,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Перерождение Кто сделал Львов украинским городом?
0
Но, например, в 30-х годах во Львове проживало всего лишь несколько сотен выходцев из России, а к 1989 году число русских в городе достигло 127 тыс. человек. До 1939 года во Львове не было ни одной русской школы, а через 50 лет их насчитывалось 24. Вот она — русификация "украинского Львова"! А кое-кто даже жалуется, что "москали" заняли роскошные квартиры в престижных районах города, выселив оттуда... украинцев.

И приток русского населения, и появление русских школ при советской власти — все это было. Но проходил ли этот процесс в ущерб украинцам? Сопровождался ли он сокращением численности украинцев в городе, понижением их социального и профессионального статуса? Да и был ли вообще Львов украинским городом до установления в Галичине советской власти?

27 января 1938 года на заседании статистической комиссии "Наукового товариства iм. Шевченка" во Львове доктор Владимир Огоновский выступил с докладом на тему "Национальная, социальная и профессиональная структура населения Львова по переписи населения 9 декабря 1931 года".

Текст этого доклада был опубликован в 1938 году в виде брошюры под названием "Львiв у цифрах". На основе данных, приведенных в этой брошюре, общая численность населения города по состоянию на 9 декабря 1931 года составляла 312 231 человек. По конфессиональному признаку это население распределялось следующим образом: греко-католиков — 49 747 человек, или 15,9%; православных — 1077 человек, или 0,3%; римо-католиков — 157 490 человек, или 50,5%; моисеевых (то есть иудаистов) — 99 595 человек, или 31,9%; прочих — 4322 человека, или 1,4%.

Что касается распределения по национальному признаку, то следует учесть, что национальность тогда, как и прежде во времена Австрии, определялась по разговорному языку. Состав населения Львова "щодо мови найближчої" выглядел так: украинцев — 24 245 человек, или 7,8%; русинов — 10 892 человека, или 3,5%; поляков — 198 212 человек, или 63,5%; евреев — 75 316 человек, или 24,1%; прочих — 3566 человек, или 1,1%.

Здесь требуется пояснение, почему отдельно указана численность украинцев и русинов, и что это означает. В прошлом термин "русские" являлся обобщающим названием для великороссов, малороссов, белорусов, то есть для всех восточных славян, живших некогда на территории Древней Руси. (В России после революции 1917 года большевики оставили название "русские" только за одной из ветвей русского народа — за великороссами, а украинцев и белорусов официально признали отдельными народами, чем оказали неоценимую услугу местным националистам.)

Также и коренное население Галицкой Руси называло себя русинами, русскими. Во второй половине XIX века в среде галицких русинов произошло размежевание на так называемых старорусинов, которые, оставаясь на почве исторической традиции, признавали себя частью единого русского народа (поляки называли сторонников этого движения "москвофилами"), и на молодорусинов или украинофилов, принявших идею отдельности малорусского (украинского) народа. Постепенно украинофилы отказались от названия "русины", вначале именуя себя русинами-украинцами, а затем просто украинцами. Во времена Австрии термин "украинцы" как обозначение национальности официально не признавался и служил названием определенного политического движения в среде галицких русинов. Только в ходе Первой мировой войны, когда галицко-русское ("москвофильское") движение в Галиции было разгромлено, австрийские власти признали термин "украинцы" как обозначение национальности. Но после Первой мировой войны галицко-русское движение снова возродилось, и в Польше в 1931 году употреблялось и то и другое наименование. Преобладали тогда уже украинцы, которые во Львове более чем вдвое превышали число тех, кто продолжал считать себя русинами.

В то же время, по данным переписи населения 1931 года, по трем воеводствам — Львовскому, Тарнопольскому и Станиславовскому — общий перевес украинцев над русинами был не столь велик, так как среди греко-католиков в этих трех воеводствах к украинцам себя причислили 1 660 826 человек, к русинам — 1 116 166 человек.

Также требует пояснения тот факт, что в сумме украинцев и русинов было меньше греко-католиков. Это явилось следствием того, что национальность определялась по языку, и многие греко-католики назвали своим разговорным языком польский и были причислены к польской национальности. Этим же объясняется то, что евреев меньше, чем лиц моисеевого вероисповедания, а поляков больше, чем римо-католиков.

Среди жителей Львова людей, сознательно считавших себя украинцами, было всего 7,8%, но в подсчетах, проведенных доктором Огоновским, за основу взят конфессиональный признак, и термин "украинцы" применяется ко всем греко-католикам, составлявшим, как указано, 15,9% всего населения Львова.

Какова же была тогда социальная и профессиональная структура населения Львова?

Количество грамотных среди поляков и евреев старше 10 лет достигало во Львове 92%, среди украинцев — 77%. Среди работающих украинцев 73% были работниками физического труда, среди поляков — 50%, среди евреев — 32%. Работников умственного труда среди работающих поляков и евреев было по 20%, в то время как среди украинцев — только 7%.

Поляки во Львове преобладали в администрации (71%), на транспорте и в связи (76%), в сфере образования и промышленности. Евреи доминировали в торговле — 62%, поляков в торговле было занято 27%, украинцев — 11%. В адвокатуре, нотариате, среди практикующих врачей евреи составляли 71%, тогда как украинцы — 7%.

Зато 45% всех украинцев были заняты в качестве домашней прислуги, евреев — 4%. Из работающих украинок домашней прислугой были 64%, из работающих полек — 25%, евреек — 5%.

Что касается наиболее богатых жителей города, тех, которые использовали наемную рабочую силу, то они с членами семей составляли 6% всего населения города, 11% — еврейского, 4% — польского и 2% — украинского населения.

Подводя итоги, докладчик так характеризовал положение украинцев во Львове (перевод с украинского языка): "Следовательно, украинцы во Львове — это в основном молодой, свободный (то есть не состоящий в браке. — Авт.), наплывающий, не очень грамотный, преимущественно рабочий элемент. На 30 000 всех украинцев и украинок, которые зарабатывают во Львове, 9700 слуг, 2000 сторожей, 1400 неквалифицированных рабочих и 9000 квалифицированных рабочих и ремесленников. Кроме домашней прислуги, украинцы нигде не имеют относительно большого числа, а что касается 11% в торговле, то там на 4000 украинцев половина — сторожа... Об интеллигентных профессиях и говорить нечего. Еще в промышленности украинские рабочие и ремесленники играют некоторую роль, но как наемная сила".

Каждый, кто способен объективно проанализировать приведенные цифры, легко поймет, какое место занимали украинцы во Львове в 30-х годах XX века. По национальному составу Львов был тогда польско-еврейским городом, а ни в коей мере не украинским. Украинцы уступали полякам и евреям не только в численности, но и значительно отставали от них по своему социальному и профессиональному уровню.

Кстати, о фешенебельных квартирах в престижных районах, откуда якобы выселили украинцев. Если до 1939 года там и появлялся украинец, то разве что в качестве прислуги. Жаловаться на выселение могли бы поляки и евреи, которые занимали тогда эти квартиры. Но львовских евреев во время немецкой оккупации истребили гитлеровцы. После войны советская власть вынудила львовских поляков уехать в Польшу. Так город утратил свой польско-еврейский характер...

Сейчас галицкие националисты называют советскую власть "москальской", русской властью, стараясь свалить на русских всю ответственность за репрессии сталинских времен. Однако, как бы кто ни пытался это представить, советская власть не была по своей сути русской властью. Об этом свидетельствует и участь галицких русинов.

Несмотря на тяжелые потери, понесенные галицко-русским движением во время Первой мировой войны, в 30-х годах еще более миллиона галичан считали себя русинами, русскими, частью русского народа в старом, традиционном значении этого понятия. И если бы власть, пришедшая на земли Галицкой Руси в 1939 году, была русской властью, она, по логике вещей, должна была бы всемерно поддержать галицко-русские организации, содействовать распространению идеи русского единства в Галичине. Однако эти организации были закрыты, а советские чиновники всех галицких русинов принудительно, против их воли, записали украинцами.

Конечно, в 1939 году советский режим закрыл и галицко-украинские организации, существовавшие к тому времени. Но украинские националисты имели мощную базу за границей, где и продолжили свою деятельность.

На советской же Украине власть приложила все усилия, чтобы уничтожить даже память о существовании галицко-русского движения, о людях, которые, подвергаясь преследованиям со стороны польских и австрийских властей, сохраняли верность идее национально-культурного единства Руси.

Таким образом, то, чего не смогли сделать поляки, подавляя "москвофильство" в XIX веке, чего не смогли сделать австрийцы, посылая в годы Первой мировой войны десятки тысяч галицких русинов на расстрелы и виселицы, за колючую проволоку Талергофа и в казематы Терезина, сделала советская власть — окончательно искоренила в сознании галичан идею русского единства...

По мере строительства в послевоенном Львове промышленных предприятий, открытия новых учебных заведений население города росло, причем большей частью за счет галичан, выходцев из сельской местности, которые, получая во Львове образование, специальность, пополняли ряды рабочего класса и интеллигенции. Так именно при советской власти Львов превратился в украинский город, где украинцы стали численно преобладающей национальностью, а в профессиональном отношении выделялись не количеством домашней прислуги и сторожей, а заняли достойное место в индустрии, науке, образовании, медицине и т.д.

Оценка действий советской власти в Галичине не может быть однозначной. Можно рассматривать это как своеобразный исторический парадокс, но остается фактом то, что советский режим, беспощадно боровшийся с украинским национализмом, практически выполнил те основные задачи, решить которые своими силами галицкие националисты были не в состоянии. Он оторвал Галичину от Польши и выселил поляков, ликвидировал галицко-русские организации и записал всех галицких русинов украинцами, создал промышленность и науку, подготовил для них местные национальные кадры, а затем спокойно сошел со сцены, преподнеся на прощание националистам подарок в виде "незалежної Української держави" и, в частности, оставив после себя действительно "українське мiсто Львiв".

На башне городской ратуши теперь развевается сине-желтый флаг, памятники советской эпохи в основном снесены, и улицы переименованы, "москалей" из руководства вычистили, добивают русские школы — успехи налицо! Вот только промышленность Львова неуклонно скатывается к тому уровню, на котором она находилась во времена Польши, и тысячи галичан, покидая "українське мiсто Львiв" с его сине-желтыми флагами и переименованными улицами, вновь осваивают профессию домашней прислуги в странах Запада. Все-таки в 30-х годах львовскому украинцу, для того чтобы наняться чернорабочим или прислугой к поляку, не надо было, по крайней мере, оформлять заграничный паспорт, а сейчас приходится...

…И вот из-за этих "клятых москалей" — оторвали Галичину от Польши — теперь украинцы и маются...

Леонид СОКОЛОВ



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх