,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Украина среди трех сосен
  • 5 августа 2010 |
  • 23:08 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 45675
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
0
Украина среди трех сосен


Украинское руководство продолжает весьма необычную (даже для украинской практики) внешнеполитическую линию поведения, которая включает в себя официальную декларацию стратегических отношений сразу по двум векторам (США и Россия), при этом реальные шаги, соответствующие пониманию «стратегических», делаются в совершенно ином - третьем направлении. Справедливости ради надо сказать, что во время встречи 9 июля между В.Януковичем и Президентом Европейского Совета Г. Ван Ромпеем и эти отношения были обозначены как «стратегические» (1). Таким образом, Украина превращается в классический образ путника, стоящего у камня на развилке трех дорог…
Мотивы декларирования отношений на уровне «стратегических» на каждом из внешнеполитических векторов существенно разнятся и могут быть охарактеризованы следующими концептами: Россия – «вынужденная необходимость», США – «страх», ЕС – «абсолютный приоритет».

1. Россия – «вынужденная необходимость»



Формально новую власть сложно обвинить в том, что она не говорит об украино-российских отношениях как стратегических. Более того, как раз интенсификация контактов между украинской и российской сторонами стала основной причиной критики со стороны как украинской оппозиции, так и ряда западных СМИ. А какова была реакция на Харьковские договоренности, можно и не вспоминать. Однако при этом не оставляет ощущение, что делается это, с одной стороны, «для галочки», а с другой – исключительно в рамках конкретных экономических проектов, не распространяясь на иные всеохватывающие сферы.

При этом проекты, которые действительно относятся к группе стратегических (вроде Таможенного союза или тем более союзного государства), весьма жестко и резко пресекаются украинской стороной на самом высшем уровне. Они не доходят даже до стадии экспертного обсуждения. Гуманитарная компонента все так же присовокупляется к этим договоренностям по остаточному принципу и даже декларируемые программы (например, в образовательной сфере) явно не дотягивают ни по объему, ни по эффективности до «стратегических» проектов на ЕСовском направлении.

Не менее странно выглядят заявления украинской стороны о необходимости пересмотреть нормативную базу сотрудничества с РФ для того, чтобы закрепить стратегический характер украино-российских отношений. При этом за почти полгода функционирования новой власти было сделано крайне мало для того, чтобы наполнить конкретными программами положения Большого договора, где есть практически все, что нужно для стран - стратегических партнеров.

Даже некоторые ключевые решения по внешнеполитическим вопросам (вроде принятия Закона «Об основах внутренней и внешней политики») принимаются не столько для налаживания стратегических отношений с Россией, сколько для успокоения западных партнеров. Реальное сотрудничество Украины с НАТО продолжается, а формально все удовлетворены снятием сложного вопроса. В подобном исполнении упомянутого Закона Украины больше заинтересован Североатлантический альянс, чем Россия.

Скорее всего, Россия не является самоценным партнером для Украины. Видимо, с одной стороны – это вынужденная мера - следовать предвыборным обещаниям, а с другой – как одно из требований к любому новому украинскому руководству со стороны Запада (особенно ЕС), которые стремятся погасить очаг напряженности в этом регионе, разожженный В.Ющенко. Также нельзя не отметить, что российский вектор во многом поддерживается лишь отдельными государственными деятелями (вроде Д.Табачника, Н.Азарова и частично самого В.Януковича)

2. США – «страх»


Несмотря на слова поддержки новой архитектуры системы международной безопасности и заверения в том, что у украинского руководства есть понимание кардинально меняющейся геополитической расстановки сил, не покидает ощущение того, что у многих из тех, кто сейчас отвечает за формирование внешнеполитической линии украинского государства, остался навязанный с конца 80-х годов (и значительно усиленный в 90-х) иррациональный страх перед США. В таких условиях любые попытки критически осмыслить тезис о том, что США уже давно не являются абсолютным гегемоном, обречены на провал, так как базис для аргументированной рефлексии замещен чем-то глубоко иррациональным. Особенно это заметно по спешке, с которой новая управленческая команда взялась за коррекцию курса и нормативной базы на тех внешнеполитических направлениях, где особенно значимы интересы США.

Фактически ни один из серьезных нормативных документов по втягиванию страны в НАТО изменен не был. Тем более новая команда побоялась тронуть Хартию о стратегическом партнерстве между Украиной и США, скорее даже наоборот: 2 июля 2010 года во время визита в Киев Х.Клинтон В.Янукович заверил ее, что «мы неизменно рассматриваем Хартию Украина-США о стратегическом партнерстве как основной политический документ»(2).

Уже упомянутый выше Закон Украины «Об основах внутренней и внешней политики» закрепляет тезис о внеблоковости здесь и сейчас, однако не дает гарантий от изменения положений этого закона в будущем.

Похоже, что, несмотря на быстрый перехват власти, отсутствие эффективной оппозиции и выстраивание собственной вертикали власти, призрак оранжевой революции все еще бродит по коридорам новой власти, вселяя тревогу в сердца руководителей государства. Это, в свою очередь, обуславливает их желание во что бы то ни стало понравиться руководству США, дабы вновь не стать жертвой какого-нибудь нового воспитанника «ястребов» из Администрации США. В такой ситуации американский вектор внешней политики Украины будет длительное время оставаться не просто важным, но во многом доминирующим и корректирующим остальные векторы. Преодолеть это явление будет возможно только путем избавления от внутренних фантомов и местами удобных заблуждений. Пока что таких политиков в новой власти немного, хотя есть некоторые попытки переосмысления этой ситуации в государственных аналитических центрах (3).


3. ЕС – абсолютный приоритет


На сегодняшний день именно ЕС является для нового руководства настоящим внешнеполитическим приоритетом. О серьезности намерений украинской власти говорит и то, что именно в страны ЕС с целью формирования своего имиджа власть направила целую группу эмиссаров. Первое сообщение об этом появилось еще в середине мая, когда стало известно, что несколько политических деятелей и государственных служащих (в том числе политолог Д.Выдрин и советник Азарова С.Заворотний) отбыли в тур по ЕС с соответствующим заданием (4).

Судя по недавнему (от 9 июля 2010 года) интервью газете «Киевский телеграф», эта работа не только не приостановлена, но и весьма активно продолжается (5). Вот как Выдрин описывает результат поездки в Германию: «К примеру, в Германии после встреч с министрами и депутатами было решено создать немецко-украинскую группу по модернизации нашей экономики. Причем работать она будет без всяких заумностей. Главное — это конкретные советы от крупнейших немецких промышленников, руководителей фирм с мировой репутацией: ребята, вам надо сделать то-то и то-то. Чтобы эти люди помогли нам быстро, корректно и безболезненно провести необходимые реформы». Судя по словам Дмитрия Игнатьевича, речь идёт о прямых указаниях для исполнения, которые будут формулировать даже не иноземные государственные чиновники, но представители крупного капитала. А они вряд ли упустят возможность облегчить себе ведение бизнеса на Украине.

Весьма сомнительно, что причина столь своеобразной евроинтеграционной политики исключительно в приверженности украинских политиков высоким демократическим принципам. Скорее причины в большинстве своем меркантильные, однако удачно совпадающие со многими предвыборными обещаниями (вроде продвижения Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств). Европейский рынок для многих крупных украинских предпринимателей более интересен, чем тот же российский и американский в силу значительной зависимости европейского рынка от экспорта на Украину, а также его территориальной близости. Но вопрос в том, насколько их интересы совпадают с интересами украинской экономики в целом? Создание зоны свободной торговли (а там и безвизовый режим) придаст этому интересу дополнительный импульс.

Фактически именно украинские представители торгово-промышленной элиты во многом являются локомотивом евроинтеграционной политики Украины. Не в последнюю очередь это происходит и оттого, что многие украинские бизнесмены индивидуально (капиталами, семьями, образом жизни) уже интегрировались в европейское сообщество и лишь желают привести ситуацию де-факто к де-юре.

Соответственно, все остальные внешнеполитические стратегии разыгрываются либо вынужденно, либо в контексте желаний и опасений ЕС (тем более что эти решения во многом удовлетворяли и двух других «стратегических» партнеров).

Выводы. Эклектичность внешней политики украинского руководства обусловлена во многом экономическим прагматизмом украинских бизнес-элит, глубинными фобиями части политиков, отвечающих за внешнеполитические приоритеты и наличием определенной группы чиновников, для которых понятия общей для Русского мира культуры, памяти и стратегического партнерства - не только лозунги для завоевания власти, но и реальные ценности.

Грядущая внутрипартийная борьба (пик которой может прийтись на конец лета – начало осени) может привести к отставке лиц, поддерживающих российский вектор, и тем самым ослабить украино-российское направление внешнеполитического сотрудничества.

С некоторыми оговорками та же участь может постигнуть и ярых сторонников американского вектора развития. Ибо у нынешнего украинского руководства, несмотря на определенные реверансы в сторону США, складывается определенное понимание изменившегося мирового геополитического пасьянса, а значит, появятся альтернативные американской стратегии развития.

Интенсивность, с которой Киев добивается благосклонности Брюсселя, вполне вероятно, станет настоящей долгосрочной стратегией, которая будет всемерно поощряться самим ЕС. И, безусловно, одной из форм поощрения будет усиление кредитования украинской экономики под обещания политического характера. Уже сейчас ЕС начинает демонстрировать «морковку» для украинской власти: на упомянутой в начале статьи встрече В. Януковича с Ван Ромпеем последним была озвучена возможность начала кредитования Украины из денег, предназначенных для стабилизации еврозоны. А это 750 млрд. евро…

(1) http://www.president.gov.ua/news/17617.html
(2) http://www.president.gov.ua/news/17566.html
(3) http://2000.net.ua/2000/forum/mnenie/67734
(4) http://www.pravda.com.ua/articles/2010/05/13/5037675/
(5) http://telegrafua.com/530/politics/11152/

Виктор КОСТЕНКО (Украина)



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх