,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Воссоединение с Россией. Попытка № 3
  • 2 августа 2010 |
  • 20:08 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 42491
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
0
Русский мир

Честно говоря, проблема украинских национал-патриотов всегда состояла в том, что они видят мир в каком-то искаженном варианте, который они придумали сами же. Отсюда вечная гонка за какими-то призраками, беспощадная и бессмысленная, словно американский футбол. Куче народа, бесспорно, интересно, болельщики в экстазе, на трибунах потасовки, но какой практический результат? Так, чисто повеселить душу. Вот и наши националисты веселятся уже двадцать лет, результатом чего стала совершенная деградация Украины как государства.

И ладно бы этим занимались уличные крикуны и чудаковатые постмодернисты от политики в вышиванках под пиджаками. Но этот же самый вздор несут и люди, занимающие высокие должности и претендующие на серьезность. Вот и глава УПЦ КП Филарет не смог не сдержаться, чтобы не выразить в очередной свои опасения относительно «русского мира», который, по его мнению, пропагандирует патриарх Кирилл, и который, дескать, хочет построить новую Российскую империю.

Понятно, что первопричиной этого недовольства, которое владыко Филарет излагает уже не в первый раз, является обыкновенная конкуренция между церквями. И УПЦ КП в ней начала стремительно проигрывать. Тут уж, наверное, действительно ничего не остается, как искать последней защиты в ура-патриотизме. Позабыв апостольские слова о том, что во Христе нет ни эллина, ни иудея.

Однако беспокойства национал-патриотов относительно того, что патриарх Кирилл прибыл возрождать «русский мир», совершенно беспочвенны. Потому что, во-первых, в возрождении он не нуждается. Он никуда не девался и прекрасно себя чувствует в Украине, даже не смотря на многолетние попытки властей его искоренить. И, во-вторых, «русский мир» – это гораздо больше, чем РПЦ. Православие действительно является неотъемлемой его частью, но только лишь частью. Роль религии в наши дни весьма скромна, пусть даже политика вновь призвала церковь себе в помощники.

Действительно, 9 из 10 человек, называющих себя православными, в лучшем случае ходят в церковь пару раз в год по большим праздникам: поставить свечку и освятить куличи. И вряд ли для них слово духовного пастыря является каким-то определяющим – большинство его вообще не слышали. Но зато все 10 человек смотрят кино и телепрограммы, читают книги и журналы, слушают песни и поют их сами. Среднее и старшее поколение еще помнят, что они выросли и воспитались не в узком «украинском мире», а в большой семье советских народов, имевших богатую общую культуру, в которую входило и русское, и украинское. А их дети и внуки и вовсе расширили рамки своей культуры, жадно впитывая в себя всё западное (а часто и экзотическое восточное).

Среднестатистический житель Центральной, Восточной и Южной Украины сегодня принадлежит к тому же культурному миру, что и среднестатистический россиянин русского происхождения. Мы смотрим одни и те же фильмы, читаем одни и те же бестселлеры, листаем практически одинаковые журналы о «гламуре» и «аномалиях», слушаем одну и ту же музыку. Мы соблюдаем одинаковую моду, готовим одинаковые блюда (борщ любят и в Киеве, и в Москве), увлекаемся одинаковыми хобби, имеем похожий менталитет, наши верующие ходят в православные церкви или протестантские молитвенные дома. Даже в языке наша разница не столь существенна, как это кому-то хотелось бы – возможно, отсюда и стремление редактировать мову, наполнив её малопонятным «новоязом». Тем более, что для многих украинцев русский язык родной, остальные его прекрасно понимают, а многие россияне, в свою очередь, понимают мову. И даже вот уже полтора века душевно поют «малороссийские» песни.

Разумеется, нельзя отрицать наличие собственной, несколько другой культуры у жителей регионов, присоединенных к Украине лишь в 1939-45 годах. Собственной культуры крымских татар, украинских евреев (которые почти все уехали), увеличивающегося потока «гостей с юга». Есть свои исключения и в очень многонациональной РФ. Но в целом большинство жителей Украины и России принадлежат к одному культурному миру. Как бы его не называли – русским, славянским, постсоветским или как-то иначе.

Так же само к одному культурному «англо-американскому миру» принадлежат американцы, канадцы, австралийцы и новозеландцы, а также их «прародители» – жители Соединенного Королевства. И ничего – ни в Вашингтоне, ни в Лондоне по этому поводу никто не устраивает истерических пикетов.

Таким образом, никакого культурного раздела между украинцами и россиянами (в гражданском понимании этих слов) не произошло. Раздел был сугубо политическим и экономическим – как в своё время раздел между Североамериканскими штатами и Британской империей. Этот очевидный факт отрицают лишь украинские политики и национал-патриоты, которым необходимо создавать видимость совершенной отчужденности Украины и России. Да, украинцы западных регионов (да и то далеко не все) действительно имеют очень небольшое отношение к общему «русскому миру». Ну что ж, у них был свой богатый культурный мир, общий с жителями Речи Посполитой и Австро-Венгрии. И это хорошо – другие культуры, как известно, они обогащают. Главное, чтобы никто никому ничего не навязывал силой.

Что из этого следует? Во-первых, абсурдность заявлений об угрозе со стороны «русского мира». Он есть, он существует, и он вот уже двадцать лет кропотливо вкалывает на заводах и шахтах, держа на своих плечах и украинскую экономику, и украинскую государственность, в то время как его противники лишь устраивают на майданах пляски святого Витта.

Но есть и другой вывод: культурное единство народов вовсе не является залогом того, что они вскоре снова объединятся в одном государстве.

Любит, не любит...

Национал-патриоты называют этот сценарий «поглощением Украины». Сторонники создания нового «славянского государства» или новой Российской империи – очередным воссоединением. Пожалуй, уже третьим, если первыми двумя считать Переяславскую Раду и образование СССР.

Собственно говоря, несмотря на противоположность оценки возможных событий, обе стороны едины в том, что верят в его реальность. Или хотя бы делают вид, что верят. Ну что ж, давайте рассмотрим, насколько реальны опасения одних и надежды других.

Пожалуй, самым распространенным аргументом является «единство народа». Мол, если мы были разъединены, то точно также можем и вновь соединиться. Именно поэтому одна сторона это единство усиленно отвергает, усердно клепая миф об уникальности невероятно древней «украинской нации», а другая с таким же усердием выдвигает противоположные козыри.

Что ж, подойдем к вопросу прагматически и научно. Есть ли между украинцами и русскими этническое единство? Нет, его нет даже внутри наших народов. Русские и украинцы – это, скорее, собирательное название конгломератов такой этнической мешанины, что в них запутаются и доктора наук. Кстати, вот почему украинский или российский национализм просто лишены смысла, само название этих идеологий абсурдно.

Культурное единство? Да, оно есть – мы убедились в этом выше. Более того, во времена империи, когда никакого национального вопроса и не стояло, мы входили в единый (по культурно-политической принадлежности) православный русский народ. Но общность культуры отнюдь не мешает людям быть разделенными по тем же политическим или экономическим мотивам. Яркий пример – тоже упомянутый выше – США и Великобритания.

Есть еще пресловутое славянское единство, которое оказалось несостоятельным еще сто лет назад, когда славянская Болгария выступила в Мировой войне на стороне Германии, чем вызвала негодование в России, а император Николай II издал по этому поводу манифест, похожий на анафему. Спустя несколько лет славяне-украинцы УНР так же само вступили в войну со славянами-русскими Советской России и Добровольческой армии. Но не стоит расстраиваться: единство германских народов тоже не сложилось. Как ни пропагандировал его Гитлер, а Скандинавия и Дания с Голландией дали ему лишь пару дивизий добровольцев, Британия же и вовсе была одним из основных противников.

Был еще единый советский народ. Неплохой политический проект, который был похоронен вместе с советским строем. И желающих возрождать СССР нынче немного. Еще меньше в Украине мечтающих о возрождении Российской империи, дружно разваленной всеми в 1917 году по причине накопившихся проблем. И это понятно – почти никто у нас не видит в этом никакого смысла. Действительно, а зачем? А почему именно Российскую? А у россиян пузо не треснет? А почему, если уж делать империю, не забабахать свою собственную?

Таким образом, предпосылок для добровольного объединения «снизу», со стороны народа, в данном случае украинского, нет. Хотя большинство считает, что таможни на российско-украинской границе лишь мешают, а все попытки оградить Украину от культурной связи с Россией столь же возмутительны, как и вмешательства государства в личную жизнь, почти никто не высказывает желания объединить оба государства.

Но если нет желания воссоединиться добровольно, может быть, к этому может принудить необходимость? Ведь чего там скрывать, и в 1654, и в 1922 годах Украина вступала в союз с Россией в силу прагматических интересов. И тут мы действительно видим, что в украинском обществе идея «сближения с Россией», вплоть до создания «союзного государства», рассматривается и пользуется популярностью в основном с экономической точки зрения. В надежде, что это поможет поднять экономику, меньше платить за газ, облегчит поиск в РФ высокооплачиваемой работы и т.п. Есть и политический мотив: может быть хоть тогда надоевшие всем украинские национал-патриоты попрячутся по своим схронам, и перестанут терзать общество глупыми экспериментами.

Однако в Украине при этом почти никто не задается вопросом: а нужен ли союз по таким вот корыстным мотивам самой России? Навряд ли! У неё уже есть лукашенковская Беларусь. Тем более, что россияне тоже имеют права чего-то хотеть от союза Украины и России. Но как только они оглашают свой список, мы тут же сникаем, крутим кукиш в кармане и заявляем о незыблемости украинской независимости.

Вместе с этим, в обоих государствах есть и некоторые политические и экономические недостатки, которые отталкивают от идеи объединения многих граждан. У нас – политический бардак и такой довесок к «союзному государству», как национал-патриоты и Западная Украина. У них – слишком жесткая, практически полицейская власть закрытой команды Кремля, и такой же беспредел чиновников. У нас – разваливающиеся предприятия и в перспективе орава голодных ртов, которых придется кормить из российской казны. У них – проблема Кавказа и терроризм.

В общем, «снизу» брак по согласию никак не получиться, и перспектив в ближайшее время не наблюдается. Мы, как разведенные супруги, предпочитаем оставаться добрыми друзьями, иногда лишь споря, кому же должен принадлежать общий ребенок Севастополь.

Но, может быть, возможно воссоединение (вариант – поглощение) «сверху»? В конце концов, сегодня всё решают именно политики и крупный бизнес, давно уже не интересуясь мнением народа.

Думается, нет нужды излагать длинный список причин, по которым украинской «элите» никакого объединения с Россией не нужно. Отчего она, независимо от меняющихся президентов, остается такой пылкой сторонницей государственной независимости. Да и в нынешней ли «элите» дело? Вспомним, что и Богдан Хмельницкий побежал искать помощи у Алексея Михайловича лишь после того, как его начала больно бить регулярная королевская армия, и гетману стала грозить перспектива сесть на кол в Варшаве. Впрочем, его-то и приняли с распростертыми объятиями только потому, что Москве нужно было отвоевать у поляков утраченные в Смутное Время позиции.

Так что на союз с Россией украинская «элита» согласиться разве что в случае масштабной войны с Румынией. А Россия поддержит её стремление к «воссоединению» только если увидит в этом перспективы получения хороших трофеев.

Но почему же тогда никак не угомонятся наши национал-патриоты, голосящие про «имперские планы России» и «предателей, продающих Украину»? Только ли потому, что изображение защитников неньки для них является единственным смыслом политического существования?

Поглощение строптивой

Взглянем на ситуацию еще раз. Украина хотела бы что-то получить от России. В свою очередь, Россия хотела бы что-то получить от Украины. Достичь этого путем полюбовного союза не получается. Откажутся ли стороны от своих интересов или попытаются достичь их в одностороннем порядке? Возможно.

Однако не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы понять – Украина ничего не может «вырвать» у России. Не те силы. Их хватает только на очень пассивную оборону. Благодаря этой немощи неньки (во всех отношениях) РФ рядом с ней выглядит уверенно и накачано. И у неё, разумеется, есть шансы достичь успехов.

Так что тут национал-патриоты правы, какие-то планы относительно Украины у России есть. Имперские ли они? Нет, это выражение употребляется лишь для красного словца. Они не более имперские, чем планы относительно Украины других государств: Румынии, Польши, США, Германии, Великобритании. Все они чего-то хотят от несчастной, не способной себя защитить неньки. Американцы вон посадили президентом своего ставленника. Румыны оттяпали кусок шельфа. Поляки изображают из себя наших наставников. Немцы мрачно советуют вести себя очень тихо и не устраивать больше газовых войн.

Удивительно, как Украина вообще умудрилась просуществовать целых двадцать лет, как её не растащили на куски и не ввели на огрызке внешнее управление. Наверное, дело вовсе не в пресловутых международных договоренностях и гарантиях безопасности. По сути, это просто обещания, которые всегда можно пересмотреть. Возможно, дело в том, что в течение двадцати лет внешняя политика Украины заключалась в том, что усердно пыталась угодить одним, чтобы те не дали её в обиду другим. То есть украинская «элита» нашла привычный, родной способ решения проблем «наездов» – она просто искала «крышу».

Но мир изменился. Сегодня нет былых острых противоречий между Россией и Западом, на которых так хорошо было играть. Евросоюз борется с внутренними проблемами, а США теряют свою роль международного полицейского. Более того, идут процессы глобализации, которые меняют расстановку сил и отношения между «полюсами планеты». В такой ситуации и дальше пользоваться чьей-то «крышей» стало проблематично. И, прежде всего, потому, что нет желающих предоставлять её Украине.

Действительно, вопреки заверениям наших политиков, Украина так и не вписалась в «цивилизованный мир», оставшись её деградирующей окраиной. По сути, Украина скатилась до уровня восточноевропейской Румынии (если не ниже). Но румынам повезло – их взяли на содержание в ЕС, отчего они расправили плечи и осмелели, начав наезжать на свою восточную соседку. Украина же, как целостное государство, сегодня не нужна никому.

Судя по отсутствию у Запада четкого плана относительно нас, там вообще не знают, что же делать с этой огромной территорией, будущее которой не просматривается. Не трогать и оставить, как есть, медленно загибаться дальше? Использовать как европейский отстойник? Попытаться нажать на «элиту», чтобы как-то реформировать страну, дабы извлекать из неё хоть немного пользы? Или решить вопрос раз и навсегда, путем устранения проблемы как таковой?

Наверное, эта неопределенность только к счастью для Украины. Поскольку неизвестно, как именно бы решило поступить с ней «международное сообщество». Возможно, свою роль в этой неопределенности играет украинская ГТС, которая для европейцев важнее, чем вся остальная Украина вместе взятая. Вот уж воистину был прав Виктор Андреевич, когда уверял, что труба – это гарантия украинской независимости! В смысле, что пока она работает по назначению, наша судьба будет под вопросом, нас не будут трогать, и будет сохраняться иллюзия «державности».

Ну а что будет, когда эта гарантия независимости перестанет быть таковой? Трудно сказать, какие планы будут у Запада относительно Украины, или того, что от неё останется. Они пока сами не знают. Но вопрос сегодняшней темы – что от нас понадобится России? Ответ на него покажет, действительно ли состоится «поглощение», и в каком виде оно будет проходить.

Что же нужно от нас «москалям»? Труба? Это понятно, но она недолговечна. Впрочем, могут проложить новую – тогда появятся шансы сохранения эфемерной «незалежности» еще на пару десятилетий. Останется только молиться, чтобы в Сибири не закончился газ. Заводы? Нет, вопреки распространенному заблуждению, половина украинских предприятий представляют из себя откровенный хлам, годящийся только для музея механики. Например, наши мартены – это архаизм, который практически нигде в мире больше не используется (да еще нещадно жрет дорогой газ). Такая же ситуация с оборудованием наблюдается и в других отраслях. За двадцать лет никто не удосужился проводить реконструкцию предприятий, из них лишь выжимали последнее, отправляя прибыль на Кипр.

То немногое, что может приносить прибыль или является уникальным производством (оставшимся от СССР), уже давно находится под пристальным вниманием российского бизнеса, который то и дело радует себя новым приобретением. Так что поглотить все лакомые кусочки украинской экономики Россия может без труда, она уже этим занимается. Можно даже сказать, что процесс подходит к концу.

Заметим, что Запад в экономическом отношении давно уже не проявляет к нам никакого интереса (только дает кредиты). Ему не интересны предприятия, ему неинтересна сельскохозяйственная и туристическая недвижимость. Видимо, их перспектив он не видит. Никто не спешит строить тут какое-то производство, кроме расфасовочных цехов и отверточной сборки ввозимых в Украину товаров. Да и то – чисто для снижения расходов на пошлины.

Однако самым острым является вопрос украинских территорий. По заверениям национал-патриотов, россияне только и думают, как бы их вернуть обратно. Собственно говоря, именно это и было всегда самым больным вопросом в украино-российских отношениях. Не успевали гости из Москвы прибыть сюда и поздороваться, как дядьки в вышиванках уже кричали: они хотят отобрать Крым, они приехали забрать у нас Донбасс!

Но не думается, что российским политикам и бизнесменам так уж интересен Донбасс. И даже Крым. Вообще, Россия высказывала хоть какой-то серьезный интерес только к Севастополю, да и то по причине базирования там ЧФ. Трудно предположить, что все эти годы россияне умело маскировали свои истинные намерения. Конечно, можно возразить, что «вот на форумах...». Но на форумах можно писать всё, что угодно, от чьего угодно имени. Кроме того, там не зависают власть имущие, которые как раз и определяют, что России нужно, а что нет.

Но всё же Россия может быть заинтересована в территориальных приобретениях в Украине. Но не сейчас, а в будущем. И интерес этот будет обусловлен не попыткой отхватить лакомый кусок недвижимости или наложить лапу на стратегический плацдарм, и уж тем более не жадностью «собирания русских земель». Отнюдь! Как раз наоборот, это будет вынужденная необходимость взять под контроль территорию деградировавшего разваливающегося государства. Не всю (как уже было замечено, западные регионы Украины просто несовместимы с Россией, но их может взять под своё крыло Евросоюз).

Но не вводом пресловутых танковых колонн – никто цветами их встречать не будет, хотя и сопротивления тоже не ожидается. Всевозможные варианты «освобождений» и «оккупаций», которые не так давно оживленно рассматривали журналисты, не учитывают одного простого факта: в Украине мало желающих рисковать жизнью за такое государство, но и так же мало тех, кто с ликованием встретил бы конец собственной независимости, пусть и иллюзорной. Вот почему все версии украино-российского конфликта всегда были изначально ошибочными. Думается, если бы такое и случилось, то это напомнило бы войну Германии с Данией: на третий день капитулировали бы, потом терпеливо ждали бы, когда россиян прогонит еще кто-то.

Поэтому разумным вариантом была бы просто масштабная помощь, скоординированная с местными властями в рамках какой-то международной договоренности о «ликвидации последствий гуманитарной катастрофы в Украине». Вот тут бы и вспомнили про нашу принадлежность к единому культурному миру и всякое там «братство», что помогло бы в правильном «самоопределении» спасаемого народа. Это был бы совершенно мирный раздел страны извне, еще не имеющий аналогов в мировой истории.

Разумеется, такой вариант будущего просто шокирует. Однако это не постапокалептическая фантастика, это вполне прогнозируемый вариант развития (точнее, деградации) ситуации в стране, которая вот уже двадцать лет не предпринимает никаких шагов к своему развитию. Можно строить виллы в Конча-Заспе и жилые башни в мегаполисах, открывать новые маркеты и рестораны, изображая всем этим повышение уровня жизни. Но когда окончательно прикажет жить промышленность, лопнет бюджет и накроется изношенная инфраструктура, по всей Украине наступит Алчевск государственного масштаба. Времени, чтобы избежать катастрофы, остается всё меньше. Причем потеря государственности – это не самые тяжелый вариант её последствий...

Виктор Дяченко



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх