работать по-другому можно тех, у кого есть потенциал. В нашем случае — это самая большая проблема. Янукович увидит падение рейтинга и... заставит сварить «суп из топора»? Кого заставит? Могилева? Цушко? Ежеля? Хиврича? Кулиняка? Присяжнюка? В конце концов, Азарова или Mackenzie? «А чем они хуже своих предшественников?» — обязательно спросит кто-то. Да в том-то и дело, что ничем не лучше. Это с бюджетом все хуже. Воронка мирового кризиса все плотнее закручивается. Противоречия в стране усугубляются. Уровень коррупции растет. Для того чтобы справиться с этим, должны прийти более сильные, чем те, что были раньше; более умные и менее жадные. А пришли такие же с единичными исключениями, которые, впрочем, были и в составе старой власти. Как там говорил Шарапов, сидя напротив Горбатого? «Вот и обойдутся мне мои глупость и жадность по самой дорогой цене». Если не произойдет чудо, глупость и жадность погубят команду Януковича и его самого. Да и ладно бы, но проблема в том, что качественной альтернативы этой команде сейчас нет. А проблемы, угрозы и вызовы, от которых власть должна защитить страну, — есть.

Однако при проявлении негативных рейтинговых тенденций, власть начнет спасать не страну, а себя. Даже разрабатывая позитивные шаги — обещая сократить количество лицензий, сроки выдачи разрешений, ввести ответственность чиновников и радуя отчаявшегося было УЕФА, — власть продолжает действовать старыми чугунными методами: наращивать внешний долг, обеспечивать налоговый и ценовой заповедник для крупного бизнеса, вручную разруливать бюджет, обходить тендеры, грабить награбленное и лгать, лгать и еще раз лгать в телевизоре. Своими действиями в отношении бизнеса других политических цветов, дискриминацией других партий, запретом на митинги, карательными рейдами налоговой полиции власть засовывает народ в кастрюльку, накрывает крышкой и подбавляет огня. Какую группу избирателей за семь месяцев осчастливил Виктор Янукович? Никакую. Для гонки популизма, которой дал старт Виктор Федорович осенью 2004-го своими пенсионными доплатами и которую впоследствии, воюя между собой, раскрутили Ющенко и Тимошенко, — у этой власти ресурсов нет. Дышать низам легче не стало.

НАТО нам уже не грозит (в смысле, мы ему). Украинский язык, стараниями ответственных национальных кастратов, — тоже. Чем поддерживать рейтинг? Самый простой вариант — силовыми методами: закручиванием гаек, усилением цензуры, арестами, страхом. Подобные действия в случае сохранения наметившейся тенденции не останутся незамеченными на Западе, добрым отношением с которым, на самом деле, Янукович дорожит. Ибо там — в Брюсселе, Берлине и Вашингтоне — никто так пренебрежительно и явно не указывает ему на его место, как в Москве. Но нарушение всех возможных прав властью, силовиками и судами испортит отношения Януковича даже с сонным и занятым собственным кризисом цивилизованным миром. И тогда он, как Кучма в 2000 г. после «кассетного» скандала, окончательно и бесповоротно прижмется к кремлевской стене. Именно поэтому, тот, кто считает, что страна находится на пике репрессий и уже отдала России все, что могла, может ошибаться.

Однако власть таким образом никак не решит ни свои проблемы, ни те, что призвана решать для страны. Путь, на который стал Янукович, — тупиковый. И если он с него не сойдет, то думать президенту нужно не о том, как получить второй срок, а как первый добыть до конца.


Юлия Мостовая, "Зеркало недели"



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх